Библиотека 5баллов icon

Библиотека 5баллов



НазваниеБиблиотека 5баллов
Дата конвертации01.09.2012
Размер119.29 Kb.
ТипРеферат
1. /Песнь о нибелунгах/5ballov-14202.rtf
2. /Песнь о нибелунгах/Песнь о Нибелунгах.doc
3. /Песнь о нибелунгах/Примечания к.doc
4. /Песнь о нибелунгах/Уже Тацит.doc
5. /Песнь о нибелунгах/Хронотоп.doc
6. /Песнь о нибелунгах/о Песне.doc
7. /Песнь о нибелунгах/печатать.doc
Библиотека 5баллов
Начало формы
Примечания к «Песни о нибелунгах»
Уже Тацит, который одним из первых оставил описание германских племен, упоминает древние песни их о мифических предках и вождях: эти песни, по его утверждению, заменяли варварам историю
В эпосе герои не стареют. Мы не знаем, сколь длительное время протекло между отдельными эпизодами. Для эпического сознания это не существенно
«Песни о нибелунгах» восходит к самому началу XIII столетия. К этому времени относятся и наиболее ранние из сохранившихся ее рукописей Рукописи различаются между собой более или менее существенными особенностями
Песни о богах

Библиотека 5баллов.ru


Соглашение об использовании

Материалы данного файла могут быть использованы без ограничений для написания собственных работ с целью последующей сдачи в учебных заведениях.

Во всех остальных случаях полное или частичное воспроизведение, размножение или распространение материалов данного файла допускается только с письменного разрешения администрации проекта www.5ballov.ru.

РосБизнесКонсалтинг и МКР



МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

им. М.В.ЛОМОНОСОВА

Факультет журналистики

ИСТОРИЯ ЗАРУБЕЖНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

РЕФЕРАТ

"Пространственно-временной континиум "Песни о Нибелунгах" (конспект статьи С.Я. Гуревича)

студент: ГУЛЯЕВ Роман Юрьевич

группа: 117

МОСКВА 1996 г.

"Песнь о Нибелунгах" стоит в конце длительной тради­ции легенд - песней о Сигурде (Зигфриде) , бургундских

королях, Гудрун (Кримхильде), Брюнхильд (Брюнхильде) и

Атли (Этцеле).
То, что на рубеже ХII и ХIII вв. в империи Штауфенов, в период расцвета феодального строя и подъема рыцарской культуры, неизвестный австрийский поэт вновь обращается к преданию, которое ведет свое начало от вре-

мен Великих переселений народов и по-новому его перераба­тывает, в высшей степени показательно. Этот факт свиде­тельствует об определенной преемственности в развитии культуры германских народов, как доказательство того, что старые темы и образы героической поэзии еще не потеряли своего обаяния.

Стадиально "Песня о Нибелунгах" представляет собой более позднее явление, чем эддические песни, которые дош­ли до нас в рукописи второй половины ХIII в. Если следо­вать теории А.Хойслера о "разбухании" песней в обширный эпос, то эддические песни "предшествуют" немецкой эпопее: сжатость, спрессованность, скупость в выражении эмоций (помимо прямых речей героев) уступают место чрезвычайной распространенности, местами даже растянутости повествова­ния в "Песни о Нибелунгах".

"Песнь о Нибелунгах; кажется далеко ушедшей от той интерпретации сказаний о Сигурде и бургундах, которая да­на в "Старшей Эдде", - если, конечно, не придерживаться иной точки зрения, а именно, что исландский и немецкий циклы не представляли собой двух последовательных стадий развитии эпоса, не противостояли один другому в качестве разных вариантов, развивавшихся своими путями. Для того чтобы яснее понять связь "Песни о Нибелунгах" с другими произведениями на этот сюжет, равно как и степень разли­чия между ними, мне представляется существенным рассмот­реть интерпретацию в ней времени.

Начать с того, что в эпосе герои не стареют. Напом­ню, что Беовульф, несмотря на то, что он правил геатами на протяжении пятидесяти лет, вступив на престол уже взрослым и свершив свои великие подвиги, тем не менее оказывается способным выдержать на склоне дней единоборс­тво с драконом.

Собственно, то же самое мы видим в эддических песнях о героях. Каждая песнь, правда, воспевает обычно лишь од­но событие, либо серию их, но в таком случае они тесно между собой связаны.

Мы не знаем, сколь длительное время протекло между отдельными эпизодами. Для эпического сознания это не су­щественно.

Как интерпретируется возраст героя в "Песни о Нибе­лунгах"? В начальных авентюрах песни Кримхильда - юная девушка. Но и в последних авентюрах по-прежнему прекрас­ная женщина, хотя миновало около сорока лет. Не убывает за все эти годы могущество Хагена, он и будучи убелен се­динами остается все тем же непобедимым богатырем. О коро­ле Гизельхере, который впервые появился в эпопее почти ребенком, как было сказано - "дитя", так до конца и гово­риться; пав в бою вполне взрослым мужчиной, Гизельхер ос­тался "дитятей". Эпический поэт не слишком внимательно следит за возрастом своих персонажей. Так, младший брат Хагена Данкварт говорит перед началом решающей схватки между бургундами и гуннами:"Когда скончался Зигфрид, мне было мало лет,// И не обязан я держать за смерть его от­вет" (строфа 1924). Но эти слова противоречат всему, что известно из первых авентюр эпопеи, где Данкварт фигуриру­ет как "могучий витязь" и полноценный участник поездки Гунтера к Брюнхильде. Зигфрид появляется в песни облике юного нидерландского принца. Но за плечами у него уже се­рия богатырских подвигов: победа над сказочными обладате­лями клада - Нибелунгами, одоление дракона, в крови кото­рого он омылся, приобретя тем самым неуязвимость. Когда свершал он все эти деяния, неизвестно. Первые подвиги Зигфрида в рамках "Песни о Нибелунгах" занимают год или два. После его женитьбы на Кримхильде проходит десять лет, прежде чем Зигфрид погибает таким же прекрасным и юным, каким впервые появился в Вормсе.

Итак, всего песнь охватывает время примерно в трид­цать восемь лет. Из них двадцать шесть Кримхильда вынаши­вает мысль о мести за мужа.

На самом деле время, которое имеет отношение к по­вествованию, еще более протяженно. Уже упомянуто время сказочных подвигов Зигфрида, о которых рассказывает Ха­ген, но которые не описаны в самой эпопее. К этому нужно

прибавить, что какое-то время до появления Зигфрида в

Вормсе наш герой имел некие отношения с Брюнхильдой - на

это имеются намеки, хотя автор "Песни о Нибелунгах" их не

расшифровывает, видимо, потому, что подобный сказочный

сюжет не мог органически включиться в рыцарский эпос. Ау-

дитория ХIII в., вне сомнения, эти намеки понимала.

Таким образом, герои "Песни о Нибелунгах" проходят сквозь весьма значительный пласт времени. Но они не меня­ются: юные остаются юными, зрелые, как Хаген, Этцель или Дитрих, так и остаются зрелыми, а Хильдебранд - пожилым. Не происходит внутреннего развития героев С теми свойс­твами, с какими они в эпопею вошли, они из нее и выйдут.

Но возвратимся к "хронотопу" "Песни о Нибелунгах". Эпическое течение времени неспешно. Обычная единица его исчисления - годы, самое меньшее - недели. Приготовление в дорогу, шитье нарядов, снаряжение войска, передвижение, пребывание в гостях - все значительные промежутки време­ни. Сбор в поход против саксов длится двенадцать недель, шитье платьев для короля Гюнтера и сопровождающих его в сватовстве друзей - семь недель, три с половиной года после смерти Зигфрида Кримхильда беспрерывно его оплаки­вает, праздник в Вене - свадьба Этцеля - длится семнад­цать суток и т.д. Измерение эпического времени расплывча­то.

Ускорение хода времени наблюдается лишь в заключи­тельной части эпопеи, где примерно за сутки страшное по­боище приводит к всеобщей гибели его участников. В осо­бенности последние сцены (умерщвление Гунтера и Хагена) даны крайне суммарно, почти скороговоркой, и находятся в разительном контрасте с чрезвычайно детализированными описаниями менее значительных эпизодов. Столь резкую сме­ну темпа можно понять так: долгое время, годы, десятиле­тия готовилась катастрофа, наконец час пробил, и одним

ударом решается судьба Нибелунгов!

Но сцене убийства Гунтера и Хагена предшествует эпи­зод, который, мне кажется, проливает свет на трактовку времени эпическим поэтом. Это сцена в последней авентюре

- "О том, как Дитрих бился с Гунтером и Хагеном". Дитрих

Бернский, потрясенный гибелью всех своих дружинников, об­ращается к Хагену и Гунтеру с требованием дать ему удов­летворение, а именно - сдаться ему в качестве заложников. Они отвечают отказом, и тогда между Дитрихом и Хагеном происходит поединок. Бернец одолел Хагена, связал его и отвел к Кримхильде, взяв с нее обещание не умерщвлять его. Спрашивается: чем все это время был занят Гунтер? Он как бы забыт. Но вот эпизод стычки между Дитрихом и Хаге­ном завершен, Дитрих передал пленного Кримхильде, и мы читаем: "Меж тем державный Гунтер взывал у входа в зал:// "Куда же бернский богатырь, обидчик мой пропал?" После

этого происходит схватка между Гунтером и Дитрихом и пленение вормского короля. Современному переводчику вве-

дение слов "меж тем" необходимо для того, чтобы возвра­титься во двор, где Гунтер стоит без дела, ожидая своей очереди сразиться с Дитрихом.Но для средневекового поэта столь же естественно не замечать подобной несуразности: на время схватки между Дитрихом и Хагеном Гунтер прос­то-напросто был выключен из действия, и теперь автор вполне непринужденно возвращается к нему, лишь наделив Гунтера вопросом о запропастившемся противнике.

В любом художественном произведении невозможно изоб­разить все протекающее время, и авторы всегда вычленяют эпизоды, особо ими оцениваемые и пристально изображаемые. Но в современной литературе этот неизображаемый массив всегда ощущается, подразумевается; покидая на время своих героев автор не убирает их в ящик, где они, неподвижно и никак не изменяясь, ожидают нового выхода на сцену,- они продолжают жить, стареть. В эпопее же не существует ре­ально того времени, которое не стало предметом описания,

- оно выключается, останавливается.

Чем занята Кримхильда все те годы, которые протекли между убийством Зигфрида и выходом ее замуж за Этцеля? Она вдовела непрерывно горюя. Что делала она после выхода замуж за Этцеля и вплоть до приезда Гунтера со всеми ос­тальными бургундами к ним в гости? Она жаждала мести им. Иными словами, она не жила не изменялась, - она пребывала в одном определенном состоянии.

Нет представления о непрерывно текущем потоке време­ни, оно дискретно, прерывисто. Время эпоса - время шах­матных часов.

Эпическому поэту ничего не стоит свести вместе лю­дей, которые на самом деле жили в разное время. Дитрих Бернский живет при дворе Этцеля. Но Аттила, прототип Эт­целя умер в 453 г., тогда как Теодорих, прототип Дитриха родился около 471 г. и правил Италией с 493 по 526 г.К тому же, в противоположнность Дитртху "Песни о Нибелун­гах", исторический Теодорих не был изгнанником,- он заво­евал Италию.

Все исторические персонажи, по тем или иным причинам включающиеся в эпос,- современники, все они пребывают в особом времени, и это эпическое время не пересекается с хронологией хронотопа.

Проблема времени в "Песни о Нибелунгах" не исчерпае­ма. Внимательное рассмотрение этого произведения приводит к заключению, что интерпретация времени принадлежит к са­мой сути того, что можно было бы назвать концепцией всей немецкой эпопеи. Герои ее,равно и место их действия, тес­нейшим образом соотнесены с некоторыми пластами времени. Самое главное, то, что пласты эти - разные. Здесь мы пе­реходим к признаку, отличающему "Песнь о Нибелунгах" от иных произведений эпического жанра. Ведь в песнях о геро­ях дан только один пласт времени. Это абсолютное прошлое. Все, о чем поется в героических песнях, было "некогда", "очень давно". Иначе обстоит дело в " Песни о Нибелунгах".

Зигфрид, Брюнхильда принадлежат времени древнему. Хаген- персонаж, укорененный в эпохе Великих переселений, так же как и Дитрих,- они ведь и встречались когда- то прежде.Гунтер с братьями принадлежат к новому времени. Перед нами- три слоя времени: вневременная сказочная древность, героическая эпоха переселений, современность.

В различных сферах пространства "Песни о Нибелунгах" развертывается и протекает собственное время. Страна Ни­белунгов- местность, пребывающая в сказочном "первобыт­ном" времени. Здесь возможны подвиги богатырей, добывание клада, волшебного жезла, поединок героя Зигфрида с Брюн­хильдой.

Страна прошлого , но уже не сказочно-эпического,- страна Этцеля, гуннская держава. Вормс в эпопеи как бы

двоится. Он занимает одну и ту же точку в пространстве,

но они расположены и в эпохе около 1200 г. и в эпохе Ве­ликих переселений.

Наличие разных пространственно-временных единств приводит к тому, что герои, перемещаясь в пространстве, переходят из одного времени в другое. Зигфрид, сказочный победитель дракона, прибывает в Вормс- из седой старины он приходит в куртуазную современность. Напротив, когда Гюнтер едет из Вормса в Изенштейн за невестой, он переме­щается из современности в древность.

Любопытно, что переход из одного пространства-време­ни в другое совершается каждый раз преодолением водной преграды: нужно переплыть море, что бы добраться до страны

Нибелунгов. Воды Дуная оказываются тем рубежом, за кото­рым начинается иное время для путников, покинувших Вормс.

Таким образом, перемещение героев эпопеи из одного времени в иное приобретает новый смысл: это не просто пу­тешествие- такие перемещения имеют мифологический харак­тер,наподобие сказочных визитов героев мифа в иной мир. Поэтому и судьбы героев обусловлены не стечением обстоя­тельств,- они детерминированы тем, что герой, покидая родную почву попадает в мир не соответствующий его при-

роде. Тем самым его гибель оказывается неизбежной и впол­не мотивированной.

Можно ли утверждать, что автор, живший около 1200 г., сознательно построил "Песнь о Нибелунгах" на контрас­те разных пространственно-временных пластов? Или же по­добную структуру "примысливают" люди XX века?

Фр. Нойман констатировал противоречия, несообразнос­ти в поведении основных персонажей эпопеи. Они как бы двоятся. Перед нами - два разных Зигфрида: примитивный герой и придворный рыцарь; две Кримхильды - куртуазная сестра короля и кровожадная мстительница, упорно добиваю­щаяся возвращения клада - источника власти. Хаген также имеет два облика: ворский верный феодальный вассал и пер­сонаж героических песней варварской поры, каким он оказы­вается в гунских пределах. Нойман на основании этой конс­татации пришел к выводу, что герои "Песни о Нибелунгах; под рыцарскими одеяниями и внешним лоском сохраняют более примитивную внешность. Что касается Брюнхильды, то эта первобытная дева-богатырша, пришедшая в рыцарский мир из сказки о сватовстве, никак не может в него вжиться и вы­полнив свою роль в развертывании конфликта, попросту ис­чезает из песни.

В.И. Шредер делает шаг дальше и находит в ней "нап­ряжение" между "современностью" и "древностью#, характе­ризующее, по его оценке, всю структуру песни. В полярнос­ти типов, принадлежащим разным пластам времени, коренится сам конфликт эпопеи. Действительно, в объединении и про­тивостоянии разных срезов времени, видимо, заключается своеобразие понимания истории автором ХIII в.

Немецкий поэт начала ХIII в. в своей интерпретации истории не был ни вполне оригинален, ни самостоятелен. Он черпал из того фонда представлений о времени и его тече­нии, который был более или менее общим достоянием людей той эпохи. Как известно, линейное течение времени не было в Средние века единственным, - наряду с ним в обществен­ном сознании сохранялись и иные формы восприятия и пере­живания времени, связанные с идеей его возвращения, пов­торения.Да и в самом христианстве, в той мере, в какой оно оставалось мифологией, время воспроизводится: сак­ральное прошлое, искупительная жертва Христа возвращается с каждой литургией и годичным праздником. Средневековому сознанию присуща многоплановость отношения к времени, и эта многоплановость находит выражение в "Песни о Нибелун­гах".

Но помимо древности существует современность. Оба пласта времени сопоставляются в немецком эпосе. Это со- и

противопоставление обнаруживает различия.В "Песни о Нибе­лунгах" различия между былым и нынешним осознаются глуб­же, чем в германской героической поэзии Раннего Средневе­ковья. В ней обострено ощущение истории. Поэт ссылается не "давние сказания", - этим упоминанием и открывается песнь, перенося аудиторию в прежние времена. При сравне­нии с современной ей поэзией и рыцарским романом "Песнь о Нибелунгах должна была восприниматься как несколько арха­ичная и по своему языку и применяемой в ней "кюренбер-

говой строфе". Подобная архаизирующая стилизация способс­твовала созданию перспективы, в которой виделись события, воспеваемые эпопеей, В этой перспективе рассматривается и собственное время автора.

В песни немало фантастичного. Но,я бы сказал, в са­мом этом фантастичном в свою очередь имеются разные слои. Схватка сотен и сотен тысяч воинов в пиршественном зале Этцеля, или успешное отражение двумя героями, Хагеном и Фолькером, атаки полчища гуннов, или переправа войска бургундов в утлой ладье через Дунай неправдоподобны для современности "Песни о Нибелунгах", но кажутся возможными для героического времени. Однако в эпопее имеется фантас­тический элемент и другого рода. Таковы юношеские подвиги Зигфрида, сцена сватовства - борьбы с Брюнхильдой, расч­лененная на два поединка - ристания ее с Зигфридом в Изенштейне и схватку Гунтера с невестой в его опочиваль­не; таковы и вещие сестры-русалки, предрекающие Хагену судьбу бургундов. К миру сверхъестественного близок и Ха­ген. Здесь имеется в виду уже не эпоха Великих переселений

и вообще не история. Мы оказываемся в мире сказки и мифа.

Чувство времени в "Песни о Нибелунгах" во многом оп­ределяется тем, как в ней преподнесена христианская рели­гия, но этот давно дискутируемый вопрос заслуживал бы особого рассмотрения. Тем не менее не могу не указать на то, что в песни как саморазумеющиеся упоминаются месса, собор, священники, церковные шествия, погребения по хрис­тианскому обряду; герои клянутся именем Господа, взывают

к нему. В отличии от героического эпоса Раннего Средневе­ковья "Песнь о Нибелунгах" обнаруживает сильную тенденцию к сентиментализации традиционного сюжета.Ее персонажи охотно сетуют на невзгоды, плачут, рыдают. Стенаниями и завершается эпопея. Героической сдержанности в изъявлении чувств, в особенности горя, нет и в помине, у фигурирую­щих в ней людей открылся "слезный дар". Но эта новая чер­та находится в противоречии с жестокостью и безжалост­ностью, которые они проявляют во многих ситуациях. Жажду мести полностью утоляемую всеми героями эпопеи трудно примирить с христианским учением о любви к ближнему, да автор и не пытается их координировать.

"Песнь о Нибелунгах демонстрирует нам, как миф, сказка, древнее предание, воплощавшие архаические тенден­ции сознания, оставаясь существенными аспектами мировиде­ния человека ХIII в., переплетались с историческими представлениями, созданными христианством. Вместе они об­разовывали сложный и противоречивы сплав - "хронотоп", приспосабливавший древнюю эпическую традицию к новому ми­ропониманию. Но подобная трансформация не исчерпывала со­держания "пространственно-временного континуума" изучае­мой эпохи.



Похожие:

Библиотека 5баллов iconКурс дистанционного обучения «основы информационной культуры»: от теории к практике
Библиотека как информационно-методический и культурный центр: к 100-летию вуза и библиотеки / сост. Е. Ф. Гудкова, С. А. Драгункина;...
Библиотека 5баллов iconОб областном юношеском конкурсе плаката
Учредителем областного юношеского конкурса плаката «Мир без наркотиков» является комитет по культуре и туризму Рязанской области....
Библиотека 5баллов iconСодержание введение «Аптека души» Библиотеки древности Библиотеки в Древнерусском государстве Какие бывают библиотеки Российская национальная библиотека Российская государственная библиотека «Компас» в книжном мире Исследовательская работа
Вы пришли в гости к товарищу. Он говорит: «Сейчас покажу тебе свою библиотеку». И подходить к шкафу или полке, где стоят книги
Библиотека 5баллов iconДокументы
1. /Агеев М.И.Библиотека алгоритмов 101б-150б.1978.djvu
2. /Библиотека...

Библиотека 5баллов iconЭлектронная Библиотека кафедры Национальная безопасность
Текст: Электронная Библиотека кафедры Национальная безопасность
Библиотека 5баллов iconБиблиотека Альдебаран

Библиотека 5баллов iconБиблиотека литературы по медиаобразованию

Библиотека 5баллов iconДокументы
1. /Библиотека проповедей (Джо Круз) - I.doc
2. /Библиотека...

Библиотека 5баллов iconДокументы
1. /Школьная библиотека.doc
Библиотека 5баллов iconДокументы
1. /Библиотека и экологическое просвещение.doc
Библиотека 5баллов iconШкольная библиотека как центр формирования информационной культуры личности (2002) Гендина Н. И. Гендина Н. И. Школьная библиотека как центр формирования информационной культуры личности (2002)
Гендина Н. И. Школьная библиотека как центр формирования информационной культуры личности (2002)
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов