От зубастой пасти icon

От зубастой пасти



НазваниеОт зубастой пасти
Дата конвертации09.09.2012
Размер381.73 Kb.
ТипДокументы

а.

От зубастой пасти

Руки по карманам

От грудастой Насти

Кислая сметана

От земли до неба

От реки до моря

От шального хлеба

До собачьей доли

От всего что будет

До того кто судит

От того что любят

До улыбки в зубы

От кровавой бани

Развязались руки

А к утру от Вани

Убежали брюки

От забора до обеда

За полпачки

От горячего привета

До горячки

От незрячего поэта

Кто-то где-то

Перепрятал

Духовые пистолеты

Не доскачет мячик

До Берлинской стенки

Не заплачет мальчик

Заживут коленки

Зарастет до свадьбы

Чья-то плешь цветами

Ну и все наоборот

Но только вот не с нами

Не за нами побежит

Трамвай с усами

От второй Заставы

До ревущей Тани

Не застанет нас врасплох

Ничья расплата

От обиды да от блох

Ума палата

От земли цветущей

До зовущих к небу

Все от вас поющих

Все до нас не в тему


б.

Издали загадывай

Что ещё за даль

Пальцы в небе складывает

Звездная медаль

Задарили криками

Птицы-звонари

Говорили мигом мы

Только говори

Зашивали в тряпочки

Прятались в очки

Разлетались бабочки

Порвались сачки

Раскатилась ярь устам

Плавится от взор

Тараторил по пятам

Взором звезд дозор

Говорили мигом мы

Встанем не жури

Что без молку плещется

В сердце наша трель

Речью звонкой мечемся

Мчимся звать апрель

На вечерю тихую

На пчелиный бал

Слово тихо заснует

В облаках зеркал...


В.

Звери греют землю голыми глазами

Горячую пас мигрень пасмурный день

Коротая кольцами тень

Таяла цепь

На воде круги

Взгляд рукой задень

Свистела

До темна

И как-то несмело свихнулась

Не посмела махнут

Попрощаться с собою

До вечера

Как до вчера

Разве не больно смеяться

Не чувствуя горечь крошащегося на мизинцы и сумерки сердца

Копейки и дребезги

Лги не лги

Бороздили мозги

Час до крика

Смех до впалой груди

Смерти тают как льды...


Весело шумно

Черным дымом ресницы

Без разницы

Без толкований судьбы были песнями совестью кругом воды на воде

Когда и где без ничего остаешься

То некуда крылым лететь

Им теперь одна треть до колен

До земли

До тепла

До любви

От терпения вывихнутых родами ветвей

До зашторенных песен

Где смехом не весть куда тянется день.

Г.

Не сломать бы ту даль

Что не жаль выпить залпом но плыть до тебя бесконечно

А ты залюбуешь вискам

Что это не мы

Это голубя робкий испуг

Под чужим колесом...

Это ртом я не чувствую жизнь

Это мысли ты гонишь...

А вдруг

Это только гортанный звук...

И ты все ещё спишь на спине на север...

Вечерю на троих не делить

Холодно трутся ладони

В объятиях ворота

Тонут трое

Молить за себя за кого

За покоем пришли...

Спрячь в своем забытьи

Полные кошели воем набитые

Ты

И ещё в конце немного ты...

Как приду завтра утром

Отдай что останется

Из того что ты

Укрыто роняешь

И стонешь

И станешь вдруг кланяться...

...на севере вечер давно уже мечет пристани по долам...

«Вниз и налево..» - кричали поэты.

И птиц резали напополам

Кистью мазали по стволам разодетых деревьев.

А издали слышался гам

Калиновых братьев

Черемухой изгородь

В пол оборота к богам...

(с малой буквы):

-Что бегали голышом, это срам! - вот так любовь

Вот так нежность

Как навзничь раздетая вечно носилась

И негу дарила стволам деревьев и пушек...

К утру разносили в пригоршнях кровь по задворкам

Огородами бичевавших парубков

- Целуй! Еще пар клубком твоей прелести!

Зависти лету

Три дня до скрипучих паркетов.

Я очень за это хочу обнимать

Но боюсь за тебя

Не сломать бы ту даль

Что не жаль выпить залпом

Но плыть до тебя бесконечно.


Д.

Неизбежное между.

Как адвокат ныл ветрено

Там где теплеть и обратно

То быстро то медленно

Словно пальцами косит

Крутит перед чужим носом...

Вы что ждете осень

Против и ещё раз за

Как-то шепотом за глаза...

Вы уж не доверяйте прохожим

Вы ж не ребенок

Спросят можем

Но с памятью прямо беда

Некогда сесть и как следует завести часы.

Вести с нейтральной полосы

Нам так больно без вас

Вы же большой и такой

Такой...

Мы о вас помним.

Пойди пошуми рядом с ними

Пусть думают

Что ты рассказываешь о себе...

Соберись

Согбенно

И никогда не суй сюда нос!

Мы ждем осень!!!

Да и мало ли что мы ещё врем

Или временем после подумаем.

Ведь нам и вправду нужен помощник

В точности ты...

Дождь нес цветы

Мимо нашей калоши

Похожей на ужин больного смертельной тоской.

Может не будем на «все же»...

Располагать двумя, тремя самими собой...

Забекренилась вся

Акварель убеждений о верности шума детей на кривых тротуарах...

Деньги денег деньгам

Мы что-то должны

Потому что их мало

Еще меньше

Чем они нам нужны

Без нас им никак

Потому давай за пятак

Делать такое большое позорище

Чтоб он покраснел телом будней...

«Скорей бы добраться до этих кривляк троллейбусов

А они-то помогут не разминуться с ней»

А ну её!

С ней заработали тридевять пошлых ангин

Чтоб один раз влюбиться

Нет!

Уж лучше быть сыном

И сниться чьей-нибудь дочери...

Соберу все аккуратно

Как надо

Как рады что весел

И что никогда не приду

Так надо

Как в песне

Придумай и дай.

Я вам безусловно верю

Как магазинам.

Я стал немного задумчив и позабыл про корзину...

Цветы!

Это конечно же вам!!!


Е.

Все тихо ладилось или прелихо снилось.

Оранжевость противней чем мечта быть ливнем.


А мне всегда казалось

И даже малость жилось

Что если уж подкрадываться

Лучше так как распускаются цветы

Бивнем

Из под земли привстать

Нет лучше спрятать все похожее на дождь

В своих словах.

На грош

Или как сегодня называется «хочу».

Не чуть не больше

И не меньше чуть

Купить каких – то слив

Или бумаг похожих на отлив

Тихонько смять

Сложить букетом в руку

Встать

И так шагать пока не встречу то что знаю точно

Будет без чего- то вечность

Тогда пустив на волю руки опрокинуть все

И стуком в землю

На колени

Тихо плакать

Плакать навсегда

Как плачут наши тени

От стыда.




Рушилось.

Нужно же лужам путать наши нервы.

С неба наверное лучше

Видней...

Душно.

Брось надоело подглядывать первых

Среди загадочно прохладных дней.


ж.

Были люди, как птицы.

С клювами.

Ключницу клюнули

Туда

Где ещё любопытней всего.

И нет больше ключницы.




Мы все под дождем

И вовсе не важно какое сегодня давление

И как мы пришли и уйдем

Мы все под дождем.


Нам кажется жнется

Нам жаждется пропасти

Нам все расти хочется в тесте своем

Мы все под дождем.


Громкие поступи простывшие фразы

Да разве не этим единым днем мы заражены

Граждане мы или мимо идем

Мы все под дождем.


Что мокнет и грязным стеклом превращается в дом

Мы ждем и не верим нам нравится или не подходит

Надеемся может уснем и забудем

Мы все под дождем.


Пусть привидится что-то ещё

Пусть плечом подопрем бурелом

Подумаем ну не сейчас так потом

Мы все под дождем.


И потом стекает наивная прыть

Запрыгнуть повыше побольше забыть

Закрыть предположим глаза и курить

Нет по столу хлопнуть рублем

Мы все под дождем.


Все равно что не спать никогда

Или где–то откладывать лишнее в тряпочку

Восхищаться и думать что все только гром подождем

Нет

Мы все под дождем.


И.


За окном кажется

Шумно

Жди меня...

Об одном хочется

Видел

Не будет...

Опрокинуто зрелище

Полдень на выкате дня

За окном просто

Тихо

Никто не разбудит.

Грудой звонких монет воробьи осыпаются в пыль

Кто-то гнет тело лет в три погибели белым коленом

Утопает в горячем песке где убежища ищет ковыль

В пору сердце зажмуривать вымокшим сеном...

Согреться

Прижавшись к земле

До затмения грез

Через боль

Или через большую неточность

В понимании правды и цвета сгоревших берез

Ветра не было

Был лишь испуг

И непрочность.

Было тихо кругом

И по кругу ходилось легко

От окна до последнего приступа боли

На щеках чуть заметным безликим кивком

Остаешься

Свободным

Слепым

На безволье.



Все чисто

Можно лететь

Так лист

Расправив предплечья

Ложится в мокрую сеть

Картин из любви человечьей

По-человечьи пойми

Почти на редкость открытый

Кто не хотел быть людьми

Лишь заглянул

Только этой я буду сыном

Одной

Единственной

Слышно слабо

Как её зоркий конвой

Скулит поджав свои лапы

Под твердость мыльных перин

Камней нежившего солнца

Приму их

Я здесь один

А вы

Все перевернется.

Надежно скрыто от глаз

И от придирчивой правды

Я убегал

И не раз

От грима в ил

От себя в дым.

Переходить чей-то путь

Под пересвет светофора

И не бояться вспугнуть

Ворох пернатого хора


К.

Тогда ещё никто не знал

Ни начинаний ни начал

Искал

Куда девалась летом

Неодолимая печаль.

Все где-то

Да ещё зачем

Торочится кричать забор из весел дружно разных

Так нипочем зачать

Гораздо трепетнее знать

К чему все эти «помни знаешь»

Не получается все сразу у безотрадных

Почему

Смотрел в глаза как сразу

Лазить хотелось и просить

Пои меня себя и стражу

Пои всех выменем одним

Не к месту закатились очи

Заметно сжалился упрек

Ну не намек

Хотя бы почерк

Приметы времени сберег




На пЕрвое Яво

раззЯвилось всЕ, как зЫ!

Нет, мЫ не такИе

конЕчно

но кАк-то тоскОтно!

Мы хОтим хорошеЕ,

хОтим боскрЕй!

Мы бдЕтум замЁтано!

Мы совиОвы до грОба!

Но чУшле до зАвтра!

А чЕшле, до

слЕдующей млИ!

ЛцУелумп кОкт!


М.

Белыми зубами улыбались.

Отцвели как завязь

Ветром сдуло.

Ну сдавайтесь

Вы окружены

Мы сдаемся

Падаем со стула или со смеху

Но с достоинством

Или с легким запахом лба бьющегося о кирпич

Все как бы нехотя

Все только повести

Все только взгляд

И только крик.

Остановиться негде

Не на чем

Ловиться нечему со сна

Все показалось больше синим

Чем большим было

Докрасна

Объявлено что только первые

Находят радость в тишине

Других всех поголовно

Поколенно

Или посмертно

По спине

Согреет частность обезличия

Спокойно в клане саранчи

И безответственно язычная

Резня на лифчики порчи

Преднасмехаемого зарева

Зарыться тенью

И светить навзрыд

Ворчат безрадостно хозяева

Дрожит надорванная нить слезы.


Н.

От серебра почернели все пальцы слова и обновки.

Складывается по-нашему пыль из-под ног.

Чушь будоражит бессонных с упрямством винтовки.

Тени на Солнце

Нет это похмелье дорог.

Тише

Тихонечко

Скажешь мы сами не знаем

Что для нас лучше терять или прятаться в высь

Вряд ли захочется приоткрывать эти тайны

Если случайно не выронить

Просто проснись.

Случайные гости

Залетные

Вряд ли найдутся

Гнется под шум злая проволока оград

Пойте!

Попались!

Захлопнулось!

Как наяву все.

Хочется плакать но незачем размывать взгляд.

Выбелит Солнце во сне воробьиные страхи

Знаешь чем помнить давай лучше ждать

От серебра почернели и пальцы и плахи

Кончится

Будем терпеть

И начнется опять.




Ноги хворосту расти до середины лета.

Где-то берегут ещё покой скупые крошки.

И потом все это переполнит край

И след не отберут

Не выманят у путь-дорожки.

Заскрипит кирпичным смехом по лугам карета

Волочится ловкими прыжками прямо в слякоть.

Прятать перебежчиков в перинах

Где-то там

Где не икнется под рубахой.

Да хоть выбери на память воду из поклажи

Не приметил даже

Терся о бок пес

Выходило солнце

Понедельник скажут

Заводило себе солнце песенку под нос.


П.

Надышали птицы полные кошельки

Скачущих теней росы на руку с руки.


Полевое утро.

Пыльная беготня.

Налякали кони мудрых.

Ноты дня.


Верно торопил пешего самоход.

Вдох до сих.

Воду пил.

Полный рот.


Ковано гудят дети на коне.

Приник клевер.

Грудью в ряд.

День на дне.


Загибали пальцы

Баловнями глыб.

Были глыбы ровней.

Стали быдлом дыб.




Не верить глазам

И под дверью теряться до завтра

Или никогда не понять ничего

Или просто не думать а петь.

Тенью тянется

Тоненько тихо

Про лучшие выдумки сладкое эхо.

За что

Не задернуты шторы

Поток разговоров в окно

Для него и не спим.

А из дырочки сыпался сыпался хмель

Вышел

Совсем не светло

Но свободно и честно

За сколько-нибудь интересных причин

Непрочно одаривать

Но причинять время месту

И всюду расхвалят

Да лучших картин не бывает!

Ну разве что больше.

Но здесь и без этого тесно

Без малого кажется что было жутко

Ушло.

Но жмется к ребенку рука

Прикройте окно

Тянет

Кажется.

И что это гнет наши спины вот уже целую веч...

В ночь.

Носит кого–то

Никак не присесть.

Будем на ты

Может меньше придется бежать

Или лезть

Если дерево то что у вас на пути окажется елью

То лучше уж верить глазам чем терзаться и не весть что ожидать

С без четверти до по-пути (без пяти) девять.


С.

Светило и пело и прыгало по ветру

Как будто пол-дела а дальше неправда

Гляди-ка

Нашлось ведь терпения рук

Чтоб не обронить

Не сломать ограду.

Своих не пускать в ожидании чужих

Ведь кто-то же должен остаться в живых

Ну что вы оглохли

На цыпочках

Тихо

Да это же варит нам смерть повариха

И сильной рукою

В бездонном колодце

Уверенно ловит сердец отголоски.

Певучие двери

Скрип половицы

Все это теперь допевать нужно птицам

А ветки

К которым нам не дотянуться

Те станут корнями

С червями сплетутся

А там где совсем уж нам не по себе

Уступим вздыхать водосточной трубе.

Но как только всех стали гнать ко столу

Очки что упали вчера ещё с носа на землю

Вдруг в небо взлетели

Присев на пчелу

И стеклами грязными молча глазели

На бабочек

Рыб

Повариху

На суп

Который попробовать стыдно на зуб

На нас всех торжественно ждущих предела

Светило ведь

Пело

Уже ль не доспело?




Вот!

Поперед косы летел, наверное, день за днем...

Успел!

Вертели осы головой в ответ на прозу:

- Собирайтесь на обед!

... В такой-то цвет! Такими днями!

А если бы ещё и несколькими раньше,

Обняли б и не отпускали до зимы!

Вот это мы!

Вот это лето!

Вот как!

Вот!

Первыми лакомыми зернами по пути развернута скатерть стрекотни зеленых глаз... Произрастания растений

Цветения цветков

Взросления любви.


У.

Шумела белым голова

Болела долгожданной весточкой

По доске тонкой все трава

По доске тонкой не скучай

На закадычной стороне

Все как обычно пели: «Радуйся!»

Крадутся тени по стене

Вот тут наверно и расстанемся.

Шепни что все само собой

Глаза закрой

А путь кривой такой

Светло со светлой головой

Слепым

Шагать пропащею тропой.

Перевалило на всю жизнь

Прибился к дому

Только пыль столбом.

Всего не скажет но дрожит

Порвалась цепь

Куда ж ты босиком…

Надежда клеткой золотой

Сжигай одежду

Да прижмись сильней

К долине берега родной

И сколько хватит сил беги за ней.

Ловить заветные слова

Куда два берега

Одно зерно.

По доске тонкой все дрова

Печаль да радость

Вот те узелок.

Ну так обрадуйся за боль

Ведь рядом вечер зорью тешится

Рычат укоры за спиной

А утро вновь любовью брезжится.


ф.

Из занесенных метелью в списки отдельных наград за парадную трель деревянных камней доверия...


X..

Напрасный свет

Усталость

Слушать причитания начала и подсчеты

Сжались от жалости и холода.

От не к кому и ни к чему

Была колода

Был обглоданный забытый всем хомут.

Бегут когда не верят ни во что

Зато пустынный блуд отсвечивает зеленью.

Проверенно

Мы ждем

Загадывайте смех

И будет как хотите

Потом разделим юг

А завтра

Нет возможно даже раньше

Бегут!

Глядите!

Значит все наоборот.

И никогда уже не спросят

Вы не заняты?

Нет!

Просто нет!

Оставьте все себе

Но только не ходите следом

Ведь и следов на самом деле нет

Нет слов

Напрасный свет

Не выслушать

Не вырваться из рук

Ни рук ни смысла

Если очень заболит не приходите никуда

Давайте так

Чем вечно прятать и моргать

(глаза устали)

Давайте спать

Готово

Можно начинать!


Ц.

Вот и дело с концом

Вот и полная дней сухих доля

Не окончили ждать как припомнился утренний свет

Осторожным птенцом

Скорлупу горизонта мозолил

И будил свою рать неописанных росчерком лет.


ч.

Где вы птицы перья светлые

Прилетайте на мою беду

Будем листья жечь как если бы

Завернулось небо на бегу.


Жгу горит летит слезами ввысь

Не бранись поклоном лопнет спесь

Сапогами упираясь жглись

Головою оставаясь здесь.


Раздавать все письма небесам

Заучить по строчке Отче даждь

Возвратить извечный срам глазам

Чтобы стал светлее образ наш.


Разыскать в крапиве черточку

Метку белую расти большой

Подарить плаксивый лук зрачку

Хошь стреляй хошь пой хошь просто стой.


Где-то там где затерялся рай

Где сорвалась капля с кисти в ад

Запеклось что хочешь выбирай

Что достанешь тем и будешь рад.


До чего дотянешься сорвешь

Что простужено прижмешь к груди

Как уверуешь или соврешь

Все одна надежда впереди.


Городилось время кузницей

Стереги зеницу между строк

Чтоб водой упились все концы

Чтобы вилы щекотали бок.


Интересно птицам что у нас

Так или иначе как живем

Прилетайте на беду как раз

Вместе сплачем вместе попоём.


ш.

За белым мокрое

Путаница

Ещё четыре доски лица

Ещё четыре конца

И не развяжет уже никто...


Запутывали целой сворой

Суровыми буднями

Смешными конями свозили к опушкам раненых.

И будет вам.

Кануло.

Кануло.

Не рано ли солить стихи

Молиться и на поле не искать границ.


Видимо все будет школьными досками

Мел

Сверху гвозди.

Сквозь дождь, и сквозняк

Отпустите за так

Я простужен.

Или

Или у меня сердце в луже намокло.


Тепло

Или как пепельным казалось завтра

Или навсегда размокла борода от боли.


Постучите хоть в окно

Хоть только

Ну а я пока позагибаю пальцы.


Я знаю зайцев

Это так смешно

Так перемешано со снегом и тюрьмой

Как барабанный бой

Или как мокнет часовой за час до смерти.


щ

Посижу один

Развяжу

Середина крика

Пусто

Шумно

Просто не бежать

Идти

Держать пути в кульке над головой.


э.

Сахар липкий

Время зыбко

Швы да нитки

Рвы и пытки

От головы до последней улитки

Шагая по улице

В пол лица улизнуть

Дурой

Пулей

Одна нога здесь

Все остальное вам

Сахар и время

Пытки

Все вернули

Как швам шевеление нитки

Чубам враньё да улыбки

А лбам большой барабан.


Э.

А потом хлопоты

Платками вслед машете

Поторопитесь!

Вот так!

Ах, вот как?!

Скажете...

Да подавитесь вы самыми спелыми своими потерями

Нет больше счета надежде

Одна от начала до конца.

Так было прежде?

Да было

Но то была улица

Одно лицо

А теперь голова

Плечи ноги живот

Вообще все слова про всех

Да вот ещё то что не мыслилось прежде

Все в ход!

Хоть режьте а не достает ещё одной черточки

Красной царапины на мордочке

Грязной

За спины спрятанной

Вот она

Все

Теперь если и ты с нами то не разберут никогда кто и где

Когда разбредутся загадывать мячики ногой под кровать

Или закатывать от смеха глаза и пустые желания в злые карманы пляжных трусов.

Всех под засов!

Мы сорваны!

Будем теперь созревать.


Ь.

(черный день)

Сугробами согретых героизмом

Через пень-колоду признанных собою по себе

Как подколодные артисты

Пели песни с закадычною трубою.

Медью волосы но не по росту ставни

Возгласы

Оставьте

Нам и так ништяк.

Часом позже

Заблудиться в черных плавнях и покорно звать на помощь черепах.

Потом меняться черепами с Буратино с золотым ключом в довесок

Что к виску идет

Не весть куда засунуть дунуть плюнуть

Загремел оркестр

Запрещенные мелодии для флейты

С маком дули

Оставайтесь до утра

У нас не тесно.

И поползаем по стенам друг за другом как улитки

Будет весело и честно

Будет времени в обрез.

На все про все по три целковых с носа

Жидких развлечений

Честных слов и переулков.

Забубенилась под ногтем кутерьма

Терема всем сердцем провожали дурой утро.

Часом раньше не найти куска бумаги

А ведь хочется для вас пошелестеть.

Нет

Лететь то было раньше

А теперь хотите станем вместе с вами в одну треть

И даже сможем просочиться в одну дверь

Вот ведь как

А вы боялись засыпать

Как будто что-то мудреней

Зачем-то лопнет канитель а дальше

Судя по погоде

То ли рвать цветы и складывать в постель на черный день

То ли терпеть капель.

Сожмите зубы

Станем петь!!!


Ы.

Зачеркни по-хорошему

Напиши как учили.

Как кричал перекошено

Как кого-то лечили.


Слиплись листья по осени

Стало быть здесь и правда.

Сны парадные с просинью

По себе и как надо.


Хорошо что заботится

О погоде хоть кто-то

И с деревьями возится

Раб сезонной работы.


Для чего только перемесь

Честных слов с бабьим летом

И какой-то медовый весь

Ветер кается детям.


Как волну опрокидывал

И украдывал шляпы

Дети сладко завидуют

Жмут медовые лапы.


Кто-то после уж

Помните как бежал к горизонту

Ах простите здесь комнаты

Для мамаши с ребенком.


И заплакал бездетно так

Будто вспомнить не может

Просто смотрит как пустота

И ещё корчит рожи.


Рассмеются ведь все-таки

И возьмут с собой где-то

В обессилевшем воздухе

В небе плыли конфеты.


Нет ракеты конечно же

Это ж осень и праздник.

Листья слиплись и нам уже

Не найти своей правды.


Пожелтел под ногами день

Где ж тут честное слово

И летит под чужую сень

Как под теплые кровы.


Ъ.

Стыдно проклевывать муками раны

К тому чтоб питаться одними Адамоевами

Видно не слишком червивое

Вышло прощание

Кому запрещали чаю

А кому за прыщавой печалью

Нечаянно дали перестареливой стали

И зубы сломали

Но оказалось мало.

Козла и его раздобревшую маму

Каретой прижало к ложу

Они поклонились за это

И оттого стали немного моложе.

Попозже

Судя по цвету кожи

Похоже за лето к морю слетелись дети.

Привстали с постели

Каких-то недели две или три смотрели

Как и что ели отцы их и мамы

От самой юности до самой той

Что носит юбки на лице.


э.

19

Кладовые волка лютого.

Зубы дрожь не оступись кричи!

Словно прятаться как будто бы

Знать чья поет печаль в печи.


Воет дыбом дыма сизого

Близко лес но не просись сама

Близко время раны слизывать

Материться теремом тюрьма.


Каторга куда глаза глядят

Срок на все четыре стороны

Светлый праздник дразнит тенью взгляд

Веселись вороны вороны.


Берегись рябиной ряженной

Не накажет просто не сорвешь

Все что кажется овражиной

Не догнать уходит день под нож.


Не зовешь не гонишь не поешь

Не тепло от плена топкого

Знаешь только одно слово ложь

Да и то зачем как лоб ковать.


Рвется шепотом терпеть теперь

Не узнать не спеть не спрятаться

Машет крыльями стальная дверь

Спросишь где да вот же рядом все.


По зубам считали басенки

Насчитали стало страшно спать

Вот тогда бы и пускать венки

По реке круги течению вспять.


Ю.

Дома все полные меда соты

Одна дорога

Одна забота.

Не заблудиться ни днем ни ночью

Кипела б скорбь

То чуть-чуть

То очень.

Глазела б поступь по сторонам и весям

Все очень просто

И нам то рельсам

Стучится в двери от тех до этих

Дорогу мерил

Но не заметил

Когда успели от дома к дому

Лишь меда полные рты оскомы.


бб.

Пройдя не переговори

Не уступая тает

Непроглядно дик

Порогом шаг

А шагом вздох

Ходили следом стаи льдов

К раскрытым вдоволь небесам шагаю тихо

Как коса

Смиренно ходит за тобой

Не спит

Не смотрит

Только звук такой

Как будто там ещё не боль

Где не ступала ты ногой

Пой как тогда

Листва в зрачках

И тьма шумит на цыпочках

Все станет толоконным льдом

Под небом каждый день знаком.

По мне так страшно знать что есть.

В листве скрипит зубами жесть

Крикливым стоном тишины

Мы спасены!

Нет сна

Не мы

Так крошки с подоконника

Хотят быть частью жалкой птиц

Хотят...

А те летят всегда куда-то

А за плечами правды запах

Унося в глазах запахнутых неотвратимый смех беды

Благословляя слабым зло

Чтоб страшно было

Чтоб пекло

Не остывая не на шаг

От хитрых глаз

От шатких плах

Переиначивая смерть

Переговаривая слова твердь

Единственным касанием к рисункам кисти

Таемно-нетленной

Звуком похорон.

Подкравшись ждет приметы

Тихонько пережевывая свет с песком

Который с подоконника руки

Пушистым хлебом раскрошился в птичий крик и клекот строк

Чтобы рябило черным солнце.


вв.

ДАЛЬШЕМЕНЬШЕ

…слова становятся мыслями...

...люди становятся мнениями...

...города становятся событиями...

...столицы становятся идеями.


Гг.

Отворите!

Слышите!

Мы найдем слова.

От разбитых вышло ведь

Что не нам не вам.

Скорбным полем лущится

Очень уж велик

Скорлупою душит день

Дико-тронный лик.

Травля тихо тронулась

Как пустой трамвай

Рельсами вели за нос

Нас не забывай.

И рукой протянутой

Рот не так уж прям

За угол заглянут

Ой мы кажись не к вам.

Мы кажись не здесь

Или не родили нас

Только шансы взвесили

На ретивый глаз.

Этажами скорченно

Той же скорлупой

Отойдут просрочено

В вышних упокой.

Только след

Упрямые квадратики в пыли.

Не открыли глянули

Рады б - не свои

Безответным шепотом

Вслед за ветром ай!

Всё осколки по пятам

Укатил трамвай.


Дд.

Сладкий рассказ.

Бес молится бессоннице. Без соли рецепт. Выжать все силы из улицы. Замешаться в толпе. Добавить толченные тчк зпт. И выпекать до порочного блеска. Дело не в возрасте. Просто возврата нет. Ваше мнение или именины измен? А сколько вам лет? Полные полки книжной строки. По вашему мало? Так это же плен! Сожгите мозолистые кулаки. Да не так! Как попало... И так вот замрите. До самых колен. Ни звука. Сплошная разруха. Смешно разругаться в конце рассказа. Окажется сразу всё. Бессонница.


Ее

Садитесь ближе мы поместимся.

Не рано ли вымарывать в оконных ранах месиво.

Как ненаглядно все как весело.

Где дети пересыпают в ладонях стоведерный гам

И засыпают.

За треском треск

Прошлое.

Или ушло не вернуть.

Завесили мошками путь к огню

Не продохнуть.

Толпиться нам липкими разговорами цепь.

За чем-то за ниткой иголка.

Потом замереть.

^ ТЫ ТОЛЬКО ПОПРОБУЙ НЕ ВЫГЛЯНУТЬ В ЩЕЛЬ.

В антракте.

В халате.

В жизни не хватит...

Зачем?!

Все вытянулись наглядно

Шаталась шутливо щека

Каши не хватит всем

Ладно.

Запомнили место

Взвесили

Да

И почти что влюбились?

Спасибо не надо

Все немного не так.

Ёё.

Вот современный «граф».

Почти но не он.

Слишком умные. Духовно зрелые оба.

Но, похоже, что верить нечем.

... ветер разбил оконное стекло всю

комнату замело желтыми листьями каштана

во дворе кто-то звонко смеялся в

глубине коридора закашлялись и продолжали

шаркать тапочками по деревянному полу

направляясь к кухне часы пробили

шесть встал и тихо вышел

последняя кукла первая смерть...


Жж.

Не то чтоб жили в сердце полдня

А лбами бились об стекло

На ветер выли чувств не помня

Все пролилось все прошло.


От страшных снов одни подтяжки

Висеть остались на плечах

А за плечами: «Что ты дашь мне?!»

С приветом в зубы второпях.


Не заколоченные окна

Висеть остались в пустоте

Внезапно выпадают стекла

Отъезд любимых в доме смех.


Ни стен ни времени все в дело

Ушло затянутым ремнем

Ни сентябрей нет ни апрелей

Записка смята январем.


Все кубарем перед уходом

Как к пароходам поезда

Приходят в гости сном и бродом

Как торопливо как всегда.


Залижут душу акварели

В которых плавают скворцы

Ныряют в уши на неделю

Приковывая к сердцу зыбь.


Глазам останутся портреты

Портретам надписи в углу

Углам носатые приметы

И брошенные метры рук.


Зз.

Разноцветные волки

Сто сорок из ста

Целование желчи

Земляные уста

Суета барахолки

Покидая не лги

Покрываю надолго

Роковые долги

Зарываются ветры

В шерсти дохлого льва

И зажмурясь от света

Хвост или голова

Подготовка к разлуке

По рукам будут бить

Затрапезные звуки

Заливные мозги

Береги свою горечь

Рикошетов весны

Разбуянилось море

С головой в пелены


Ии.

Нарекли как украли

Очень холодно жил

Пел кого-то состарил

Выл кого-то убил.


Протрубили три раза

Завертелась земля

Сутками перевязок

И годами с нуля.


Не сначала так с ночи

Не по дням а со дна

Нарекают короче

В темноте не узнать.


Кк.

Не виновны лишь вышки да ограды с собаками

Безусловны лишь те что ни разу не плакали

Неразлучные выдохи вдохи до времени

Обогрей меня ох не одень меня стременем.


Полюбовно по старым тропинкам следы искать

Глазом бровью да небом заметить как жизнь близка

Так близка что для смерти убежища не найти

Далека только песня а песня на полпути.


Так давай огород городить зверю ягодой

Я не верю что здесь теплоты только я да ты

Да цененная совесть с дорожными знаками

Не виновны лишь пыльные будки с собаками.


Лл.

Считать пешеходов

Нечетные годы кричат что по росту

Положено быть моложе

Хотя бы хотя бы на смерть одного из кожи которых солнце устраивает гарнир насекомым

По ком этот пир

И знакомы ли между собою гости

Об этом после

Сейчас на колени

От лени воды не напиться

Пересчитать пешеходов и смыться.


Мм.

^ ПОЛ МЕТРА ПОЭТА, А ВЫШЕ НЕ СПЕТО, И СПЕТО НЕ БУДЕТ УЖЕ НИКОГДА.


Нн.

Глаза или витрины.

Два раза.

Три рябины под окном

Последним не зачеркнутым стихом.

Или расти под каблуком на спинах плавником

Или оплавленным цветком печали на плечах носить погоны

Или короны из корней

Для королей не тронутых оконным блеском околовисковых звуков и зажмуренных клыков.


Застукали!

Готов бежать под кожу пожеланием тепла.

На всю остывшуюся зиму пепла и стекла.

Все выкручено начерно.

Навечно.

Добела.


Оо.

Черные избы желтые окна

Пухом носился дух одинокий

Стекла прижались щеками к губам

И от тоски выпадали из рам.


Пп

Четыре лопасти винта

Деревья спицы облака копыта

Забито накрест

Чтобы никогда не быть мне битым.


Разлито птичьим ветром по лицу

Из берегов в резные рамки

Складные зонтики отцу

А мне игрушечные танки.


Не перелистывая слов

Засовы воробьиных крыльев

Скрывали в лужах тайны снов

От дураков старух лечили.


Повадки битых потолков

И диких узелков с рублями

Четыре камня наш улов

На тихий танец с облаками.


Рр.

ПИСАТЬ СТИХИ ГЛАЗАМИ.

ПОД ГАЛАЗАМИ...

НА ГЛАЗАХ...

ДЛЯ ГЛАЗ...

СОВСЕМ НЕ УЖАС

ПРОСТО БЛЯДСТВО.


Максим Крижевский, ТО «Щедрый вечер», 1999




Похожие:

От зубастой пасти iconКлассный час 2 кпасс Учитепь. Бопогова Вероника Витапьевна, высшая кв категория Тема : «Урал-опорный край державы»
Цепь. Расширение представпений учащихся о симвопике Свердловской об­пасти, памятниках природы, промышленности, недрах и пр Формирование...
От зубастой пасти iconЗнание щучьих повадок гарантия успешной ловли
Один вид грозного хищника вызывает вос­хищение его природной силой и красотой. А открытая пасть крупного экземпляра, обрамленная...
От зубастой пасти iconРаботать над душевными способностями и дарованиями
Церкви, подчиняться Священноначалию и соблюдать церковные заповеди. Предмет не приводит учащихся к совершенству, но готовит их к...
От зубастой пасти iconЛица его, пламенники пасти его роджер желязны
Если память мне не изменяет, этот роман называется “Все мы наживка”. Тьфу. Как дошел я до жизни такой история малоинтересная, но...
От зубастой пасти iconАндрей Бикетов Пьеса для детей "Атласная шкатулка"
Интерьер поразительного заведения дополняют: скатерть – самобранка с хохломским узором, блюдечко с голубой каёмочкой и яблочко наливное...
От зубастой пасти iconНикак беспорядок, ваше благородие! говорит городовой
Очумелов в новой шинели и с узелком в руке. За ним шагает рыжий городовой с решетом, доверху наполненным конфискованным крыжовником....
От зубастой пасти iconРабочая правда профсоюзный листок «защиты» на Курганской тэц. Специальный выпуск
Вы сегодня не секретари цеховых парткомов, чтобы навязывать рабочим свою рабскую идеологию. Свои партбилеты, а заодно и совесть кое-кто...
От зубастой пасти iconРабочая правда профсоюзный листок «защиты» на Курганской тэц. Специальный выпуск
Вы сегодня не секретари цеховых парткомов, чтобы навязывать рабочим свою рабскую идеологию. Свои партбилеты, а заодно и совесть кое-кто...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов