Пущино – Москва – ст. Забелье – оз. Ашо – р. Ущанка – оз. Ущо – оз. Дриссы – оз. Синьша – р. Дрисса – мост шоссе Себеж-Полоцк – Полоцк –Великие Луки – Москва – Пущино icon

Пущино – Москва – ст. Забелье – оз. Ашо – р. Ущанка – оз. Ущо – оз. Дриссы – оз. Синьша – р. Дрисса – мост шоссе Себеж-Полоцк – Полоцк –Великие Луки – Москва – Пущино



НазваниеПущино – Москва – ст. Забелье – оз. Ашо – р. Ущанка – оз. Ущо – оз. Дриссы – оз. Синьша – р. Дрисса – мост шоссе Себеж-Полоцк – Полоцк –Великие Луки – Москва – Пущино
Дата конвертации08.09.2012
Размер345.24 Kb.
ТипОтчет
1. /USHA99.DOCПущино – Москва – ст. Забелье – оз. Ашо – р. Ущанка – оз. Ущо – оз. Дриссы – оз. Синьша – р. Дрисса – мост шоссе Себеж-Полоцк – Полоцк –Великие Луки – Москва – Пущино


УЩА-ДРИССА-99


Отчет о водном походе по маршруту: Пущино – Москва – ст.Забелье – оз.Ашо – р.Ущанка – оз.Ущо – оз.Дриссы – оз.Синьша – р.Дрисса – мост шоссе Себеж-Полоцк – Полоцк –Великие Луки – Москва – Пущино


совершенном 25.07-09.08.1999 группой в составе:


1-4. Дещеревские: Лена, Леша1 (рук., ремнабор), Олег (8), Оля (10) Таймень-3

5-8. Зверевы: Ирена, Женя (11), Саня (10), Сергей (12) Галоша-4

9-12. Ивановы: Миша (рыболов), Надя (врач), Аня (7), Миша (9) Нева

13-15. Рудневы: Карина (завхоз), Леша, Катя (9) КНБ

16. Кирилловы: Дмитрий Галоша-4


Содержание отчета (автор А.Дещере):


1. Характеристика района 2


2. Транспорт 3


3. Описание маршрута 4

оз.Ашо (стр. 4);

Оз.Ашо – оз.Ущо (стр. 4);

оз.Ущо (стр. 4);

Ущанка до Таланкино (стр. 5);

Таланкино – Чернецово (стр. 5);

Чернецово – Старое (стр. 6);

Старое – Турецкий Перевоз (стр. 6);

Турецкий Перевоз – Ольховец (стр. 6);

Ольховец – оз.Дриссы (стр. 7);

оз.Дриссы–оз.Синьша (стр. 7);

оз.Синьша – Краснополье – Железники – Рум (стр. 9);

Рум – Прудок (стр. 9);

Рум – Янковичи (стр. 9);

Янковичи – шоссе Себеж-Полоцк (стр. 10);

Полоцк – Великие Луки –Москва (стр. 10);


4. Из жизни Я.П.Кульнева (собрала И.Зверева): 11


5. Комментарии к отчету от семьи Зверевых 13


Пущино – Хотьково – Москва, 1999г.

1. ХАРАКТЕРИСТИКА РАЙОНА


...бе путь из варяг в греки и из грек

по Днепру и верх Днепра волок до

Ловати и по Ловати внити в

Ылмерь озеро великое...

Повесть временных лет”, XII век


В северо-восточном углу Витебской области, на границе со Смоленщиной, лежит поразительный по живописности край волоков Великого водного пути “из варяг в греки”. О нем очень образно говорит К.Паустовский:

”К скверу от Витебска начинается обширный край лесов и озер.
Я не подозревал, что в Средней России есть места такой девственной красоты и такого живописного разнообразия. Бесчисленные и синие до черноты озера, каменные “гри­вы”, высокие холмы, плавно поднимающиеся к небу шатровые вершины елей, валуны на полянах, пенистые холодные реки, их шум и плеск, резкий воздух с запахом клюквы и хвои, стеклянное треньканье и пересуды синиц, маленькие деревни-погосты с милыми именами – “Соловьи”, “Звоны”, “Бесенята”, сиянье протяжной зари над болотами и звезды в блекнущем и как бы навсегда замолкшем небе – все это казалось нам необыкновенным, будто мы заблудились в старинной сказке...”

Это край многочисленных ледниковых озер, древних городищ и курганов, обилие которых свидетельствует об интенсивном освоении этих мест в глубокой древности. Здесь, на водоразделе, жили “волочане”, промышлявшие перевозкой грузов посуху между реками. У них были катки для вытягивания судна на берег, канаты (может быть, даже специальный ворот), “колы” – повозки для транспортировки судна (вероятно, два колеса на оси с приспособлениями для укрепления ладей), тягловый скот – словом все то, чего проезжие “гости” иметь не могли. Здесь выстраивались очереди проезжих судов, шли споры, кого везти через волок первым, спорили о цене. На волоке жил особый “волочский тивун” – представитель князя, на обязанности которого было собирать дань за проезд через волок. Здесь же у ожидающих в безделии купцов можно было купить заморского товару: диковинные “поволоки” (дорогие ткани), византийскую парчу, украшения, послушать рассказы о далеких странах. Со своей стороны купцы нуждались в съестных припасах, охотно покупали дары леса – меха, плоды бортного промысла – мед, воск. Словом, жизнь на волоке всегда была интенсивной...


Прошу прощения за столь пространную цитату (см: Л.В.Алексеев. По Западной Двине и Днепру в Белоруссии. М.: Искусство, 1974. С.25-26), но что можно добавить к этому описанию! Воочию встает перед глазами колоритная картина древних торжищ, а каждый мыс, залив и перешеек начинает жить своей особой жизнью. И выбирая очередную стоянку, невольно задумываешься, а не на этом ли самом месте когда-то красовались походные шатры купеческих станов? Бывшие воины и кочевники, наследники викингов и Чингисхана, так и не принявшие оседлый образ жизни! Это они, русские купцы и землепроходцы исходили со своим товаром всю Европу от Рима до Лондона, побывали и в Египте, и в Индии, и в Сибири! Это их трудами богатели Киев и Новгород, Суздаль и Витебск, Смоленск и Полоцк... Но времена изменились, на смену голубым артериям пришли стальные и асфальтовые магистрали, и теперь только редкие туристы время от времени навещают эти дичающие и зарастающие берега.

Вот и наша команда решила приобщиться к вечности и провести очередные летние каникулы в скитаниях по лесам и озерам русско-белорусского пограничья. В пользу выбранного маршрута говорили удобная, быстрая и недорогая заброска, ожидание ягод, традиционная для межобластных и тем более межреспубликанских границ малонаселенка. Несложная, но быстрая река, с рыбными озерами и оживленными перекатами, песчаными пляжами и сосновыми лесами по берегам – что еще нужно семейно-детской команде для хорошего отдыха?

2. ТРАНСПОРТ


Завтра отправиться к походу.

Людей обмыть в банях и выкатать

в снегу, укрепятся нервы.

Онучки и сорочки обмыть:

человек свеж и силы удвоятся

Я.П.Кульнев


Заброска на Ущу исключительно удобна. Прямой поезд с рижского вокзала ходит ежедневно. В Великих Луках беспересадочные себежские вагоны перецепляют к другому составу. Стоянка – полчаса, за это время как раз можно успеть купить в ларьке свежий утренний хлеб. Ларек находится с северной стороны станции в полста метрах от линии железной дороги.

На ст.Забелье летом дежурит грузовая машина. До воды здесь чуть больше километра, но большинство групп предпочитает не тащить тяжелые рюкзаки и байдарки на себе, а подъехать, тем более, что цена – 50р с группы – вполне к этому располагает. Вместе с нами на речку забрасывалось еще человек двадцать, так что водителю пришлось сделать два рейса.

Для отъезда с реки есть несколько вариантов. Во-первых, многие группы проводят одну или две недели, плавая по озерам Ашо и Ущо, а затем возвращаются обратно к ст.Забелье. Во-вторых, чуть ниже устья Ущи, в районе озера Синьша нитка маршрута довольно близко подходит к железнодорожной ветке Полоцк-Великие Луки. Наняв машину в деревне, можно подъехать к ст.Молокоедово или Клястицы, откуда дважды в день ходит пригородный поезд на Великие Луки. В-третьих, можно плыть по Дриссе в Борковичи и затем уезжать через Полоцк.

Мы избрали, пожалуй, самый неудобный из всех возможных вариантов отъезда – выгрузились у моста шоссе Полоцк-Опочка в расчете на россонский автобус. Раньше эти автобусы ходили через каждые два-три часа, и мы надеялись, что легко попадем в Полоцк. Увы, после распада СССР, появления новых границ, обнищания населения пассажиропоток на линии Полоцк-Россоны-Опочка резко упал, и большинство рейсов пришлось отменить. Чтобы поддержать движение и сохранить приемлемые цены, белорусские власти дотируют автотранспорт, а где дотации, там и дефицит. В итоге, по словам местных жителей (найти которых удалось лишь с большим трудом) осталось только два регулярных рейса на Полоцк: около десяти утра и вечером около 17, и оба они проходят мост далеко не пустыми. Кроме того, есть еще рейс на Краснополье-Бухово-Заборье, но садиться на него лучше ближе к конечному пункту. Впрочем, благодаря содействию Франца Августиновича Терешко в конечном счете нам удалось уехать в удобное время и без проблем, но стоит ли злоупотреблять расположением хорошего человека?

Из Полоцка в Москву можно ехать двумя способами. Прямой поезд довольно дорог. Чтобы сэкономить, лучше пересечь российско-белорусскую границу на “электричке”. Пригородными поездами можно добраться до Смоленска (в Витебске-Орше придется сделать пересадку, но все расписания хорошо стыкуются) или до Великих Лук (отправление из Полоцка 7.10, 13.36, прибытие в Великие Луки 12.30, 17.15); вечерний рейс приходит как раз к одному из московских поездов. Для нас пригородные поезда были особенно выгодны благодаря бесплатному (в российских электричках) проезду трех младших Зверевых – на поезде им всем пришлось бы покупать взрослый билет. Мы решили ехать в Великие Луки, поскольку знали, что по воскресеньям там есть дополнительный поезд на Москву, и не ошиблись. Выехав с реки в девять утра, менее, чем через сутки мы уже выгружались из поезда на рижском вокзале.

3. ОПИСАНИЕ МАРШРУТА


Оз.Ашо (понедельник, 26.07)

Собрав байдарки около истока р.Ущанки, мы попрощались с железнодорожным мостом и двинулись к северо-западной оконечности оз. Ашо. Два года назад мы видели несколько неплохих стоянок на западном (левом по ходу) берегу озера, но на этот раз все они были заняты. Хорошей здесь называется стоянка с большим песчаным пляжем – все остальное более или менее похоже. Если пляжа нет, его можно организовать, выдрав прибрежный тростник. Но вместо того, чтобы облагородить еще один уголок, мы погрузились в две лодки и отправились на экскурсию к месту волока на оз.Волоченец. По натоптанной тропе какие-то ребята таскали вещи. Тоже, наверно, начитались наших отчетов, теперь мучаются. Прогулявшись по местам нашей позапрошлогодней экспедиции и посетовав на отсутствие ягод, мы еще до темноты вернулись в свой лагерь, где Миша уже поймал первую за этот поход щуку.


Оз.Ашо – оз.Ущо (вторник, 27.07)

На второй день у нас был запланирован переход на Ущо. Примерно час мы плыли до железнодорожного моста. Накануне дети весь день мечтали спрятаться в опорах и послушать грохот несущегося по мосту поезда, но увы, мы вышли слишком поздно и на железной дороге был дневной перерыв.

По плану, мы собирались обедать на оз.Ребле, до которого отсюда около полутора часов ходу. Течение в протоке почти незаметно, разве что в самом начале, зато вода всюду глубокая и даже в засуху плыть можно и на байдарке, и на лодке. Летом движению сильно мешают водоросли. Галошу, кроме того, тормозил встречный ветер и недостаточный опыт экипажа. Галоша – это надувная резиновая лодка с дюралевыми ребрами жесткости вдоль бортов. По грузоподъемности она не уступает Тайменю, по габаритам – короче, шире и выше, из-за чего грести на ней не очень удобно, а упаковка груза составляет известную проблему, как впрочем, и для всех других резиновых лодок.

Подождав галошу у моста рижского шоссе, мы съели второй за сегодня перекус и двинулись дальше с твердым намерением как можно скорее остановиться на обед. По правде сказать, Ивановы тоже не слишком-то торопились: Миша пытался удить прямо с байдарки, так что у нас с Рудневыми было достаточно времени для поиска хорошего места.

Увы, на Ребельском озере ничего подходящего не обнаружилось. Около деревни не понравилось мне, другой берег – низкий, топкий и безлесный, и тоже в прямой видимости деревни, был отвергнут единогласно. Не приглянулась нам и описанная Г.Я.Рыжавским “хорошая стоянка на высоком З берегу”. И где он только нашел тут “высокий” берег!

Решили плыть дальше, до дороги, выходящей из поселка Ребле и огибающей одноименное озеро. Возможно, по ней когда-то возили сено, и мы надеялись найти удобные для обеда лужайки возле моста или брода через речку.

Вскоре стало ясно, что наша 2-км карта (мы пользовались атласом Псковской области от фабрики им.Дунаева), изданная в 1998г, за последний год здорово устарела. Следов моста нет и в помине, а вброд речку можно перейти разве что на 5-метровых ходулях. На всем пути до оз.Ребле до Ущо (около 5км) фактически негде выйти на берег. Полная дикость и глушь!


оз.Ущо (вторник, вечер 27.07)

На этом большом озере много удобных мест для стоянок: байдарочные на СЗ берегу, автомобильно-рыболовные на СВ. Все прибрежные бугры – красивые и сухие, единственное отличие – более или менее удобный выход к воде. Наши женщины были готовы остановиться даже в трясине, лишь бы сварить обед вовремя (вообще, по-моему, после весеннего “ледового” похода у Нади с Леной сложилось несколько извращенное представление о смысле жизни). Поэтому плавать по озеру и выбирать наилучшее возможное место мы не стали, а остановились на острове прямо у устья протоки. Недостатки этого места – сырой и холодный пляж северной экспозиции, отсутствие хвойных, да и вообще любых “дармовых” дров и обилие туристов компенсировались удобным выходом к воде и хорошей березовой поляной. Кроме того, дети давно мечтали остановиться на острове, и даже шум соседних групп не умалял их радости.

После обеда я сплавал на Усвечу. Найти протоку легко, но в устье есть большая торфяная мель, неприятная для груженой байдарки. Первая половина протоки даже в это сухое лето вполне проходима для байдарки. Только местами в глубокой стоячей воде попадаются опасные коряги и колья. Ближе к Усвече канал сделал несколько поворотов и внизу показалось песчаное дно, появилось течение. Недалеко от истока через канал перекинут деревянный мостик. Лес всюду очень приятный. На одном из изгибов я встретил выводок утят. Заманив одного из них в байдарку, я привез живую игрушку в лагерь. За это дети вымыли всю байдарку и особенно ее нос, где утенок успел навести свои порядки.

Вечером долго не ложились спать, ожидая восход Луны. Еще в поезде по вычитанным в газетах данным о последнем в этом веке в России солнечном затмении мы рассчитали, что этой ночью должно произойти парное к нему лунное затмение. Время затмения удалось определить только примерно, и мы хотели подкараулить восход Луны, чтобы увидеть хотя бы последнюю фазу. Увы, несмотря на все наши старания и периодические экспедиции на противоположный конец острова (в лагере Луну надежно загораживали деревья), затмение кончилось еще где-то в Новосибирске, и вместо астрономического явления мы увидели только старого озерного волка, уже надцатый год проводящего отпуск в уютном лагере на ЮЗ оконечности острова. Ну, и еще набрали на компот диких яблок у заброшенного хутора. Там же есть и малинник, но из-за засухи ягод в нем не оказалось.


Ущанка до Таланкино (среда, 28.07)

Многие российские группы, поплавав недельку-другую по Ущо, возвращаются потом на Ашо и уезжают в Москву обратно с Забелья. Нам такая экскурсия по озерам, больше похожая на растянутый на две недели пикник, показалась недостаточно спортивной, и мы двинулись вперед по Ущанке. Раньше именно такой маршрут был стандартным для этой речки, но теперь многих пугают возможные трудности с отъездом из Белоруссии.

Первая часть Ущанки, от озера примерно до дороги, идущей (судя по карте) от оз.Рудо к Переволоке, неудобна для остановки. В отличие от предыдущего проселка, эта дорога вполне проезжая, но моста через речку опять-таки нет. Интересно, как тут машины через речку перелетают: по воздуху, что ли?

Дальше до Сигово берега у реки высокие, сухие, везде хороший лес, но пляжей и удобных выходов на берег практически нет. Обустройство лагеря здесь надо начинать с постройки мостков, без них нельзя даже удобно выгрузить вещи из байдарки.

Напротив Самринихи, там, где Ущанка резко поворачивает на запад, есть единственный на этом участке “пляж”. С крутого левого берега можно прыгать в омут с песчаным дном, а потом греться на солнышке на травке над обрывом. Впечатление от места немного портит деревянный сарайчик наверху и идущая в сторону Ущи-реки проселочная дорога.

От этого места река резко меняет характер. Течение убыстряется, в русле появляются камни, по берегам – галька и чернолесье. По плану мы хотели где-нибудь здесь поставить лагерь, и даже вылезли на просмотр в нескольких сотнях метров ниже пляжа, но сперва не понравился мрачноватый сумрак надречной поймы, а затем по берегам замелькали строения санатория в Уща-реке..

В поселке придется обнести остатки старой плотины под пешеходным мостиком. Еще в двух-трех местах в русле есть сваи и загородки, может потребоваться проводка. Из-за обноса мы опять не успели вовремя пообедать, и меня “взяли на карандаш”. Впрочем, в паре километров ниже Уща-реки чернолесье и перекаты кончаются, и дальше до Таланкино тянется цепочка хороших стоянок. Как раз на расстоянии не слишком напряженного суточного перехода от оз.Ущо. В этот день мы шли пять часов, в том числе час потратили на обнос и час провели на пляже.


Таланкино – Чернецово (четверг, 29.07)

От места ночевки до Таланкино примерно час ходу. В среду и пятницу после обеда в Таланкино приезжает автолавка и можно купить хлеб. До и после моста есть хорошие места для стоянки, они кончаются только перед Иванцево. Хода от Таланкино до Чернецово примерно два часа. В Чернецово (у Г.Я.Рыжавского это село описано как Конашево) есть магазин, но работает он не каждый день. Хлебные дни – понедельник, среда, пятница.

Чуть ниже Чернецово есть широкая и глубокая протока, по которой можно попасть в оз.Исцо. От этого места река уже называется Ущой. По рассказам местных жителей, в полутора километрах от деревни на СВ берегу озера Исцо есть большой песчаный пляж, вытоптанный заключенными местного пионерлагеря. Я надеялся устроить на этом пляже обед, но из-за сильного ветра плыть лишний километр по озеру никто не захотел, и пока наша байдарка пыталась купить в деревне хлеб и молоко, остальные экипажи приняли решение двигаться дальше к месту ночевки. С трудом загнав разбежавшихся на разведку детей обратно в лодку, я устремился в погоню за остальными судами, и через полчаса присоединился к ним у высокого соснового бугра перед деревней Сельцы. До этого места река петляет по широкой камышовой пойме – негде выйти на берег. Впрочем, и здесь чалиться не очень приятно: берег топкий и грязный. Видимо, другие группы здесь не останавливаются, а плывут дальше: в этот день мы явно не добрали до стандартного перехода. Но время уже близилось к четырем, и чтобы жизнь для Лены окончательно не потеряла смысл, мы решили обедать и ночевать здесь. Как говорится, война – войной, а обед – это святое...

Пока дежурные варили еду, мы с детьми соорудили мостки, по которым жители соседней деревни тут же начали таскать привезенное с заречных лугов сено. Гвозди и проволоку для укрепления причала мы нашли прямо в лагере на разлапистой сосне, куда дети залезли во время военных действий, спасаясь от шишечного обстрела.

Вечером в лагерь сама (!) пришла местная старушка и предложила купить у нее десяток яиц по цене, в полтора раза превышавшей московскую. И хотя я подозревал, что деревенские яйца должны стоить раз в пять дешевле, Рудневы настояли на заключении этой убыточной для нас сделки, чтобы внести посильный вклад в развитие частного предпринимательства и турбизнеса в этом районе Русской равнины.


Чернецово – Старое (пятница, 30.07)

Наутро мы двинулись дальше, в сторону деревни Старое. На протяжении двух часов выйти из лодки практически некуда. Дно реки твердое, песчаное, местами глубина уменьшается и есть течение, но берега сплошь камышовые. В Старом мы остановились, чтобы купить молоко и сделать перекус. Когда мы уже собирались двинуться дальше, нас наконец догнали Ивановы, ловившие по пути рыбу. И тут Миша вспомнил об оставленном на прошлой стоянке ножике. Мне кажется, ему просто не нравится все время сидеть в байдарке: руки при этом тренируются, а вот ноги валяются на дне без дела. Поэтому он в каждом походе совершает одну-две пешеходные экскурсии под предлогом поиска забытых вещей.

Договорились, что мы двинемся вперед и попробуем найти место для лагеря до или после моста дороги Усть-Долыссы – Червоеды – Шалахово, а Миша пешком сбегает на место ночевки и к нам присоединится. Хорошо, что речка здесь такая извилистая: по воде мы прошлепали с утра километров десять, а берегом можно вернуться обратно всего за четыре!

Не прошло и двух километров, как перед нами появился чудесный сосновый бугор с огромным песчаным обрывом, омутом и наклонным деревом для тарзанки. Прекрасное место для полудневки!

После еды мы организовали соревнования по ориентированию, прыгали в воду с тарзанки и изрыли половину бугра подземными норами. Даже женщины признали, что день прошел не зря: действительно, впервые в этом походе мы остановились на обед до обеда!

Стоит отметить, что в известных книжках Г.Я.Рыжавского есть небольшая путаница с хронометражем на этом участке. Так вот, от моста в Сельцах до Старого мы шли около полутора часов, а от Старого до ночевки – менее получаса и еще 10-15 минут до описанного в следующем разделе моста.


Старое – Турецкий Перевоз (суббота, 31.07)

Рано утром мы двинулись дальше. Под мостом речка сужается, проводка. Дальше речка опять становится широкой, глубокой и тихой. Здесь самые рыбные места на Ущанке, да пожалуй и на всем маршруте.

Через час хода мы остановились на обед на следующем пляже. Река здесь круто поворачивает к югу; судя по карте, эта излучина находится в 1.5км к ЮЮВ от Червоедово. Вообще-то мы планировали пройти подальше, но уж больно понравилось место: сосны, поляна, пологий песчаный берег и есть даже сосна для тарзанки. Правда, глубина под ней небольшая – метр с небольшим, но ведь не обязательно же прыгать в воду с самого верха!

От пляжа до Турецкого Перевоза около трех часов хода. Очень скоро река вновь резко изменила характер: дно мелкое, песчаное, течение быстрое. Водорослей в русле почти нет, но берега камышовые, и выйти на берег можно только около деревень.

Хороший лес появляется только после моста шоссе Россоны – Невель. В километре ниже моста есть красивый продуваемый мыс (без пляжа), где мы и встали за несколько минут до наступления темноты.


Турецкий Перевоз – Ольховец (воскресенье, 01.08)

Перед завтраком самые непоседливые дети сходили со мной в деревню на экскурсию к памятнику воинам ВОВ и за молоком. Памятник находится на П берегу реки чуть выше моста, он очень красивый и необычный, и если вы плывете мимо, обязательно сходите к нему. От дороги к памятнику ведет аллея из стелл с именами погибших здесь солдат, идти нужно именно по ней. Я видел множество мемориалов, заброшенных и помпезных, скромных и монументальных, но все они не идут ни в какое сравнение с этим простым каменным шатром, увенчанным пятиконечной звездой. Здесь нет ни подавляющего величия волгоградского Мамаева кургана, ни фальшивой скорби московской Поклонной горы, нет вообще ничего лишнего. Хвойная аллея, дорожка, памятник и даже погода находятся в какой-то удивительной гармонии, и все вместе оставляет очень сильное впечатление.

Ниже Турецкого Перевоза до самого устья река то петляет в камышах, то приближается к лесу. Стоянки есть, некоторые очень удобны, но их не слишком много. Впрочем, и народу на этом участке реки немного: за два дня до Дриссы мы видели только одну группу.

В получасе ходьбы от места ночевки, сразу за большим островом реку пересекают сваи старого моста. Удобная стоянка есть на Л берегу перед Рудицами, еще два неплохих места с готовым каркасом и камнями для бани есть около Лепешихи на П (выше) и Л берегу в 200м ниже деревни. Вообще, все пляжи на этом участке привязаны к деревням. Желающие могут попробовать подняться отсюда вверх по Язнице – течение в ней почти незаметно. На нас ее устье не произвело впечатления и мы предпочли двинуться дальше. А между тем, это один из возможных вариантов окончания маршрута: пройти до озера Язно и уехать оттуда в Невель, не пересекая белорусскую границу. Автобус из Язно ходит только в определенные дни недели, но расписание можно уточнить на Турецком Перевозе.

Весной представляет интерес также сквозной маршрут из Язницы в озеро Усвеча и дальше по каналу в озеро Глыба и Дриссу, которые находятся уже в Белоруссии. Судя по карте, эти места наиболее дикие и труднопроходимые, и вряд ли какому-нибудь таможеннику придет в голову отлавливать там туристов, таскающих через волок сгущенку, тушенку и другие контрабандные грузы.

Пообедав сразу за Лепешихой, мы проплыли до Ольховца и заночевали в 15мин ниже деревни, где есть несколько неплохих мест на Л берегу. В более благоприятный год в этих краях, наверно, можно найти смородину или малину. Но мне было не до ягод: весь вечер я строгал из березы новую рукоятку для сломанного весла. Днем Ивановы, которые никак не могли сделать наш крейсер в честных маневрах, применили коварный и недозволенный в спортивной драке захват, после чего наше весло приказало долго жить, а я до самого лагеря греб в одиночку. По правде, я и до этого инцидента не сомневался, что сила у Миши есть (и больше ему ничего не нужно). Но на самом деле неправ был я. По науке, истинная причина любого ЧП – недостаточная техническая подготовка одного из участников...


Ольховец – оз.Дриссы (понедельник, 02.08)

Следующая после Ольховца нормальная стоянка есть около устья Ужицы. Это едва ли не единственное на пути до оз.Дриссы место, где лес подходит непосредственно к воде. Зато обе деревни – Ольховец и Перевоз – очень красивы, причем белорусское село, в отличие от российского, окружено ухожеными полями.

В Перевозе (это 2.5-3 часа хода от Ольховца) есть магазин, в котором мы обнаружили хлеб и пряники (больше нет вообще ничего). Зато цены на четверть ниже российских: социализм! Рубли продавец брать категорически отказалась, но мы легко поменяли деньги у какого-то водилы и быстро купили все необходимое, за исключением молока, которое в социалистической Белорусии оказалось ужасным дефицитом. Впрочем, нам быстро объяснили, что все дело в ужасной засухе, из-за которой трава посохла и коров нечем кормить. Рядом на псковщине та же самая засуха привела всего лишь к небольшому подорожанию молока... Здесь же цена осталась прежней, а вот товар исчез.

Перед самым Перевозом можно заночевать, но лучше все-таки дойти до озера. Сразу за поселком есть канал из Ущи в Дриссу, сильно сокращающий путь вниз по реке. До ближайших ночевок на оз.Дриссы отсюда около 2км. Хорошие стоянки есть на СВ берегу озера, а вот на ЮЗ стороне много “машинистов”, по преимуществу белорусов.

Озеро Глыбы красивее, чем Дриссы. Мост через протоку, нарисованный на карте, разрушен, а вот идущие к нему дороги остались. Еще стоит сходить на красивое лесное озеро, расположенное в 1 км к СВ от оз.Дриссы. Его берега лесные и дикие, но не топкие и совсем без камыша. Надо только иметь в виду, что сетка дорог не соответствует нанесенной на 2-км карте: едва ли не самая торная из них огибает озеро с юга, а не с севера. Впрочем, ориентироваться можно и по моренным грядам, особенно если у вас есть километровка. А некоторым детям хватило для этого двушки...

Вечером я сплавал через озеро и обратно, а Оля нашла на берегу старый автоматный ствол, уже практически негодный. Рядом торчали и другие железки, но мы решили их не выкапывать, чтобы не пугать соседей громкими взрывами.


оз.Дриссы–оз.Синьша (вторник, 03.08)

От нашей стоянки до моста через Дриссу в с.Перевоз – ровно 3км, полчаса хода. В селе пять коров, но молоко по-прежнему никто не продает. Сухо, коровы не доятся. Это вам не Россия, по пойменным лугам с косой бегать! В колхозе работать надо, а уж своя коровка чего на дворе найдет, то и ладно.

Дорога, идущая через с.Перевоз в сторону российской границы, подозрительно хорошо укатана. Вроде и покрытия нет, и село это на белорусской стороне последнее (Нувье не в счет), а машины одна за одной так и шастают. Не иначе, таможенники это – следят, чтоб без их бдительного ока кто-нибудь здесь через границу не переехал. Молодцы служивые, не зря хлеб свой едят. Странно только, что все на грузовиках и с товаром...

Озеро Островцы довольно красиво, на его З берегу есть стоянки с машинистами. На В берегу – камыши и водоросли, причалить довольно трудно. К тому же ветер гонит сюда плавучие растения и если даже вытоптать пляжик, будут проблемы чистой водой.

Мы по-прежнему движемся на юг. По нашей карте не поймешь, где заканчивается одно озеро и начинается другое, но ориентироваться можно без труда. Вот и протока в расхваленное в многочисленных описаниях оз.Волоба (а впереди уже Синьша?) Не имея подробных карт, мы в конце концов решили, что точка, где встречаются три озера – Волоба, Островцы и Синьша – находится в 4км к ВЮВ от деревни Озерная. То есть все, что южнее этой точки – это уже Синьша. Другими словами, Волоба полностью находится на территории Белоруссии, а приграничные озера – это Островцы и Синьша.

На С берегу Волобы и возле протоки – масса стоянок, но 80% из них заняты. Похоже, вся Беларусь отдыхает здесь, на границе с Псковщиной. И правда, в Россию им ехать дорого, на юге – радиация, огороды посохли... А здесь – рай, и рыбу половить можно.

В 3км восточнее деревни Озерная, на высоком бугре – глубоко вдающемся в Волобу огромном полуострове – стоит скаутский лагерь на 150 душ. Оттуда круглосуточно разносится громкая музыка. Был бы я рыбой – сбежал бы отсюда на следующий день после Творения. А ведь еще совсем недавно тут промышляли плавучее мясо целым колхозом! За день неводом брали по 800-1000кг рыбы и с трудом увозили на катере. Правда, сразу после известных польских событий и запрета Солидарности артель начала угасать, а когда Валенса стал президентом, и вовсе загнулась по причине отсутствия рыбы. Вот и гадай после этого, правда ли, что в природе все взаимосвязано, и что ежели (как учил Ломоносов) где-нибудь чего-нибудь убавится, то это значит, что в другом месте это же самое у кого-то другого прибавилось.

Решаем изменить маршрут и плыть дальше по Синьше, не заходя в Волобу. Народу на Синьше существенно меньше, а по красоте оно Волобе точно не уступает. На восточном (российском) берегу озера есть стоянки, но все они заняты. Но самые красивые ночевки – на лесистой косе, разделяющей В и ЮЗ плесы озера. Одна из них – конечно, самая лучшая! – освободилась за несколько минут до нашего прибытия. Еще несколько свободных стоянок есть на ЮЗ берегу и на стыке оз.Синьша и оз.Донеков, но они не идут ни в какое сравнение с той, нашей. Здесь, на Ю оконечности высокой, но узкой косы – по-видимому, древней морены – есть и пляж, и кострище, и удобные площадки для нескольких палаток. А у самой воды лежат тяжелые железные “блины” – возможно, катки от воевавшего здесь когда-то легкого танка. Самой судьбой нам уготовлено здесь место для дневки!

Всего путь с оз.Дриссы на Синьшу вместе с “радиалкой” в Волобу и поисками места занял около 2.5часов.

Во время дневки мы тоже не сидели без дела. Взрослые и даже некоторые дети плавали через озеро, прыгали с Галоши в воду, играли в разные игры. Я возглавил кругосветную экспедицию вокруг нашей косы. Примерно в 2км севернее лагеря высокий 20-метровый гребень резко понижается и через перешеек можно проплыть на байдарке, чуть-чуть подкопав песчаную косу. Ребята, которые стояли лагерем около перешейка (это единственная стоянка на озере, сравнимая по красоте с нашей), уже сделали это до нас, чтобы их рыбаки могли ходить из западного плеса озера в восточный и обратно. Так что нам даже не пришлось вылезать из байдарки. Получается, мы опять – второй раз в этом походе – ночуем на острове! Кстати, если плыть из Волобы или северной Синьши вниз по Дриссе, и пересечь в этом месте перешеек, можно на 2-3км сократить водную часть маршрута.

Следующую остановку участники “кругосветки” сделали на В берегу озера, почти напротив нашего лагеря. Двое старых туристов отдыхают на этом месте каждое лето уже 20 лет. Это они рассказали нам про рыбу и белорусов, а также научили, что молоко надо искать на российской стороне, в Голыни или Стайках (утром мы действительно его там купили). В Стайках есть стационарный магазин, а в Савино иногда приезжает автолавка, но мы ее не застали (не очень-то и хотелось). Еще мы узнали, что белорусские группы общественным транспортом практически не пользуются, а заказывают автобус: расстояния в республике небольшие, а автобусы по сравнению с нашими очень дешевы.

Озеро Синьша – последняя точка маршрута, откуда еще можно уехать в Россию. Для этого нужно собрать байдарки в Савино и нанять машину или пройти пешком 8 км до ст.Мо­ло­коедово. Другой вариант – идти на ст.Клястица из Уклеенки (оз.Пролобно). По расстоянию это примерно столько же, но судя по карте, там лучше дорога и легче найти машину на таможне.


оз.Синьша – Краснополье – Железники – Рум (четверг, 05.08)

По пути из Синьши в Бухово Дрисса два раза уходит в неочевидные правые протоки. Без карты мы вряд ли нашли бы их с первого раза. На озерах и в начале Дриссы есть несколько хороших уютных стоянок, последняя – в 500м к В от Горелиц. По сравнению с Волобо, отдыхающих здесь во много крат меньше.

От лагеря до буховского моста мы шли около часа и еще час до Горелиц. Мост недавно сожгли то ли партизаны, то ли фашисты. И перейти по нему на другой берег можно лишь с риском для жизни.

От Горелиц до Краснополья – полтора часа хода. По Л берегу идет гравийная дорога (1 машина каждые 10минут), хороших мест для стоянок нет. Через Краснополье четыре раза в неделю (птн, сб, вск, пн) около 8 утра проходит автобус Заборье-Бухово-Полоцк.

Течение в Дриссе появляется после Бухово, а ближе к Краснополью есть несколько перекатов. Между Краснопольем и Железняками река сильно петляет по широкой пойме. П прямой от моста до моста меньше 10км, но мы шли это расстояние больше 3 часов. На этом участке есть несколько очень неплохих пляжей, при желании можно найти стоянку. В малых Осетках – необозначенный на карте мост.

После Железняков река уходи от дороги. Тут мы хотели заночевать. Но река вновь резко изменилась и дальше довольно долго удобных стоянок почти нет.

Фактически от Железняков до Тофелей есть только одна поляна с пляжем – в 1км ниже Рума (час хода от Железняков). Увы, это место было уже занято, и мы поплыли ниже, но все, что мы видели – это низкая сырая пойма с чернолесьем (в лучшем случае дубами – осинами) и высокой травой (из-за дождя лезть туда не хотелось), либо крутые поросшие густым ельником 10-метровые склоны, на один из которых мы в конце концов и поднялись.


Рум – Прудок (радиальный выход, ночь с четверга на пятницу)

Последним на стоянку приплыл Миша. По пути он ловил рыбу и частенько задерживался в наиболее перспективных местах, но потом легко нагонял нашу группу во главе с тихоходной Галошей. Поэтому мы ждали Ивановых только на больших остановках, а на перегонах смело плыли вперед до следующего привала. Но в этот раз ситуация была не совсем обычной. Уже целую неделю Миша почти безвылазно сидел в байдарке или на берегу, а ноги требовали разминки. По всем признакам, назревала очередная экскурсия за забытыми вещами. Но то ли из-за того, что места пошли более населенные, то ли опасаясь, что белорусы быстрее, чем россияне, обнаружат и национализируют оставленные вещи, Миша так и не решился бросить что-то действительно ценное. А за ненужной безделушкой возвращаться было бы глупо.

Все же выход был найден: в лагерь Миша прибыл без экипажа. За забытой командой мы с ним пошли вдвоем. Пять километров от лагеря до Прудка мы проделали примерно за час. По пути нас несколько раз обгоняли грузовые машины, но ни одна сволочь не остановилась. А порядочные люди в это время по этой дороге не ездят. Или точнее, не ходят.

Как позже установило следствие, Наде и детям просто надоело сидеть в лодке и смотреть, как папа раз за разом вытаскивает пустую наживку, и они решили пройтись немного по берегу. Но берег оказался топким и неудобным, и поэтому они пошли дальше вперед по дороге. Вскоре дорога вышла на перекресток и разделилась, и они стали сомневаться, куда идти, потому что речки нигде не было видно, а солнце уже давно село.

На время нашего отсутствия Надя поселила детей у какой-то местной старушки (когда приму христианство, обязательно поставлю за нее свечку!), а затем решила еще разок сходить на перекресток, чтобы разузнать, не видел ли кто-нибудь плывущих мимо туристов или их лагерь. Мы с Мишей сразу сказали, что видели, и даже вызвались проводить Надю до места. Анечку, правда всю дорогу пришлось нести на руках, и она проснулась только утром, а вот младший Миша шел сам и поэтому иногда просыпался, чтобы полюбоваться на особенно выдающиеся ухабы, камни и выбоины.


Рум – Янковичи (пятница, 06.08)

От места ночевки до Тофелей мы добрались примерно за два часа. Между Тофелями и Янковичами река вновь, в который уже раз, меняется. У воды много пляжиков, на высоких, крутых берегах есть живописные, но не оборудованные поляны, и к ним надо подниматься по крутому 10-15-метровому обрыву. От Тофелей до Приходов мы шли час, и еще час до моста первого шоссе Россоны-Полоцк. Довольно быстро за этим мостом начинается населенка, которая тянется несколько километров, но благодаря быстрому течению проплыть за Янковичи можно меньше, чем за полчаса.

В 1км ниже Янковичей на Л берегу есть несколько своеобразных, темных и мрачноватых, но очень удобных и уютных стоянок в еловом лесу. Около двух из них вытоптаны песчаные пляжи, есть еще пара мест без пляжей. Эти края чем-то напоминают Чусовую. Сначала народ сомневался, не проплыть ли подальше, но потом все согласились, что и здесь нам будет совсем неплохо. А мне такие места особенно нравятся.


Янковичи – шоссе Себеж-Полоцк (суббота 07.08)

В последний день мы плыли 3.5 часа. Периодически накрапывал дождь, к обеду превратившийся в ливень. На всем пути от Янковичей до второго россонского шоссе мы не заметили не только “классических” (сосны, песок, пляж), но и вообще никаких удобных стоянок. В 300м выше моста на П берегу есть довольно красивый сосновый бугор. Выход из воды узковат (одновременно можно разгружать только одну лодку), но место живописное, с дровами и до шоссе близко. На Л берегу тоже есть уютные полянки и хороший выход к воде, но был дождь, и нам не понравилось, что лес там в основном лиственный.

Если пройти от моста полкилометра по шоссе в сторону Полоцка, и потом свернуть вправо, можно посмотреть аллею и памятник генералу Кульневу, герою войны 1812года. Удивительно, но он родился и был убит почти в одном и том же месте, около моста старой себежской дороги! Сваи этого моста сохранились, их можно найти в русле реки. А вообще за подробностями обращайтесь к трудам ЛНТ – у него было гораздо больше времени, возможностей и бумаги для описания тех давних и весьма непростых событий.

Но об одном эпизоде, рассказанном нам Францем Августиновичем Терешко, директором детского лагеря “Комета”, умолчать невозможно. Старый памятник Кульневу, установленный еще при жизни участников тех событий, довольно сильно пострадал во время войны с фашистами. И вот какому-то идиоту пришла мысль “отреставрировать” памятник: вместо пробитого пулями свидетеля трех войн установили формальную новую табличку. Не ожидал я такого от белорусов; впрочем, у коммунистических вождей национальности нет...

А вот сам пионерлагерь оставляет приятное впечатление. Какой контраст с брошенными и разбитыми российскими и украинскими детскими лагерями и домами отдыха, один из которых доживает свой век около нашего Пущино... Не знаю, насколько этот пример характерен для Беларуси – все-таки, у “Кометы” богатые спонсоры (хозяин лагеря – Новополоцкое объединение “Нафтан”). Впрочем, экономическая эффективность современных лагерей и баз отдыха – тема для отдельного разговора. Чего стоят, например, закупаемые нашим профкомом детские путевки в ничем не примечательный подмосковный пионерлагерь по 6000р штучка? За эти деньги мы могли бы всей семьей прожить месяц дома, и еще бы осталось на пару летних байдарочных походов по Беларуси, включая билеты.


Полоцк – Великие Луки –Москва (воскресенье, понедельник 08-09.08)

В Полоцк мы хотели попасть пораньше, чтобы успеть посмотреть город. Увы, на большую экскурсию времени все равно не осталось, так – пробежались от вокзала до Двины, увидели несколько старинных улочек и соборов. Но впечатления увезли самые хорошие, а еще – накупили продуктов на всю дорогу домой. И чтобы там ни говорили наши российские СМИ, караулящие каждое недопривезенное в белорусский магазин яйцо, от голода мы не страдали. Несмотря на воскресный день, столь любимые нами молочные и пирожные изделия продавались везде свободно и без очереди, а о рынке и говорить не приходится.

В целом, маршрут нам понравился, несмотря даже на отсутствие ягод, ради которых мы собственно и поехали на сумрачный и дождливый Запад вместо жаркого и сухого Северо-Востока. Река и озера очень разнообразны и живописны, а трудности с обменом денег или выездом из Белоруссии явно надуманы. Единственный действительно серьезный (для нас) минус – обилие туристских групп, впрочем, здесь их не больше, чем на других популярных маршрутах.

И еще. Нижняя Дрисса достаточно интересна и совсем не похожа на Ущу, так что на нее, если есть время, стоит оставить не два дня, а хотя бы 3-4. Причем вовсе не обязательно плыть до ст.Боровка, собираться возле которой действительно неудобно и грязновато. Вместо прямого поезда (что довольно дорого) можно уехать обратно “на перекладных”, например, со ст.Бениславское. По сравнению с нашим вариантом, это даже удобнее: в любом случае надо как-то добираться до Полоцка, а железная дорога всегда удобнее и дешевле автобуса, тем более, что расписания по-прежнему состыкованы.

4. ИЗ ЖИЗНИ Я.П.КУЛЬНЕВА


То ли виной была ухабистая дорога, то ли время подошло – на почтовой станции Сивошино пришлось остановиться: у Луизы Ивановны начались родовые схватки. С трудом удалось отыскать повивальную бабку, а помогать ей вынужден был сам Петр Васильевич. Так, в ночь с 24 на 25 июля 1763 года в небольшой белорусской деревеньке появился на свет будущий герой Отечественной войны 1812 года Яков Петрович Кульнев.

Семья Кульневых не утопала в роскоши. Все ее состояние заключалось в офицерском жаловании отца и в родовом поместье Болдырево Калужской губернии с 25 душами крепостных. А детей было семь человек – шесть сыновей и одна дочь. В 1770 году Петр Васильевич привез Якова и Ивана в Петербург и определил в Сухопутный Шляхетский кадетский корпус. Учеба в корпусе продолжалась 15 лет. Получив производство в поручики, Кульнев попал в Черниговский пехотный полк. Молодого командира полюбили и офицеры, и солдаты. Он мог накричать, пригрозить всеми карами земными и небесными, потому как был вспыльчив до бешенства, но никогда не опускался до рукоприкладства. “В бою мы все равны – и солдаты и офицеры. И я же своего товарища по морде? Помилуй бог, стыдно”.

В августе 1787 года – война с Турцией. Он отличился при осаде Бендер. В скоротечную польскую кампанию 1794 года Кульневу впервые удалось служить под командованием Суворова. За отличие при штурме Праги Кульнев по представлению Суворова получил чин ротмистра. Много позже Денис Давыдов свидетельствовал, что Кульнев «боготворил Суворова и всегда говаривал о нем со слезами восторга».

Еще до начала войны, видя, какие неисчислимые бедствия несет народам нашествие Наполеона, Кульнев вынашивает план его захвата. Об этом он пишет в письме брату в 1805 году: «Не выходит у меня из головы поймать Бонапарте и принести голову его в жертву наипервейшей красавице; не назови это химерою, ибо все в свете сотворено для прекрасного полу». Женат он тогда еще не был, а за нрав его прозвали «лю­цин­ским донкихотом». «Кульнев был росту высокого, почти двух аршин и десяти вершков (около 190см). Был сухощавым, но ширококостым и немного сутуловатым мужчиною».

Вместе с Гродненским гусарским полком, в декабре 1806 года , на театр военных действий прибыл майор Кульнев. Под Фридландом его полк был окружен со всех сторон, гусары с трудом отбивались от наседавших французов, но кольцо окружения, не смотря ни на что, сжималось. Полку грозило либо полное окружение, либо позорный плен. От этого полк был спасен благодаря кульневской одержимости. Собрав вокруг себя несколько десятков всадников, он, не обращая внимания на численный перевес, с криком «Вперед!» врубился в ряды французов и увлек за собой всех. Окружение было прорвано. Уцелевшая часть полка присоединилась к своим войскам, в беспорядке отступавшим к реке Прегель. За боевые заслуги под Фридландом Кульнев был удостоен ордена Анны 2-ой степени.

Потом была русско-шведская война 1808-1809 года. Авангардом корпуса Багратиона командовал Кульнев. С апреля 1809 года Кульнев в Молдавии (война с Турцией) Он отказался при штурме лагеря турок вести своих людей под артиллерийский огонь. «Бесполезно теряем людей». Граф Каменский затопал ногами и приказал арестовать его. Это кульневская «бережливость на солдатскую кровь».

Началась война 1812 года. Гродненский гусарский полк входил в состав 1-й армии под командованием Барклая-де-Толли. Непосредственным же начальником Кульнева был П.Х. Витгенштейн. Общая численность корпуса Витгенштейна составляла 25 тысяч человек при 108 орудиях. Его противниками были маршалы Макдональд и Удино. В распоряжении Удино было 28 тысяч человек, у Макдональда – 32 тысячи. Корпус являлся фактически единственным препятствием на пути наполеоновских войск к столице (Петербургу).

Корпус Витгенштейна отступал.

Замыкал отступление арьергард под командованием Кульнева. Полуденный июньский зной, густо замешанный на пыли, поднятой десятками тысяч ног, копыт, колес, был беспощаден. Грязно-желтый налет покрывал траву, листву, оружие, амуницию, лица, и, смешиваясь с потом, превращал их в каменные маски.

Наполеон стремился отрезать корпус от главных сил русской армии, требовал активных и решительных действий. Следуя указаниям императора, 16 июня Удино догнал арьергард Кульнева под Вилькомиром. Бой длился около 8 часов. Тем не менее отряд Кульнева сумел отразить все атаки и присоединиться к Витгенштейну.

Русская армия вступила в Дрисский лагерь. 3 июля Витгенштейн отдал распоряжение Кульневу о проведении разведки неприятеля. Наведя на ночь мост через Двину, он с частью отряда переправился на левый берег реки и возле деревни Чернево, невдалеке от местечка Друя, внезапно атаковал передовые полки кавалерийской дивизии Себастиани. «Генерала, который командовал оными войсками, я взял в полон, как и несколько офицеров и более 200 разных чинов. После сей победы переправился я опять по сию сторон, истребив мост при Друе…» Действия Кульнева были столь стремительны, что командир дивизии Себастиани не решился прийти на помощь своим гибнущим полкам, полагая, что Кульнев располагает как минимум четырехтысячным отрядом. Потери русских составили всего 12 человек убитыми и 63 раненых. В истории Отечественной войны 1812 года сражение при белорусской деревеньку Чернево занимает лишь несколько строчек, но значение его гораздо большее. Как явствуют французские документы, получив донесение от Мюрата, Наполеон сомневался: не является ли отряд Кульнева не чем иным, как авангардом всей русской армии. Он велел даже приостановить движение до выяснения обстановки. Эта задержка позволила Барклаю выиграть время.

После нескольких неудачных попыток овладеть Двинском Удино разрушил покинутый русскими войсками Дрисский лагерь, занял город Дисну, подошел к Полоцку и 14 июля занял его без боя. Оставив в Полоцке небольшой гарнизон, Удино двинулся по Петербургскому тракту. Удино полагал обойти Витгенштейна справа, с тем , чтобы Макдональд обошел его слева, и, окружив, разбить корпус русских. Замысел этот удалось разгадать, и Витгенштейн решается атаковать корпус Удино до того, как подойдет Макдональд. Движение корпуса возглавлял авангард Кульнева – всего 3730 человек с 12 орудиями. 18 июля около 2 часов дня авангард Кульнева подошел к Якобову и, с ходу атаковав противника, завязал бой. До позднего вечера продолжалось сражение и гремела канонада. На следующий день Кульнев вместе с основными силами Витгенштейна продолжил сражение. Неприятель потерпел поражение и вынужден был отступить. Кульнев преследует разбитого неприятеля. Отряд Кульнева захватил 900 человек пленных и весь обоз корпуса Удино. Это была полная победа! Утром 20 июля Кульнев, опьяненный успехом, в азарте, продолжил наступление. Только вступив в бой, он понял свою роковую ошибку - с фронта он был встречен картечью, а с флангов и засады его атаковала пехота. Понимая, что необходимо подкрепление, он посылает записку Сазонову, но тот проявил нерешительность и вместо дивизии выслал только один полк с батареей. Но было уже поздно… От полного разгрома отряд спасла кульневская одержимость. Отбиваясь от наседавшего врага, русские войска отходили к Сивошину. Кульнев замыкал отступления, подвергая себя наибольшей опасности. Очевидцы рассказывали, что Кульнев, огорченный неудачей, переправляясь под неприятельскими выстрелами через Дриссу «сошел с лошади и молча следовал за отрядом, когда французское ядро оторвало ему обе ноги выше колен». Последними словами умирающего Кульнева были: «Друзья, не уступайте врагу ни шагу родной земли. Победа вас ожидает!»

Тяжелое впечатление произвела кончина Кульнева на всю Россию. Весть о его кончине пришла в Москву вечером. В Большом театре давали оперу «Старинные святки». Среди действия Сандунова – знаменитая тогда артистка,- подойдя к рампе, неожиданно для наполнившей зал публики, дрожащим голосом запела: «Слава, слава генералу Кульневу, положившему живот свой за отечество…» Дальше продолжать она не смогла от слез. Весь театр заплакал с ней.

После смерти тело Кульнева было предано земле невдалеке от того места, где он погиб, у деревни Сивошино. В 1830 году на месте гибели установлен скромный гранитный памятник «высотою в 3 аршина и 3 вершка» На лицевой стороне сверху надпись: «Генерал-майор Кульнев – 20 июля 1812 года» Ниже выгравирован отрывок из стихотворения Жуковского «Певец во стане русских воинов»:


Где Кульнев наш, рушитель сил,

Свирепый пламень брани?

Он пал – главу на щит склонил

И стиснул меч во длани…


В 1832 году братья перевезли прах Кульнева в свое поместье Илзенберг.

5. КОММЕНТАРИИ К ОТЧЕТУ от СЕМЬИ ЗВЕРЕВЫХ


Ирена: Самой писать, конечно, страшно. Но ведь есть дети! Сказала Женьке, что как ценного летописца, ее, возможно возьмут весной в поход одну (остальным придется копать огород), и сразу получила 2 тетрадных листика с чисто женско-балластным представлением о походе.


Итак, Женька:

...Утро, опять вода с весел литрами падала на меня, по обе стороны от байдарки были одни водоросли, да кувшинки, разумеется, желтые. Как скучно, что делать? Очередные заросли желтой кувшинки. Солнце палит. Жарко. Мокро от воды, льющейся с весла. Сочинять стихи? Не интересно. Я глянула вперед, очередной поворот. “Здесь река сильно петляет”, – говорил Дещере на прошлом перекусе. Но… что это впереди? Что так ярко выделяется по левую сторону байдарки? Мы приближались к загадочному объекту. Сначала я отчетливо разглядела цвет – белый. Что это? Ромашка сорванная и кинутая на середину реки… нет ромашка маленькая. Может…. да, да, да! Разумеется это она! Как рано раскрылась! На расстоянии в метре от байдарки была… белая кувшинка! Почему до этого я не видела ни одной, почему она появилась именно на третий день похода! Опять поворот реки, но мне было жалко, что я не успела налюбоваться белой, чисто белой кувшинкой. Вот она скрылась из виду. Я, глянув вперед, удивилась: “Сколько же их тут!”


А вот ее описание единственной дневки, на косе оз.Синьша:

...Мостик к воде, маленький песчаный пляжик, на котором никто из нас так и не загорал, все увлеклись прыганьем с мостика в воду. Я подошла к нему, остановилась, подумала: “А не искупаться ли мне?” Мостик был сделан недавно, по нему невозможно было ходить, мелкие сучки торчали из бревен. Я сделала несколько шагов по нему и, когда до конца мостика оставалось полметра, оттолкнулась ногой… и оказалась под водой. Это было незабываемое ощущение, когда с жары и палящего солнца, я оказалась в своеобразном подводном королевстве. Никаких криков Катьки, воплей Миши… кругом тишина и покой. Только один лучик света падал рядом со мной. Наступил миг покоя. Внезапно яркий свет, крики, смех… Я уже на поверхности? Не может быть, чтобы я пробыла под водой всего несколько мгновений, мне казалось, что это были минуты, часы и даже годы… Голове опять стало жарко, противно. Солнце так и палило. И я ничего не понимала, уже стоя на берегу.


Непонятно, правда, почему дома ее в ванну не загонишь – там тоже можно с головой. Женька сказала, что она в таком духе может писать и писать, так что «и пачки бумаги в 300 листов Дещеревскому не хватит».


Санечка, который помнит все (и два удара веслом по носу тоже), ответил по-мужски коротко: “Оказался мне поход Как с какашкой бутерброд.”


За компьютерное время Серега быстро и весело состряпал свое воспоминание о поездке в байдарке Иванова. На мой вопрос, можно ли сочинение сделать побольше, он сказал «Пожалуйста, сейчас шрифт увеличу»…


Как Иванов рыбку ловил.

Вообще, рыбалка занятие долгое и нудное, но когда что-то поймаешь (хотя бы дырявый сапог), то это занятие становится более интересным. Одно чувство сменяется другим и так далее…

Бывают рыбные места, и вот в одном таком месте Михаил Иванов остановился. Солнечные зайчики играли на прозрачной воде, серо-желтоватое песчаное дно было усеяно зелеными водорослями (какой контраст!) и ветер дул свежестью. Ничего не предвещало беды (её, правда, и не было). Иванов достал спиннинг с блесной и стал пугать карасей. Тут что-то в воде забурлило, и мы увидели всплеск воды рядом с блесной. «Кусает!» – неистово вскликнул Иванов. Через миг он резким движением руки выдернул удочку из воды. На крючке болталась щука, но есть в рыбьей жизни счастье, и щука сорвалась…


Ирена. Трудно спрятаться за детской спиной – вот и моя очередь. Не могу не написать про “двух старых туристов”, встреченных нами на оз.Синьша. Имеющий глаза да увидит! Недаром Юрия Георгиевича (помню, склероз мне свидетель) прозвали Лешим. Он с ранней весны до поздней осени сидит на этих озерах. Он рассказывал о тех временах, когда олешек, уток, бобров было в тех местах не счесть. Но недаром завозил местный воднадзор воротил на моторках с оптическими прицелами - последняя больная уточка в этом году, по его словам, вряд ли улетит на юг. Он и по специальности – химический физик, как ты мог, старый турист? Когда вечером у костра остались только лучшие половины, шел долгий спор, не предает ли Леший интересы семьи, «линяя» на озера на полгода. И выжил бы он вовсе в родной Москве, не уезжая из нее? И что будет с ним, когда сносит он свое земное тело, не останется ли и вправду здесь Лешим?

Поднялся ветер, побежали волны. Мы видели эти места в приятные теплые времена, а каково здесь осенью? А раннею весной? Какие мы туристы, по сравнению с Лешим?


Ну и этот невозможный “отчет”! В изложении адмирала все ясно – точно до наоборот. А где камни? Огромные, прекрасные валуны, сторожившие Дриссу на крутых поворотах в последние два дня пути? Тогда течение реки ускорилось, зачастили перекаты. Где страхи плывущих на галоше? Калошане так и не допоняли, что непотопляемы. После одного переката Рудневы даже ждали, чтобы заснять это зрелище – напряженные лица, подвыпученые глаза, мощные беспорядочные удары весел, причем каждый в лодке вопил свое мнение куда грести. А река несла их вперед!

Что значит для адмирала 4-часовой дождик, если у него случались целые походы под дождем? А для мелюзги, скучающей под полиэтиленом, и с надеждой спрашивающей каждые десять минут «Скоро мост»? 4 часа – это вечность.

А где история о кладе? Ведь Ольга правда нашла под долгожданным мостом много тысяч «зайцев», в Полоцке проеденных на мороженое. Кто спрятал этот клад? Местный ханыга или запасливый пионер? Ignoramus et ignorabimus.*

Да, мы дошли до этого последнего моста. Вечером шли сложным зигзагом по дороге к месту сражения. Чего не слышала река? И мессеры, и Яки, и танки, и пушки, крики людей и лошадей – переплелись, угасли. А нам досталась музыка. Она действительно плыла из пионерского лагеря. Это был не дискотечный ор, а разбавленный вечерним небом манящий легкий напев. «Мне подарили срезанный цветок как символ умирающего чуда…» Летописец Янин здесь бы вставил сцену. Из-за деревьев вышел с палкой сгорбленный худой старик. Он ткнул палкой в ничем не примечательный кусочек земли и хрипло крикнул: «Здесь!» И исчез… Жадюги бы долго копали, постанывая от нетерпения, поглядывая опасливо на конкурентов. А мы поняли – здесь ушла в землю кровь отважного генерала…

Обратно мы пошли напрямик. Чтобы не говорил адмирал о коммунистах, а шли мы по огромной хвойной посадке. Вот кто ждал дождя и дождался.


Ну, и какой же поход без песни! Я имею в виду – без олиной песни! Которую мы сочиняли все вместе, а записала только Оля?


На извилистой Ущанке не бывали никогда

Быстроходные галеры, иностранные суда.

Раз в год у местных жителей случается беда:

Сумасшедшие туристы добираются сюда.

Припев: Только байды и калоши,

Только байды и калоши,

Только байды и калоши,

Добираются сюда.

Скупают всю провизию, от них и шум и гам,

Их дети одичавшие орут по берегам.

Плывут они по водорослям, плутая в тростниках,

Мечтая о стоянках, песчаных берегах.

Припев.


Со станции Забелье в тяжелых рюкзаках

Сюда они притопали на согнутых ногах.

Взгрузились на байдарки на озере Ащо,

Уж съели перекусы а хочется еще.

Припев.

1 А.Дещеревский ; тел.254-90-35 (вторник-среда), 8-(27)-73-12-15 (Пущино)

* Не знаем и не узнаем.






Похожие:

Пущино – Москва – ст. Забелье – оз. Ашо – р. Ущанка – оз. Ущо – оз. Дриссы – оз. Синьша – р. Дрисса – мост шоссе Себеж-Полоцк – Полоцк –Великие Луки – Москва – Пущино iconВ. Н. Каразина научно-исследовательский институт биологии VII международный симпозиум биологические механизмы старения тезисы
Н. А. Бабенко (Харьков), А. В. Куликов (Пущино), В. К. Кольтовер (Москва), О. К. Кульчицкий (Киев), В. В. Лемешко (Харьков), А. Я....
Пущино – Москва – ст. Забелье – оз. Ашо – р. Ущанка – оз. Ущо – оз. Дриссы – оз. Синьша – р. Дрисса – мост шоссе Себеж-Полоцк – Полоцк –Великие Луки – Москва – Пущино icon105122, г. Москва, Щелковское шоссе, д. 5

Пущино – Москва – ст. Забелье – оз. Ашо – р. Ущанка – оз. Ущо – оз. Дриссы – оз. Синьша – р. Дрисса – мост шоссе Себеж-Полоцк – Полоцк –Великие Луки – Москва – Пущино icon«Пущино»
Цели и задачи. Пропаганда здорового образа жизни, марафонского и оздоровительного бега. Привлечение внимания общественности к проблемам...
Пущино – Москва – ст. Забелье – оз. Ашо – р. Ущанка – оз. Ущо – оз. Дриссы – оз. Синьша – р. Дрисса – мост шоссе Себеж-Полоцк – Полоцк –Великие Луки – Москва – Пущино iconГ. Москва, Варшавское шоссе, 79/2
«новая генерация» заключает с Вашей компанией или с Вами, как с физическим лицом, договор комиссии (агентское соглашение)
Пущино – Москва – ст. Забелье – оз. Ашо – р. Ущанка – оз. Ущо – оз. Дриссы – оз. Синьша – р. Дрисса – мост шоссе Себеж-Полоцк – Полоцк –Великие Луки – Москва – Пущино iconHttp://www skopal narod ru
Конференция «Запад». Дивизион Боброва: «Динамо» (Респ. Беларусь, Минск); «Динамо» (Россия, Москва); «Динамо» (Латвия, Рига); ска...
Пущино – Москва – ст. Забелье – оз. Ашо – р. Ущанка – оз. Ущо – оз. Дриссы – оз. Синьша – р. Дрисса – мост шоссе Себеж-Полоцк – Полоцк –Великие Луки – Москва – Пущино iconВладимира Терентьевича Пашуто Москва, 16 18 апреля 2007 г программа Москва 2007 16 апреля, 10. 00 Открытие акад. Ран а. О. Чубарьян акад. Нан украины П. П. Толочко Пленарное заседание
Глушко Е. В. (Москва). К эволюции образа святого правителя: на материале ранних житий св. Вацлава и св. Стефана
Пущино – Москва – ст. Забелье – оз. Ашо – р. Ущанка – оз. Ущо – оз. Дриссы – оз. Синьша – р. Дрисса – мост шоссе Себеж-Полоцк – Полоцк –Великие Луки – Москва – Пущино iconРоссийской федерации
Место проведения – г. Москва, санаторий Управления делами Президента РФ «Шереметьевский» («Знамя революции»), г. Москва, ул. Вучетича,...
Пущино – Москва – ст. Забелье – оз. Ашо – р. Ущанка – оз. Ущо – оз. Дриссы – оз. Синьша – р. Дрисса – мост шоссе Себеж-Полоцк – Полоцк –Великие Луки – Москва – Пущино iconРоссийской федерации
Место проведения – г. Москва, санаторий Управления делами Президента РФ «Шереметьевский» («Знамя революции»), г. Москва, ул. Вучетича,...
Пущино – Москва – ст. Забелье – оз. Ашо – р. Ущанка – оз. Ущо – оз. Дриссы – оз. Синьша – р. Дрисса – мост шоссе Себеж-Полоцк – Полоцк –Великие Луки – Москва – Пущино iconРасписание движения пассажирских поездов по станции Великие Луки

Пущино – Москва – ст. Забелье – оз. Ашо – р. Ущанка – оз. Ущо – оз. Дриссы – оз. Синьша – р. Дрисса – мост шоссе Себеж-Полоцк – Полоцк –Великие Луки – Москва – Пущино iconРасписание движения пассажирских поездов по станции Великие Луки

Пущино – Москва – ст. Забелье – оз. Ашо – р. Ущанка – оз. Ущо – оз. Дриссы – оз. Синьша – р. Дрисса – мост шоссе Себеж-Полоцк – Полоцк –Великие Луки – Москва – Пущино iconРасписание движения пассажирских поездов по станции Великие Луки Октябрьской ж д. с 28 мая 2006 г

Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов