И. Л. Солоневича о большевизме и о советском правительстве о царе и о Монархии о настоящем монархизме о закон icon

И. Л. Солоневича о большевизме и о советском правительстве о царе и о Монархии о настоящем монархизме о закон



НазваниеИ. Л. Солоневича о большевизме и о советском правительстве о царе и о Монархии о настоящем монархизме о закон
страница2/4
П. Р. Ваулина
Дата конвертации21.09.2012
Размер0.55 Mb.
ТипЗакон
1   2   3   4
1. /Солоневич И. - Сборник работ/Подборка цитат из работ И.Л.Солоневича.doc
2. /Солоневич И. - Сборник работ/Солоневич И. - Две силы (ч.1).doc
3. /Солоневич И. - Сборник работ/Солоневич И. - Две силы (ч.2).doc
4. /Солоневич И. - Сборник работ/Солоневич И. - Диктатура импотентов.doc
5. /Солоневич И. - Сборник работ/Солоневич И. - Диктатура сволочи.doc
6. /Солоневич И. - Сборник работ/Солоневич И. - Диктатура слоя.doc
7. /Солоневич И. - Сборник работ/Солоневич И. - Россия в концлагере.doc
И. Л. Солоневича о большевизме и о советском правительстве о царе и о Монархии о настоящем монархизме о закон
Иван солоневич
Иван солоневич
Диктатура импотентов социализм, его пророчества и их реализация
Солоневич Иван диктатура сволочи
Полное собрание сочинений ивана лукьяновича солоневича том второй “наша страна” Вступление
Пятое издание Издательство П. Р. Ваулина Права на переиздание этой книги сохранены за наследниками автора. 1958 год

О ЗАКОННОМ ВОЖДЕ


В своем рескрипте (Апрель, 1949 г.) Великий Князь Владимир Кириллович еще раз подчеркивает Свое решение стать "на трудный путь действенного служения Родине" и "притти на помощь всем верным заветам нашей тысячелетней христианской традиции". Таким образом, Монархическое Движение получает, наконец, своего законного Вождя. И вместе с этим, надо надеяться, — прекратятся те поиски, которыми белая эмиграция занимается уже более 30-ти лет — поиски вождя. Или вождей... 
Все "имена", которые может выставить эмиграция, все они являются только суррогатами имен. 
Вся эмиграция есть общее собрание политических банкротов. Во всей эмиграции есть только одно имя, которое свободно от всякого банкротства, — это имя Главы Династии. 
Это имя — и только оно одно — имеет значение для России. Имеет силу взрыва, далеко превосходящую все атомные бомбы... 
... Ибо массы поверят только Дому Романовых — и больше не поверят никому. Я этого не "думаю", я в этом не "убежден" — я это знаю. 
Я повторяю еще раз: имя Главы Династии мы должны беречь, как зеницу ока. 
Моя точка зрения сводится к тому, что имя "Отрока из Дома Романовых" — есть орудие самой страшной силы — психологическая бомба, которая может поднять против Советов все низы. ("Наша Страна" №№ 23, 98, 116, 1949-1951 гг.).


О НАШИХ ЗАДАЧАХ И ЦЕЛЯХ


Россия — больна. Довольно ясно, что эта болезнь не случайна, и довольно ясно, что для правильного прогноза лечения болезни нужно знать и ее диагноз. Раньше: отчего и чем мы больны, и только потом — чем и как эту болезнь лечить. 
Свергнуть советскую власть мы не можем никак. Это просто утопия. Но влиять на иностранцев мы можем, хотя и в какой-то очень скромной степени, но и эту скромную степень нам нужно использовать до конца, — что мы в общем и стараемся сделать. 
Задача нашего Народно-Монархического Движения и "Нашей Страны" заключается главным образом в защите нашей национальной традиции, проверенной жизнью 11-ти веков, в борьбе за совесть и за ее диктатуру. В борьбе против всякого прожектерства и всяких новых вивисекций всякой бюрократии и всякой единой партии. 
Наша основная цель — борьба за диктатуру совести. 
Русская монархия никогда не была абсолютизмом. Основная черта русского характера и истории — тяга к совести — определяет собою характер нашей религии, нашей литературы и характер нашего образа правления. ("Наша Страна" № 3, 1948 г.). 


*** 
"Наша Страна" является единственным в эмиграции печатным монархическим органом, который пытается сказать всю правду. 
Общая линия "Нашей Страны" — есть по самому существу своему — Столыпинская линия: борьба и с революцией и с реакцией — во имя России и Монархии. ("Наша Страна" № 77, 1951 г.). 


НАШИ ЗАДАЧИ

1. России необходим новый правящий слой — русский, народный, национальный и образованный политически. 
2. Русский — потому, что мы работаем для России, а не для какого бы то ни было интернационала. 
3. Народный, а не сословный, классовый или кастовый. 
4. Национальный, а не космополитический, беспочвенный. 
5. Политически образованной, а не аполитично безграмотный. 
6. Без такого слоя не может существовать никакая послесоветская Россия — ни монархическая, ни республиканская. 
7. "Наша Страна" пытается положить основы создания монархического правящего слоя будущей России. 
Наша настоящая работа для России начинается только после советской власти. Все, что мы делаем сейчас, — это только приготовительный класс. 
Мы предупреждаем: вопрос идет не о восстановлении старого стиля жизни и администрации — дело идет о новом стиле, социально и исторически обусловленном всем ходом исторического развития России. 
Мы строим, или пытаемся строить, монархический правящий слой. Строим новую, народную, национальную и монархическую интеллигенцию. Эта интеллигенция должна быть политически образованной. Или, по меньшей мере, политически грамотной. 
Мы готовим людей, по возможности, точно информированных политически и по возможности трезво политически мыслящих. 
Мы пытаемся дать продуманный анализ: вот что получается, когда людям преподносят заведомо фальшивую информацию и реальные факты нашей горькой истории последних десятилетий подают, как шоколадную конфетку, начиненную стрихнином. 
Нам нужны: точность информации и ясность мышления. 
Нашей задачей является: работать для оформления того слоя людей, у которых горячая любовь к Родине была бы слита с холодным анализом всех опасностей перед ней стоящих и всей тяжести работы нам предстоящей. ("Наша Страна" № 66, 1951 г.). 


НАША ЦЕЛЬ

Наша обстановка, как и наше прошлое, очень сложны. 
В годы Белой Борьбы знамя Монархии могло спасти Россию, — была одна обстановка. 
Сейчас знамя Монархии над русской армией поднять технически невозможно и политически нецелесообразно, — другая обстановка. Что, однако, не исключает и не может исключить нашей подготовки — идейной. ("Наша Страна" № 105, 1952 г.). 


*** 
Наша цель — восстановление русской Монархии. Но не монархии "вообще", а такой, при которой не было бы цареубийства, при которой "высший свет" не клеветал бы на Царя и Царицу, при которой генералы не изменяли бы присяге и "народные представители" не орали бы о "глупости и измене", при которой были бы невозможны ни 1917-ый, ни 1905-ый годы, при которой у нас с вами была бы свобода личности, труда и прочего, при которой Церковь не управлялась бы обер-прокурорами, при которой нация не была бы поделена на "черную и белую кость"... 
Это не "новомонархизм". Это — древнемонархизм. Все это было на Руси при Алексее Михайловиче и всего этого Россия лишилась при Петре Алексеевиче. 
Нам решительно нечего шарить по помойным ямам западноевропейской философии, а нужно заняться "мобилизацией внутренних ресурсов" в нашем собственном прошлом и в наших собственных мозгах найти источники нашего национального возрождения. 
Для нас большевизм есть враг совершенно независимо от того, какого качества подметки вырабатывает советская кожевенная промышленность. 
Позиция нашего Движения следующая — вся наша трагедия объясняется "отрывом интеллигенции от народа", а этот отрыв родился и закрепился "реформами Петра Великого". И самый страшный в нашей истории внутренний раскол был совершен в период его преемниц... 
"Корни революции" в эпохе Петра. Эта оценка — есть оценка той новой русской интеллигенции, которая родилась, так сказать, под знаменем концентрационных лагерей. Эта оценка все равно будет кем-то сформулирована. 
Это есть — основной пункт понимания и нашей истории, и нашей революции: измена нашему собственному национальному лицу. 
Мы сейчас расплачиваемся за ошибки ХVIII-го столетия. Будем работать над тем, чтобы дети наши не оказались тем "седьмым коленом", которое, по Библии, оплачивает грехи отцов. ("Наша Страна" № 29, 1950 г.). 

О НАЦИОНАЛИЗМЕ


Партия националистов в безвременно погибшей Государственной Думе была партией крупнейших помещиков юго-запада и запада России. Во главе этой партии стояли такие земельные киты, как Бобринский, Балашев, Крупенский. Денег на "национальную работу" они, впрочем, не давали ни копейки, — деньги давал Столыпин — через Крыжановского и Балашева. Столыпин опирался на эту партию, которую он и создал, ибо ему прежде всего нужна была какая-то опора в верхах, в пресловутых "сферах". Для этого нужны были помещики — и крупные. Юго-западные помещики были выбраны потому, что они, во-первых, — представляли собою тот окраинный русский элемент, который веками вел войну с полонизацией и, во-вторых — потому, что в этих местах не было общины, и юго-западные помещики не имели никаких экономических оснований ставить палки в колеса столыпинской реформе. Центральные помещики — ставили, ибо опасались усиления и без того усилившегося крестьянства. Вот вам "социально- исторические" корнит столыпинской партии националистов. 
Вообще же говоря, "национализм" в довоенной России был полностью монополизирован самыми реакционными группами страны — по преимуществу поместным дворянством. Этот национализм ни в какой степени "национальным" не был. 
Что же, собственно, характеризует или должно характеризовать настоящего националиста? 
Прежде всего — любовь и уважение к своей нации — т.е. к своему народу. Если нет любви — просто не о чем и говорить. Если нет уважения — то нельзя ни оправдать государственного бытия нации, ни верить в ее будущее, ни утверждать некий верховный — уже религиозный — смысл существования этой нации на земле. Нельзя говорить о роли нации в строительстве земной жизни человечества. 
Русская нация — это не "Россия", не "страна", не "обыватели". Это — Русский Народ, — тот народ, который, по терминологии "национального" журнала "Возрождения" обзывается "простолюдинами". Этих "простолюдинов" 98 % "России". Без уважения к ним — к их жертвам, к их способностям, к их государственному инстинкту — верить в Россию — нельзя. Следовательно, нельзя быть националистом. 
Признавая за русским народом особую, неповторимую в мире, историческую роль, признавая его особое, неповторимое в мире, индивидуальное и духовное лицо, — его "я", — нельзя подчинить это "я" никакому не русскому духовному и прочему, руководству. 
Русский националист — желающий блага России — т. е. в первую очередь русскому народу — т. е. в первую очередь 98 % его "простолюдинов", — обязан этих "простолюдинов" вооружить самым современным умственным, экономическим и физическим оружием — какое только в состоянии дать самая современная культура. С этой точки зрения наши "правые", наши, извините за выражение, "националисты", были явлением глубоко антинациональным: они всячески препятствовали всяческому вооружению русского народа — и умственному, и духовному, и промышленному, и просто скорострельному. Та борьба, которая шла в русской армии, — борьба против парового флота, борьба против нарезного оружия, борьба против скорострельной артиллерии, борьба против пулеметов (хотя бы тот же Драгомиров) и которая приводила наши армии к разгромам, — является только одним из самых ярких выражений антинациональности наших "националистов". 
Национализм может быть только прогрессивным. Реакционный национализм — это нелепица, — это тот национализм, который постарается обеспечить своей нации всяческое отставание и вести ее ко всяческим поражениям — и во вне, и внутри. 
Дворянский национализм — национализм сословия — является логической нелепостью. Сословие, которое в течение более чем столетия имело все права — права на владение землей, на владение крепостными, на образование, на государственную службу, на ношение дворянского мундира и на прочее — и которое ухитрилось увильнуть от каких бы то ни было обязанностей — было болезненным явлением на теле русской жизни — потому и погибло. 
Настоящий национализм не может не быть демократическим — ибо он признает права всего народа, всей его массы, всех 98 % его "простолюдинов" — и обязан предоставить широкие возможности и всякому таланту из среды этих 98 %. 
Как видите — приходится доказывать невероятно оригинальные вещи. Так сказать, открывать невиданные доселе Америки. Приходится (и это в году от Рождества Христова 1940-м ...) объяснять, что русский националист обязан уважать свой народ, обязан о нем заботиться, обязан стремиться поставить его и культурно, и экономически, и политически выше остальных народов мира. Что для всякого настоящего националиста — на первом месте не нашивки, титулы и права, а работа, жертва и долг. Не "традиции", а вооружение. 
Несколько менее ясен вопрос о демократизме. Как и с национализмом — получилась путаница в терминах и тут. Если этот термин мы будем понимать в его буквальном переводе — "народоправство", то демократия просто окажется в ряду утопий — может быть, и не плохих, но, все-таки, утопий. Народ, в его целом, править не может — как не может "весь народ" писать картины, лечить зубы, командовать армиями, проектировать мосты. Здесь нужен "специалист", которому народ будет доверять. В наших русских условиях таким "специалистом" был Царь. 
Истинный национализм неразрывно связан с истинным демократизмом — ибо он включает в себя уважение ко всему народу, ко всей нации, черпает, силы из всего народа и из всей нации и борется со всякой кастой. Он всегда находил в себе силы и таланты, и он найдет их и теперь. А мы — мы должны поддерживать всякую русскую силу, а не слабость. И всякий русский талант, а не бездарность. И наш лозунг, лозунг прогрессивных русских националистов можно бы формулировать так: вся власть — русским мозгам. ("Родина" № 3, 1940 г.). 


О РУССКОЙ ЭМИГРАЦИИ


"Потеря времени смерти безвозвратной подобна". Те люди и тот слой, которым история вверила великое русское наследие, потеряли, проворонили, и прошляпили слишком много времени. И продолжают действовать в том же духе и дальше. Закутывают головы, — и свои, и чужие, — обрывками старых лозунгов и старых знамен и, для вящей слепоты и глухоты, прячут эти головы в песок давно выцветших фраз. ("Наша Газета" № 3, 1938 г.). 


*** 
Но совершенно естественно, что среда, которая ставит чин выше личности, происхождение выше таланта и традицию выше требований жизни, никакого вождя выдвинуть не может. 
Именно поэтому в зарубежье такого вождя нет. И именно поэтому эмиграция, может быть, сможет в своей среде выковать вождя — и выковать его именно в борьбе с эмигрантскими традициями. ("Наша Газета" № 5, 1938 г.). 


*** 
Правящий слой дореволюционной России, выпустивший власть из своих рук дряхлеющих, — слой трижды разбитый: мировой войной, революцией и гражданской войной — остался правящим и руководящим слоем национальной части русской эмиграции. Этот слой и есть то болото, которое засушивает, засасывает, заливает грязью все, что есть в эмиграции молодого, действенного, мыслящего и жертвенного. И я не совсем уверен в том, что эти обломки так уже действительно хотят вернуться в Россию. 
Страшно им перед новой Россией. 
Но из-под авторитетного и превосходительного слоя обломков былых поражений с великим трудом пробиваются стальные ростки новой национальной России. Да, они признают авторитеты. Но авторитет воли и ума. 
Нужно без жалости по очереди отбросить все то, что для живой борьбы за Россию уже непригодно. Нужно отбросить те обломки, которые много позабыли — позабыли прежде всего свои собственные ошибки, но которые не научились ровно ничему — не научились даже на своих собственных ошибках. 
Это мертвый слой. Поставим на него крест и пойдем дальше ("Четыре Года" — 1940 г.). 


*** 
Если когда-нибудь будет написана история плодотворной деятельности верхов нашей эмиграции, то перед читателями восстанут жуткие картины. Эти картины будут очень поучительны. Они заставят нас понять, под чьим именно руководством дошли мы до жизни такой, заставят, может быть, почувствовать некоторую страшную историческую закономерность: ничего иного и получиться не могло. 


*** 
Можно утверждать, что в послереволюционные годы власть, как правило, приходит из эмиграции. 
Можно утверждать также, что русская эмиграция — явление беспримерное в истории мира, как по количеству, так и по качеству этой эмиграции. Потрясающая политическая слабость этой эмиграции, как мне кажется, объясняется только одним: старый правящий слой слишком долго засиделся на ее верхах. В результате этого, все наиболее энергичное и талантливое — от политической жизни устранено. ("Наша Газета" № 15, 1939 г.). 


*** 
Мы слишком много ошибались и слишком дорого стоили эти ошибки, и нам, и еще больше нашему народу. Долг нашей совести и долг нашей чести, — принести в Россию нашу Белую Идею, очищенную, как на исповеди, от всех наших ошибок и от всех наших грехов. 
Нам нужна исповедь перед Россией. ("Наша Газета" № 17, 1939 г.). 


*** 
Сколько блестящих актерских одежд и бутафорских декораций упало бы перед глазами нашей совести, если бы мы захотели быть искренними сами с собой. 
Мне очень стыдно и больно прежде всего за свою собственную слабость и за свои собственные ошибки. 
Но мне стыдно и за очень многих так называемых "представителей национальной общественности и нашей национальной прессы". 
Мне стыдно за наши бесконечные споры, сплетни, взаимную клевету, помои, ссоры и дрязги. Стыдно за нашу никчемность; мелочность и злобность, за нашу неспособность к подвигу и к настоящему жертвенному служению. 
Стыдно прежде всего — перед Россией. ("Наша Газета" № 20, 1939 г.). 


*** 
На основании четырехлетнего эмигрантского опыта я знаю уже очень много горьких истин. 
Самая элементарная попытка самой очевидно нужной работы встречается в эмиграции издевательствами, штыками и клеветой, и бойкотом. ("Наша Газета" № 15, 1939 г.). 


*** 
Мы сидим в дыре — это вне всякого сомнения, объяснить эту дыру можно только двумя способами: или эмиграция никуда не годится, или ее как-то провели. 
Но ведь эмиграция в основном, не аристократы и не миллионеры. Это служилый слой. ("Наша Газета" № 57, 1940 г.). 


*** 
Служилый слой в довоенной России состоял из мелкого дворянства, иногда оставшегося вовсе без земли, из разночинцев, выходцев из других слоев народа: купечества, мещанства, крестьянства, духовенства, казачества. Когда я говорю о служилом слое — я включаю в него и всю довоенную интеллигенцию: для служения России вовсе не обязательно состоять на государственной службе. 
Служилый слой не был единым. Если вне государственной службы происхождение не играло решительно никакой роли, то на государственной службе оно, все-таки, отделяло привилегированные слои от "податного сословия". Если служилый слой и "служил России", то очень уж по-разному. Офицерство защищало землю русскую. Неслужилая интеллигенция строила русскую культуру. Блестящая наша техническая интеллигенция — во все свои лопатки догоняла Америку, — и если бы не революция, то к нынешним, временам почти догнала бы ее. ("Наша Газета" № 45, 1939 г.). 


*** 
Русских людей зарубежья обманывают с двух сторон. С одной стороны говорят: вы никому не нужны. С другой — только вас и ждут для командных постов. И то и другое — вранье. Ждут культурных национально и политически подготовленных русских людей. Ждут священников и педагогов, земских начальников и полицмейстеров, юристов и землемеров, инженеров и агрономов, но не ждут никаких командиров. И паче всего ждут людей, политически образованных и политически мыслящих, из которых каждый мог бы объяснить, как и почему его личная работа нужна для процветания Империи. 
Из которых каждый мог бы объяснить, хотя бы схематически, как дошли мы до жизни такой и как нам из этой жизни выкарабкиваться. 
И если мы будем говорить о национальной гордости — то давайте будем говорить откровенно. Без всяких "ура", без "шапками закидаем": нация гордится многим — и поэтами, и учеными, и столицами, и усадьбами, но по настоящему она гордится только армией. 
Народ хочет видеть свою армию и доблестной, и героической и все такое, но прежде всего он хочет видеть свою армию непобедимой. ("Наша Газета" № 51, 1940 г.). 


*** 
Вся моя полемика о генералах и о традициях, о стариках и о верхах имеет, в сущности, целью поставить вопрос в такой плоскости: в какой именно степени работа русской военной мысли, работа командного интеллекта, соответствовала в течение последних ста лет беспримерной жертвенности нашей армии, ее беспримерному героизму и ее беспримерным потерям. Мне отвечают набором героических легенд. Это вовсе не ответ. 
Наше прошлое должно быть переспорено. В особенности наше военное прошлое за последние сто лет. Истоки нашего народного духа, творца и империи, и православия, и монархии, и армии, и литературы, и искусства должны быть очищены от всяких ошибок, принесенных нам по большей части извне. 
Наша болезнь заключается в шляхетско-крепостнической реставрационно-классовой психологии тех людей, которые монополизировали национальную идею. Это есть самый основной и самый больной вопрос нашей политической жизни. ("Наша Газета" № 20, 1939 г.). 

О ШТАБС-КАПИТАНСКОМ (НАРОДНО-МОНАРХИЧЕСКОМ) ДВИЖЕНИИ

Нужно уметь различать всякую групповую психологию от психологии общенациональной. 
Человек, который обобщает групповую психологию, как национальную, может быть только классовым политиком. Но ставить проблемы национальной политики ему очень трудно. 
Для него — его группа всегда будет солью земли. 
С моей точки зрения соль земли русской распределена приблизительно одинаково. Она и в мужике, который шел на войну почти безоружным, она и в офицере, который умирал впереди своих почти безоружных солдат, она и в инженере, который пытался добывать русское железо для русского плуга и для русского меча; она и в священнике, который благословлял и плуг, и меч; она и в русском враче, лучшем из всех врачей мира. 
Вне вот этой общерусской соли остались все группы, которые в России видели пирог. Я не могу найти в себе уважения к русской буржуазии, которая, конечно, делала очень нужное дело: выращивала русскую промышленность. 
Но подвиг этот — жертвы не требовал, доходы же давал аховые. Из этих доходов русская буржуазия отваливала миллионы на разрушение русского государства. Исторически это была попытка свалить поместный слой и на его развалинах утвердить власть Его Величества Рубля. Для государственной работы уже этих рублей не оказалось. 
Для создания Белой армии буржуазия дала гроши, большевикам она дала сотни золотых миллионов, ибо большевики брали, не спрашивая ничьего разрешения. 
Не могу найти в себе уважения и к поместному слою, который в момент катастрофической развязки не нашел в себе мужества, добровольно и за некую плату отдать то, что всем ходом истории было неминуемо обречено на сдачу. 
Соль земли находится там, где люди умеют служить и жертвовать собою. 
По моей терминологии — среди штабс-капитанов. ("Наша Газета" № 39, 1939 г.). 


*** 
Я не пытаюсь даже и утверждать, что какие-либо "штабс-капитанские организации" существуют и в СССР. Не существуют. Но существует ненависть к Советам, о которой наши эмигрантские генералы и понятия не имеют. 
Основное направление жизни будущей России определится опытом и страданиями всей России. 
Мы обязаны знать — и эти страдания, и этот опыт, и те выводы, которые из страдания и опыта двадцати лет вынесли полтораста миллионов русских людей. 
Все Штабс-Капитанское Движение на то и рассчитано, чтобы штабс-капитанов и этих полтораста миллионов подсоветских русских людей объединись в одно стальное целое. ("Наша Газета" № 34, 1939 г.). 


*** 
Наше Движение только что зарождается. 
Его идеи принципиально отличны от всего того, что имеется в эмиграции. Они выковывались долго и мучительно. Может быть более мучительно, чем у кого бы то ни было из моих современников. 
И корни его — не в немецкой философии. А в русских полях. ("Наша Газета" № 35, 1939 г.). 


*** 
Оно зарождается более или менее параллельно в концлагерях, и в зарубежье. 
Штабс-капитаны пойдут в Россию не для взыскания потерянных капиталов, а для службы России. 
Штабс-Капитанское Движение — Движение Имперское, Национальное, Православное и глубочайшим образом Народно-Демократическое — ибо в Монархии мы видим скрещение и закрепление Империи, Нации, Православия и народных интересов. 
Движение — органическое, ибо мы ищем в нашей истории наших корней и ни за какими европейскими шпаргалками не гонимся. Движение — массовое, ибо оно и сейчас обращается не к старым верхам, а к новым массам, и еще потому, что оно обратится со своим словом к полутораста миллионам русского народа. Наш расчет на эти полтораста миллионов. ("Наша Газета" № 37, 1939 г.). 


*** 
Основные черты нашего Движения: это Движение монархическое, ставящее своей целью: с одной стороны — борьбу с нашей реакцией и отсталостью. Окончательный успех этой борьбы зависит от того, сумеем мы выковать собственные силы или не сумеем. 
Если мы боремся с нашей русской отсталостью, то мы автоматически создаем себе врагов с двух сторон. Со стороны представителей этой отсталости и со стороны тех наших врагов, которым эта отсталость чрезвычайно выгодна. Травля Движения идет с обеих сторон. Но ошибочно рассматривать эту травлю, как результат слабости Движения. 
Совсем наоборот. Это есть симптом силы и роста. Сила всякого начинающегося движения заключается не в его союзниках, а только и исключительно в нем одном. ("Наша Газета" № 38, 1939 г.). 


*** 
Штабс-Капитанское Движение в эмиграции объединяет глубочайший, проникающий в кровь и плоть, чисто русский низовой государственный инстинкт. Этот инстинкт — тысячелетний инстинкт русского мужика, который шел умирать за Россию, ни на какие награды не рассчитывая. 
Это тот инстинкт, который Россию построил. Это общее для всех нас. Это то, из-за чего сломить нас невозможно. 
Когда мы — и там оставшиеся, и здесь пребывающие, сломим, наконец, советскую власть, — вот тогда мы будем разговаривать. ("Наша Газета" № 40, 1939 г.). 


*** 
Штабс-Капитаны — это новый эпитет для определения качественных признаков людей. 
Как не всякий, говорящий "Господи, Господи", войдет в Царствие Небесное, так к не всякий, именующий себя штабс-капитаном — есть "штабс-капитан". 
Подлинный "штабс-капитан", как указывает история России, есть только тот, у которого отношения к самому себе, к семье, к обществу и государству проникнуты чувством долга. 
Без "штабс-капитана" немыслимо было ни существование, ни развитие России; немыслимо без него и ее национальное возрождение. ("Наша Газета" № 43, 1939 г.). 
1   2   3   4




Похожие:

И. Л. Солоневича о большевизме и о советском правительстве о царе и о Монархии о настоящем монархизме о закон iconЭ. Ф. Куцова советская кассация как гарантия закон
Институт кассации, как одна из гарантий закон­ности в советском уголовном процессе, имеет особое зна­чение. Оно определяется тем,...
И. Л. Солоневича о большевизме и о советском правительстве о царе и о Монархии о настоящем монархизме о закон iconПроект “идеальной монархии” Л. Тихомирова: утопия или реальность?
Целью статьи как раз и является оценка реалистичности проектов Л. Тихомирова, направленных на реформирование самодержавия в духе...
И. Л. Солоневича о большевизме и о советском правительстве о царе и о Монархии о настоящем монархизме о закон iconЕще о национал-большевизме
Самое поразительное в нем то, что практически все опасения о распаде России, связанные с устранением большевиков от власти, сбылись...
И. Л. Солоневича о большевизме и о советском правительстве о царе и о Монархии о настоящем монархизме о закон iconОдобрен Советом Республики 30 июня 2011 года глава 1 общие положения статья Основные термины, используемые в настоящем закон
Для целей настоящего Закона используются следующие основные термины и их определения
И. Л. Солоневича о большевизме и о советском правительстве о царе и о Монархии о настоящем монархизме о закон iconФедеральный закон "Об образовании"
Под образованием в настоящем Законе понимается целенаправленный процесс воспитания и обучения в интересах человека, общества, государства,...
И. Л. Солоневича о большевизме и о советском правительстве о царе и о Монархии о настоящем монархизме о закон iconРоссийская федерация закон об образовании
Под образованием в настоящем Законе понимается целенаправленный процесс воспитания и обучения в интересах человека, общества, государства,...
И. Л. Солоневича о большевизме и о советском правительстве о царе и о Монархии о настоящем монархизме о закон iconЗакон РФ от 10 июля 1992 г. N 3266-1 "Об образовании"
Под образованием в настоящем Законе понимается целенаправленный процесс воспитания и обучения в интересах человека, общества, государства,...
И. Л. Солоневича о большевизме и о советском правительстве о царе и о Монархии о настоящем монархизме о закон iconСтатья Основные понятия, используемые в настоящем Федеральном законе
Настоящий Федеральный закон устанавливает правовые, организационные, экономические и социальные основы деятельности в области физической...
И. Л. Солоневича о большевизме и о советском правительстве о царе и о Монархии о настоящем монархизме о закон iconПеречень федеральных документов по организации и проведению егэ в 2012 году. Федеральный Закон «О внесении изменений в Закон Российской федерации «Об образовании»
Федеральный Закон «О внесении изменений в Закон Российской федерации «Об образовании» и Федеральный Закон «О высшем и послевузовском...
И. Л. Солоневича о большевизме и о советском правительстве о царе и о Монархии о настоящем монархизме о закон iconДокументы
1. /Сказка о царе Салтане.doc
И. Л. Солоневича о большевизме и о советском правительстве о царе и о Монархии о настоящем монархизме о закон iconКомитет по делам архивов при Правительстве Удмуртской Республики гу «Центральный государственный архив Удмуртской Республики» гу «Центр документации новейшей истории Удмуртской Республики»
Комитет по делам архивов при Правительстве ур, государственные учреждения «Центральный государственный архив ур», «Центр документации...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов