И. Л. Солоневича о большевизме и о советском правительстве о царе и о Монархии о настоящем монархизме о закон icon

И. Л. Солоневича о большевизме и о советском правительстве о царе и о Монархии о настоящем монархизме о закон



НазваниеИ. Л. Солоневича о большевизме и о советском правительстве о царе и о Монархии о настоящем монархизме о закон
страница3/4
П. Р. Ваулина
Дата конвертации21.09.2012
Размер0.55 Mb.
ТипЗакон
1   2   3   4
1. /Солоневич И. - Сборник работ/Подборка цитат из работ И.Л.Солоневича.doc
2. /Солоневич И. - Сборник работ/Солоневич И. - Две силы (ч.1).doc
3. /Солоневич И. - Сборник работ/Солоневич И. - Две силы (ч.2).doc
4. /Солоневич И. - Сборник работ/Солоневич И. - Диктатура импотентов.doc
5. /Солоневич И. - Сборник работ/Солоневич И. - Диктатура сволочи.doc
6. /Солоневич И. - Сборник работ/Солоневич И. - Диктатура слоя.doc
7. /Солоневич И. - Сборник работ/Солоневич И. - Россия в концлагере.doc
И. Л. Солоневича о большевизме и о советском правительстве о царе и о Монархии о настоящем монархизме о закон
Иван солоневич
Иван солоневич
Диктатура импотентов социализм, его пророчества и их реализация
Солоневич Иван диктатура сволочи
Полное собрание сочинений ивана лукьяновича солоневича том второй “наша страна” Вступление
Пятое издание Издательство П. Р. Ваулина Права на переиздание этой книги сохранены за наследниками автора. 1958 год

О ТОМ, ЧТО НУЖНО ДЕЛАТЬ ДЛЯ РОССИИ

Этот вопрос перестал быть теоретическим. 
Он стал вопросом жизни или смерти для ста пятидесяти миллионов подсоветских людей и вопросом долга и совести для двух миллионов нашего рассеяния. Здесь, в рассеянии, вопросы о жизни и смерти не ставятся. 
Здесь нет той иссушающей борьбы за существование и того беспощадного террора, который давит подсоветское население. 
Тем острее при нашем, хотя бы и весьма относительном благополучии ставится вопрос о совести и долге, и о том, что делать для России. 
Корни нашей пассивности заключаются вовсе не в том, что зарубежье забыло Россию и за обывательскими своими интересами похоронило свою русскую душу. Да, конечно, есть и такой "обывательский элемент", но не в нем дело, и не он решает судьбы России и зарубежья. 
Плохо то, что как-то совсем незаметно очутилась в стороне, вне всякого внимания "сильных мира сего" та прозаическая, может быть, и суровая работа, которую может и которую должен, следовательно, вести каждый из нас. 
Нам нужно объединение под самыми простыми лозунгами безусловной любви к национальной России и безоговорочной ненависти к большевизму. 
Статика прошлого не должна подавлять в нас динамики настоящего.
 
Национальной России штабс-капитаны нужны, как военно-политические организаторы, а не как законсервированные люди в своеобразной психологии белых военспецов. ("Голос России" № 101, 1938 г.). 


*** 
Русским нужно будет самым спешным порядком отстраивать свою собственную власть и оттачивать свои собственные штыки. 
Мы сейчас только объект истории. Субъектом ее мы можем стать только на нашей родной почве. 
Но по дороге к ней нам придется пережить очень тяжелые моменты: никаких иллюзий тут строить нельзя. Единственно разумное, что мы можем сделать, единственно трезвое — трезвое до полной беспощадности к самим себе — это, сжавши зубы, готовить себя к будущему. Вооружиться и технически, и идейно, но главным образом идейно. 
Перед нами стоят страшные времена. 7 миллионов взрослых русских людей сидят в советских концлагерях. 7 миллионов русских мужчин. Это немногим меньше того, что выставила Россия на фронт Мировой войны. 
Никто не в состоянии удержать этих людей от беспощадной мужицкой расправы над советской властью вообще и над той сволочью, которая является ее "конкретными носителями". 
Что значат наши программы в сравнении с яростью этих миллионов, хотя бы только этих концлагерных, — когда чей-то иностранный штык или чья-то внутренняя бомба извне или изнутри, ударит по машине большевистского террора. 
С возможной ясностью представьте себе, что будут делать эти миллионы, доведенные до предельного отчаяния и до предельной ярости. 
Никогда, ни на одну минуту мы не должны упускать одного — нашего глубинного, кровного, расового инстинкта, который создал нашу Империю, нашу Церковь и нашу культуру, который выводил нас, хотя бы и не сразу, из еще более безвыходных дыр нежели та, в которую мы сейчас попали. 
Наша задача, задача культурнейшего слоя русского народа — возможно более тесно подойти к психологии нашего народа, исходить не из того, что он должен был бы сделать по нашему разумению, а из того, что он неизбежно сделает при данных условиях. 
Но также и при условии невероятного обострения национального инстинкта, закаленного годами еврейско-марксистской власти. 
Мы должны идти по путям нашего народа, по путям его ненависти и его любви ("Наша Газета" № 3, 1938 г.). 


*** 
Для нас не безразлична форма ликвидации большевизма вообще: свержение его путем внешнего удара или путем внутреннего переворота. 
Подавляющее большинство русских зарубежных организаций предпочитает внутренний переворот. 
Предпочитаю его и я. Однако из этого предпочтения не следует решительно ничего. И мне приводится: далеко уже не в первый раз призывать наше зарубежье к сохранению элементарного политического здравого смысла. Для людей, этим здравым смыслом обладающих, вне всякого сомнения находятся следующие постулаты: 
1. Мы бессильны или ускорить, или задержать, или вызвать, или предотвратить внутрироссийский переворот. В масштабах внутрироссийской борьбы с обеих сторон принимают участие десятки миллионов людей. 
2. Мы совершенно бессильны или вызвать, или предотвратить иностранную интервенцию в русские дела. Авторитет наших организаций ими же самими подорван так катастрофически и так бесповоротно, что с ними никто не разговаривает и разговаривать не будет. ("Наша Газета" № 3, 1938 г.). 


*** 
Давайте будем смотреть в лицо фактам — совершенно независимо от того, приятны эти факты или неприятны. 
Попытки задержать войну, если ее проектирует кто-то так же платонически и так же бессмысленно, как и попытки вызвать войну, если бы ее никто не проектировал. Мы только объекты истории. Субъектам мы можем стать в результате войны. 
Мы стоим перед великими потрясениями и мы должны подойти к ним со всей выдержкой, на которую мы еще способны. И в наших диагнозах; и в наших прогнозах мы должны исходить не из писаных теорий или неписаных традиций, а из реальности мирового и внутрирусского положения. Эта реальность сводится к тому, что кровавый режим большевизма вызван глупостью одних и изменой других. Эта реальность заключается в том, что и за измену, и за глупость России еще придется платить. 
Эта реальность сводится к тому, что каждый год бытия советской власти все повышает и повышает цену этой отплаты. Эта реальность сводится к тому, что страшные силы нашего народа, закаленные огнем и кровью двадцатилетней гражданской войны, жаждут своего раскрепощения. Нужно танцевать от этой реальности, а не от кабинетно- банкетных выдумок эмигрантских кафе. ("Наша Газета" № 10, 1938 г.). 


*** 
Средний штабс-капитан эмиграции не виден на политической поверхности зарубежья. 
Он давно оставил мудрость своих бездарных вождей, авторитет лампасов, титулов, старых мыслей и слов. Он стал агрономом, инженером, врачом, чиновником, купцом, и даже за рулем такси он и читает, и думает, он ищет ответа на вопрос: что делать? 
У нас — штабс-капитанов, — нет ничего. Ничего, кроме нашей воли, наших мозгов и нашей любви к Родине. Для нас масса — не демос и не плебс. Для нас масса — это наш народ. Мы по старым путям больше не пойдем! Для нас благородство будет в труде, а не в голубой крови. Для нас мужик — не ругательное слово и не существо низшей расы. Это — наш брат. Наш народ. Сейчас это 90% нашего народа. 
Для нас Россия — это прежде всего наш дом, в котором, мы прежде всего должны позаботиться о мире, о "полной чаше", о социальной справедливости, о благоденствии всех населяющих этот дом миллионов. 
О фасаде мы позаботимся позже. 
Штабс-капитаны — это та огромная трудовая и культурно-идейная толща, которая скрывается под плесенью осколков былых поражений, говорящих от имени эмиграции. 
Эта штабс-капитанская среда — молчаливая, трудовая и идейная Русь, которая не мечтает о старых привилегиях, которая не живет за счет иностранных контрразведок, которая не бегает с доносом, которая работает, страдает и ждет своего часа служить своей Родине, а не командовать ею. 
И этот штабс-капитан будет расти, совершенно независимо от того, хотят этого или не хотят осколки былых поражений. 
Но настоящей силой он станет только в России. 
В России он безусловно станет силой. 
И моя задача заключается в том, чтобы это новое движение расшевелить, поднять и оформить. ("Наша Газета" № 12, 1939 г.). 


*** 
Штабс-капитанская масса имеет возможность добиться моральной изоляции вольных и невольных агентов и попутчиков большевизма. Это наш моральный долг, и это моральная основа нашей Штабс-капитанской работы здесь. ("Наша Газета" № 14, 1939 г.). 


*** 
Важная же конкретная задача стоит перед нами здесь. Вот она: 
Послесоветская Россия вынырнет из большевистского пожарища в виде массы, очень сплоченной в одном отношении и совершенно аморфной в другом. Эта масса будет сплочена общностью переживаний и общностью настроений. 
Это будет сто семьдесят миллионов людей, находящихся на таком умственном уровне, на каком никогда и нигде не находился еще ни один народ. Это будет масса, закаленная, как рессорная сталь, — не как хрупкая сталь инструментов. Она вырабатывает в себе невероятное упорство или точнее, то качество, которое по отношению к стали определяется термином — "вязкость". Эта масса привыкла к невероятной затрате энергии, ибо каждый шаг советской жизни требует проявления этой энергии — иначе люди гибнут. 
Но эта масса не имеет и не может иметь никакой, я бы сказал, рабочей идеи — как в науке бывают рабочие гипотезы. 
Общие идеи у нее будут. И эти общие идеи почти целиком совпадают с нашими. Именно потому штабс-капитан окажется своим человеком. Это я гарантирую категорически. 
В числе общих идей будут, как нечто безусловное, следующие: 
национальное единство России, социальная справедливость: мужику — землю, рабочему — профессию, никаких сословий или каст. 
Самой основной целью всего строительства явится хозяйственное строительство. ("Наша Газета" № 14, 1939 г.). 


*** 
Подготовка эмиграции к будущему служению России не заменяет и не отменяет необходимости и сейчас, в данный момент, всеми имеющимися в нашем распоряжении способами, — вести борьбу против большевизма. 
Подготовительная работа зарубежья может быть разбита на две части: 
1. Одна часть — это наша общая идейная установка. Ее нужно оформить и закрепить. В ней не должно быть места никаким двусмысленностям, никакому непредрешенчеству. Нужно идти или за монархию или против монархии — третьего не дано, и всякие оговорки только путают карты. 
И об этом мы должны сказать русскому мужику и рабочему прямо и ясно. 
Нам нужна полная справедливость в земельном, рабочем и национальном вопросе. 
2. Другая часть — черновая подготовительная работа. 
Ни первой, ни второй части в России сделать некому. Как, например, распорядиться с совхозами, с колхозами, с крупной и мелкой промышленностью, с самоуправлением. 
Таких вопросов в России обсуждать нельзя. Это можем делать только мы, больше некому. 
Если мы сумеем оформить и нашу регулятивную идею, и ряд наших технических программ, мы автоматически явимся решающей силой стройки будущей России. Нет никаких принципиальных препятствий. Есть только вопрос о том — сумеем ли и успеем ли? ("Наша Газета" № 15, 1939 г.). 


*** 
Прежде идея монархий защищалась казенными словами и казенным усердием. 
Бердичевский фармацевт оказался вооруженным самым современным орудием политической аргументации, а в нашем распоряжении не оказалось почти никаких аргументов. 
Бердичевский фармацевт мог разъезжать в первом классе международного вагона, а "нижний чин", защитник Родины и все такое, не имел права ездить в трамвае. 
Идейная борьба за Веру, Царя и Отечество в душе этого нижнего чина велась с одной стороны фармацевтом и с другой стороны штабс-капитаном. 
Силы были не равны. Идейная борьба за Веру, Царя и Отечество отступила в казармы, в полицейские участки, казенные проповеди церковного ведомства. 
Идейная борьба против Веры, против Царя и против Отечества захватила и кафедры, и газеты, и университеты, и сельских учителей, и семинаристов из духовного звания, и артистов из Художественного театра. Честно отсиживались: мужик и штабс-капитан. И тот и другой оказались невооруженными. 
Этого больше не будет. 
Наша задача заключается в частности в том, чтобы для нашей нынешней и грядущей борьбы за Веру, Царя и Отечество мы были бы вооружены самым современным оружием: и идейным, и огнестрельным, и организационным, и агитационным, и каким хотите еще. 
Всякий человек, который станет утверждать, что во всех этих отношениях мы были вооружены — лжет. Он говорит, может быть, лестную, но заведомую ложь. 
Он мешает нашему перевооружению. 
Он, следовательно, готовит нам очередное поражение. ("Наша Газета" № 18, 1939 г.). 


*** 
И есть у нас еще одно: нелюбовь к малым делам. Большинство из нас все ищет "дел исполинских", щучьих слов, героических подвигов или героических поз. Но пушкинский "труд упорный" все еще "тошен". А дело идет именно о труде, черновом, настойчивом, незаметном труде, для будущего нашей Родины. 
Нам, господа штабс-капитаны, придется выбираться из очень глубокой дыры и делать очень трудное дело. Но если мы начнем делать, пусть даже и не "самоотверженно", а просто добросовестно и серьезно, у нас появятся возможности, о каких мы сейчас и не мечтаем. С нами будут считаться те силы, которые нынче с эмиграцией не считаются никак. У нас будут те пути, которые 20 лет для русского зарубежья были закрыты наглухо. 
И самим себе, и иностранцам и подъяремной России мы должны показать и доказать, что мы являемся огромной культурной и творческой силой, а не человеческой пылью, оторвавшейся от обломков былых крушений. ("Наша Газета" № 18, 1939 г.). 


*** 
Нам нужно будет очень много и воды, и мыла, и щеток, и скребниц, чтобы отмыть довоенную Россию от всей той грязи, которою обмазали ее наш гнилой либерализм и его законнейший и неизбежный наследник — советский режим. ("Наша Газета" № 34, 1939 г.). 


*** 
Было бы полной нелепостью пытаться оформлять идеи, неприменяемые для ста пятидесяти миллионов ныне подсоветских людей. Следовательно, нужно знать, хотя бы приблизительно, хотя бы не точно, как именно думают эти 150 миллионов русских людей. 
Нам придется считаться с этими мнениями, и в какой-то степени подчиниться им — иначе мы будем сброшены и отброшены. 
Наша идея и ее формулировки будут определять будущее России только в том случае, если эта идея будет выражать настроение и интересы полутораста миллионов, и если она будет выражена понятным для этих миллионов языком. 
Мы должны заниматься только тем, что мы можем сделать реально. Реально мы можем сейчас "организовать кадр творческих сил". ("Наша Газета" № 37, 1939 г.). 


*** 
Господа штабс-капитаны, имейте в виду. Из всех подсоветских свидетелей — я занимаю самую правую, самую, так сказать, национальную позицию. 
Я — единственный подсоветский свидетель, проповедующий монархизм от имени подсоветского мужика. 
Я — один из очень немногих людей эмиграции, которые от монархии не имели ровно ничего... кроме строительства Российской Империи.
Я — единственный из подсоветских свидетелей, пытающихся организовать какой-то, пока хотя бы только психологический, мост между теми, кто сидит в колхозах и концлагерях советского ада, и теми, кто сидит за рулем такси или в лабораториях зарубежного рассеяния. И вот, я говорю вам, я имею и объективную возможность и субъективную смелость это доказать: 
думать о том, что вы сможете вернуться в Россию — новую Россию — имея во главе пузырь из потонувшего мира — есть или иллюзия, или безумие. 
В России будет слишком много проблем, слишком много жертв и усилий, слишком много наболевших мест, чтобы к этим наболевшим местам мы имели бы право идти с векселями потонувшего мира. 
Все, что пахнет реакцией, штабс-капитанам нужно отбрасывать сразу — отбрасывать так, чтобы навсегда отшиб 


О МОНАРХИЧЕСКОЙ АГИТАЦИИ. О ФАКТОРЕ СИЛЫ. О СЕГОДНЯШНЕЙ РОССИИ. О НАЦИОНАЛЬНОЙ АРМИИ. О НАРОДНО-МОНАРХИЧЕСКОМ ДВИЖЕНИИ

О МОНАРХИЧЕСКОЙ АГИТАЦИИ

Нам нужно вести монархическую агитацию. 
Нам нужно знать и то, как ее следует вести, и то, как ее вести не следует. 
Мы анализируем прошлое России и мы говорим: были такие-то явления, происходившие в таких-то условиях и при наличии этих явлений Россия — под эгидой монархии, — достигла таких-то результатов. И при ослаблении или гибели монархии, — попадала в такие-то и такие-то катастрофы. 
Мы подводим некий принципиальный фундамент под неоспоримые факты нашего прошлого. 
Мы не строим никаких воздушных замков. 
Мы представительствуем собою политический реализм, и мы боремся против всякого политического утопизма. 
Прежде всего, мы что-то строим: строим основное — идею Русской Народной Монархии. Строят ее очень разные люди: и белорусский крестьянин Иван Солоневич, и сибирский "землепроходец" Борис Башилов, и профессор Борис Ширяев. 
Как и всегда в этом мире случается, — некоторые точки зрения не совпадают — мы о них слегка спорим. Но основное совпадет вполне: Народная Монархия. 
Мы рассеиваем мифы, опутывающие сознание монархической эмиграции, и мы из-под обломков старины пытаемся воссоздать тот момент, когда Монархия Российская была ближе всего к ее идеалу. 
Наша задача — задача чисто агитационная. 
Или, быть может, — миссионерская. 
До России и в России мы должны проповедовать монархию. Нам навстречу подымется великая волна народного инстинкта, народной боли, народных страданий. Подымется и волна народной надежды на лучшее будущее. 
Эта волна — она будет, — в этом не может быть никаких сомнений. Но могут быть сомнения, — окажемся ли мы на высоте?... 
Нам, монархистам, остается только один путь, путь "демократического" завоевания русских масс, — масс, которые к этому "завоеванию" подготовлены и тысячелетней традицией России, и своим национальным инстинктом, и переживаниями послефевральского периода. 
Этот путь не исключает наших стремлений к тому, чтобы будущая русская Национальная армия не попала бы в руки заговорщиков и утопистов, авантюристов и хамелеонов, чтобы в ней было создано, по крайней мере, монархическое ядро. 
Для того, чтобы завоевать общественное мнение России, и для того, чтобы создавать монархическое ядро в Русской Национальной Армии — мы все, настоящие монархисты, — монархисты для России, а не для карьеры — должны честно проанализировать все русское прошлое — без всякой оглядки на то, что скажут эмигрантские "княгини Марьи Алексеевны". 
Монархическая литература должна иметь в виду не служилые и привилегированные слои старой России, а конкретный русский народ, который жил на Руси Алексея Михайловича, в России Императора Петра Алексеевича и в СССР Сталина. 
В России нет и не будет того социального слоя, который так характерен для монархической эмиграции. 
Делайте для Монархии все, что вы только можете сделать: это — единственная гарантия против абрамовичей и социалистического рая № 2. ("Наша Страна" №№ 75 и 76, 1951 г.). 


*** 
"Наша Страна" не является ни пулеметными курсами, ни унтер-офицерской школой: она имеет в виду идейное вооружение русской монархической элиты, самым мощным оружием, какое этой элите предоставила вся русская история. Это оружие нужно изучить. Нужно научиться им пользоваться. 
Это возможно только и исключительно путем "дискуссии", "полемики" и прочих таких вещей. 
Нужно уметь обороняться и нужно уметь нападать. 
И обороняясь, и нападая, нужно, по мере возможности, ясно знать — чем идея Русской Народной Монархии отличается и от идеи русской сословной монархии и от социалистов и от солидаризма. 
Какие доводы имеются в распоряжении противника. Какие доводы являются фальшивкой и какие неоспоримы. 
И как следует справиться с теми и с другими. 
"Народная Монархия" — предназначается для того же, для чего в свое время предназначался "Капитал" Карла Маркса. 
''Народная Монархия" — схема. 
Ее нужно разрабатывать дальше. Ее нужно пропагандировать. 
Слово стало нашим оружием. 
Научитесь им пользоваться. Это зависит от нас. Это зависит от вас. 


О ФАКТОРЕ СИЛЫ

"Дух" народа. — Реальная жизнь страны определяется соотношением сил — в нашем русском историческом случае — моральных сил. Все это ничего общего с реакцией не имеет. 
На стороне сепаратизма никакой реальной силы нет. 
Российская Империя выросла, главным образом, на базе стремления к объединению всех народов этой Империи. 
И мы, честные русские политики, морально обязаны предупредить САСШ — если дело дойдет до насилия — то сила будет на стороне России и такая сила существует. 
Эта сила ("дух" народа) прошла века и века беспримерных в человеческой истории жертв во имя общего блага всех народов Российской Империи. 
Из двухсот миллионов населения России по меньшей мере 190 миллионов за единство страны будут драться, т.е. применять силу. 
О "величии" и единстве России должны позаботиться прежде всего мы, — от Абрамовича до Чухнова. 
И основным пунктом любого соглашения должно быть официальное признание Государственной суверенности России в пределах 1940 года, — оставляя все остальные территориальные вопросы компетенции будущего. 
Как это ни парадоксально, — ключевую позицию сейчас занимаем мы, и мы обязаны сказать Америке честно: мы защищаем не только государственное единство России, которое ничто в нынешнем мире поколебать не может, — мы также защищаем государственное существование и САСШ. 
Исторический опыт доказал, что Россия — это не Империя в римском или британском смысле этого слова. Это — 196 сиамских близнецов, которые срослись в политическом, экономическом, бытовом, культурном и всяком ином смысле этого слова. 
"Силой" в будущей России будет ее сегодняшняя внутренняя эмиграция, а никак не те остатки потонувшего мира, которые называют себя "монархистами в эмиграции". 
Для меня внутренняя эмиграция означает значительно больше: это не только скрытый внутренний протест, — это также и накопление сил для борьбы. 
Внутренняя эмиграция состоит из очень сильных людей. 
В какой степени "сильные люди" противоречат "сильной монархии"? — Ни в какой степени. Государь Император Николай Александрович был очень сильным человеком ("Железная рука в бархатной перчатке"), но очень сильным человеком был и П.А. Столыпин. ("Наша Страна" №№ 94, 98, 114 и 138). 


О СЕГОДНЯШНЕЙ РОССИИ

Сегодняшняя Россия — это очень молодая страна, ее люди упорны, закалены, обуяны ненасытной жаждой знания. 
Культурный отбор этих людей и будет правящим слоем России, — независимо от того, будет ли у нас Монархия, или республика, или судьба тяпнет нас какой-то новой диктатурой. 
Нравится ли нам это или не нравится — это есть новое поколение. И не только хронологически, но и социально. 
Новое поколение России — закаленное, упорное, жизнеспособное, молодое, ни при каких обстоятельствах не позволит "пузырям потонувшего мира" командовать собою. 
Оно позволит себя убеждать, но, как раз, этого "пузыри" делать не умеют. 
Нынешнее — советское — поколение вышло из иной социальной среды, со всеми политическими, психологическими и прочими предпосылками и последствиями. 
С этим поколением эмиграция обязана считаться, как с решающим фактором в жизни России. 
Новая Россия будет новой Россией, с новой промышленностью, новым крестьянством, новым пролетариатом, новым правящим слоем и с новыми методами управления. 
Россия будет страной чудовищной силы и великой, еще невиданной в истории мира, человечности. 
"СССР", — конечно, — Россия, пленная, но Россия. И "советский народ" есть, конечно, русский народ, хотя и тоже пленный. И даже советская литература есть русская литература, хотя, может быть, ее плен наиболее тяжек. ("Наша Страна" №№ 125, 126, 127 и 129, 1951 г.). 

1   2   3   4




Похожие:

И. Л. Солоневича о большевизме и о советском правительстве о царе и о Монархии о настоящем монархизме о закон iconЭ. Ф. Куцова советская кассация как гарантия закон
Институт кассации, как одна из гарантий закон­ности в советском уголовном процессе, имеет особое зна­чение. Оно определяется тем,...
И. Л. Солоневича о большевизме и о советском правительстве о царе и о Монархии о настоящем монархизме о закон iconПроект “идеальной монархии” Л. Тихомирова: утопия или реальность?
Целью статьи как раз и является оценка реалистичности проектов Л. Тихомирова, направленных на реформирование самодержавия в духе...
И. Л. Солоневича о большевизме и о советском правительстве о царе и о Монархии о настоящем монархизме о закон iconЕще о национал-большевизме
Самое поразительное в нем то, что практически все опасения о распаде России, связанные с устранением большевиков от власти, сбылись...
И. Л. Солоневича о большевизме и о советском правительстве о царе и о Монархии о настоящем монархизме о закон iconОдобрен Советом Республики 30 июня 2011 года глава 1 общие положения статья Основные термины, используемые в настоящем закон
Для целей настоящего Закона используются следующие основные термины и их определения
И. Л. Солоневича о большевизме и о советском правительстве о царе и о Монархии о настоящем монархизме о закон iconФедеральный закон "Об образовании"
Под образованием в настоящем Законе понимается целенаправленный процесс воспитания и обучения в интересах человека, общества, государства,...
И. Л. Солоневича о большевизме и о советском правительстве о царе и о Монархии о настоящем монархизме о закон iconРоссийская федерация закон об образовании
Под образованием в настоящем Законе понимается целенаправленный процесс воспитания и обучения в интересах человека, общества, государства,...
И. Л. Солоневича о большевизме и о советском правительстве о царе и о Монархии о настоящем монархизме о закон iconЗакон РФ от 10 июля 1992 г. N 3266-1 "Об образовании"
Под образованием в настоящем Законе понимается целенаправленный процесс воспитания и обучения в интересах человека, общества, государства,...
И. Л. Солоневича о большевизме и о советском правительстве о царе и о Монархии о настоящем монархизме о закон iconСтатья Основные понятия, используемые в настоящем Федеральном законе
Настоящий Федеральный закон устанавливает правовые, организационные, экономические и социальные основы деятельности в области физической...
И. Л. Солоневича о большевизме и о советском правительстве о царе и о Монархии о настоящем монархизме о закон iconПеречень федеральных документов по организации и проведению егэ в 2012 году. Федеральный Закон «О внесении изменений в Закон Российской федерации «Об образовании»
Федеральный Закон «О внесении изменений в Закон Российской федерации «Об образовании» и Федеральный Закон «О высшем и послевузовском...
И. Л. Солоневича о большевизме и о советском правительстве о царе и о Монархии о настоящем монархизме о закон iconДокументы
1. /Сказка о царе Салтане.doc
И. Л. Солоневича о большевизме и о советском правительстве о царе и о Монархии о настоящем монархизме о закон iconКомитет по делам архивов при Правительстве Удмуртской Республики гу «Центральный государственный архив Удмуртской Республики» гу «Центр документации новейшей истории Удмуртской Республики»
Комитет по делам архивов при Правительстве ур, государственные учреждения «Центральный государственный архив ур», «Центр документации...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов