Эрнесто Че Гевара боливийский дневник 7 ноября 1966 года icon

Эрнесто Че Гевара боливийский дневник 7 ноября 1966 года



НазваниеЭрнесто Че Гевара боливийский дневник 7 ноября 1966 года
страница1/5
Дата конвертации16.09.2012
Размер1.02 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3   4   5

Эрнесто Че Гевара

БОЛИВИЙСКИЙ ДНЕВНИК


7 ноября 1966 года

Сегодня начинается новый этап. Ночью прибыли на ран­чо. Поездка прошла в целом хорошо. Мы с Пачунго1 соот­ветствующим образом изменили свою внешность, приехали в Кочабамбу и встретились там с нужными людьми. Затем за два дня добрались сюда на двух джипах — каждый по­рознь.

Не доезжая до ранчо, мы остановили машины. Сюда при­ехала только одна — чтобы не вызывать подозрений у одно­го из соседних крестьян, который поговаривает о том, что мы наладили здесь производство кокаина. В качестве курь­еза отмечу, что неутомимого Тумаини2 он считает химиком нашей шайки. После второго рейса Биготес3, узнав меня, чуть не свалился с машиной в ущелье. Джип пришлось бросить на самом краю пропасти. Прошли пешком около 20 кило­метров, добираясь до ранчо, где уже находятся три партий­ных товарища. Прибыли сюда в полночь.

Биготес дал понять, что готов сотрудничать с нами, чтобы ни предприняла партия. Но, кажется, он остается верным Монхе4, которого уважает и, судя по всему, даже любит. По его словам, Родольфо придерживается примерно той же позиции, а также Коко, но нужно постараться, чтобы пар­тия решилась включиться в нашу борьбу. Я попросил его, чтобы он ничего не сообщал руководству партии до возвра­щения Монхе, который сейчас уехал в Болгарию, и чтобы он нам помог. Он согласился выполнить обе просьбы.

8 ноября

Провели день в джунглях, примерно в ста метрах от ран­чо, рядом с источником. Страдаем от насекомых, похожих на ягуасас. Они очень досаждают, хотя и не кусаются.

Биготес с помощью Альгараньяса вытащил джип и дого­ворился купить у него кое-какую провизию, в том числе сви­ней и кур.

Хотел написать подробнее о моих приключениях, но ре­шил отложить это до следующей недели, когда, как мы ожидаем, к нам присоединится вторая группа.

9 ноября

День без происшествий. Разведали с Тумаини течение реки Ньянкауасу (это, скорее, просто ручеек), но не смогли добраться до ее истоков. Она стиснута крутыми берегами. Кажется, здесь редко кто бывает. Если дисциплина будет на высоте, в этом районе можно долго продержаться.

Вечером сильный ливень заставил нас покинуть заросли и перебраться в дом. Я вытащил шесть впившихся в меня гаррапатас.

10 ноября

Пачунго и Помбо вышли на разведку с одним из боливий­ских товарищей, Серафином. Они прошли дальше, чем мы накануне, и нашли место, где ручей делится на два рукава. Там вполне приличное ущелье. Вернувшись, они занялись своими делами в доме, и их увидел шофер Альгараньяса, который вместе с другими работниками ранчо принес куплен­ные нами продукты. Мы решили перебраться завтра в джун­гли, где и создадим постоянный лагерь. Тумаини останется, так как его уже знают. Он будет фигурировать в качестве еще одного работника ранчо.


Все это скоро будет ни к чему. Посмотрим, сможем ли мы забросить сюда хотя бы наших людей. С ними я буду чувствовать себя спокойней.

11 ноября

День в новом лагере — по другую сторону от дома — прошел без происшествий. Там мы и ночевали.

Обилие насекомых здесь невероятное. Спастись от них можно только в гамаке с сеткой (такая сетка есть только у меня).

Тумаини посетил Альгараньяса и кое-что купил у него: кур, гусей. Кажется, подозрения крестьянина несколько улеглись.

12 ноября

День без происшествий. Провели небольшую разведку, чтобы подготовить место для лагеря, когда появятся шесте­ро из второй группы. Выбрали место метрах в ста от клад­бища, на небольшой возвышенности, рядом с расщелиной, в которой можно вырыть пещеры для хранения продуктов и других вещей. Первая из трех групп по два человека, на ко­торые разделен отряд, сейчас должна быть уже на подходе. В конце той недели они должны прибыть на ранчо. Волосы у меня отрастают, хотя они еще и очень редкие, седина становится все более светлой и начинает исчезать; появляется бородка. Через пару месяцев опять стану похож на себя.

13 ноября

Воскресенье. Несколько охотников прошли мимо нашего лагеря. Это батраки Альгараньяса, люди, привычные к горам, молодые и не обремененные семьями. Они идеально под­ходят для вербовки, так как ненавидят хозяина. Сообщили, что в 8 милях по реке есть дома и что по берегам имеется несколько расщелин с источниками воды. Больше ничего нового.

14 ноября

Прошла неделя с того дня, как мы в лагере. Пачунго не­много грустит и, кажется, еще не привык к новой обстанов­ке, но это должно пройти. Сегодня начали рыть пещеру, что­бы хранить в ней все, что может нас выдать. Замаскируем ее ветвями и сделаем все, чтобы вещи в тайнике как мож­но меньше страдали от сырости. Вырыли колодец на глуби­ну в полтора метра и приступили к рытью бокового тоннеля.

15 ноября

Продолжаем рыть тоннель; утром — Помбо и Пачунго, после обеда — Тумаини и я. В шесть, когда закончили рабо­ту, тоннель был прорыт на 2 метра. Собираемся завтра за­кончить его и спрятать все могущие скомпрометировать нас вещи. Ночью ливень заставил меня покинуть гамак. Он протекает, нейлон слаб. Больше никаких новостей.

16 ноября

Закончили тоннель и замаскировали его. Теперь остает­ся только замаскировать ведущую к нему тропку. Завтра перенесем туда наши вещи, закроем вход ветками и забро­саем глиной. Схема тайника под №1 — в документе I. В ос­тальном все по-старому. С завтрашнего дня есть основа­ния ждать новостей из Ла-Паса.

17 ноября

Положили в тайник все вещи, которые могли бы выдать тех, кто живет в доме, а также кое-что из консервов. Внеш­не все выглядит довольно безобидно.

Из Ла-Паса новостей нет. Парни из дома разговаривали с Альгараньясом, у которого купили кое-что. Он вновь пред­ложил свои услуги в производстве кокаина.

18 ноября

Никаких новостей из Ла-Паса, Пачунго и Помбо вновь ходили вдоль ручья. Они не очень уверены, что это лучшее место для лагеря. В понедельник разведаем его с Тумаини. Появился Альгараньяс, который чинит дорогу и для этого берет камень в реке. Он довольно долго занимался этим де­лом. Кажется, он не подозревает о нашем присутствии здесь. Все идет монотонно; москиты и гаррапатас искусали нас так, что мы покрылись болезненными язвами от их отрав­ленных укусов. По утрам стало холодно.

19 ноября

Никаких новостей из Ла-Паса. Все по-старому; мы нику­да не выходили по случаю субботы, так как в этот день здесь бродят охотники.

20 ноября

В полдень прибыли Маркое и Роландо. Теперь нас шес­теро. Тут же начались рассказы о поездке. Они запоздали потому, что только неделю назад получили наше указание о выходе. Из всех, кто прибыл через Сан-Паулу, они потра­тили наименьшее время на дорогу. До следующей недели едва ли следует ожидать прибытия остальных четырех.

С ними прибыл Родольфо, который произвел на меня хорошее впечатление. Кажется, он настроен более реши­тельно, чем Биготес, и готов порвать со всем. Папи5, в на­рушение полученных им инструкций, сообщил ему о моем присутствии, а также и Коко: судя по всему, проявилась рев­ность, связанная с вопросом престижа. Написал Маниле и дал ряд рекомендаций (документы I и II), а Папи ответил ему на присланные вопросы. Родольфо вернулся утром.

21 ноября

Первый день с группой в расширенном составе. Доволь­но долго шел дождь, и пока мы перебрались на новое мес­то, сильно вымокли. Теперь устроились. Палатка сделана из брезента от кузова грузовика и протекает, но все же за­щищает от дождя. У нас гамаки с нейлоном. Получили кое-ка­кое новое оружие: у Маркоса «гаранд», Роландо получит «М-1» из хранилища. Хорхе остался с нами, но в доме, там он будет руководить работами по хозяйству ранчо. Родольфо я по­просил подыскать агронома, которому можно было бы дове­риться. Постараемся, чтобы все это продолжалось как мож­но дольше.

22 ноября

Тума, Хорхе и я прошлись по реке (Ньянкауасу), чтобы раз­ведать найденный источник. После вчерашнего дождя реку невозможно было узнать, и нам стоило довольно большого труда добраться до места. Источник — это ниточка воды, выход которой хорошо прикрыт, и, если постараться, его можно использовать для постоянного лагеря. Вернулись после девяти вечера. Здесь все по-прежнему.

23 ноября

Устроили наблюдательный пункт, с которого видны под­ступы к домику на ранчо. Там мы будем в курсе в случае ка­кой-либо инспекции или нежелательного визита. Так как двое уходят на разведку, остальным придется дежурить по три часа. Помбо и Маркос разведали места для нашего лагеря и дошли до ручья, который до сих пор переполнен

24 ноября

Пачо и Роландо направились разведать ручей; вернутся завтра.

Вечером неожиданно нагрянули двое «загулявших» бат­раков Альгараньяса. В этом не было ничего странного, но сре­ди нас не было Антонио6, который ушел с разведчиками, и Тумы, официально также являющегося работником ран­чо. Объяснили: они ушли на охоту. День рождения Алиучи.

25 ноября

С наблюдательного пункта сообщили, что прибыл джип с двумя или тремя пассажирами. Выяснилось, что это служба борьбы с лихорадкой; они взяли анализы крови и тут же уехали. Пачо и Роландо вернулись вечером, очень поздно. Они нашли ручей, обозначенный на карте, и разве­дали его. Кроме того, они прошли по основному руслу реки, дойдя до заброшенных полей.

26 ноября

Поскольку была суббота, мы никуда не ходили. Попро­сил Хорхе, чтобы он верхом проехал вдоль реки и посмотрел, куда она ведет; лошади не нашлось, и он пешком по­шел к дону Ремберто (20—25 километров), чтобы попросить у него лошадь. Ночью он еще не вернулся. Из Ла-Паса ни­чего не слышно.

27 ноября

Хорхе все еще нет. Я велел дежурить всю ночь, но в девять прибыл первый джип из Ла-Паса. С Коко приехали Хоакин7, Урбано и один боливиец, который решил примкнуть к нам,— Эрнесто, студент медицинского факультета. Затем Коко уехал на машине и привез Рикардо, Браулио и Мигеля, а также еще одного боливийца, Инти, который тоже решил присоеди­ниться к нам. Теперь нас уже двенадцать бойцов и еще Хорхе, выступающий в роли хозяина ранчо. Коко и Родольфо займут­ся контактами. Рикардо принес с собой новость, которая для нас совсем некстати: Чино объявился в Боливии, он хо­чет прислать к нам 20 человек и увидеться со мной. В этом есть свои неудобства, так как мы интернационализируем нашу борьбу вопреки Эстанислао. Договорились, что ему помогут добраться до Санта-Круса, там его встретит Коко и привезет сюда. Коко ушел на рассвете с Рикардо, кото­рый на другом джипе отправится в Ла-Пас. Коко должен за­ехать к Ремберто справиться о Хорхе. Из предварительно­го разговора с Инти стало ясно, что, по его мнению, Эстанислао против вооруженной борьбы, но сам Инти готов порвать связывающие его путы.

28 ноября

Утром Хорхе еще не появлялся, и Коко тоже не вернулся. Затем они появились вместе, и выяснилось, что Хорхе про­сто-напросто гостил у Ремберто.

Безответственность какая-то. Вечером я собрал боливий­скую группу, чтобы поставить вопрос о просьбе перуанцев разрешить им прислать сюда 20 человек. Все согласились, чтобы те явились, но только после того, как мы приступим к действиям.

29 ноября

Вышли, чтобы составить схему реки и разведать источник, у которого устроим ближний лагерь. В группу вошли Тумаини, Урбано, Инти и я. Источник в порядке, но он скудный. Попытаемся поискать в другом месте, примерно в часе ходь­бы отсюда. Тумаини упал и, кажется, повредил колено. Вер­нулись в лагерь вечером, сделав замеры в реке. Здесь ни­каких новостей. Коко выехал в Санта-Крус, чтобы дождаться Чино.

30 ноября

Маркое, Пачо, Мигель и Помбо вышли с заданием раз­ведать дальний источник; они пробудут вне лагеря два дня. Шел довольно сильный дождь. В доме все по-прежнему.

^ АНАЛИЗ МЕСЯЦА

Все получилось довольно хорошо; прибыл я без ослож­нений, половина людей уже на месте. Добрались также без осложнений, хотя немного запоздали. Основные люди Ри­кардо, несмотря ни на что, готовы примкнуть к нашему дви­жению. Перспективы в этом отдаленном от всех центров районе, где, судя по всему, мы практически сможем оставать­ся столько времени, сколько сочтем необходимым, пред­ставляются хорошими. Наши планы: дождаться прибытия остальных, довести число боливийцев по крайней мере до 20 и приступить к действиям. Остается выяснить реак­цию Монхе и как поведут себя люди Гевары8.


1 В дальнейшем в дневнике фигурирует также под именем Пачо.

2 Он же Тума.

3 Он же Лоро и Хорхе.

4 Он же Эстанислао, Негро и Марио.

5 Манила— условное название Гаваны для связи с отрядом Гевары.

6 Он же Оло,

7 Он же Вило.

8 Имеется в виду боливиец Мойсес Гевара.


1 декабря

День прошел без новостей. Вечером прибыли Маркое и его товарищи, которые прошли больше, чем сначала было задумано, пробираясь через джунгли. В два часа ночи мне сообщили, что приехал Коко с одним товарищем: отложил встречу до завтра.

2 декабря

Рано утром появился Чино, очень взбудораженный. Весь день разговаривали. Суть беседы: он направится на Кубу и лично доложит о ситуации, через два месяца к нам смогут присоединиться пять перуанцев, то есть, когда мы начнем действовать; пока к нам примкнут двое, специалист по ра­диоделу и врач, которые пробудут с нами некоторое время. Попросил оружия, и я решил предоставить ему одну «базуку», несколько «маузеров», гранаты и приобрести для них винтов­ки «М-1». Решил также помочь ему послать пять перуанцев в качестве связных, чтобы наладить переброску оружия в районе около Пуно на другом берегу Титикака. Рассказал мне о своих приключениях в Перу, в том числе о смелом плане освобождения Каликсто, который кажется мне немно­го фантастичным. Он считает, что в этой зоне действуют не­сколько человек, оставшихся в живых после партизанской войны, но точно они не знают, так как не смогли пробрать­ся в эту местность.

Остальное в разговоре не имело особого значения. Рас­простился он все с тем же энтузи­азмом и направился в Ла-Пас: ве­зет с собой наши фотографии. Коко получил указания подгото­вить контакты с Санчесом (кото­рого я увижу позже) и наладить связь с начальником информаци­онного отдела президента, который предложил сотрудничать с нами. Он шурин Инти. Сеть наша все еще в пеленках.

3 декабря

Без новостей. Из-за субботы разведки не ведем. Трое батра­ков вышли в Лагунильяс, чтобы сделать там заказы.

4 декабря

Без новостей. Все на местах — воскресенье. Провел бе­седу о нашей позиции в отношении боливийцев, которые придут к нам, и об отношении к вооруженной борьбе.

5 декабря

Без новостей. Хотели выйти, но кругом — потоп. Была небольшая тревога из-за нескольких выстрелов, сделанных Лоро, который заранее нас не предупредил.

6 декабря

Вышли, чтобы начать рыть вторую пещеру у первого ис­точника. В этой группе Аполинар1, Инти, Урбано, Мигель и я. Мигель заменил Туму, который еще не оправился после своего падения. Аполинар поставил вопрос о том, что он примкнет к отряду, но сначала хочет уладить свои личные дела в Ла-Пасе; ему сказано, что да, но придется немного подождать. Около одиннадцати подошли к источнику, неза­метно прошлись вокруг и разведали местность, чтобы найти место для пещеры. Но там кругом камень, а ручей, который сейчас высох, дальше течет по очень каменистому руслу. Решили продолжить разведку завтра. Инти и Урбано наду­мали поохотиться, потому что еда стала очень скудной, а нам нужно продержаться до пятницы.

7 декабря

Мигель и Аполинар нашли подходящее место и занялись тоннелем; инструменты никуда не годятся. Инти и Урбано вернулись ни с чем, но к вечеру Урбано из своего «М-1» убил индейку. Так как у нас еще оставалась еда, мы прибе­регли ее на завтра. Сегодня практически исполняется ме­сяц нашего пребывания здесь, но для удобства я буду под­водить итоги в конце каждого календарного месяца.

8 декабря

Добрались с Инти до скалы, которая возвышается над источником. Мигель и Урбано продолжали рыть тайник. Во второй половине дня Аполинар сменил Мигеля. Вечером прибыли Маркое, Помбо и Пачо, последний шел далеко по­зади них и очень устал. Маркос попросил, чтобы Пачо убра­ли из авангарда, если он не будет держаться лучше. Отме­тил ход к пещере, которая нарисована на схеме II. Оставил на них выполнение наиболее важных задач, пока они будут находиться там. Мигель будет заниматься этим, а мы вер­немся завтра.

9 декабря

Не спеша вернулись утром, добравшись к двенадцати. Пачо получил приказ остаться, когда группа вернется. Пы­тались установить контакт с лагерем 2, но не удалось. Боль­ше никаких новостей.

10 декабря

День прошел без новостей, если не считать первой вы­печки хлеба в доме. Беседовал с Хорхе и Инти по поводу некоторых неотложных дел. Из Ла-Паса никаких новостей.

11 декабря

День прошел без происшествий, но вечером появился Коко с Папи. Они привели с собой Алехандро и Артуро и од­ного боливийца — Карлоса. Второй джип, как обычно, оста­вили на дороге. Затем они привезли врача — Моро2, Бениньо и еще двух боливийцев; оба они камбы3 из поместья в Карнави. Ночь прошла в обычных разговорах о поездке и о том, почему нет еще Антонио и Феликса4, которые должны бы уже быть здесь. Поговорили с Папи и пришли к выводу, что он должен совершить еще две поездки, чтобы привезти Ренана5 и Таню6. Ликвидировали квартиру в городе и тайники, вручив тысячу долларов Санчесу. У него останется грузови­чок, а один джип мы продадим Тане, оставив для себя вто­рой. Остается перевезти еще груз оружия, и я велел ему за­грузить весь джип, не настаивая на других вариантах, которые не менее опасны. Чино выехал на Кубу, кажется, очень воодушевленным и хочет примкнуть к нам, когда вернется оттуда. Коко остался здесь, чтобы поехать за про­дуктами в Камири, а Папи выехал в Ла-Пас. Произошел опас­ный инцидент: вальеграндиец, охотник, увидел след одного из нас, потом другие наши следы. Возможно он заметил ко­го-то и нашел перчатку, оброненную Помбо. Это меняет на­ши планы, нам нужно быть очень осторожными. Вальегран­диец пойдет завтра с Антонио, чтобы показать, где он поставил капканы на антов. Инти выразил мне свои опасе­ния относительно студента Карлоса, который по прибытии сюда сразу же затеял дискуссию по поводу участия кубинцев, а до этого заявил, что не будет бороться, если партия не под­держит борьбу. Родольфо послал его, сказав при этом, что все дело — в неправильном истолковании фактов.

12 декабря

Говорил со своей группой, «прочитав проповедь» о сущ­ности вооруженной борьбы. Особо подчеркнул необходи­мость единоначалия и дисциплины, предупредил боливий­цев об ответственности, которая ложится на них в связи с нарушением партийной дисциплины, поскольку они те­перь присоединяются к другой линии. Сообщил о назначе­ниях, которые распределил следующим образом: Хоакин — мой заместитель по военной части, Роландо и Инти — комис­сары, Алехандро — начальник штаба, Помбо — обслужива­ние, Инти — финансы, Ньято — снабжение и вооружение, Моро — медицинская часть (временно).

Роландо и Браулио ушли предупредить группу, чтобы она не двигалась с места, пока вальеграндиец расставляет свои капканы и ходит с Антонио. Ночью они вернулись: кап­каны не очень далеко. Вальеграндийца напоили, и он ушел ночью, влив в себя целую бутылку сингани. Коко вернулся из Карнави, где купил необходимую провизию, но в Лагунильясе некоторые видели его и удивились количеству закупленных им продуктов.

Позже прибыли Маркос и Помбо. Первый из них поранил руку, когда вырезал себе палку; ему наложили два шва.

13 декабря

Хоакин, Карлос и Врач ушли, чтобы соединиться с Ролан­до и Браулио. Помбо проводил их, получив приказ сегодня же вернуться. Я велел перекрыть дорогу и подготовить другую, которая, ответвляясь от первой, приводила бы к реке. Это бы­ло сделано, и настолько успешно, что Помбо, Мигель и Пачо на обратном пути заблудились и пошли по новой дороге.

Был разговор с Аполинаром, который на несколько дней уйдет к себе домой в Виача. Дали ему денег для семьи и посоветовали накрепко закрыть рот на замок. Коко рас­простился с нами под вечер, но в три часа ночи прозвучала тревога, так как рядом залаяла собака, послышались кри­ки и свист. Это оказался Коко: он заблудился в джунглях.

14 декабря

День без новостей. Вальеграндиец заходил в дом, осма­тривал капкан, который он, вопреки тому, что говорил рань­ше, поставил только вчера. Антонио показали дорогу, про­деланную в джунглях, чтобы он увел по ней вальеграндийца и у того не было бы никаких подозрений.

15 декабря

Никаких происшествий. Приготовились выйти (8 чело­век) и окончательно обосноваться в лагере.

16 декабря

Вышли утром — Помбо, Урбано, Тума, Алехандро, Моро, Артуро, Инти и я,— чтобы остаться на новом месте; груз у каж­дого был очень тяжелый. На дорогу потратили три часа.

Роландо остался с нами. Вернулись Хоакин, Браулио, Карлос и Врач. Карлос доказал, что он хорошо ходит и хо­рошо работает. Моро и Тума обнаружили в реке омут, где водятся довольно крупные рыбы. Они поймали 17 штук, и это­го хватит на один ужин; Моро поранил себе руку о багре7. Нашли место для второй пещеры, так как первая была уже готова, и устроили до завтра отдых. Моро и Инти решили поймать анту и ушли на ночь в засаду.

17 декабря

Моро и Инти убили только утку. Мы — Тума, Роландо и я — стали рыть вторую пещеру, которая, видимо, будет за­кончена к завтрашнему дню. Артуро и Помбо искали место для установки рации, а потом расчищали дорогу, которая очень неудобна. Ночью пошел дождь. Он не прекращался до утра.

18 декабря

Днем дождь не прекращался, но мы продолжали рыть пещеру. Осталось немного до глубины в два с половиной ме­тра, которую она должна иметь. Разведали горный склон, чтобы найти место для рации. Оно кажется вполне подхо­дящим, но это будет окончательно ясно после того, как по­пробуем вести передачу.

19 декабря

День опять был дождливым и не располагал к походам, но около одиннадцати вернулись Браулио и Ньято и сооб­щили, что реку можно перейти, хотя ее уровень еще до­вольно высок. Когда мы уходили, встретились с Маркосом и его авангардом, прибывшим нам на смену. Он останется здесь за главного, и я велел ему послать от трех до пяти че­ловек, в зависимости от возможностей. Переход сделали за три часа с небольшим.

Ночью в двенадцать прибыли Рикардо и Коко. Они при­шли с Антонио и Рубио (те не смогли достать билетов в чет­верг), а также с Аполинаром, который присоединился к нам окончательно. Кроме того, прибыл Иван8, он будет обсуж­дать со мной некоторые дела.

Разговаривали почти всю ночь.

20 декабря

Обсудили ряд вопросов и привели все дела в порядок, когда появилась группа из второго лагеря во главе с Алехандро, который сообщил, что на дороге рядом с лагерем они нашли застреленного козленка с меткой на ноге. Хоакин прошел часом ранее по этой дороге и ничего нам не ска­зал. Мы решили, что вальеграндиец мог дотащить его туда, по какой-то причине бросил и ушел. Выставили там пост и велели двум бойцам захватить охотника, если он появится. Вскоре сообщили, что животное убито давно, оно уже покры­лось червями, а затем Хоакин, возвратясь, сказал, что он уже видел раньше убитого козленка. Коко и Лоро привели вальеграндийца показать ему животное. Тот сказал, что под­ранил его несколько дней назад. На этом инцидент был ис­черпан.

Решили больше не медлить с установлением контактов с человеком из информационного отдела. Коко затянул это дело. Договоримся с Мехиа, чтобы он стал связным между Иваном и человеком из отдела информации. Он будет под­держивать связь с Мехиа, Санчесом, Таней и представите­лем партии, который еще не назначен. Возможно, им будет кто-нибудь из Вильямонтеса, но это еще не уточнено. Полу­чили телеграмму от Манилы, который сообщает, что Монхе прибудет с юга.

Система связей создана, но она меня не удовлетворяет, так как показывает, что сами же товарищи Монхе ему не до­веряют.

В час ночи сообщат из Ла-Паса, встретили ли там Монхе.

Иван мог бы заняться коммерческими делами, но фаль­шивый паспорт ему мешает. Надо снабдить его более под­ходящим документом, и он должен для этого написать Ма­ниле, чтобы это дело было решено с друзьями.

Скоро приедет Таня за инструкциями; видимо, я пошлю ее в Буэнос-Айрес.

В конце концов решили, что Рикардо, Иван и Коко выле­тят самолетом из Камири, а джип останется здесь. Когда они вернутся, позвонят по телефону в Лагунильяс и сооб­щат, что они уже там. Хорхе ночью поедет, чтобы узнать но­вости и встретиться с ними, если будет что-то конкретное. В час ночи по радио не смогли поймать ничего из Ла-Паса. Утром они выехали в Камири.

21 декабря

Лоро не достал мне географических схем, сделанных изыскателями. Поэтому мне не удалось узнать, какая доро­га ведет в Яки. Вышли утром и добрались до места без ослож­нений. Постараемся иметь здесь все к 24-му числу. В этот день мы собираемся устроить праздник.

Встретились с Пачо, Мигелем, Бениньо и Камбой. Они шли пробовать рацию. В пять часов вечера Пачо и Камба вернулись без нее. Оставили в горах — слишком тяжела. Завтра за нею пойдут пять человек. Закончили пещеру для провианта. Завтра начнем рыть другую — для рации.

22 декабря

Начали рыть пещеру для радиста. Сначала все шло очень хорошо, грунт был мягкий. Но скоро наткнулись на камен­ный пласт, и не в силах были продолжать.

Принесли рацию. Она действительно очень тяжелая. Но не смогли испытать ее, так как нет бензина для движка. Лоро передал, что карты он не пришлет. Их описали ему на сло­вах, и завтра он придет, чтобы сообщить мне все данные.

23 декабря

Вышли с Помбо и Алехандро, чтобы осмотреть левую дорогу. Придется немного ее расчистить, но кажется, что по ней можно передвигаться. Вернулся Хоакин с двумя то­варищами и сказал, что Лоро не придет, так как у него убе­жал поросенок и он пошел его искать.

О поездке человека из Лагунильяса ничего не известно. Вечером притащили поросенка, довольно большого. Но спиртного еще не раздобыли. Лоро не способен достать даже это. Похоже, он очень неорганизован.

24 декабря

Весь день посвятили празднованию Рождества9. Некото­рым пришлось сделать по два перехода, и вернулись они поздно, но в конце концов все собрались и хорошо провели время. Не обошлось и без острых моментов. Лоро объяснил, что поездка человека из Лагунильяса очень мало дала и ему удалось сделать лишь немногие и не очень точные записи.

25 декабря

Вновь занялись работой. В базовый лагерь никто не ходил. Новому лагерю по предложению боливийского врача дали название М26. Маркос, Бениньо и Камба ушли прокладывать дорогу с правой стороны лагеря, вернулись вечером, сооб­щив, что после двух часов пути они увидели впереди голую степь. Завтра они дойдут до этого места. Камба вернулся с температурой. Мигель и Пачо проделали слева тропинки, по которым можно пойти прогуляться, и тропку к пещере для рации. Инти, Тума и я продолжали рыть пещеру для ра­ции. Это было очень трудно, так как имеем дело с камнем. Арьергард занялся разбивкой лагеря для себя и поисками места для наблюдательного пункта, с которого можно про­сматривать оба берега реки. Место они выбрали очень хо­рошее.

26 декабря

Инти и Карлос ушли на разведку населенного пункта, ко­торый на карте значится как Яки. Их поход рассчитан на двое суток. Роландо, Алехандро и Помбо продолжали рыть пе­щеру. Это невероятно тяжелая работа. Пачо и я осматрива­ли тропинки, проделанные Мигелем. Левую не стоит продол­жать. Тропка к пещере вполне хороша и трудно различима. Убили двух змей, а вчера еще одну. Кажется, их тут нема­ло. Тума, Артуро, Рубио и Антонио ушли на охоту, а Браулио и Ньято оставались в лагере на посту. Потом они пришли и сообщили, что Лоро перевернулся на машине и что Монхе должен вот-вот прибыть. Маркос, Мигель и Бениньо ушли прокладывать новые тропки, но ночью так и не вернулись.

27 декабря

С Тумой ушли на поиски Маркоса. Шли два с половиной часа и дошли до источника — он выходит с левой стороны, в западном направлении. Пошли по следам, спускаясь по большим камням. Я думал дойти таким путем до лагеря, но время шло, и мы не выходили к нему. В пять часов вечера вышли к Ньянкауасу, в пяти километрах от лагеря 1 и в семи километрах от нашего лагеря. Там мы узнали, что Маркос прошел здесь ночью. Никого не стал посылать с предупреж­дением о том, где нахожусь,— подумал, что Маркос объяс­нит им, по какой дороге я прошел. Видели джип, он в очень плохом состоянии. Лоро ушел в Камири за запасными час­тями. Ньято говорит, что Лоро свалился, заснув за рулем.

28 декабря

Когда выходили из лагеря, встретились с Урбано и Анто­нио, которые шли нам навстречу, разыскивая меня. Маркос пошел с Мигелем пробивать тропинку и еще не вернулся. Бениньо и Помбо пошли искать меня по дороге, которой мы шли вчера. В лагере встретил Маркоса и Мигеля, которые переночевали среди камней, так как не успели вернуться до темноты. Они были возмущены тем, как обо мне тут го­ворили в мое отсутствие. Судя по всему, они имели в виду Хоакина, Алехандро и Врача. Инти и Карлос вернулись, не обнаружив ни одного жилого дома. Они встретили толь­ко одно покинутое здание. Но оно, судя по всему, не явля­ется населенным пунктом, обозначенным на карте как Яки.

29 декабря

Ходили с Маркосом, Мигелем и Алехандро на голый склон, чтобы лучше рассмотреть окрестности. Кажется, здесь начинается Пампа-дель-Тигре — горная цепь с голы­ми вершинами одинаковой высоты примерно 1500 метров над уровнем моря. Ручей слева нам не подходит, потому что образует дугу в сторону Ньянкауасу. Потом спустились. Добрались до лагеря за час двадцать минут. Послали 8 че­ловек за провизией, но они не смогут перенести сразу все грузы. Рубио и Врач заменили Браулио и Ньято. Последний, перед тем как вернуться, проложил еще одну тропку: она выходит из реки по камням и входит в горы с другой стороны тоже по камням. Таким образом следов не остается. В пе­щере не работали. Лоро отправился в Камири.

30 декабря

Несмотря на проливной дождь, из-за которого вздулась река, четыре человека пошли в лагерь I, чтобы взять осталь­ные вещи. Теперь там ничего нет. Никаких новостей из го­рода. Шесть человек занялись пещерой и, сделав два пере­хода, спрятали там все, что нужно. Печь не закончили, так как глина еще мягкая.

31 декабря

В 7.30 прибыл Врач и сказал, что Монхе уже появился. Я по­шел к нему с Инти, Тумой, Урбано и Артуро. Встреча была сердечной, но натянутой, в воздухе как бы висел вопрос: с чем пришел? Его сопровождали Пан Дивино10, новый наш рекрут, Таня, которая прибыла за инструкциями, и Рикардо, который останется здесь.

Беседа с Монхе началась с общих слов, но затем перешла к сути дела, которое можно свести к трем основным пунктам:

1. Он откажется от руководства партией, но добьется от нее по меньшей мере нейтралитета и возможности чер­пать из нее кадры для борьбы.

2. Военно-политическое руководство борьбой будет при­надлежать ему, пока революция будет разворачиваться в бо­ливийских условиях.

3. Он будет отвечать за отношения с другими южноаме­риканскими партиями, стараясь убедить их встать на пози­ции поддержки освободительных движений (он привел в ка­честве примера Дугласа Браво11).

Я ответил ему, что изложенное в первом пункте касает­ся только его как секретаря партии, хотя я и считаю совер­шенно ошибочной его позицию. Она колеблющаяся и при­способленческая и оправдывает перед историей тех, кого надо заклеймить за предательское поведение. Время пока­жет, что я прав.

Не возражал я и против третьего пункта — против того, чтобы он пытался привести его в исполнение, хотя его ста­рания обречены на неудачу. Просить Кодовилью12, чтобы тот поддержал Дугласа Браво все равно, что попросить его возглавить свою собственную партию, взявшуюся за ору­жие. И в этом вопросе тоже время покажет, кто прав.

Что касается второго пункта, то я не мог никоим образом согласиться с ним. Военным руководителем буду я, и я не по­терплю никакой двусмысленности в этом. На этом обсуж­дение зашло в тупик и стало вращаться в порочном кругу.

Мы договорились, что он подумает и поговорит с боли­вийскими товарищами. Мы перебрались в новый лагерь, и там он поговорил со всеми, поставив перед ними альтер­нативу: остаться с нами или поддержать партию. Все реши­ли остаться, и, кажется, это его поразило.

В полдень мы подняли тост. Он подчеркнул историчес­кое значение этого дня. Я ответил, оттолкнувшись от его же слов и подчеркнув, что вновь наступает момент, напомина­ющий тот, когда Мурильо призвал к континентальной рево­люции, и что наши жизни — ничто, если речь идет о рево­люции.

Фидель прислал мне послания, которые прилагаю.

^ АНАЛИЗ МЕСЯЦА

Группа кубинцев уже полностью на месте. Боевой дух ее высок, мешают только незначительные трения. Боливийцы тоже на уровне, хотя их мало. Позиция Монхе может затор­мозить развитие движения, с одной стороны, но и помочь нам, с другой, так как освобождает меня от политических обязательств. Теперь надо ожидать прибытия пополнения боливийцев, поговорить с Геварой и аргентинцами Маурисио и Хосами (Масетти и отколовшейся партией).


1 Он же Пол

2 Он же Морогоро, Муганга и Врач.

3 Выходцы из восточной части Боливии.

4 Он же Рубио.

5 Он же Иван — кубинец, связной Гевары, поддерживавший связь с Гаваной.

6 Аргентинка немецкого происхождения — связная Гевары.

7 Вид рыбы — у нее острые усы.

8 Он же Ренан.

9 Этот день на Кубе празднуется как «социалистическое рожде­ство».

10 Он же Педро.

11 Один из руководителей партизанского движения в Венесуэле, исключенный из ЦК компартии этой страны за фракционную деятельность.).

12 Генеральный секретарь Компартии Аргентины.

  1   2   3   4   5




Похожие:

Эрнесто Че Гевара боливийский дневник 7 ноября 1966 года iconДокументы
1. /Эрнесто Че Гевара - Боливийский дневник.doc
Эрнесто Че Гевара боливийский дневник 7 ноября 1966 года iconДокументы
1. /Эрнесто Че Гевара - Экономические воззрения.doc
Эрнесто Че Гевара боливийский дневник 7 ноября 1966 года iconДокументы
1. /Эрнесто Че ГЕВАРА - Социализм и человек на Кубе.doc
Эрнесто Че Гевара боливийский дневник 7 ноября 1966 года iconДокументы
1. /Эрнесто Че Гевара - Эпизоды революционной борьбы.rtf
Эрнесто Че Гевара боливийский дневник 7 ноября 1966 года iconПисьмо к родителям
Из книги И. Лаврецкого "Эрнесто Че Гевара", серия жзл, М.: Молодая гвардия, 1972, стр. 241
Эрнесто Че Гевара боливийский дневник 7 ноября 1966 года iconДокументы
...
Эрнесто Че Гевара боливийский дневник 7 ноября 1966 года iconЭрнесто Че Гевара "Эпизоды революционной войны"
Повстанческой армии, но и будят высокие гражданские чувства, заставляют глубже задуматься над ролью и предназначением человеческой...
Эрнесто Че Гевара боливийский дневник 7 ноября 1966 года iconС 26 ноября по 30 ноября 2007 года
С 26 ноября по 30 ноября 2007 года в оу павловского района проводилась Неделя педагогического мастерства
Эрнесто Че Гевара боливийский дневник 7 ноября 1966 года iconРусская Православная Церковь “сразу после Хрущева”: 1964 – 1968 годы. Активизация диссидентского движения внутри Русской Православной Церкви
Слияние двух советов. Создание Совета по делам религий в декабре 1965 года. Положение о Совете 10 мая 1966 года. Нормативные документы...
Эрнесто Че Гевара боливийский дневник 7 ноября 1966 года iconИсточник: газета "Рыбный Мурман" №127 1966, №139 1967 года
Майзеров иван Николаевич, капитан рс-5299 «Таймень» в 1966 году. Старпом пст «Цивильск»
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов