Городские видения Дневник одной девушки icon

Городские видения Дневник одной девушки



НазваниеГородские видения Дневник одной девушки
Дата конвертации22.09.2012
Размер247.63 Kb.
ТипДокументы


Городские видения


Дневник одной девушки


15 августа 2006 года


Вся жизнь, казалось, началась с сегодняшнего сумрачного утра, когда сонные глаза пугали своей задумчивостью, синяки под ними напоминали о бессонной ночи, а темное небо за пластиковыми окнами о предстоящем выходном дне, который я проведу, как обычно, в бессмысленном потоке городских душ. Солнечный луч, приветливо постучавшись в окно, разбудил во мне желание выбежать на улицу и вдохнуть родной городской воздух.

Может, пройтись по одной и той же тротуарной дорожке, улыбнуться встречному прохожему со счастливым блеском в глазах, и может даже, рассмеявшись, пожать руку, спросить, куда он идет, и предложить пойти вместе. Конечно, незнакомец вежливо откажется, да и я не хочу вмешиваться в чужую жизнь, и попрощавшись и понадеявшись на последующую встречу, продолжу свой путь...

Я вышла на балкон, и городской воздух резким порывом тут же охладил меня изнутри, предупреждая о противной простуде, а я только ехидно улыбнулась ему в ответ, наблюдая за гущей облаков, чинно плывущей по небесной бездне, манящей бесконечной свободой.

Солнечный диск только начал выглядывать из-за мрачных многоэтажек, и окна в соседних подъездах уже блекло светились при утреннем свете.

А ведь все мы также просыпаемся утром, машинально распахивая окна, и даже не смотрим, что там, за будничной городской жизнью...

Я снова опрокинула голову.

А вечернее небо совсем другое. Только белое полотно и светлая полоса заходящего солнца над силуэтами деревьев и жилых зданий. Видно только, как оно уступает место своей сестре - ночи, разрешая на долгие часы опрокинуть весь город во мрак, синюю черноту, в дремоту. И только последний блеск солнца дает надежду на то, что завтра вновь зажжется свет.

В квартире стояла омерзительная духота, и я решительно заявила, что весь день проведу исключительно на улице.


Приоткрыв тяжелую дверь подъезда, я замерла в удивлении. С того самого момента меня начали преследовать крайне странные вещи.

Передо мной буквально в двух шагах стояла белая лошадь, в упор смотрящая на меня зеркально-голубыми глазами. Белоснежная шерсть переливалась на солнце, создавая эффект ауры, длинная грива аккуратными прядями ложилась на шею, а хвост почти касался земли.

С полуоткрытым ртом я молчала, не сводя глаз с непонятно откуда взявшейся лошади. Минут пять мы таким образом играли в переглядки, и затем я поняла, что на меня устремлены внимательные взгляды прохожих. И почему-то именно на меня, а не на мой источник удивления.

Я оглядела зевак, долго ища оправдания.

- А... Ступор. Бывает такое иногда, знаете - ли...

И улыбнулась сама себе, оглядев лошадь. Я зло кинула взгляд ей вслед и поспешила удалиться с места событий, но не тут-то было. Белое парнокопытное уверенно зашагало за мной, привлекая мое внимание приятным цокотом копыт.
Я чертыхнулась и резко обернулась, скорчив недовольную мину. Животное остановилось и виновато опустило глаза.

Убедившись, что рядом никого нет, я негромко пробормотала:

- Что ты увязалась за мной?

Лошадь подошла ко мне и ткнула мордой в плечо. Я ощутила мокрые холодные губы и вздрогнула. Что тут вообще происходит?!

Неуверенно провела рукой по лошадиной челке, почесала за ухом и оглянулась. Проходящий мимо мужчина глянул на меня из под густых бровей и хмыкнул.

- Видишь, сколько из-за тебя неприятностей? - ответила я на всю эту взаимность и развернулась, следуя своему однообразному маршруту. Хотя сейчас я таковым его не считала. Лошадь неуверенно ступала следом за мной, иногда касаясь мордой руки.

Казалось, что я ничего не понимаю. Или почти ничего.

Было ясно, что окружающие замечают меня, что неудивительно, но в упор не видят лошадь, что наоборот, поражало и смущало. На мгновение у меня пронеслась нездоровая мысль - я псих, и как будто в подтверждение этого посмотрела на лошадь.

- И как тебя зовут?

В ответ я услышала тихое фырчанье.

- Значит, никак.

Я шла в полном недоумении, и думала не о лошади, идущей возле меня, а скорее о том, где сейчас нахожусь - во сне, или наяву.

Нет. Во сне я подчиняюсь чьим-то командам, звучащим из моего подсознания, а здесь я - это я, иду сейчас и размышляю.


От внезапно нагрянувшей усталости я присела на скамейку, и уже понадеялась, что лошадь также сядет на нее, подобрав свой хвост, но она только встала рядом, печально наблюдая за мной небесно-голубыми глазами.

- И ты будешь со мной всегда так ходить?

Животное мотнуло головой, и пушистая челка небрежно растрепалась.

- Интересно, откуда ты, - прошептала я, поправляя челку.- Из моего воображения наверное, да?

Лошадь слушала меня, порой поддергивая ушами.

- Знаешь, а ты неплохой собеседник, - я улыбнулась, - слушаешь внимательно, да и не перебиваешь.

Я встала со скамейки, и не зная, куда идти, да и присутствие лошади, которая, казалось, стала еще печальнее, было непривычно, решила направиться обратно домой.

Когда заветная дверь подъезда оказалась перед нами, я обернулась к своему спутнику и улыбнулась.

- До встречи, - и проскользнула в дверь, оставив стоять грустного конягу за порогом.

Быстро переводя дыхание, я бежала по лестнице на свой этаж, "переваривая" прошедший день.

Впопыхав справившись с замком, я захлопнула дверь квартиры, все еще тяжело дыша. Звонкая трель телефонного звонка не привела меня в чувство, я слышала его где-то в своем подсознании, в котором четко вырисовывался образ той белой лошади.

Все оставшееся время я провела, совершенно ничего не делая. Отменяла все входящие звонки, боялась выглянуть в окно, чтобы проверить наличие плода моего воображения.

Мне не хотелось наблюдать, как солнце покидает город, как незаметно нависает тьма. Мои мысли были заняты чем-то потусторонним, сердце бешено колотилось, я не выдержала и легла спать раньше обычного. Но сон не поддавался, и резко встав с постели, я распахнула окно и села подоконник. Моему взору предстал опустошенный двор, несколько горящих фонарей и воздух, пронизанный ночной тревогой. Я опустила голову и замерла. Никакой белой лошади у подъезда не было.


16 августа


На следующее утро я проснулась, абсолютно забыв про вчерашнее видение.

Ловко соскочив с кровати, закрыла глаза, открыв штору и наслаждаясь теплыми солнечными лучами, пробивающимися через окно.

И тут меня осенило. Я приблизилась к раме уже с зажмуренными глазами и открыла их. Никто у подъезда меня не поджидал.

От нахлынувшего удовольствия я выбежала во двор и помчалась на автобусную остановку.


У нас в округе есть городской фонтан. А я всегда любила наблюдать за блеском воды, опустив ноги в теплую воду...

Толпа людей у источника прохлады меня чуть расстроила своим количеством. Найдя удобное местечко, я села на край, сняв легкую обувь, и опустила ноги по щиколотку в воду.

Жаркое солнце беспощадно грело все вокруг. Раскаленный асфальт, уже горячая вода в фонтане, загорелые горожане. Воздух и тот был горячий, истошный и невыносимый.

Казалось, что даже небо раскалилось докрасна. Кучевые облака, догоняя друг дружку, незаметно прокладывали дорогу по синим рельсам, а я сидела и наблюдала, как они сбиваются в огромные ватные хлопья...

Неожиданно я почувствовала сильный толчок сзади. От неожиданного напора я упала в фонтан, по пояс оказавшись мокрой. На меня поразительно широко открытыми глазами смотрел парень чуть старше моего возраста.

- Pardon...

- Угу, пардон, а как же, - пробормотала я, страдальчески щурясь от прилипавшей одежды. Только устроившись подсыхать на солнышке, прикрыв глаза, как тут же я почувствовала чье-то присутствие рядом и прохладную тень.

Из под ресниц я увидела устремленный на меня взгляд голубых глаз...

Я уже начинала бояться злых шуток моего богатого воображения, и постаралась настроиться на оптимистический лад, что у меня выходило довольно редко.

- Ну, здрааавствуй, - протянула я, и резко вскочив, побежала к фонтану.

Лошадь, не понимая моего странного поведения, зашагала в том же направлении, и сразу же попятилась назад, получив порцию теплой воды.

Кто-то из посторонних обернулся, не понимая, зачем я брызгаю водой в "пустоту". Но мне было уже все равно.

Повторно залив лошадь водой, я, громко рассмеявшись, сразу же умолкла.

Животное мотнуло головой и привстало на задние ноги, недовольно фырча.

Отскочив в сторону, я убереглась от натиска, но догнав, лошадь погнала меня к воде. И только я начала понимать, что происходит, как очутилась полностью в фонтане.

Виновница всего этого, наклонив голову, будто улыбаясь, наблюдала за моей реакцией.

Набрав воды в ладони, я все выплеснула ей на морду.

Зафырчав, лошадь попятилась назад, неуверенно остановилась и вытянула голову по направлению ко мне.

С трудом выбравшись из воды под пристальные взгляды прохожих, я поправила мокрые волосы, и зло улыбаясь, зашагала к автобусной остановке.

Посмотрим, кто кого!

Она же, заметив, куда я направляюсь, схватила зубами меня за мокрую футболку, ущипнув к тому же за спину.

Взвизгнув от боли, я попятилась назад. Животное вывело меня на тротуарную и мотнуло головой. Всю дорогу до дома мы шли пешком.


21 августа


Четыре дня я провела дома, прячась от жары. Несмотря на то, что был конец августа, погода не менялась.

Когда небо затянуло тучами, и в квартире воздух был не настолько удушливый, ближе к вечеру я вышла из дому.

Впервые меня поразили резкие перемены.

Вокруг стоял запах сырости и влаги. Воздух напоминал о сентябре месяце, уже не было той изумрудной молодой листвы, колыхающейся на ветру.

Моросящий дождик нежно касался оголенных рук, я подставила ладони, и небо с радостью наполнило их дождевой водой. Я стояла и улыбалась, а когда подняла голову, сквозь серую дождевую завесу увидела смутные очертания белой лошади, печально смотрящей в никуда.

- Эй! – крикнула я на весь двор. – Смотри, это осень!

Впервые… Впервые мне захотелось с кем-то поделиться маленьким чудом, и это оказался мой воображаемый друг.

Животное стояло под дождем, который обещал вскоре перейти в ливень.

«Если Магомед не идет к горе, гора пойдет к Магомеду», - я улыбнулась, подошла к лошади и коснулась рукой ее шеи, ощутив жесткую и уже мокрую шерсть.

Повернувшись, я вышла к магистрали и услышала цокот. Животное неспешно следовало за мной.

- Все таки пришла? Да я и не против.


Автомобили на большой скорости перестраивались на встречную полосу, брызги от дождевых луж стеной загораживали небо, солнце серым диском стояло где-то на горизонте…

Я со своей спутницей шла по мокрому асфальту, спрятав руки от холода и моля хоть чуть-чуть пригреть солнышко.

Не обращая внимание на шум магистрали, вокруг стояла поразительная тишина. Как будто я была в другом измерении, вдали от города, от машин, от людей. Все стало другим за совсем короткий промежуток времени.

Мы дошли до фонтана, который все еще работал. Я коснулась холодной воды, которую потревожили дождевые капли, и вздрогнула от непривычной теплоты.

Лошадь стояла поодаль и внимательно наблюдала за каждым моим движением.

Я набрала, как несколько дней назад, воды в ладони и подкралась к животному.

Лошадь отвернулась, понурив голову, и окинула меня грустным взглядом.

Я опустила руки. Вода вытекла из ладоней, оставив незаметную лужу на темном асфальте.

«Что с тобой…», - мысленно пронеслось у меня в голове.

Та белая лошадь, которая так любила лето, вдруг изменилась, как изменилось все вокруг.

Неужели я осталась такой же?

Я раньше ненавидела осень, ненавидела серое небо, запах сырой травы, резвые дождевые капели…

Потрепав животное по холке, я отбежала в сторону.

- Ну же!

Неожиданно лошадь привстала на задние ноги, подтолкнула меня мордой, и я помчалась к воде. Животное резво обогнало меня и толкнуло с такой силой, что я чуть не упала в лужу позади меня.


Бросившись в сторону тротуарной, я побежала к дому. Через неожиданно начавшийся ливень начало пробиваться солнце. Спрятавшись у подъезда первого попавшегося дома, я прижалась к шее лошади и закрыла глаза.

Ржание животного и странный шум заставили меня очнуться. Я преодолела одолевшую меня дремоту и увидела в нескольких шагах впереди голубя, который скорее всего налетел на ограждения, прячась от дождя.

Птица лежала, поддергивая больным крылом. На моих глазах смерть шаг за шагом похищала хрупкое и беззащитное тельце.

Я, не моргая, наблюдала, как движения голубя утихают, как болезненные судороги прекратились, и все закончилось. Тельце бездвижно покоилось под сильными ударами дождевых капель, растрепавших перья.

Я моментально подхватила птицу и положила ее за ограждение. Внутри меня что-то перевернулось, острая боль пронзила насквозь, страх перед собственным испугом, страх перед концом всего живого.

Не дожидаясь, когда дождь утихнет, я направилась домой, прикрываясь уже промокшей курткой…


22 августа


Домой я вернулась ближе к полуночи. Без сил упала на кровать, стараясь выбросить из головы нежелательные мысли.

Осень, мертвую птицу, серый дождь…

Раньше я не замечала этого, раньше я старалась не забивать себе голову этими глупостями, каковыми я их считала.

«Зачем мне это? Что в этом особенного?», - проносилось у меня в голове, когда я видела, как исчезает теплое солнышко, зеркальное небо, жизнь вокруг.

Я видела только то, что хотела видеть. Только то, что приносило радость мне и окружающим.

Именно сейчас я внезапно начала замечать то, что раньше ненавидела.

С этой мыслью я заснула, и проснулась посреди ночи. Левой рукой нащупала телефонную трубку, услышала знакомый голос и машинально отчеканила в ответ лучшему другу:

- Ник, ты?

- Да. Поздно? Или рано?

Я покосилась в сторону часов. Пять утра.

- Поздно, - я хмыкнула и закрыла слипающиеся глаза.

- Встретимся?

Такой резкий поворот событий посреди ночи меня взбудоражил. Хотелось крикнуть громко в трубку, и что-нибудь грубое. Но смелости по жизни мне никогда не хватало.

- Ладно… Завтра? То есть уже сегодня?

- Нет. Давай послезавтра. То есть завтра, - в трубке послышался издевательский смешок, - у тебя.

На этих словах я заснула, не расслышав банального «пока». Да оно и не было мне нужно. Я сладостно свернулась калачиком, согревая холодное одеяло.


К моему удивлению, сон овладел мной ненадолго. К семи утра я уже бодро оправилась, и мельком кинув взгляд на окно, набросила плащ.

На улице моросил все еще вчерашний дождь. Земля, казалось, впитала в себя все, как губка.

Мой белый друг, как обычно, печально взирал на пустой двор, а при моем появлении только незаметно повернул голову, и неспешно зашагал позади.

Группки людей спешили на работу, неся в руках кейсы, чемоданы, черные папки. Черные или просто темные зонты возвышались над их головами. Порой кто-то приостанавливался и бросал взгляд за замызганные снизу грязью брюки.

Девушки быстро выстукивали однообразный ритм на высоких каблуках, и бродячие псы жадно обнюхивали прохожих, любопытно следуя за сумками и пакетами в поисках съестного.

Я сидела на остановке, не собираясь куда-либо ехать. Просто наблюдала за скучным течением жизни и за тем, как лошадь оживленно оглядывалась по сторонам.

Каждый автобус вмещал в себя поток людей, толпящихся у дороги. И тут же следующая толпа мгновенно собиралась в ожидании транспортного средства.

Я села на самый край скамьи, чтобы казаться менее заметной. Проходящие мимо старушки то и дело кидали мне вслед недружелюбный взгляд: «Что, мол, сидишь просто так, место занимаешь».

А я и не обижалась.

Когда стрелки моих наручных часов показывали десять утра, на улице стало менее заметно присутствие людей. Мне уже наскучило сидеть на одном месте, да и плод моего воображения уже начал нервно перебирать ногами.

Я со смешным усердием привстала, беззвучно засмеявшись над собственной ленью, и поправив полы плаща, продолжила свою прогулку по пути к метро. Лошадь довольно зацокала подле меня, разминая явно затекшие ноги.

У станции метро я в заблуждении остановилась. Неожиданно вспомнилась строка одной из моих любимых песен: «…и ждет в стволе патрон… Так тихо, что я слышу, как идет на глубине вагон метро…».

Вот и сейчас мне показалось, что я слышу под собой дребезжание громких поездов.

- Ну что, обратно? – бессмысленно обратилась я к своему спутнику, и тут я уловила то, что вонзилось мне в сердце раз и навсегда.

Молодая девушка и парень, крепко прижимаясь друг к другу, как будто прячась от посторонних взглядов, стояли посреди пешеходного перехода, пока еще горел красный свет. Меня больше всего поразил блистательный, манящий блеск в их глазах. У меня скрутило внутри, нежное покалывание в глазах заставило меня сильно зажмуриться, и когда я снова открыла уже мокрые глаза, ненавязчивая слеза сбежала по холодной щеке.

Зеленый свет вызвал ступор на дороге, и никто из водителей не тронулся с места. Наконец кто-то выглянул из окна, что-то крикнув паре, и та, засмеявшись, побежала на тротуарную.

Я резко обернулась и кинулась обратно. Слезы сами наворачивались на глаза, я свернула за угол, мелькнув полами плаща, и пытаясь забыть увиденное, преодолевала слезы.

Не сумев сдержаться, я громко всхлипнула. Иногда странная тяжесть давила на меня, и угнетающее одиночество медленно и мучительно поглощало. А сейчас я просто увидела то, что раньше ненавидела.

Чужое счастье.

Лошадь выглянула из-за угла, и осторожно коснулась мордой моего плеча. Я приоткрыла лицо и увидела голубые, человеческие глаза, настолько понимающие, что я снова не выдержала и вздрогнула от рыданий.


23 августа


Я заснула со следами недавно высохших слез на щеках. В комнате стояла удручающая тишина, только на кухне был слышен родительский разговор.

Раньше я всегда интересовалась, что они обсуждаю вдвоем, но сейчас просто не хотелось появляться при них с раскрасневшимся лицом.

Через два часа я уснула.


Яркий утренний свет, пробивающийся через занавешенные окна, разбудил меня, и я неохотно начала вспоминать вчерашние события.

Отбросив одеяло, мне случайно попались на глаза настенные часы.

Одиннадцать утра.

Вспомнив о назначенной встрече, я впопыхах оделась, и неожиданный, неприятный звонок в дверь заставил меня подскочить.

Я, делая вид, что давно жду гостя, неохотно открыла дверь, и встретила старого и лучшего друга фальшиво-неприветливой улыбкой. Думая, что он мило пропоет: «А у тебя свитер наизнанку одет», я заранее отрепетировала обиженное лицо, но такового не произошло.

- Здравствуй. На чашку чая пришел?

- А как же без чая. Только я предпочитаю кофе.

- Не выйдет, кофе варить я не умею, - заулыбалась я, стараясь не выдать свое нежелание возиться с кофеваркой.

- И растворимого нет?

- Нет, - я твердо и четко произнесла букву «т» для пущей уверенности, зная, что в буфете стоят с десяток неиспользуемых банок. Пусть не привередничает.

- Тогда чай. С молоком.

- Будет сделано, сэр, - «проскользнув» по лакированному паркету, проверяя при этом, не оставил ли кто из семейства кофейных «улик», я ловко плесканула две чашки горячего чая, половину каждой при этом наполнив молоком из холодильника.

Все это время Никита пристально наблюдал, как я экономлю «бесценный» чай.

- Что, свитер наизнанку одет?

- Нет, прическа растрепалась, - я машинально ощупала гладко-приглаженные волосы, и тут же услышала точно такой же смех, как и вчера ночью.

- Будь оптимистом!

- А я кто по-твоему? - недовольно спросила я.

- А ты девушка, которая недоливает чай, боясь, что вечером родители, решив хлебнуть по чашечке, заметят пустой чайник, и естественно, сделают вывод, что у дочери кто-то был...

- А может, подруга заходила? - подыграла я.

- Тогда у тебя есть удачное алиби. Так что чай не жалей, я тебе еще куплю, - и снова ехидная улыбка.

Первые несколько глотков прошли в смущенном молчании.

Второй раз я так громко сглотнула, что мой громкий и судорожный смех стал причиной того, что я выплеснула на себя половину чая. Ко второму приступу истеричного смеха присоединился Никита.

Смеясь над моим неуклюжеством, я вспоминала свою соседку, которая, когда впервые пришла в нашу квартиру, задела стоящих у двери черепашек из Арабских Эмират. И наклонившись, чтобы поднять их, вторично задела уже моего старшего брата, проходящего мимо, который в последствие налетел на зеркало.

Брат и зеркало остались целы, а вот соседка еще как минимум раз сто за каждый день извинялась.


- Удачно я к тебе зашел, - сквозь смех, с явным трудом произнес Ник.

- Ну да. Это я с виду такая скромная.

- А ты ею никогда и не была. Куда после школы пойдешь?

- На журналиста.

- Хм... Будешь писать про личную жизнь плохих дядек-бизнесменов и донимать звезд розовыми кофточками?

- Что-то похожее. А ты?

- Буду президентом, - Никита ухмыльнулся, - а так не знаю.

- Пора бы тебе уже определяться. Не думаю, что бабушка оставит тебе в наследство миллион долларов.

- Хорошо бы... Пойдем погуляем?

- А чай?

- Что чай? Боишься оставить его одного?

- Ладно! Когда я к тебе в следующий раз приду, тоже оставлю чашку полной.

- Договорились.


На улице заметно потеплело. Пожалев, что так укуталась, я оглядывала двор. Как будто зная, с кем я сегодня буду, лошади на месте не оказалось. Я продолжала искать глазами моего белого друга, и вскоре Никита заметил мое оживление.

- Что-то потеряла?

- Белую лошадь. Не видел?

- Нет. Наверное она обиделась, что ты пошла со мной, - Ник улыбнулся.

А я только поняла. Поняла, что мой друг, который помог осознать то, что я раньше не хотела осознавать, ушел навсегда из моего воображения. И как я не пыталась представить идущую рядом грустную белую лошадь, у меня ничего не выходило.

Весь день я нетерпеливо провела рядом с Никитой, стараясь как можно быстрее уйти, убежать, остаться одной.

Я уже недовольно начала мямлить, что мне пора домой, на что получала твердый ответ:

- Для друга времени не жалко.

Перестав поддерживать разговор собеседника, я пыталась улучить момент, чтобы свернуть куда-нибудь в переулок и скрыться. Вскоре я услышала то, что очень не хотела тогда слышать.

- Что с тобой, в конце концов?!

- Никит, ты когда-нибудь видел вещие сны?

- Нет…

- А мне сегодня приснился один из них. Если я сейчас не уйду, то навсегда потеряю одного из лучших друзей.

- Знаешь, мне действительно не снились вещие сны. Но одно точно могу сказать, что если ты уйдешь, то потеряешь единственного твоего лучшего друга. Меня.

- Ник, извини…

Когда я ответила, Никита уже шел в другую сторону.

- Никит! Я наконец поняла жизнь по-другому! И хочу поблагодарить того, кто помог мне ее осознать!

Не дожидаясь ответа, я побежала к дому. Сердце учащенно билось, кололо в глазах от подступающих слез, но у меня была цель – найти саму себя.

Найти тот ключ, который приоткроет завесу тайны, и я могу с искренней улыбкой прошептать: «Спасибо».

Время приближалось к вечеру. У дома играли подростки, гоняя футбольный мяч, девчонки что-то активно обсуждали, устроившись на поваленном дереве. Неожиданно одна из них, младше меня, крикнула вслед:

- Эй, иди сюда!

Я неохотно подошла. С раннего детства не любила заводить знакомства.

Девчонка протянула руку:

- Дашка.

- Наташка, - собеседница хмыкнула, крепко пожав мою руку. Остальные отодвинулись, даже не посмотрев в мою сторону. Я села рядом с Дашей.У дома играли подростки, гоняя футбольный мяч, девчонки что-то активно обсуждали

- Сколько тебе лет? – без повода спросила я.

- Четырнадцать. А тебе семнадцать, да?

- Да… Откуда знаешь?

- Ниоткуда. Догадалась.

- А почему девчонки не знакомятся, - спросила я после неловкой молчаливой паузы.

- Не хотят. Они старших не любят.

- Как это?

- Считают, они воображают слишком. Будто говорят, что жизнь знают лучше нас.

- Так и есть. Мы же больше знаем.

- Ну и что? Может, вы меньше перенесли в жизни?

- Жизнь – это же не только горе. А что хорошего в том, что вы, к примеру, горя встречали больше, чем счастья?

- Ничего… Вот за это и нелюбим. Что вы счастливее нас.

- Вот глупости! Если старше, не значит счастливее. У меня никогда, например, не было настоящих друзей.

- Правда?

- Да… Мне всегда приходилось что-то держать в себе.

- А родители?

- Знаешь, родители не всегда поймут или поверят. Мы же дети. Ты же не поверишь, если я скажу, что всю неделю меня преследовала настоящая белая лошадь?

- Почему? Поверю. А почему только неделю?

- Потому что она ушла.

- Как это?

- Не знаю. Наверное, решила, что показала мне все, что хотела показать.

- И что же?

- То, что я раньше не замечала. Или не хотела видеть, понимаешь? Какое у тебя нелюбимое время года?

- Зима.

- Ты не видишь в ней ничего такого, что было бы тебе по душе, правда?

- Да…о лакированному паркету, проверяя при этом, не оставил ли кто из семейства кофейных " возиться с кофеваркой.

етливой улыбкой.

- А вот я увидела нечто удивительное в моем нелюбимом времени года.

- И в каком?

- В осени. Я ощутила теплый дождь, нежно щекочущий руки, почувствовала запах сырой листвы. И еще я увидела то, на что раньше не старалась обращать внимания. Понимаешь, Даш, иногда полезно знать, что жизнь это не только яркое солнце, голубое небо и изумрудная трава.

- Понимаю...

Я замолчала. Так мы и сидели, прижавшись, друг к другу, и думали, каждый о своем.

Когда стало совсем темно, я соскочила с дерева.

- Пойду прогуляюсь.

- Можно с тобой?

- Я хочу одна.


Белая луна следовала за мной по пятам в сопровождении бесконечных мерцающих точек.

Приятная тишина на пару с мыслями, высокие фонари, белая ночь и собственное дыхание, согревающее изнутри. Не пугали даже внезапно появляющиеся силуэты прохожих и их тихий испуг при виде незнакомцев.

Каждый раз я заглядывала в переулок, за угол встречного дома, надеясь обнаружить белую лошадь.

Дойдя до фонтана, освещаемого блеклыми фонарями, я опустила руку в прохладную воду, и леденящая дрожь пронеслась по всему телу.

Воспоминания, желанные или неожиданно всплывающие, проносились одно за одним. Мне не нужно было никакого счастья, кроме этого, когда я сейчас, одна, могу наблюдать за жизнью, которую раньше не замечала из-за постоянных мечтаний. Эту жизнь, которую я считала бесценной, теперь. Жизнь, которая создана для меня, это молчание, собственное дыхание и сознание того, что я живу. Я есть.

Четкий ритм любимых песен уже без плеера отдавался у меня в голове. Это необузданное желание ходить с не сходящей с лица улыбкой, и улыбаться всем, даже чужим, незнакомым...

Как я хотела сейчас жить! Как я хотела кричать от радости, от нахлынувшего удовольствия, жадно глотая этот сладостный с легкой горчинкой напиток.

Я каждый раз прикрывала глаза от встречного теплого ветра, чувствуя его нежное прикосновение, ощущая холодное солнце, ощущая вечность, пространство и жизнь...

Вот то счастье, которое я так желала. Которое я просто не видела из-за своей глупости.


Молчание вокруг меня нарушал только еле слышимый плеск воды и голоса чуть поодаль. Я осторожно вышла на тротуарную, стараясь не попадаться на глаза ночным хулиганам, и села на вовремя пришедший автобус.

В салоне кроме меня и водителя, порой тревожно заглядывающего в зеркало заднего вида, никого не было. Меня начинало клонить в сон, и я незаметно заснула. Проснулась лишь от чьего-то прикосновения.

Подняв глаза, я тихо вскрикнула.

Мой единственный друг теребил меня за плечо, а когда я проснулась, улыбнулся и прошептал:

- Приехали.


24 августа


Утро встретило меня телефонной трелью и недовольным родительским разговором.

Не взяв трубку, я вышла из комнаты.

Оказалось, что ежеминутные звонки стали причиной того, что родители встали на час раньше положенного времени.

Осторожно юркнув обратно, второпях забравшись под одеяло и прикинувшись спящей, я вспоминала вчерашний день.

Никита провел меня до дома, предупредив, что будет звонить сегодня утром, хитро улыбнулся и еще несколько минут стоял у подъезда, пока я не поднялась на свой этаж и не выглянула в окно. Только тогда он развернулся и ушел, подняв высокий ворот кожаной куртки, прячась от резкого порыва холодного ночного ветра…

Когда символический хлопок входной двери эхом разнесся по квартире, я вскочила с постели и набрала раздающийся в моей голове телефонный номер.

Длинные гудки, один за другим, вселяли все меньше надежд, что кто-нибудь возьмет трубку.

- Да? – услышала я ответный, явно запыхавшийся голос.

- Это я. Извини, но…

- Знаю, знаю. Рано?

- Да… Так что ты хотел?

- Меня посетила удачная мысль. Сегодня со мной и моей отличной компанией друзей прокатиться верхом?

Я запнулась. Друзья, лошади…

- А где?

- За городом, в Софрино, есть конюшня, возьмем в прокат…

- А какие друзья?

- Не бойся, друзья надежные.

Я поверила. Поверила и понадеялась, что никогда не случится чего-то невероятного, непостижимого, но ошиблась.


Встреча с друзьями, как всегда, прошла натянуто. Услышав от Никиты кучу имен, я ни одного не запомнила, и поэтому стыдливо забилась в угол автомобильного салона, краем уха вслушиваясь в посторонний разговор.

Речь шла о лошадях. Кто-то хвастался своим опытом в верховой езде, кто-то смущался и тихо лепетал, что последний раз сидел на пони в двухлетнем возрасте.

Меня можно было смело причислить к «новичкам». Даже самых элементарных навыков верховой езды я и впредь не знала, и как к этому не стремилась, у меня все равно ничего не вышло.

По приезду нас распределили парами, опытными с неопытными. Я была с Ником, который совершенно не был против моего общества.

Мне привели лошадку серой масти с большими выразительными глазами с крепкой мускулатурой, что меня крайне смутило.

Вскарабкавшись в седло, я схватилась за луку, судорожно отыскивая поводья. Ник закрепил недоуздок к его и моей лошади, чтобы не разбежались, ударил ногами по бокам его молодой кобылки, и мы неспешно двинулись в сторону леса, следуя напротив друг друга.

- Никогда не подозревала, что ты догадаешься вытащить меня в такое роскошное место.

- А тут и не надо догадываться. И совсем оно не роскошное, обычный подмосковный лес.

Мой коняга мотнул головой, нетерпеливо поддергивая ушами. Ник натянул поводья, и мы перешли на рысь. От неожиданной тряски я прижалась к шее моего скакуна и крепко сжала ногами его широкие, необъятные бока.

- А может шагом лучше?

- Ну уж нет! Вот сейчас до развилки доберемся, и галопом.

- Галопом?!

- А как же! Для чего я тебя сюда вытащил?

- Я боюсь…

Ехидный смешок и моя кривая усмешка уверенности мне не придали. Надеясь, что до развилки еще «ого-го», я каждую минуту вглядывалась в чащу леса.

Когда на лице Никиты появилась довольная улыбка, я уже нащупывала отпущенные мною поводья.

- Готова?

- Нет!

Под громкое «йа-ху» моя лошадь сорвалась с места, резво обгоняя соседа. Ветер сильным порывом развевал волосы, закладывая уши, и потому я не слышала Никитиного сарказма, неразборчиво звучащего у меня за спиной.

Мы были впереди, и я уже чувствовала, как недоуздок между нами начал натягиваться.

Неожиданно лошадь резко рванулась и беспрепятственно поскакала к солнечному свету, пробивавшемуся через еловые ветви.

Я обернулась и увидела довольного Ника, резво скакавшего за мной и держа в руке тот самый недоуздок…

Вскоре моему взору предстало огромное поле, высокая желтая трава и поток солнечного света, вырвавшегося на свободу.

- Останавливайся!

- Как?!

Громкий смех до смерти меня испугал. Никита остановился, наблюдая, как я с закрытыми глазами боюсь даже ослабить хватку. Моя лошадь неслась через высокие заросли, трава хлестала по щекам.

Наконец я приоткрыла глаза, и мой дикий визг раздался и до ушей Ника, который тут же пришпорил кобылу.

Впереди меня, в метрах пятидесяти, четким контуром вырисовывался ствол поваленной сосны.

Я представила воображаемый прыжок, падение, меня везут в больницу, белые стены, искусственный свет, слепящий глаза. Склонившись надо мной, врач однотонным голосом перечисляет полученные мною переломы при падении…

Когда до прыжка оставались считанные секунды, я вцепилась в шкуру животного и почувствовала мимолетную невесомость.

Грузно приземлившись за землю, лошадь резко остановилась, нервно перебирая ногами, а я так и сидела с закрытыми глазами, вцепившись в виновника всего этого.

Ник подбежал и снял меня с лошади, не переставая смеяться. Я зло покосилась в его сторону, затем смягчилась и оживленно начала делиться впечатлениями.

- В конце концов, все через это проходят, - поддержал Никита, предлагая сесть на лошадь.

- А что? Я не против! – ловко забравшись в седло, я добавила, - только недоуздок в следующий раз не отстегивай.


30 августа


«Послезавтра первое сентября», - недовольно повторяла я, отмечая цифру «1» в календаре красным цветом.

Предпоследний день каникул мы решили провести на дискотеке в незнакомом мне клубе. В общем, все клубы для меня были незнакомые, так как дискотеки я недолюбливала, как и любые шумные вечеринки.

По пути в клуб я с интересом оглядывала ночной город. Мерцание казино, ресторанов, фар машин, даже в ночное время не убавляющихся на дорогах. Даже люди казались другими.

Друзья Ника весело обсуждали незнакомого мне человека, активно размахивая пивными бутылками.

По прибытии вся компания ворвалась внутрь, следуя к барным стойкам.

Громкие голоса, музыка, слепящий свет начинали выводить из себя. На время я даже пожалела, что согласилась поехать.

Девчонки тащили меня танцевать, но я вырвалась из их объятий и спряталась в более укромном месте.

В горле заклокотало от ярости, Ник развлекался с друзьями, затем они удалились. Я начала метаться по клубу в его поисках, но кроме девчонок никого из знакомых не было.

Подойдя к стойке, я случайно наткнулась на незнакомого парня.

- Привет.

- Здравствуй.

- Почему одна?

- Люблю одиночество.

- Ясно.

«Расставшись», я начала все больше презирать это место. Заметив в толпе одну из девчонок нашей компании, я схватила ее за руку, судорожно расспрашивая.

- Где Ник?

- Ушел с друзьями.

- Куда?

- А ты разве не знаешь?

- Нет!

- У выхода они.

Расталкивая всех подряд, я пробралась к выходу и ошарашено остановилась. Ник расплачивался за дозу, не церемонясь, всучивая незнакомцу пачку денег.

Публично пройдя между ними, я выбежала из здания, ловя проезжающую мимо иномарку.

Ник, ничего не понимая, недоуменно наблюдал за происходящим, затем бросился за мной, но я уже захлопнула дверцу машины.

- Не делай этого! – услышала я вслед, утирая тыльной стороной ладони набежавшие слезы.

- Куда тебе? – мрачно спросил водитель.

- Прямо, потом налево.

- А точнее?

- Езжайте.

Внутри меня бушевала злость на лучшего друга, на его вранье, на его лесть. Я продолжала утирать слезы, слезы ярости и обиды. Как так можно? Бесчеловечно, лживо!

Подъехав к дому, я неслышно поблагодарила водителя, взбежала на свой этаж и опустилась на лестницу. Слезы потоком стекали по бледным щекам, руки тряслись. Я не хотела домой, и потому спустилась вниз и пошла к фонтану.

Все было, как раньше. Обыкновенное ночное небо, луна выглядывала из-за голубых перистых облаков, видимых при освещении.

Я села на бордюр, вглядываясь в белый диск, повешенный на небе, пока не услышала тихие шаги позади и не обернулась.

Знакомый силуэт неспешно приближался ко мне, и подойдя, произнес:

- Это я, Наташ.

- Ник? Зачем ты пришел, как?

- Знал, что ты будешь здесь. Пришел увидеть тебя.

- Я никогда не думала, что ты способен врать.

- Я не врал. Я просто молчал.

- Почему?

- Боялся, что буду для тебя не тем, кем был раньше. Обузой.

- Ты всегда останешься для меня самым неизменным другом! Как ты не понимаешь!

- Я не хочу говорить об этом, пожалуйста.

Стало невыносимо холодно и противно. Я закрыла глаза и прошептала:

- Иногда мне хочется стать пушинкой, чтобы летать по необъятному небу, которое я никогда не смогу покорить, и наблюдать за жизнью вокруг, за тобой, за людьми. А потом однажды умереть…

- Ты хочешь смерти?

- Иногда. Когда я увидела тебя там, в клубе, я очень хотела умереть, чтобы забыть все.

Немного промолчав, Никита продолжил:

- А про какую белую лошадь ты мне говорила когда-то?

Я улыбнулась.

- Это мой друг.

- Еще один?

- Воображаемый.

- Зачем тебе это?

- Когда я одна, очень хочется, чтобы рядом был кто-нибудь.

- А как же я? Неужели я не единственный друг?

- Единственный. Только тебя отобрало у меня что-то очень злое, поглощающее, и я не смогу тебя уже вернуть.

- Я сам вернусь.

- А разве ты настолько сильно хочешь вернуться?

- К тебе – да. Ты необычная.

- Ненормальная, - я усмехнулась про себя.

- Знаешь, такие люди, как ты, почти не отличаются от нас…

- Ты уже считаешь меня не своей?

- Немного. Ты стала чужой, недосягаемой. Почему ты так стремишься к одиночеству?

- Я люблю одиночество.

- За что?

- За то, что можно ощущать свободу. Ты один, и не с кем не делишь свой мир. Все для тебя.

- Эгоист?

- Нет. Тот, кто хочет познать мир таким, каков он есть, а не за розовыми стеклами.

- Значит, я мешаю тебе видеть мир в черном цвете?

- Нет, ты стараешься сделать так, чтобы я видела не только черные пятна…

- Но сейчас подвел тебя.

- Да, подвел.

- Прости.

- Зачем прощать? Я должна помочь.

- Все рано – прости, иначе потом не сумеешь.

- Я не понимаю…

- Не думай об этом. Вскоре все осознаешь, а мне пора.

Я протянула руку. Ник крепко пожал ее и улыбнулся. Хоть я и не видела его лица, но точно знала – он улыбнулся, потому что невозможно не улыбаться.

- До встречи, друг.

- До встреч.

И ушел. Оказалось, что ушел навсегда. На следующий день мне позвонили и сообщили, что Никиту убили.


Дата неизвестна


Густой городской туман накрыл все живое, все, что движется. Не было видно того необъятного неба, которое я так мечтала покорить.

Но теперь я понимала, что никогда не смогу упасть в небесную бездну, прикоснуться к легким перистым облакам, оказаться наравне с луной.

Я никогда не смогу провожать солнце, никогда не смогу его встречать. Я никогда не увижу мир сверху, людей, как муравьев, суетливо спешащих куда-то. А мне не надо будет спешить, торопиться. Я буду лишь маленькой частицей огромного мира, не чужого, не идущего никуда.

Но я могу только улыбаться в ответ небесной вышине…

Я была одна, и мне было некому посвятить свой мир, свое счастье и горе. Теперь я владела собой, и уже не могла убежать куда-либо от собственного «я».

Я стыдилась раньше своего одиночества, зная, что стыд – все лишь иллюзия. И переставала отводить глаза в сторону. Я смотрела прямо перед собой, потому что я видела жизнь только впереди себя.

Я знала, что после смерти единственного друга снова появится белая лошадь.

Я знала, что одиночества не избежать. Уже некому будет рассказывать о своих мечтах, надеждах, победах и достижениях. Не с кем будет поделиться своим несчастьем, малым или большим. Не с кем…

Я чувствовала непреодолимую вину перед Никитой. Я не сумела помочь ему, не забрала обратно от того, кто отобрал его, завлек. Я была всему виной, и могла винить только себя.


Послесловие


Девушка подошла к потоку машин и сквозь завесу пыли увидела смутные очертания белого животного. Серый туман густыми клочьями преграждал дорогу.

- Как и всегда, - прошептала Наталья, делая шаг к мчащимся автомобилям, - может сейчас я наконец смогу покорить небо.

Белая лошадь резко развернулась и медленно побрела обратно, растворяясь в тумане…

А слепящее глаза солнце желтым пятном уходило вместе с жизнью еще одной человеческой души, мечтавшей покорить небо., и я не смогу тебя уже вернуть.




Похожие:

Городские видения Дневник одной девушки iconПо велению судьбы
Она всё никак не могла понять, были ли это просто ничего не значащие сны, или же настоящие видения, действительно когда-то происходившие...
Городские видения Дневник одной девушки iconКраткое неофициальное изложение обстоятельств дела
Уингроу 1957 г рождения, житель Лондона, написал сценарий и руководил созданием восемнадцатиминутного видеофильма под названием “Видения...
Городские видения Дневник одной девушки iconДневник: 13 пятница by Олеся
Это нельзя назвать рассказом, но можно посмотреть записи, которые занес в свой дневник один из учеников этого элитного колледжа
Городские видения Дневник одной девушки icon«Широкая Масленица»
Стол, скамейка, сидят девушки в русских сарафанах, занимаются рукоделием, ведущие 2 девушки в русских костюмах
Городские видения Дневник одной девушки iconС. В. Положение о конкурсе «Лучший дневник ученика школы»
Дневник учащегося является его личным документом, ведение которого обязательно для каждого обучающегося школы
Городские видения Дневник одной девушки iconПоложение о конкурсе «Лучший дневник ученика школы»
Дневник учащегося является его личным документом, ведение которого обязательно для каждого обучающегося школы
Городские видения Дневник одной девушки iconА. Чупин Волшебная лампа Аладдина
Вместо пролога: звучит музыка, на сцене спящий Джафар, вокруг него кружат девушки Джинна, держа в руках лампу и волшебную шкатулку....
Городские видения Дневник одной девушки iconГримасы судьбы
Это означало, что после летнего отдыха настрой просто должен быть деловым. Но у девушки состояние было совершенно расслабленное,...
Городские видения Дневник одной девушки iconНачисление личных зачётных очков
Зачётные очки начисляются согласно занятых мест в соревновании по ниже приведённой таблице. В турнире, где вместе играют девушки...
Городские видения Дневник одной девушки iconДневник сумасшедшего
Новая книга Анхеля де Куатьэ написана другим человеком. Это настоящий дневник настоящего сумасшедшего — юноши, носившего в себе четвертую...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов