Цена выбора Тело великий предатель души icon

Цена выбора Тело великий предатель души



НазваниеЦена выбора Тело великий предатель души
страница1/3
Дата конвертации23.09.2012
Размер0.82 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3

Цена выбора...

Тело - великий предатель души

В. Каннинг




Дождь крупными каплями стекал по ее щекам, и создавалось впечатление, что она плачет. Кессиди. Девушка без настоящего и будущего, живущая исключительно своими сновидениями. Потерянное для себя и других реальных людей существо…

Сигаретный дым свободно проникал в ее легкие с каждой глубокой затяжкой. Голова слегка кружилась, а желудок отзывался назойливой болью.

Почему она вновь здесь? Что ищет? Кого?

Безлюдное место в центре некогда цветущего, аккуратного парка, а нынче запущенного, заросшего, находящегося всего лишь в 500 метрах от особняка ее семьи. Она всегда приходила сюда, когда на душе становилось нестерпимо холодно, когда глаз касалась тень, рождающая такие горячие и стыдливые слезы. Вот, и сегодня дождь и присущий ему сумрак, заставили ее искать своего приюта здесь, под сводами вековых деревьев, кроны которых тесно переплелись между собой.

Докуренная до фильтра, сигарета упала к ее ногам, и она почти сразу же потянулась к карману черного плаща, который, не глядя, натянула на свои хрупкие плечи, спешно покидая теплый кров родительского дома. Нащупав полупустую пачку сигарет, Кессиди извлекла ее наружу и знакомым движением продрогших пальцев вытряхнула одну сигарету. Почти тут же белая, тонкая сигарета оказалась в ее рту и она, щелкнув зажигалкой, прикурила, глубоко затягиваясь. Дождь моросил с прежней интенсивностью, и Кессиди постаралась, как можно глубже утонуть в складках своего капюшона, защищавшего ее от хлестких струй воды. Она находилась в покосившейся от старости беседке, некогда выкрашенной в розовато-белый цвет. Ее крыша уже давно зияла многочисленными трещинами и проемами, а потому внутри беседки было столь же влажно и сыро, как и под открытым небом. Кессиди озябло повела плечами, ощущая, как тело неприятной дрожью отзывается на промозглость сегодняшнего дня. В голове мелькнула стремительная мысль о том, что нянюшка уже давно ищет ее по всему дому, в тщетной попытке созвать всех к столу. Родители, знакомо насупившись, едва переговариваясь меж собой, скорее всего, не дожидаясь ее прихода, уже приступили к поглощению изысканных блюд. Все наперед известно до самой последней мелочи…

Девушка не стала концентрироваться только на этой мысли, предпочитая за разом раз, делать все более глубокие затяжки, внутренне радуясь тому, что ни одна единая душа под сводами величественного особняка ее родителей даже не догадывается о ее бесспорно пагубной привычке. Курить она стала с полгода назад, когда ее впервые во сне посетила величественная тень высокого брюнета с черными как омут глазами.
Именно с того момента в ее душу вторглось неотвязное чувство, что вскоре ей предстоит сделать нечто такое, после чего ее жизнь уже никогда не станет прежней…

Именно с этого дня ее излюбленным местом пребывания и времяпровождения стал этот заброшенный парк…

Именно сюда она приходила в попытке укрыться от всех людей, от всех мирских забот, насыщавших и без того обремененную тревогами жизнь. Хотя главной причиной все же было не это…

Здесь, в несколько мрачной атмосфере мрачной запущенности и изысканной древности, она могла беспрепятственно думать о Нем…

Здесь никто и ничто не становилось для этого помехой…

Мечтать. Грезить им. Содрогаться от воспоминаний. Страстно сгорать от томления из-за невозможности прикоснуться к нему в этой реальности.

Высокий Демон ее снов…

Винсент.

Темный. Циничный. Властный. Соблазнительный. Жестокий. Холодный. Порочный. Ироничный. Бессердечный. Притягательный. Желанный…

ВИНСЕНТ.

Именно так он звался…

Там, в том ином мире…

Там, где она бывала всего лишь по ночам, благополучно засыпая в своей постели, и в свою очередь, неминуемо оказываясь в его Мире, где ее тело и душа подвергались, тем испытаниям, о которых она не могла и помыслить здесь, в этой ненавистной ей реальности.

Реальности, яростно не принимаемой ею…

Отвергаемой каждой клеточкой тела…

Каждым взмахом ресниц…

Реальности, кажущейся ей жестокой игрой человеческих существ за право лучше есть, лучше спать, лучше жить…

Реальности – иллюзии, ни сколь не нужной ей…

Сигаретный дым туманил слегка разум и она, слегка прикрыв глаза, наслаждалась этим…

Винсент.

Темный демон.

Повелитель иного мира, другой реальности…

Мира ставшего для нее незаметно притягательно-сладким местом посещения из ночи в ночь…

Винсент…

Властный господин ее слабого тела, отданного ею самой же ему в полное его распоряжение.

Она – Кессиди была его, неоспоримо целиком и полностью, без остатка…, не боящаяся исполнять каждое повеление своего господина…

Кроме, быть может, лишь одного…

Самого желанного им и ненавистного ею…

Винсент.

Хозяин.

Господин.

Повелитель царства теней.

Владыка над всеми смертными и бессмертными, населявшими его измерение…

Повелитель своего мира, в котором все происходило только по его правилам и законам…

Мира, в котором она бывала раз за разом, ночь за ночью…

Мир, считаемый всеми, не иначе как Адом…

Местом порока и платы за прегрешения…

Для всех кроме нее…

Кессиди…

В какой - такой миг, Его мир стал ей ближе, дороже, неоспоримо желаннее?

Она не знала ответа на этот вопрос. Да, и ответ не был столь важным для нее…

Границы постепенно стирались, предоставляя ей возможность беспрепятственно жить там и существовать здесь – в реальности…

Реальность…

Для каждого своя и общая для всех…

Где начинаются и заканчиваются ее границы и где начинаются другие миры, отличные и странные?

Пожалуй, именно с окончанием детства, - с закономерным утрачиванием иллюзий, что присущи этому быстротечному времени, она волей – неволей стала понимать, что чужда этому миру, абсолютно непохожа на других людей…

И как итог, к ней пришло ее одиночество…

Иной раз ей казалось, что все люди окружающие ее, знакомые и незнакомые, добрые и не очень, - существа с другой планеты, а она…, она просто тень…, тень этих живых человеческих существ…

Ее не интересовало, то, что интересовало ее сверстниц и сверстников. Все, что им казалось заманчивым и интригующим, для нее было обманом, жалкой подменой, истинного предначертания, тем обманом, ради которого не стоило жить на этой планете…

Раз за разом ее мучили вопросы, ответы на которые ей не могли дать, ни родители, ни учителя, ни друзья…

Ни одна единая душа этой реальности…

Она была одна…

Это не пугало. Вовсе нет…

Это убивало. Медленно, но верно, с каждой скользящей в бездну Времени секундой, минутой, часом, днем…

Настало время, когда ее жизнь практически утратила для нее всякую притягательность, и ее разум стали посещать мысли об уходе…

В первые разы она старалась гнать прочь от себя эти по началу пугающие мысли…

Чего-то ждала…

Но время шло и в ее жизни так ничто и не менялось…

Настал тот рубеж в ее жизни, когда стоило делать осознанный выбор между жизнью-иллюзией и смертью-освобождением и…, и… именно тогда впервые к ней явился ОН. ВИНСЕНТ.

А вместе с Ним к ней закономерно пришел и его мир, с его правилами, законами и своими иллюзиями, присущими каждому отдельно взятому мирку, которые и стали для нее тем, ради чего она и продолжила свое существование здесь…

Она осталась…

Рубеж так и не был ею пройден…

А тем временем Ад-Рай стал для нее желанным местом, тем зыбким приютом, где она могла встречаться с ним, прикасаться к его прохладной коже и с надеждой заглядывать в его темные, бесконечно глубокие и с тем порочные глаза…

И пусть Он и оставался постоянно ледяно-хладным, циничным, язвительным, временами отчаянно жестоким, но именно он стал тем первым существом, кто поверил в нее…

Поверил в ее не абсолютную бесполезность, в ее возможную принадлежность к чему-то, от чего зависело, что-то важное, пусть и только для него одного…

Она стремилась к нему страстно, яростно, ретиво…

Как стремятся к тому, кто спас, подарил веру и новый букет сладких иллюзий…

Она желала Его каждой клеточкой своего тела, каждым нервом, каждым биением тронутого ядом сердца…

Вся ее жизнь там, зиждилась лишь на одном – угодить Ему, сделать его довольным, насколько это было вообще возможно притом, что он владел всем и всеми…, и что по сравнению с этим ее существо на жертвенный алтарь была ничтожно малой и эфирно невесомой…

И все же…

По ее телу прошла дрожь от воспоминания последней их встречи прошедшей ночью…


Она была в его темном, немного зловещем и с тем завораживающим ее сущность замке, окутанном как всегда призрачным полумраком, сотканным из бледно-сиреневой дымки.

Ждала его…

Длинные кроваво-красные полы ее длинного платья приглушенно шелестели под порывами ветра, беспрепятственно врывавшегося из полуоткрытого сводчатого окна. Ночь за окном манила и звала погрузиться в омут соблазна и порока. Притушенный и слегка неверный свет осколка луны на низком небе завораживал ее взгляд…

Кессиди стояла возле окна, прислонившись плечом к косяку, с трепетным ожиданием вглядываясь во мглу.

Когда он осчастливит ее своим присутствием? Когда предстанет во всем своем Демоническом Величии перед нею? Когда уделит частичку своего времени ей?

Девушка подняла руку и коснулась своих волос, свободно рассыпанных у нее по плечам. Он любил пропускать их сквозь свои длинные пальцы, даря с этим ей бесконечно волнующую ласку…

Она сильно прикусила нижнюю губу, отчетливо осознавая, что, быть может, уже скоро ее губы соприкоснуться с Его губами…

Вздрогнула, понимая, что ветер неожиданно усилился, предвещая его скорое появление…

Горячая волна предвкушения обдала ее с головы до ног, обжигая тело и туманя разум. Кессиди неподвижно застыла, вытянулась в струнку, ощущая нервное покалывание в окончаниях пальцев рук.

Уже скоро…

Совсем скоро…

Девушка с трудом отвернулась от окна, сделала шаг к постели с черным балдахином, занимающей центральное и наиглавнейшее место в этой просторной комнате. Ее босые ноги утопали в пушистом ковре, а шлейф алого платья с тихим шелестом далеко позади, скользил вслед за нею. Запах черных свечей дурманил, щекотал ее ноздри. Ветер неожиданно совсем стих. Она потонула в оглушающей тишине. А темнота, тем временем, бережно окутывала ее стройное тело в непроглядный, черный саван…

Шаг. Еще один. Ее колени коснулись угла широкой кровати, полностью скрытой от постороннего взгляда многочисленными, тяжелыми складками ткани. Кессиди затаила дыхание, насторожено вслушиваясь в малейшие звуки…

Оглушающая тишина. Ни звука. Ни единой вибрации воздуха. Лишь незначительный, слабый аромат моря…

Сердечко на миг перестало биться…

Он рядом.

  • Здравствуй, Кессиди…

Раздался над ее ухом тихий, завораживающий голос со знакомой хрипотцой. Волна сладкого предвкушения и радости прошлась по всему ее стройному телу.

  • Здравствуй, Винсент…

Не оборачиваясь к нему, застывшему в нескольких сантиметрах позади нее, прошептала девушка, слегка прерывисто дыша.

  • Ты ждала меня…

Не вопрос, а утверждение…

Кессиди незаметно вздрогнув, склонила светловолосую голову в знак немого согласия с его словами. Ледяной жар позади нее с тем неумолимо усиливался с каждой пройденной секундой, неуклонно скользящей в бездну Прошлого…

Он придвинулся к ней…. Слегка соприкоснулся…

Ее тело почти готово было ощутить каждый изгиб его тела позади…

Жгучее напряжение внутри стало просто невыносимым…

Так рядом, нестерпимо близко к ней и все же…, этого так мало ей…

Сердце ухающими, частыми ударами отдавалось в ее ушах, напрочь заглушая всякие иные звуки вокруг…

И натянутая струна порвалась…

Напряжение, столь долго сдерживаемое ею, отхлынуло на краткий миг, позволяя ей доверчиво прижаться спиной к его твердому, сильному, застывшему позади нее, стройному телу…

Он был невозмутим, отстранен и знакомо холоден, в то время как все в ней дребезжало, содрогалось, разливаясь по венам жидким палящим огнем. Он медлил, заставляя ее, прочувствовать все муки ада, оттого, что он так близко, нестерпимо близко и так все же неподвижен, равнодушен и отстранен…

По-прежнему так недостигаем для нее…

Далек…

Ее руки вздрогнули и бледными стеблями диковинного растения взмыли вверх, в столь долго сдерживаемом желании коснуться его кожи, хладной, бледной…

Винсент, легко предупреждая ее порыв, одним стремительным, неуловимым для нее движением, перехватил оба ее тонких запястья на ничтожном расстоянии от своего лица, не давая, не позволяя дотронуться страстно Жаждущей, до источника, дарующего ей наслаждение, трепет, саму жизнь…

Его сильные, твердые пальцы стальными обручами сжали ее бледные запястья и медленно, мучительно долго заставили ее руки сдаваться на милость победителю – опуститься по обе стороны от ее тела. Ее сердце выпрыгивало из груди, заглушая все иные звуки помимо тяжелых, ухающих ударов, звучавших молотом в ушах, в то время как сердце в груди мужчины, стоящего позади, напротив билось - сильно и размеренно, не ускорив, даже и на йоту своего биения. Ее пульс стремительно учащался и он, держа пальцы на синих венках, отчетливо проступающих, на ее запястьях, прекрасно чувствовал это. Его большие пальцы чувственно, нестерпимо медленно начали двигаться, совершая круговые движения, заставляя ее терять последние остатки самообладания. Она плавилась, как воск в его сильных руках…, а он не позволял ей сделать и движения навстречу ему.

Что за новую пытку он уготовил ей на сегодня?

  • Ты думала обо мне?

Обжигая ее нежную кожу лица, выдохнул он, касаясь щекой ее щеки. Жар, нестерпимый огонь разливался полноводной рекой внутри нее. Девушка нервно сглотнула и склонила голову в знак согласия, боясь даже открыть рот и ничтожным звуком тем самым побудить его отстраниться от нее…

Винсент, издав звук, напоминающий короткий, весьма самоуверенный смешок, коварно улыбнулся, она отчетливо почувствовала это щекой, то, как его прохладная кожа натягивается, а губы изгибаются в демонической улыбке Властителя Всего Сущего…

Она вся горела, когда он оставался совершенно безучастным. Ее тело содрогалось, в то время как его - хранило хладную неподвижность.

  • Ты жаждешь разделить со мной Смерть?

Этот вопрос.

Столь часто им задаваемый, иногда так неожиданно, совсем в неподходящий момент, каждый раз будя в ней пламя, которое не гасилось столь отчаянно долго, что иногда ей казалось, что еще чуть-чуть, и она сгорит заживо в его жарком огне. Этот огонь каждый раз заставлял трепетать ее от едва сдерживаемого чувства острого наслаждения, тесно переплетенного с томительной, имевшей вкус ванильной карамели, болью…

Его пальцы сдвинулись с ее запястий и нестерпимо неспешно, начали свой путь окончательного порабощения по ее рукам, матовым плечам, направляясь вверх к ее незащищенной ничем шее. Кессиди перестала дышать и именно в тот момент, когда ей показалось, что всего какой-то один миг отделяет ее от момента, когда он обхватит ее тонкую шею своими ледяными длинными пальцами, Винсент стремительно, одним неуловимым движением, развернул девушку к себе лицом. Черные-пречерные глаза без малейшего труда проникли ей в душу, легко читая все ее мысли, желания, самые малейшие стремления…

  • Готова ли ты разделить со мной объятия в Смерти, Кессиди?

Прозвучал его настойчивый голос, проникая в саму душу, переворачивая все вверх дном, заставляя терять не то чтобы твердую почву под ногами, но и саму себя в море страстного желания и томления…

Он был просто потрясающе красив. Иссиня-черные волосы обрамляли его бледное лицо, главным украшением которого были угольно-черные, большие глаза, исторгавшие из своих глубин хладное пламя, сжигавшее все на своем пути. Прямой нос, твердые, алые губы, в данный момент сжатые, настороженные, готовые в любой момент подарить ее глазам лик искушающей, порочной, коварной и порабощающей всех и вся улыбки…

Высокий, слегка худощавый, темный, он возвышался над ней, ощутимо довлея над ней своей силой и дьявольским величием, и Кессиди отчетливо понимала, что уже не за горами та ночь, когда она все же скажет ему долгожданное «да», а пока…

А пока наперекор всей его бездне искушающего обаяния, его порочному взгляду, толкающему ее на скользкий путь соблазна, она медленно, но с тем отрицательно покачала головой, молчаливо отвергая его предложение Вечности с Ним…

Сильный, неожиданный для нее, толчок и вот она распластана перед ним поперек широкой кровати. Маленькое, стройное тело, облаченное в красное платье, светлые длинные волосы, волной рассыпавшиеся по шелковому покрывалу и широко открытые синие глаза, в которых плескалась взрывоопасная смесь испуга, желания, томления и… ожидания…

Теперь он еще больше возвышался над ней - поверженной, буравя огнем черных колдовских глаз.

  • Ты не знаешь, от чего ты отказываешься, Кессиди…

Звучал тихо-тихо его искушающий, чувственный голос, пробуждая в ее душе все то множество предательских желаний, о которых она предпочитала забывать по утру, только ради того, чтобы с горем пополам пережить дневное время суток, там, в той ненавистной для нее реальности…

В реальности, что сейчас, кажется ссохшейся пустыней, которая жестоко забирает Его у нее с каждым наступлением утра …

  • Не представляешь…

Его колено неторопливо оперлось о край постели, и он, поставив руки по обе стороны от ее распластанного перед ним тела, склонился к ее лицу, заставляя ее сгорать от нестерпимого желания ощутить его губы на своих устах.

  • … какое блаженство тебя ожидает в моих смертельных объятиях.

Он соблазнял, искушал своими сладкими речами, когда ее тело трепетало от едва сдерживаемого желания слиться с ним в поцелуе.

  • Зачем же мучить себя, Кессиди?

Не смолкал его чувственный голос, а темноволосая голова все склонялась и склонялась, приближаясь к ее лицу, обжигая нежную кожу своим хладным дыханием. Его черные, как смоль волосы коснулись ее щеки и Кессиди, вздрогнув, издала звук, сильно схожий со стоном смертельно поверженной лани. Его губы почти сразу же с этим изогнулись в дьявольской, соблазнительной улыбке, а глаза смертоносными клинками пронзили ее насквозь. Кессиди тонула в нем и его чарах, сковавших ее волю, и отчетливо понимала с этим, что спасти и погубить ее может только он один…

Винсент. Ее Бог. Хозяин. Господин.

  • Зачем сопротивляться? Зачем терпеть эту муку? Кессиди, ведь так просто сказать «да»…

Колдовским дурманом, окутывал ее его приглушенный, слегка хрипловатый голос…

Он изящно прилег рядом, плавно перекатился на бок и, небрежно подперев черноволосую голову рукой, воззрился на нее, все так же продолжая мучить ее своей чувственной улыбкой твердых губ.

  • Ах… Кессиди… Моя потерянная душа…

Звал, манил его голос…

Кессиди повернула голову набок и встретилась с ним взглядом. Его рука плавно оторвалась от поверхности кровати, взмыла вверх и длинные пальцы, не касаясь ее тела, дотронулись до ее светлых волос, заключили в плен светлую, шелковистую прядку, раз за разом, пропуская ее сквозь свои пальцы…

Сердитое шипение свечей где-то невдалеке ни сколь не заглушало бешеного стука ее сердца. Пытка длилась и длилась, и ей казалось, что еще чуть-чуть и ее сожжет дотла тот огонь, что жестоко был подарен им ее слабому телу…

  • Кессиди…

Шепот в ночи. Эти черные глаза в ночи. Он в ночи, так яростно близко и так с тем не достигаемо далеко от нее…

Сколько будет длиться эта сладкая агония?

Сколь долго еще он может мучить ее?

Она отчетливо знала ответ на этот вопрос…

Бесконечность.

Вечность за Вечностью.

Пока она все ж не сдастся…

А она непременно сдастся…

Его пальцы равнодушно, будто наигравшись, выпустили прядь ее волос и, мгновение спустя, немного помедлив, все же коснулись ее пылающего лица.

Наконец-то!!!

Кессиди доверчиво приникла щекой к его ладони, схоже с тем, как горячо любимая кошка ластится в желании заполучить любым способом ласку своего хозяина.

Его улыбка стала еще изощреннее в своем дьявольском великолепии…

Как бы нехотя, неторопливо, почти лениво его большой палец описал окружность на коже ее щеки и столь же лениво прошелся в ласке вдоль скулы к ее виску. Голубоватая венка, отчетливо просвечивающая сквозь тонкую кожу ее виска забилась чаще, позволяя ему ощущать ее неуклонно растущее желание плоти…

Дьявольские губы иронично изогнулись, предвещая его тягучие, как патока слова, обращенные к ней:

  • Кессиди, ты восхищаешь меня своей выдержкой. Иной раз я думаю, это твое противостояние мне будет длиться Вечность. Ту Вечность, что я сам предлагаю тебе…

Девушка, сосредоточенная лишь на движениях его длинных, прохладных пальцев, молча страдала, понимая, что сегодня он действительно чрезвычайно жесток с нею…

Играет с ней как сытый кот с несчастной, голодной мышкой…

Готовой на все, ради его одного поцелуя, лишь одной его незначительной ласки…

Его рука оставила ее лицо в покое и Кессиди с трудом удержала внутри себя стон разочарования и обиды…

Одно его неуловимое движение стройного тела и вот она придавлена всей тяжестью его стройного тела к постели. Грудь к груди, бедра к бедрам…

Дыхание перехватило, а сердце ускорило свой бег…

Из ее уст вырвался едва слышимый вскрик и его взгляд стал тут же глубже на пару тональностей, целиком погружаясь в глубины ее маленькой души, трепещущей как пламя свечи на ветру…

  • Кессиди, признаюсь тебе…, ты первая, что столь яростно сопротивляешься мне, что столь трепетно стремишься ко мне, что столь страстно желаема мной в своей непреклонности…

Ее Демон Снов не улыбался, когда произносил эти слова, и девушка уже не впервые посмела разглядеть на самом дне его черной-пречерной души неяркий, робкий отблеск настоящего чувства…

А быть может, она столь отчаянно и страстно желала его видеть, а потому и видела…

Его лицо отражало саму ночь…

Печать соблазна…

Греха…

Пустоты…

Бесконечности…

Абсолютно нечитаемое дьявольски прекрасное лицо…

И все же где-то там под гнетом многих-многих веков, десятков столетий она все же сумела увидеть, что в нем живет росток непонятного пока ей чувства…

Именно это все еще заставляло ее, надеясь на что-то, противостоять его чарам, раз за разом говорить «нет»…

Это и… еще…, стойкое чувство ожидания еще чего-то, спрятанного в ней настолько глубоко внутри…, так глубоко, что он даже обладая возможностью читать ее душу, как раскрытую книгу, не мог различить это…

Это ожидание, чего-то, о чем она и не подозревала толком…, это и было, как она думала (хотела думать), ради чего, возможно, и была создана, рождена этой Вселенной…

Ожидание знака…. Именно это до поры до времени держало ее в реальности, именно это заставляло ее противиться ему…

Она с трудом дышала, пригвожденная им к кровати, горящая от страсти и понимающая, что вместе с тем она не сможет долго противостоять ему и дальше…, если…, если сегодняшняя пытка будет повторяться из раза в раз…

  • Кессиди…

Звал его чувственный голос, ласкающий каждую букву ее имени…

  • Не противься мне…

Его ладони накрыли ее подрагивающие руки и их пальцы неминуемо переплелись, запутались друг в друге…

Черные глаза горели холодным темным пламенем, заставляя трепетать всю ее сущность…

Кессиди не могла отвести взгляда от его мертвенно-бледного лица. Она могла смотреть и смотреть, бесконечно тонуть в черном море хладного порока и соблазна…

Он низко склонился над ее губами, не касаясь их, но обжигая и покалывая электрическими зарядами, незримо исходящими от них…

  • Покорись…

Звучал его хриплый голос, изощренно ласкающий ее ухо порочным обещанием рая…

  • Скажи «да»…. Скажи…

Ей так хотелось сказать «да», окончательно сгорая дотла на медленном огне, зажженным им, но…

Но ее голова, ведомая одним лишь инстинктом, пока еще не до конца подвластным ему, отрицательно качнулась сначала в одну сторону, а затем в другую, заставив, его глаза тут же вспыхнуть иссиня-черным пламенем, в котором одновременно сильно отразилось и восхищение, и недовольство ею…

Ей почудился рык, вырвавшийся из его груди?

Миг, другой…

И его губы в яростном порыве захватили в плен ее губы, одаривая ее, и одновременно с этим наказывая за непослушание…


Кессиди поежилась и, с ленцой докуривая вторую сигарету, прищурившись, посмотрела вдаль, туда, где парковая аллея, давно нечищеная никем, обрывалась, неуклонно теряясь в чаще вековых деревьев. В какой-то миг девушке показалось в той стороне движение и это привлекло ее внимание. Окурок упал к ее ногам, присоединяясь к бесчисленным десяткам других, и она еще пристальнее вгляделась в пространство. Да, зрение не обмануло ее, что-то, несомненно, было там. Некая тень, державшаяся рядом со стволом могучего дерева, почти сливаясь с ним. Первым чувством, посетившим ее душу был не страх, а некое неподвластное разуму напряжение, похожее верно на то напряжение, когда ждешь чего-то слишком страстно, слишком горячо, что в первый момент, когда это начинает сбываться, не можешь в это поверить, - застываешь на месте, превращаясь в туго натянутую струну, пребывая в сладостно-томительном ожидании…

Не отводя взгляда от заинтересовавшей ее тени, девушка сильнее запахнула плащ на своей груди, чувствуя, что ноги в легких замшевых сапожках уже начали промокать, несмотря на то, что она находилась под не целостным, но все же навесом…

Дождь барабанил по крыше, смешиваясь со звуками шелестевшей влажной листвы и в очередной раз, когда она моргнула, перед ее взором уже не было и намека на обнаруженную ранее тень. Кессиди разочарованно вздохнула.

Вновь она сама напридумывала черт знает что, и сама же в это истинно поверила. Ее губ коснулась полуулыбка, вовсе не отражавшая в своем исполнении радость и девушка поняла, что пора возвращаться, иначе она рискует навлечь на себя такие надоевшие ей расспросы родственников.

Перешагнув через две низкие ступеньки, ведущие к выходу из старой, витой беседки, девушка слегка оскользнулась на влажной земле, чертыхнулась вслух и слегка склонила голову, тем самым умело уворачиваясь от хлестких струй воды, начав осторожно продвигаться по направлению к особняку. Шаг. Другой. Внезапно она ощутила позади себя легкий, непохожий ни на что шум. На ходу обернулась через плечо. Ни души. Вздохнула, еще более склонясь под косо падающими с неба хладными каплями дождя и прямо таки налетела на кого-то. Едва уловимо, приглушенно вскрикнув, девушка подняла глаза, утопая в темно-серых глазах молодого мужчины, с волос которого капали крупные капли дождя. Его руки уверенно обхватили ее за плечи, в то мгновение, когда она, наткнувшись на него, чуть было не упала. И девушка уже сейчас в тех местах, где они касались ее тела, ощущала жжение, не похожее ни на что изведанное ранее в этой реальности…

Необычного свинцового оттенка глаза, в которых читался непонятный пока ей призыв, не отрываясь, смотрели на нее. По ее телу прошла долгая судорога, вовсе не из-за сковавшего ее тело холода. Красивое, бледное лицо с четкими, как будто вырезанными из камня чертами, завораживало, и в какой-то миг ей показалось, что все это, эта встреча в этом парке вовсе неслучайна, что это предначертано ей свыше…

  • Кто ты?

Вырвались из уст слова, абсолютно помимо ее воли.

Кроваво-красные губы незнакомца слегка дрогнули, и ей послышался глубокий голос, показавшейся ей незримо знакомым:

  • И часто ты бываешь здесь?

Ее небесно-синие глаза распахнулись шире, не желая понимать, что все то, что сейчас происходит с нею, есть события, происходящие в реальном месте и времени.

Откуда в ней стойкое чувство, что все это должно было произойти именно с ней?

Что все эти слова, произносимые этим мужчиной, не новы ей…

Знакомы…

Откуда?

  • Здесь?

Прошелестели ее неслышно-невесомые отзвуки эха души, еще не верящей до конца в происходящее с нею.

Эти глаза…

Темные вспышки в ночи…

  • Да, здесь! Это место явно не отличается изысканностью, - столь характерной чертой вашей семьи…

В ответ слышался знакомый голос, звучавший столь беззлобно, столь невесомо иронично, столь завораживающе глухо…

Они продолжали стоять столь близко друг к другу, и его руки продолжали накрывать ее плечи, а глаза заглядывать в самую глубину ее души, трепетавшей от неверия в происходящее.

Он был ей знаком, и где-то на уровне подсознания, ее сущность предвещала ей его появление в ее жизни вовсе не случайностью…

Дождь не прекращал кусать ее щеки своими хладными струями, а шелест листвы завораживать своей атмосферой величия окружающего мира…

Ей и не приходило в голову отодвинуться, разорвать с ним телесную связь. В то время как дождь продолжал беспощадно хлестать их по лицам. Его волосы уже давно были влажными и прилипли к лицу, обрамляя его овал, подчеркивая своим черным окрасом бледность его кожи. Губы, алые, твердые, были плотно сжаты. Твердый подбородок рассказывал о скрытой внутренней силе своего хозяина. Глаза, в которых плескалось море разных, знакомых и незнакомых ей чувств, будили в ней неугасающий интерес к его персоне.

  • Откуда тебе знать особенности черт моего семейства?

Наконец, отважилась задать вопрос по существу она.

Он внимательно всматривался в глубину ее глаз, ища что-то, а губы, до того, недвижные, разжались, неожиданно одаривая ее столь чарующей улыбкой, обаяния в которой было до такой степени много, что казалось, хватит не на сотню, другую людей.

  • Ну, как же не знать, Кесс?! Я сам с какой-то, быть может, не самой явной стороны, но все же принадлежу к славной ветви родословного древа Фоотрис (
  1   2   3




Похожие:

Цена выбора Тело великий предатель души iconОбязательные шлоки
Воплотившаяся в теле душа постепенно меняет тело ребенка на тело юноши, а затем на тело старика, и точно так же после смерти она...
Цена выбора Тело великий предатель души iconПолулюкс 2-х местный номер. Со всеми удобствами, телевизор, холодильник Цена проживания за сутки на одного человека коммерческая цена – 1560 руб льготная цена – 1250 руб. Одноместный номер
В пяти минутах ходьбы о станции метро «Гостиный двор», выход на канал Грибоедова
Цена выбора Тело великий предатель души iconЦена: 30руб. Размер постера: 28 Х 42 см, двусторонний. Цена: 50руб

Цена выбора Тело великий предатель души iconЗадачи к мониторингу
Тело брошено вертикально вверх со скоростью 20 м/с. Сколько времени будет подниматься тело до остановки? Какова максимальная высота...
Цена выбора Тело великий предатель души iconСт. Петербург
Кому- то эти стихи не понравятся, кому- то они придутся по души, а кто- то просто пожмёт плечами. Что ж. Всё возможно. Они писались...
Цена выбора Тело великий предатель души iconМертвые и живые души в поэме Н. В. Гоголя “Мертвые души”
Гоголь умеет увидеть и показать обыденное под совершено новым углом зрения, в неожиданном ракурсе. И рядовое событие обретает зловещую,...
Цена выбора Тело великий предатель души iconЕ. А., 2008. Смирнов П., Стрекалова Е. Определение Луча души человека
Из статьи Смирнова П. "Исследование жизненного цикла человека" следует, что для определения времени жизни человека необходимо знать...
Цена выбора Тело великий предатель души iconЦель работы Целью работы является изучение методов практического расчета начального значения периодической составляющей тока трехфазного короткого замыкания. Теоретические сведения
Ания необходим для выбора и проверки электрооборудования по условиям короткого замыкания (КЗ); для выбора уставок и оценки возможного...
Цена выбора Тело великий предатель души iconЦель работы Целью работы является изучение методов практического расчета начального значения периодической составляющей тока трехфазного короткого замыкания. Теоретические сведения
Ания необходим для выбора и проверки электрооборудования по условиям короткого замыкания (КЗ); для выбора уставок и оценки возможного...
Цена выбора Тело великий предатель души iconУроки №5-6 тема: " Программирование ветвящихся алгоритмов. Оператор выбора ". Оператор
Оператор служит для выбора одного из помеченных вариантов действия (операторов), в зависимости от значения "параметра". Оператор...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов