Посвящается всем, кто любит icon

Посвящается всем, кто любит



НазваниеПосвящается всем, кто любит
Дата конвертации22.09.2012
Размер159.5 Kb.
ТипРассказ

Посвящается всем, кто любит ее


Часть Первая


День Первый


На самом деле это не первый день, я не собираюсь рассказывать, как научилась ходить, и каким было мое первое слово. С этого дня я начала жить не так, как остальные. Я не изменилась, ни чуть, но в глубине была другой, и мне нравилось видеть и чувствовать, как никто не может найти истинную "меня".

Но этих "никто" было не бесконечное количество...


Я сидела на кухне, уставившись на горящую свечу, оставленную после праздничного ужина, и сложив руки на столе, будто напротив сидел кто-то, с кем я вела умную беседу.

Я переехала с родителями ближе к центру столицы, и соответственно пришлось сменить место моего образования. Завтра был первый учебный день, и у меня предательски покалывал бок от одной мысли, что мне придется с кем-то знакомиться и смущенно улыбаться. Я ненавидела встречать новых людей и спрашивать: "Как тебя зовут?" Одиночества тоже не желала, оно обходило меня стороной, будто боясь обжечься.

Я общалась с людьми, отстраненными от меня, делилась с ними чем-либо, хотя все из них понимали меня по - одинаковому. Ну и ладно, думала я, с богом ведь не поговоришь.


Небо заволокло мрачным ночным пятном, спрятало все мои звездочки и отобрало половинку моей луны. Я вздохнула, и дыхание сбило мирное горение синего пламени.

Чиркнув головкой спички по коробку, обжигающий огонек больно сверкнул в глаза, я снова подожгла фитиль и замерла. Безумно-тихий вечер сводил с ума, становясь каждодневным украшением беспорядочной жизни.


Я не вела дневника, потому что кроме меня было некому его читать. И каждый раз, когда я заполняла первую страничку, тут же комкала ее и бросала в мусорное ведро, с первого броска точно попадая в цель.

Вся моя жизнь была большим клубком шерстяных нитей, который я забросила, и у меня просто не хватает времени, чтобы распутать его...


Я так и уснула, перед уже потухшей свечой.


День Второй


Вторая парта душного класса привела меня в сумасшествие. За партой сидела девчонка, любопытно оглядывая меня так, что мне казалось, что меня просвечивают рентгеном. Я села на край стула и, делая вид прилежной ученицы, уставилась на доску за учителем. Мое положение "сфинкса" прервал толчок в правую руку. Под мой локоть скользнул тетрадный лист и карандаш. На листе аккуратным почерком было выведено: "Привет, давай знакомиться. Аня"

Началось...

Весь урок я провела подобным образом. Вскоре соседка по парте узнала, какого черта меня сюда занесло, с кем, сколько, зачем я вообще живу и кто я по-национальности, в конце концов!

Опрос был окончен, и с надеждой, что в следующем классе я мышкой забьюсь в тихий угол, была пустой вещью.


Весь день меня преследовала Аня, в итоге я пошла на уступки, ибо кроме нее за мной никто из нового класса не ходил хвостом, страстно желая познакомиться.

К концу уроков на мою парту упал брошенный с задней парты очередной скомканный шарик. Я медлительно развернула его и увидела запись: "Я живу в доме напротив твоего. 3 подъезд, 6 этаж, 63 квартира. Приходи после школы".

Я усмехнулась. Ну и совпадение. Решив, что данные я запомнила, тем более столь явные, я так и оставила записку лежать на парте.


Шестой подъезд, третий этаж, тридцать шестая квартира. Легко запомнить!


Я нажала на кнопку звонка, за дверью разносились крики. Инстинктивно отошла подальше от двери, крики уже разносились совсем близко, я последний раз вздрогнула от дурного предчувствия, звякнул замок, моя рука потянулась к кнопке вызова лифта, на меня устремились глаза человека, который, казалось, не спал целый месяц и весь этот месяц беспрерывно пил. Женщина лет сорока с длинной палкой в руке просверлила меня взглядом и бросила:

- Чего хотела?

- Я дверью ошиблась, наверное, - и усмехнулась. "Наверное". Не наверное, а точно.

- Вали тогда!


Хлопок дверью, мой испуганный смех, скрипящие двери лифта. Перед тем, как войти в исписанную надписями кабинку, я услышала щелчок. Придержала закрывающийся лифт, и заметила, что злосчастная дверь снова открылась. Из-за приоткрытой щели на меня смотрели большие серые глаза, устремленные из под редких прядей, ниспадавших на лоб. Это было худое лицо с не по-детски высокими скулами и сжатыми губами.

Я замерла от необыкновенной красоты, почувствовав, как приятно защекотало внизу живота, и улыбнулась грустным глазам, этому взгляду, который будто звал меня куда-то...

Крики, раздававшиеся из квартиры, заставили девушку вздрогнуть. Она снова позвала меня взглядом, я испугалась, что могу потерять необыкновенную частичку этого безумного мира, и протянула руку. Почувствовала, как ее хрупкая ладонь согрела мои озябшие пальцы, притянула ее к себе, и отпустила двери лифта...


Я бежала по скользкому насту, проваливаясь в снег, но не отпускала дрожащей руки с длинными изящными пальцами, не отпускала манящие блеском глаза, глаза, который кричали: "Я хочу жить!"

Был вечер, стемнело, мы шли по дворам, пугающие мертвенной тишиной, наши шаги эхом разносились по пустынным скверам. Только сейчас я нехотя разжала руку, осознав ситуацию, и остановилась. Она посмотрела на меня, потом подняла глаза к небу.

Впервые за несколько недель ночь сжалилась и выпустила на волю мои любимые звездочки, которые мерцали и переливались.

Она протянула руку и воскликнула:

- Звезды!

Я не подняла голову, я продолжала смотреть на длинные прямые волосы, обрамляющие лицо, на полураскрытые губы, на ресницы, украшенные снежинками...

Я вспомнила, что время не собирается останавливаться ради меня, и взглянула на часы. Было слишком поздно.

- Тебе пора домой, - шепотом проговорила я.

- Я не хочу.

- Я знаю. Я зайду за тобой завтра.

Я проводила ее до дома и остановилась у подъезда.

- Да, меня зовут...

- Неважно, как тебя зовут, - перебила я.

Она посмотрела на меня совершенно равнодушно. Мне показалось, что сейчас она ударит меня по лицу...

- Хорошо. Тогда твоего имени я спрашивать не буду.

Не ее лице скользнула улыбка, еле заметные ямочки на щеках, прищуренные от смеха глаза. А я стояла и даже не улыбалась, просто смотрела на нее.

- Ты зайдешь, правда? И заберешь меня, как сегодня?

- Обещаю, - прошептала я снова, и осторожно приблизилась губами к ее щеке, почувствовала приятный аромат и тепло, исходящее от нее, и коснулась губами горячей щеки. Она вздрогнула и протянула руку для пожатия.

Дверь подъезда захлопнулась, я развернулась и побежала домой.


Ночь. Ее образ. Любовь.


День Третий


Школьная суматоха сводила с ума, я хотела, чтобы поскорее закончился этот безумный день, в наушниках громкое Би-2, я старалась не думать о ее образе, не вспоминать его. Я не понимала, кто она, она не человек, человек не может так влюбить в себя...


«Она не скажет мне умное завтра,

Она всего лишь улыбка и взгляд,

Она уходит и не вернется назад»


Я боялась смотреть прохожим в глаза. Мне казалось, что они понимают меня, я боялась этого и сторонилась. Боялась, что мою любовь сожгут, а пепел отдадут ей, и она исчезнет, решив, что я предала ее.

Я никогда раньше не влюблялась, даже в свои шестнадцать была равнодушна к этому чувству, я любила только себя, и немного - мир.


Набрала код ее подъезда, поднялась пешком на этаж и замерла в испуге. В испуге, что ее бьют за этой похабной дверью, в испуге, что ее бьют из-за меня.

- Это надо прекратить, - пробормотала я, и уверенно нажала на кнопку звонка. Молчание в квартире. Щелчок. Увидев ее, я вздохнула. Она вышла на лестничную площадку, даже не поздоровавшись, и вызвала лифт. Я в недоумении наблюдала за ней. Она была другая. Во взгляде таилась злость.

- Ты злишься на меня? - снова шепот. Мой голос сел, я смущенно опустила глаза.

- Да. У тебя был когда-нибудь парень?

Меня поразило. Я не ждала такого вопроса, не понимала, к чему она клонит, и не знала, что будет лучше ответить. Правду.

- Нет, я даже не влюблялась.

- Ты лесбиянка?

Нет! Я просто ее люблю.

- Не знаю.

- Как это? Ты явно ко мне не просто так ходишь.

- А ты не хочешь этого?

- Хочу.

Во мне вскипела ненависть, я выкрикнула:

- А может, ты пользуешься мной, чтобы бегать от своей мамочки-алкоголички?

Ее глаза блеснули яростью, губы сжались, и она прошипела:

- Не смей так говорить!

Это был окончательный удар. От моих вопросов рикошетом отзывались недоброжелательные ответы.

Вот сейчас, сейчас она уйдет, пронеслось у меня в голове.

- Прости.

- Ты любишь меня?

- Да. А ты?

- Когда-нибудь полюблю, наверное. Но пока, если хочешь, могу быть твоей девушкой.

Мне ничего не оставалось, как снова сказать правду:

- Хочу.


Я шла и была счастлива рядом с ней. Она крепко сжимала мою замерзшую ладонь, и холодный пар исходил от ее губ. Мы шли медленно и молча, потому что говорить было не о чем, и не хотелось. Я смотрела на ее черты и пыталась запомнить их, впитать в себя, а она всего лишь молча разглядывала грязную смесь снега и луж у себя под ногами. Я видела в ней красоту, а она видела вокруг жестокость и совсем не замечала меня. Я еще крепче сжала ее руку и, наконец, спросила:

- Ты хочешь, чтобы я ушла?

- Нет! - неожиданно вскрикнула она и вцепилась в меня, больно сжав запястья.

- Почему не хочешь?

- Потому что ты единственная, кто считает, что я красивая.

- И все? - мое возмущение было столь заметно, что я быстро исправилась и холодно оглядела ее.

- В душе.

Вот я чертовка!


Быстро летело время, я все пыталась его хотя бы ненадолго приостановить, но оно невзлюбило меня за что-то, как и моя семья, как и прохожие вокруг, как и мир...


Я стояла с ней у ее подъезда и жалась от холода. А она уговаривала меня пойти домой, но мне не хотелось уходить. Я хотела увидеть, как зажжется и погаснет свет в ее комнате, ее темный силуэт в окне, мельком кинувший взгляд на безлюдную улицу. Я хотела видеть ее саму, везде, в своих снах и в своем отражении. Вот только, жаль, она не знала всего того, чего хочу я.

- Ты такая странная, - внезапно прервала она неловкое молчание, - когда я смеюсь, ты даже не улыбаешься.

- Я устала улыбаться, - вяло пробормотала я, - и иногда даже хочу плакать.

- Так почему ты не плачешь?

- Не хочу смущать тебя.

- А что такого? Ты не хочешь, чтобы я жалела тебя?

И только сейчас я поняла, что хочу этого больше всего. Закрыла лицо руками, потому что боялась, что сейчас закричу, все сжало внутри, подступили слезы. Я развернулась и быстрым шагом направилась домой, стараясь не оборачиваться.


День Четвертый


С самого утра я была будто в пространстве, я поняла, что впервые столкнулась с тем, что раньше считала беззаботным и ничтожным. Я любила ее, а она - нет. Она всего лишь искала подружку, а я искала саму себя в ней. Мне было неловко ощущать мою странность, я не думала, что моей первой любовью будет не парень из соседнего двора, а она.


Любовь. Лю-бовь. Чертово слово! Разве можно давать имена чувствам? Любовь. Что за бессмыслица, тот, кто это выдумал, не задумывался о значении всего этого, ему было явно плевать на других!


Я вспомнила ее образ и ее запах, на глаза выступили слезы, и я заплакала. Громко, навзрыд, чтобы стало чуточку легче. А потом пошла к ней, забрать ее, прижать к себе и уткнуться в ее плечо, тихо покачивая луну на небе свободной рукой...

Все прошло как обычно, только теперь я повела ее в ближайший парк, где мы сели на скамейку, а она положила голову мне на плечо. Я улыбнулась и вдохнула запах волос, закрыла глаза и прислушалась к своему дыханию. Будь моей...

- Будь моей.

- Что?

- Будь моей! - повторила я.

- Я не понимаю, чего ты хочешь.

- Чтобы ты стала такой же, как и я.

Она сжала сухие губы и провела по ним языком, затем задумчиво вгляделась вглубь деревьев и ответила:

- А что в этом хорошего?

- Ну... Ты можешь любить меня, как парень девушку. Только действующие лица другие.

- Но это же грязно!

Я вскочила, перепугав ее, на глаза выступили слезы ярости, я вскрикнула:

- Любить, по-твоему, грязно?!

- Ты принуждаешь меня любить!

- Потому что тебе некого любить!

- Ты думаешь, что я никого не встречу в своей жизни и так и останусь одинокой, если не пересплю с тобой? Ну, что ты молчишь?

Она резко встала и замерла в ожидании ответа.

Сейчас уйдет...

- Я не та, за кого ты меня принимаешь! Тебе некого любить, потому что никто не будет любить тебя, как я! И последнее - посмотри, что у тебя внутри, что в твоем сердце. Может, оно предательски замирает, когда ты перед сном думаешь обо мне?

- Так ты считаешь, что я люблю тебя? Ошибаешься, я тебя ненавижу! Ненавижу всем сердцем, с того первого дня! Чертова лесби!..

Я вскрикнула, когда она развернулась и поспешила скрыться. Нагнала и схватила ее за плечи, притянув к себе, и не отпускала. Она молчала, молчала я. И только громкое дыхание прерывало тишину вечера. Я прижала ее к себе, уткнувшись в плечо, и протянула руку по направлению к месяцу, повисшему на небе.

- Прости, не стоило этого делать.

- Ты была права, - ответила она.


День Пятый


Я открыла дверь своей квартиры и приветливо улыбнулась. Она стояла в дверях и перебирала край куртки, внезапно засмеялась и чмокнула меня в щеку.

Я вздрогнула и пропустила ее, ни говоря ни слова. Смотрела, как она расстегивает куртку, тянется, чтобы повесить ее на самый верхний крючок, потому что только он свободный. Смотрела, как длинные волосы оголили шею, когда она наклонилась, чтобы снять обувь. Как она смущенно облокотилась на дверной косяк, затем любопытно оглядела прихожую и прошла в мою комнату.

А я только смотрела, как она маленькими шажками, на цыпочках мелькает от одной комнаты к другой, спрашивая, можно ли заглянуть. Я делала мгновенный кивок головой, и вот она скользит по паркету, сложив руки на груди.

Я увидела, как она повернула голову ко мне, и длинные очерченные ресницы открыли грустные глаза, украшающие изящную добрую улыбку. Она села рядом.

- Давай поговорим о чем-нибудь?

- О чем? - заинтересовано переспросила я.

- О тебе.

- Гм... Хорошо. Что ты хочешь узнать обо мне?

- Как тебя зовут?

- Зачем тебе это?

- А вдруг когда-нибудь ты будешь где-нибудь далеко, а я не буду знать ни твоего имени, ничего, и не смогу даже писать тебе писем.

Укололо. А вдруг...

- Не говори так. Этого не будет.

- Но...

Я написала на бумаге свое имя, фамилию, отдала ей. Она прочла, несколько раз пробежалась глазами по строчке, будто где-то слышала это имя, задержала серьезный взгляд на мне, ее бровь приподнялась, и на щеках засветились ямочки.

Я усмехнулась, закрыла глаза от сонливости и продолжила:

- Что еще ты хочешь узнать обо мне, о мой странник?

Она ухмыльнулась и спросила:

- Как ты жила раньше?

Я прикрыла глаза, и сипло ответила:

- Никак. Меня окружали люди, которые меня не понимали и не любили. Я чувствовала себя не такой, как все, и я была не такой, как они. Мне было плевать, кто я для них. У меня был свой мир, и до сих пор есть, которому я радуюсь и который я люблю.

- А сейчас?

- А сейчас появилась ты, и теперь я знаю, что только ты видишь меня другой.

- Почему ты так считаешь?

- Не знаю, но иначе я бы не полюбила тебя, - я бросила взгляд в ее сторону, и снова закрыла глаза, тяжело вздохнув.


«Ты дарила мне розы,

Розы пахли полынью,

Знала все мои песни,

Шевелила губами,

Исчезала мгновенно,

Не сидела в засаде,

Никогда не дышала,

Тихонько в трубу»


Она стояла в дверях, собираясь уходить. Я обняла ее за плечи, приблизилась к ее лицу, ощущая ее частое дыхание, поцеловала в уголок губ и закрыла глаза, наслаждаясь ее близостью.

Осторожно придержала ее за подбородок, впитала в себя ее взгляд, ее глубокие серые глаза с искрящимся блеском, контур ее губ, высокие скулы, худое лицо, волосы, ниспадающие на глаза. Будто видела ее в последний раз...

Она ушла, а я смотрела из-за оконной шторы, как она торопливо шла домой, опустив голову и о чем-то задумавшись. А может, о ком-то. По-крайней мере я почему-то на это надеялась.


День Шестой


Дверь открыла не она. Молодой парень приветливо улыбнулся мне, и впустил в квартиру.


- Они давно планировали переехать, вчера вечером уехали. Я здесь живу один теперь.

Я держала в руках горячую чашку чая, стараясь не вникать в его слова. В глазах кольнуло, подступили слезы, я вздрогнула и горячий чай ошпарил мои руки. Я закрыла ими лицо и заплакала. Он мгновенно подскочил и попытался открыть мое лицо, но оно было чужое для него, для всех, кроме нее.

- Где она?! – крикнула я, вскочила, опрокинула хрустальную статуэтку, накинулась на него. Мой крик отчаяния поверг его в смятение, он снова посадил меня.

- Как тебя зовут?

- Л… Лена.

- Меня Артем. Может, я могу чем-то тебе помочь?

Я пронзила взглядом этого молодого человека, который крепко держал меня за запястья и уверенно, не боясь, смотрел мне в глаза. В этот момент я ненавидела его, ненавидела весь мир вокруг себя, я сжала губы, зло кинула на него взгляд и попыталась встать. Но его крепкая хватка не давала мне подняться с кресла.

- Ты ничем мне не поможешь.

- Может я могу найти тех людей, которые съехали?

- Нет.

- Я знаю, куда они переехали…

- Замолчи!- гаркнула я, - отпусти меня! Дай мне уйти!

- Зачем и куда?

- Домой!

Он ослабил хватку, мои руки выскользнули из его ладоней, и я поспешно вышла из квартиры.


Я бежала по дорожкам парка. Бежала так быстро, будто за мной кто-то гнался, или я гналась за кем-то. Наверное, сама за собой.

Я остановилась, тряхнула головой, и мокрые снежинки завертелись в воздухе. Сжала замерзшие руки, и вгляделась вглубь парка, надеясь увидеть ее.

Но она не появлялась. Не появился ни смутный силуэт с ее очертаниями, ни шорох ее осторожный шагов, на цыпочках…

Только поземка шелестела, да снег, покрывая землю снежным одеяльцем. И я. Одна.

Крикнула, упала на колени, обхватив голову руками, звала ее. Звала, даже не зная имени, просто кричала: «Где ты?».

А в ответ только свист холодного ветра в ушах и чей-то предательский шепот у меня за спиной. Пара молодых людей осторожно обошла меня, искоса и бормоча, и торопливо свернули.


Я вернулась в ее дом, поднялась на ее этаж. Села на лестничной площадке, разглядывая грязные стены подъезда, думая ни о чем, даже не о ней. Было больно видеть ее образ всего лишь в своем воображении.

Щелкнул замок, я резко обернулась и увидела того самого Артема. Он молча посмотрел на меня, сделал пригласительный кивок головой. Добрые глаза.

Я проигнорировала его, снова уставилась в стены, затем встала и спустилась по лестнице на улицу, откуда не хотела никуда уходить.

Не хотела, потому что некуда.

Некуда, потому что там нет ее.

А без нее нет счастья.


Часть Вторая


День Первый


Три месяца как целая вечность. Три безмятежных и беззаботных месяца, вернулось прошлое, и озадачило меня своею простотой. Я уже привыкла к самой себе, и это приятно удивляет и щекочет глаза.


«Замер троллейбус в троллейбусном парке

Перепутал механик провода по запарке

Выключив лампочки в сорок электросвечей

Люди ночами делают новых людей


Такие тонкие стены из цветного картона

В светло-серых дворцах из стекла и бетона

Доверяя всему, что плетут из дневных новостей

Люди ночами делают новых людей»


Я никогда раньше не заглядывала в почтовые ящики, но мать попросила сбегать вниз сегодня вечером, она ждала какое-то письмо.

Я мгновенно схватила пачку каких-то газет и конвертов, поднялась в квартиру и разложила все это на полу. Первое, что я увидела, было явно письмо не для родителей…


^ От кого: Любовь

Кому: Елена Марчак

Здравствуй. Это я, та, которую ты когда-то любила. Помнишь, как мы сидели с тобой в парке и смотрели на вечернее небо?

^ Прости, что я не сказала тебе о своем отъезде. Это был мой единственный шанс вернуть счастье и счастливую жизнь. Я не могла больше жить там.

Я живу с отцом, он такой добрый! Я никогда не думала, что люди могут быть такими добрыми, пока не встретила его. Мы живем хорошо, и я часто думаю о прошлом. И плачу. Почему ты не появилась раньше? Может, я успела бы полюбить тебя.

^ Надеюсь на нашу встречу.

Целую.

Твоя Любовь.


Ее имя. Ее имя - Любовь. Не может быть такого, не может это быть ее именем. Матери, сестры, кого угодно, но не ее! Она всего лишь подшутила надо мной. Почему она не говорит, что ей было хорошо со мной?

Я не торопилась писать ей ответа. Хотела скомкать письмо и швырнуть, лишь бы не вспоминать.

Я молча смотрела на письмо, написанное мелким размашистым почерком, взяла ручку, лист бумаги.

- Все с чистого листа, - я засмеялась, и быстро написала ответ.

Через час к ней уже было отправлено письмо с содержанием:


Здравствуй...

Любовь. Я до сих пор не могу поверить, что ты снова появилась в моей жизни. Я постоянно помню о тебе, тот день, мне казалось, был решающим, я думала, что никогда уже не встречу тебя, не увижу, не увижу твоих глаз. Мне кажется, что я забыла, как ты выглядишь.

Прости, что письмо столь короткое. Я жду от тебя более подробного описания о твоем отце и о твоей жизни, мне больно осознавать, что в твоей жизни появился дорогой человек, как ни ужасно это звучит.

^ С безграничной любовью.


День Третий


Здравствуй.

Я не могу ничего сказать о себе, я написала с той целью, чтобы узнать, что с тобой все хорошо. Я не буду больше писать тебе, потому что не хочу терзать тебя собой. Ты снова привяжешься ко мне, а я не хочу чтобы ты пыталась достать с неба звезду, которую никогда не достанешь. Я хочу другой жизни, а не такой, какой хочешь ты. Семью, работу. Я не хочу жить в сплошных мечтах и шелках, я хочу жить, как живут все. Я уверена, у тебя все будет хорошо.

^ Ответ можешь не писать.

Забудь меня.


Ночь. Свет фонарей, игра оконных огней, тишина, луна. Моя луна и мои звездочки, лихо отплясывающие танец, веселя и заигрывая со мной.

- Умолкните.

Я встала на подоконник и распахнула окно. Сильный зимний ветер неприятно кольнул лицо, я смотрела на людей, снующих куда-то, на их жизнь. Реальную жизнь, с целями и планами, а не сценарий из вырезанных кусков.

Любовь - это и есть истина, к которой мы стремимся. Вернись, прошу тебя, мой ангел...


"Есть слезы на чудотворных иконах,

И слезы, почти как вода,

Есть звезды для декораций в салонах,

И те, что на небе, всегда.

Есть каждый час, исполненный смысла,

Есть нервная суета,

И кто-то уйдет, а кто-то станет под пули,

Но не предаст".


Часть Третья


День Первый


Я сидела в кафе у окна, через которое, отстраненная ото всех, наблюдала за людьми, за их походкой и за их грустными глазами. Покачнула чашку с уже остывшим кофе, и собиралась уходить, как вдруг ко входу подкатила черная иномарка. Дверь открылась, тонкий каблук цокнул по асфальту, показался строгий изящный стан, пышные белокурые волосы и глаза, скрытые под солнечными очками. Неужели она...

Я отбросила эту версию, вскочила из-за столика и рассерженная бросилась к выходу. Меня кто-то остановил, схватив за предплечье. Я обернулась.

Худое лицо, высокие скулы, белая перчатка, блистающая на весеннем солнце, еле заметная грустная улыбка. Она провела меня за наш столик, посадила и села напротив.

- Узнала?

- Нет, - пролепетала я. Глаза, какие у нее глаза, - сними пожалуйста очки.

- Зачем?

- Сними.

Она неспеша сняла черную оправу, я увидела зеркальные глаза с искрящимися слезами. Безумные серые глаза, как я могла забыть...

- Как я могла забыть...

- Что?

- Какого цвета твои глаза.

- Отец говорит, что когда я счастливая, они голубые. Я ему верю, знаешь.

- Жаль.

- Почему?

- Получается, ты не рада меня видеть.

- Рада. Просто не рада тому, что больше мы уже точно не увидимся.

- Не хочешь?

- Да.

- Я понимаю, - я взболтнула остатки кофе на дне чашки, - я тоже. Но не могу.

- Ради меня и себя.

- Да... Ради тебя... Ты. Почему я не смогла тебя покорить тогда? Я думала ты будешь моим ангелом, а ангелы никогда не уходят.

- Нет, ангелы всегда с тобой. И я буду всегда с тобой. Обещаю.

- Не рядом.

- В душе.

- Вернись, - подступили слезы, я замахнулась. Она вскочила, - прости.

- Нет.

- Почему?

- Тебе будет нелегко со мной, потому что я не люблю.

- Но как? Почему ты сейчас, со мной, здесь, а не где-то еще?

- Позволяю любить.

Я вздрогнула. Закрыла лицо руками.

- За что?

- Я не могу заставить себя любить.

- Вернись! Неужели ты не видишь, каково мне?!

Она резко встала и, повернувшись, направилась к выходу. Длинные волосы, ниспадающие на лоб, сжатые сухие губы, тонкие плечи.

- Постой!

Она даже не обернулась. Села в машину, и сквозь тонированные стекла, наверное, смотрела на меня. А я так и осталась в кафе, смотрела на людей, снующих куда-то с портфелями и кейсами, дамскими сумочками, зонтами... И только я наедине с этим безумием чувствовала себя счастливой.


В повествовании использованы тексты песен Би-2, Ночные Снайперы, Сплин, Fleur.


©* Борчева Анастасия

http://www.worldofword.narod.ru


*только для чтения






Похожие:

Посвящается всем, кто любит iconНаш досуг, «каэспэшники» о себе
Время от времени на досках объявлений в разных корпусах института появляются написанные от руки плакаты: «Все, кто любит самодеятельную...
Посвящается всем, кто любит iconВсем! всем! всем! кто служил, работал и учился в квирту пво
После распада Советского Союза и ликвидации квирту пво каждый из нас по-разному устроился в этой "новой жизни": кто-то успешно, кто-то...
Посвящается всем, кто любит iconАнжелика в огнях или пьеса про нелюбовь (джорж уайт)
Любит, не любит, любит тебя, дуру, или не любит, или все же любит┘ (смотрит на рекламу в журнале) Черт, классно. (Берет зеркало,...
Посвящается всем, кто любит iconБлестящие – Всем гонщикам посвящается…

Посвящается всем, кто любит iconПосвящается всем, кто был там…
Начну с одного важного, на мой взгляд, замечания. Я достаточно серьёзный человек. Я говорю «достаточно», потому что моей серьёзности...
Посвящается всем, кто любит iconБудь дисциплинированным и аккуратным. Не трать попусту на капризы и глупые дела свое время
Честным человеком мы называем такого, который "не запачкал" себя притворством, трусостью и ложью. Честный человек тот, кто правдив...
Посвящается всем, кто любит iconПрипев: Кто любит дружеские встречи

Посвящается всем, кто любит iconСчастлив тот, кто любит всё живое

Посвящается всем, кто любит iconДокументы
1. /Для тех, кто любит сочинять.doc
Посвящается всем, кто любит iconГрафический режим работы
Ну и теперь, наверное, самое интересное. Будем рисовать. Кто же не любит это занятие?!
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов