Ричард бах иллюзии, или Приключения Месии, который Мессией быть не хотел После того, как «Чайка по имени Джонатан Ливингстон» icon

Ричард бах иллюзии, или Приключения Месии, который Мессией быть не хотел После того, как «Чайка по имени Джонатан Ливингстон»



НазваниеРичард бах иллюзии, или Приключения Месии, который Мессией быть не хотел После того, как «Чайка по имени Джонатан Ливингстон»
страница5/6
Дата конвертации12.09.2012
Размер0.91 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6
1. /BACH-2.DOCРичард бах иллюзии, или Приключения Месии, который Мессией быть не хотел После того, как «Чайка по имени Джонатан Ливингстон»
«Истина, которую ты изрекаешь, не имеет ни прошлого, ни будущего. Она просто есть, и этого для неё вполне достаточно».

Я лежал на спине под своим самолётом, вытирая масло с нижней части фюзеляжа. Почему-то сейчас из двигателя масло стало подтекать меньше, чем прежде. Шимода прокатил одного пассажира, а потом подошёл и сел на траву рядом со мной.

– Ричард, как ты можешь надеяться поразить мир, если все кругом работают, чтобы заработать себе на кусок хлеба, а ты целыми днями лишь совершенно безответственно летаешь на своём захудалом бипланчике и катаешь пассажиров? – Он снова проверял меня. – На этот вопрос тебе придётся отвечать не раз.

– Пожалуйста, Дональд. Во-первых: я существую вовсе не для того, чтобы чем-то поразить этот мир. Я существую для того, чтобы быть счастливым в этой жизни.

– Отлично. А во-вторых?

– Во-вторых, для того, чтобы заработать себе на хлеб насущный, каждый волен делать то, что ему хочется. В-третьих, ответственность – это способность отвечать за что-то, за тот образ жизни, который мы выбираем сами. И есть лишь один человек, перед которым мы должны держать ответ, и, конечно же, это...

– Мы сами, – закончил за меня Дон вместо воображаемой толпы искателей истины, незримо рассевшихся на траве вокруг нас.

– Человеку вовсе нет нужды держать ответ даже перед самим собой, если ему это не нравится... в безответственности нет ничего плохого. Но большинству из нас интересней знать, почему мы поступаем так, а не иначе, почему мы делаем именно такой выбор – любуемся ли мы птицами в лесу, наступаем ли на муравья или работаем ради денег, делая совсем не то, что нам хочется. – Я поморщился. – Похоже, получилось длинновато.

Он кивнул.

– Даже слишком.

– Ладно... Как ты хочешь поразить мир... – Я закончил работу и удобно устроился в тени под крылом. – А как насчёт: «Я разрешаю миру жить, как ему хочется, и я разрешаю себе жить, как я сам того хочу».

Он расплылся в счастливой улыбке, явно гордясь мною.

– Ответ, достойный истинного мессии! Просто, ясно, легко запоминается и непонятно до тех пор, пока не поразмыслишь на досуге.

– Задай ещё вопрос. – Какое же наслаждение наблюдать за работой собственной головы, решающей мировые проблемы.

– Учитель, – сказал он. – Я жажду любви, я добр, я делаю другим то, что хотел бы получить от них, но всё равно у меня нет друзей, я совсем одинок. Ну, что ты ответишь на это?

– Понятия не имею, – ответил я. – Ни малейшего.

– Что?

– Это просто шутка, чтобы оживить компанию. Просто безобидная смена темы.


– Оживляя компанию, Ричард, будь очень осторожен. Ведь проблемы, с которыми люди к тебе приходят, им вовсе не кажутся забавными шутками, если, конечно, они не успели ещё далеко уйти в духовном развитии, а те, кто уже ушёл достаточно далеко, знают, что они сами себе мессии. Тебе даются ответы, так что потрудись произнести их вслух. Попробуй только побаловаться с этим «понятия не имею», и увидишь, сколько секунд толпе потребуется, чтобы поджарить такого шутника на костре.

Я гордо выпятил грудь.

– Страждущий, ты пришёл ко мне за ответом, так внемли: Золотое Правило неприменимо. Что если бы ты встретил мазохиста, воздающего окружающим то, что ему хотелось бы получить от них? Или человека, почитающего Бога-Крокодила, мечтающего лишь о высочайшей чести быть брошенным ему на съедение? Даже тот самый Добрый Самаритянин, с которого всё и пошло... С чего он взял, что человек, лежащий на обочине, хотел, чтобы его раны омыли и залечили? А может, преодолением этого испытания он хотел излечиться духовно? Лежал себе в пыли и тихо наслаждался.

Мне казалось, что я говорю очень убедительно.

– Даже если изменить формулировку Правила на: «Делай другим то, что они хотят получить», мы ничего не добьёмся – ведь мы знаем только то, что хотим получить от окружающих. На самом деле Правило значит: «Поступай со встречным так, как ты сам хочешь с ним поступить», – и мы должны применять его с чистой совестью. Тогда тебе не придётся стегать мазохиста его кнутом просто оттого, что он об этом мечтает. И совсем ни к чему прикармливать крокодилов их почитателями.

Я посмотрел на Шимоду.

– Слишком многословно?

– Как всегда, Ричард, ты растеряешь девяносто процентов своих слушателей, если не научишься говорить кратко.

– А что плохого в том, чтобы потерять девяносто процентов моих слушателей? – спросил я в ответ. – Что плохого, если я теряю всех моих слушателей? Я знаю то, что я знаю, и говорю то, что говорю. А если это плохо, ну что ж, ничего не поделаешь. «Полёт на биплане обойдется вам в три доллара наличными».

– А знаешь... – Шимода встал, стряхивая солому с джинсов.

– Что? – недовольно спросил я.

– Ты только что сдал выпускной экзамен. Ну и как тебе нравится быть Мастером?

– Разочарование и безысходность.

Он посмотрел на меня с неуловимой улыбкой.

– К этому привыкаешь.

«Очень легко проверить, окончена ли твоя миссия на Земле: если ты жив – она продолжается».


XVI


Можно здорово устать, пока обойдёшь магазин скобяных изделий, кажется, что полки тянутся и тянутся, исчезая в бесконечности.

В Хэйворде в поисках гаек, болтов и шайб для хвостового костыля «Флита» я отправился в подобное рискованное путешествие. Пока я рыскал в полумраке, Шимода терпеливо разглядывал товары – ведь ему-то уж, конечно, в этом магазине покупать было нечего. Вся экономика может рухнуть, подумал я, если все, подобно ему, будут сами из воздуха и мыслеформ создавать то, что им надо.

В конце концов я нашёл желанные болты и отправился с ними к прилавку, где играла тихая музыка. «Зелёные рукава» – я полюбил эту старинную песню ещё в детстве и всегда слушаю её с удовольствием. Сейчас звуки лютни лились из спрятанных динамиков. Странно слышать её в современном городке с населением в четыреста человек.

Ещё удивительнее было то, что никаких динамиков там не было, а хозяин магазина сидел за прилавком, откинувшись на своём стуле, и слушал, как мессия играл на дешёвой шестиструнной гитаре, взятой с одной из полок. Музыка звучала просто прекрасно, я, заплатив причитающиеся за болты 73 цента, тихонько стоял,зачарованный мелодией. Может быть, всё дело в том, что струны дешёвого инструмента чуть-чуть дребезжали, но, казалось, что она доносится из далёкой средневековой Англии, укрытой туманами.

– Дональд, как здорово! Я не знал, что ты умеешь играть на гитаре!

– Ты не знал? Значит, ты думаешь, что если бы Иисусу Христу дали гитару, он бы сказал: «Я не умею на ней играть?» Мог ли он так сказать?

Шимода положил гитару на место и вышел со мной на улицу, залитую солнцем.

– Или ты думаешь, что найдётся хоть один Мастер, достойный своей ауры, который не понял бы человека, заговорившего с ним по-русски или по-персидски? Или что Мастер не может разобрать трактор, или, скажем, управлять самолётом, если захочет?

– Так ты действительно всё это умеешь?

– И ты тоже. Просто я знаю, что я знаю всё.

– И я могу играть на гитаре так же, как ты?

– Нет, у тебя будет свой стиль, непохожий на мой.

– Но как мне это сделать? – Я вовсе не собирался со всех ног бежать покупать гитару, просто мне было любопытно.

– Лишь убери то, что тебя сдерживает, откажись от своей веры в то, что ты не умеешь играть. Возьмись за неё, как будто это часть твоей жизни, что на самом деле так и есть, в одной из твоих других жизней. Знай, что ты прекрасно можешь на ней играть, и пусть твоё бессознательное «Я» завладеет пальцами и начнёт играть.

Я что-то читал об этом – обучение под гипнозом, когда гипнотизёр говорит людям, что они – певцы и живописцы, и они поют и рисуют, как настоящие таланты.

– Мне трудно, Дон, забыть то, что я не умею играть на гитаре.

– Тогда тебе будет трудно на ней играть. Потребуются годы учёбы, прежде чем ты позволишь себе заиграть, прежде чем твоё сознание скажет тебе, что ты достаточно намучился и уже заслужил право играть хорошо.

– А почему же я быстро научился летать на самолёте? Считается, что это очень сложно, но я схватывал всё на лету.

– А ты хотел летать?

– Больше всего на свете. Ничего другого просто не существовало. Я смотрел из кабины вниз на облака, на дым,поднимающийся по утрам из печных труб прямо в небо, и я видел... А-а, я тебя понял. Ты хочешь сказать: к гитаре тебя так сильно не тянуло.

– Дон, у меня засосало под ложечкой, и это говорит о том, что именно так ты и выучился летать. Ты просто однажды сел в «Трэвэл Эйр» и полетел. Никогда не сидел в самолёте до тех пор.

– Надо же, до чего ты догадлив.

– И ты не сдавал лётных экзаменов? Подожди. Да у тебя и полётной книжки нет. Обычной полётной книжки с разрешением.

Он странно посмотрел на меня, едва заметно улыбаясь, будто я поспорил, что у него нет книжки, а он знал, что она у него есть.

– Ты говоришь о бумажке? Такое разрешение?

– Да, бумажка.

Он не полез в карман и не достал бумажник. Он просто раскрыл правую ладонь, и на ней лежала полётная книжка, как будто он носил её, ожидая, когда же я про неё спрошу. Она была совершенно новой, даже не сложенной пополам, и я подумал, что ещё десять секунд назад её вообще не существовало.

Но я взял её в руки и внимательно прочитал. Это было официальное удостоверение пилота, скреплённое печатью Министерства транспорта, выданное Дональду Уильяму Шимоде, живущему в штате Индиана, разрешающее ему управлять одно- и многомоторными самолётами, планерами и работать в качестве штурмана.

– А допуск к гидросамолётам и вертолётам?

– Достану, если понадобится, – сказал он так таинственно, что я расхохотался ещё раньше его. Парень, подметавший тротуар, посмотрел на нас и тоже улыбнулся.

– Слушай, а мне? – попросил я. – Я хочу допуск к авиалайнерам.

– Свою полётную книжку будешь подделывать сам, – ответил он.


XVII


Во время радиопередачи Джефа Сайкса я вдруг увидел совершенно незнакомого мне Дональда Шимоду. Передача началась в девять вечера и шла до полуночи. Мы сидели в крохотной комнатке, заставленной катушками с рекламными заставками, записанными на плёнку, кругом было полно каких-то рукояток и циферблатов.

Беседу с нами Сайкс начал с того, что поинтересовался, не нарушаем ли мы закон, когда летаем по стране на старых самолётах и катаем пассажиров.

Ответ был прост. Ничего противозаконного в этом нет, и наши самолёты так же тщательно проверяются полётной инспекцией, как и реактивные лайнеры. Они надёжней и безопасней, чем большинство современных самолётов из металла, и для полётов достаточно лишь получить лицензию и разрешение фермера использовать его поле. Но Шимода сказал совсем иное.

– Никто не может помешать нам делать то, что мы хотим, Джеф, – ответил он.

Конечно же, он был прав, но в его ответе не хватало тактичности, а без неё не обойтись, когда выступаешь перед радиослушателями, интересующимися, с чего это мы тут разлетались на наших этажерках. Не прошло и минуты, как на пульте Сайкса замигал огонёк телефонного вызова.

– Нам звонят по линии один, – сказал Сайкс в микрофон. – Слушаю вас, мадам.

– Я в эфире?

– Да, мадам, вы в эфире, а в передаче принимает участие наш гость, лётчик Дональд Шимода. Говорите, пожалуйста, мы все вас слушаем.

– Я хотела бы сказать этому парню, что вовсе не все делают то, что хотели бы, и что некоторым приходится работать, чтобы заработать себе на хлеб, и чувствовать ответственность, а не просто паясничать в воздушном балагане!

– Люди, работающие ради куска хлеба, делают то, что им больше всего хочется, – сказал Шимода. – Так же, как и те, кто зарабатывает свой хлеб играючи...

– В Писании сказано: «В поте лица твоего будешь есть хлеб».

– Мы вольны поступать и так, если захотим.

– «Делай то, что можешь!» Мне надоели люди, вроде вас, твердящие: «Делай то, что можешь! Делай то, что можешь!» Из-за вас люди становятся совершенно необузданными, и они уничтожают мир. Они его уже уничтожают. Посмотрите только, что творится с растениями, реками и океанами!

Она, по крайней мере, раз пятьдесят давала ему прекрасную возможность для достойного ответа, но он ни разу ею не воспользовался.

– И прекрасно, если этот мир будет уничтожен, – сказал он. – Есть миллиард других миров, которые мы можем создать или выбрать для себя. До тех пор, пока люди хотят держаться планет, у них будут планеты, пригодные для жизни.

Это вряд ли было рассчитано на то, чтобы успокоить собеседницу, и я, совершенно сбитый с толку, посмотрел на Шимоду. Он говорил, имея в виду перспективу многих и многих жизней, использовал знания, которые доступны лишь Мастеру. Эта женщина, естественно, считала, что разговор относится лишь к реальности данного единственного мира, который начинается рождением и заканчивается смертью. Он знал это... почему он не делал скидок?

– Так всё, значит, распрекрасно? – спросила она. – В мире нет зла, и вокруг нас никто не грешит? Вас, похоже, это не волнует.

– А тут не из-за чего волноваться, мадам. Мы видим лишь крошечную частичку единой жизни, да и эта частичка иллюзорна. В мире всё уравновешено, никто не страдает и никто не умирает, не дав на это своего согласия. Нет ни добра, ни зла вне того, что делает нас счастливыми и несчастными.

От его слов ей вовсе не становилось спокойней. Но внезапно она замолчала, а затем тихо спросила:

– Откуда вы знаете всё то, о чём говорите? Откуда вы знаете, что всё это истинно?

– Я не знаю, истинно ли всё это, – ответил он. – Я просто в это верю, потому что это доставляет радость.

Я прищурился. Он мог бы сказать, что всё это он уже попробовал, и всё вышло... исцеление больных, чудеса, сама жизнь, в которой его учение стало явью, – это доказывает то, что слова его истинны и совершенно реальны. Но он промолчал. Почему?

Этому есть причина. Сквозь узенькую щёлку между веками я едва различал в полумраке комнаты смутный силуэт Шимоды, склонившегося над микрофоном. Он говорил прямо в лоб, не давая никакой возможности выбора, не прилагая ни малейших усилий помочь бедным радиослушателям понять его.

– В истории мира все, кто сыграл хоть какую-то мало-мальски важную роль, все, кто когда-либо испытал счастье, все, кто хоть что-нибудь подарил миру, были божественно эгоистичны, жили ради собственных интересов. Все без исключения.

Следующим в разговор вступил мужчина. Время в тот вечер летело очень быстро.

– Эгоисты! Мистер, а вы знаете, кто такой Антихрист?

На секунду Шимода улыбнулся и откинулся на спинку стула. Казалось, что он знал нового собеседника лично.

– Может быть, вы мне сами скажете? – ответил он вопросом на вопрос.

– Христос говорил, что мы должны жить ради наших ближних. Антихрист говорит: будь эгоистом, живи ради себя, и пусть все катятся к чертям в ад.

– Или рай, или туда, куда они сами захотят отправиться.

– Вы очень опасны, вы знаете об этом, мистер? А что, если все наслушаются вас и начнут делать то, что они хотят? Что, по-вашему, случится тогда?

– Я думаю, что тогда наша планета стала бы самой счастливой в этой части Галактики, – ответил Шимода.

– Мистер, мне не хочется, чтобы мои дети услышали ваши речи.

– А что хотят услышать ваши дети?

– Если мы все свободны делать всё, что захотим, то я могу прийти к вам на поле с дробовиком и прострелить вашу дурацкую башку.

– Конечно, вы вольны это сделать.

Было слышно, как трубка с грохотом упала на рычаг. Где-то в городе был, по крайней мере, один рассерженный человек. Другие схватились за телефоны, на пульте ведущего разом замигали все лампочки вызова.

События вовсе не должны были развиваться именно так; он мог бы сказать те же вещи иначе и не задевая их самолюбия.

Постепенно меня охватывало то же самое чувство, которое я испытал однажды, когда толпа рванула к самолёту и окружила Шимоду. Пора, явно пора нам было отправляться в путь.

«Справочник» там, в студии, мне совсем не помог.

«Для того, чтобы стать свободным и счастливым, ты должен пожертвовать скукой. Не всегда такую жертву принести легко».

Джеф Сайкс рассказал всем, что наши самолёты стоят на поле Джона Томаса у дороги N41 и что мы спим там же, прямо у самолётов.

Я чувствовал, что на нас накатывают волны злости, исходящие от людей, которые боялись за нравственность своих детей, за будущее американского образа жизни, и это меня совершенно не радовало. До конца передачи было ещё полчаса, а дела шли всё хуже и хуже.

– А знаете, мистер, я думаю, что вы – обманщик, – сказал следующий.

– Конечно, я – обманщик. Мы все обманщики в этом мире, все стараемся казаться не тем, что мы есть на самом деле. Мы – это вовсе не тела, разгуливающие по Земле, мы не состоим из молекул и атомов. Мы – идеи Абсолюта, которые невозможно уничтожить или убить, как бы сильно мы ни верили в смерть...

Он бы сам первым напомнил мне, что я волен уйти, если мне не нравятся его слова, он бы посмеялся над тем, что мне мерещатся толпы, ждущие с факелами у самолётов, чтобы тут же разорвать нас на клочки.

«Не расстраивайся, говоря: «До свидания». Необходимо попрощаться до того, как вы можете встретиться вновь.

А новая встреча, после коротких мгновений или многих жизней, обязательно будет, если вы настоящие друзья».

На следующий день, когда солнце стояло в зените, а желающих покататься ещё не было, он остановился у крыла моего самолёта.

– Помнишь, что ты сказал, узнав о моих проблемах, ну, что никто не хочет слушать, сколько бы чудес я ни совершил?

– Нет.

– А ты помнишь тот день, Ричард?

– Да, день я помню. Внезапно ты показался мне таким одиноким. Но я не помню, что тогда сказал.

– Ты сказал, если я завишу от того, волнует ли людей то, что я говорю, то моё счастье зависит от первого встречного, а не от меня самого. Я пришёл сюда, чтобы узнать простую истину: не имеет значения, говорю я или нет. Я выбрал эту жизнь, чтобы рассказать людям, как устроен этот мир, но с тем же успехом я мог выбрать эту жизнь, чтобы вовсе ничего не говорить. Абсолюту не надо, чтобы я рассказывал всем о том, как устроен мир.

– Это и так ясно, Дон. Я мог бы тебе об этом сказать давным-давно.

– Ну, спасибо большое. Я нашёл то, ради чего прожил эту жизнь, я закончил работу всей жизни, а он говорит: «Это и так ясно, Дон». Он смеялся, но в то же время был печален, и тогда я не знал, отчего.


XVIII


«Твоё невежество измеряется тем, насколько глубоко ты веришь в несправедливость и человеческие трагедии.

То, что гусеница называет Концом света, Мастер назовёт бабочкой».

Слова, которые я прочитал в «Справочнике Мессии» накануне, были единственным предупреждением. День проходил как обычно. Я стоял на верхнем крыле «Флита», заливая бензин в бак, и с удовольствием поглядывал на небольшую толпу желающих прокатиться. Его самолёт после посадки подрулил к ним и остановился, подняв своим широким винтом небольшой ураган. Но в следующую секунду раздался лёгкий хлопок, будто лопнула шина, и тут толпа сорвалась с места и побежала. Шины на «Трэвэл Эйр» были в полной сохранности, мотор, как и за секунду до этого, тихонько урчал на холостых оборотах, но в матерчатой обшивке фюзеляжа у пилотской кабины зияла большая дыра. Шимоду отбросило к дальней стене, его голова свесилась вниз, а тело казалось совершенно неподвижным.

Мне потребовалось несколько мгновений, чтобы осознать, что Дональда Шимоду только что застрелили, ещё одно, чтобы бросить канистру, спрыгнуть на землю и рвануть к нему. Всё было похоже на киносценарий, на сцену из любительского спектакля: человек с дробовиком в руках, убегающий вместе со всеми – он пробежал так близко от меня, что я легко мог бы дотянуться до него рукой. Теперь я вспоминаю, что мне на него было наплевать. Во мне не было ни ярости, ни удивления, ни ужаса. Главное, надо было как можно быстрее добраться до кабины «Трэвэл Эйр» и поговорить с другом.

Казалось, что у него в руках взорвалась бомба. Кожаная куртка и рубашка на левом боку были залиты кровью и свисали лохмотьями, видны глубокие раны, словом, алое месиво.

Его голова упиралась в правый нижний угол приборного щитка, возле ручки зажигания, и я подумал, что если бы он пристёгивался в полёте, его бы так сильно не швырнуло вперёд.

– Дон, ты в порядке? – Глупее вопроса не придумаешь.

Он открыл глаза и улыбнулся. Его лицо было мокрым от крови.

– Ричард, как всё это выглядит?

Услышав, что он заговорил, я почувствовал огромное облегчение. Если он может говорить, если он может думать, то с ним всё будет в порядке.

– Слушай, приятель, если бы я не знал, кто ты такой, я бы сказал, что ты влип в историю.

Он не шевелился, только чуть-чуть повернул голову, и внезапно я снова испугался, больше его неподвижности, чем этого кровавого месива.

– Я не знал, что у тебя есть враги.

– У меня нет. Это был... друг. Лучше, чем, если б... какой-нибудь возненавидевший меня бедняга... навлёк на себя... всякие беды... убив меня.

Сиденье и стенки кабины были сплошь залиты кровью – придётся немало потрудиться, чтобы снова отмыть «Трэвэл Эйр», хоть сам самолёт практически не был повреждён.

– Должно ли так было случиться, Дон?

– Нет... – тихо сказал он, едва дыша, – но я думаю... мне нравится драма...

– Ладно, давай быстрее! Исцеляйся! Судя по размерам толпы, нам сегодня придётся много полетать!

Но пока я подбадривал его шутками, несмотря на все свои знания и понимание реальности, мой друг Дональд Шимода упал на ручку зажигания и умер.

В моей голове будто с грохотом что-то взорвалось, мир покачнулся, я соскользнул с крыла и упал в траву, залитую кровью. «Справочник Мессии» вывалился из кармана и раскрылся, ветер заиграл его страницами.

Я поднял его, не глядя. «Неужели этим всё и кончается?! – думал я. – И всё, что говорит Мастер, лишь красивые слова, которые не могут спасти его, когда на фермерском поле на него бросается какой-то жалкий бешеный пёс».

Мне пришлось прочитать трижды, прежде чем я смог поверить, что на этой странице было напечатано:

1   2   3   4   5   6



Похожие:

Ричард бах иллюзии, или Приключения Месии, который Мессией быть не хотел После того, как «Чайка по имени Джонатан Ливингстон» iconДокументы
1. /Ричард Бах - Иллюзии, или приключения Мессии, который Мессией быть не хотел .doc
Ричард бах иллюзии, или Приключения Месии, который Мессией быть не хотел После того, как «Чайка по имени Джонатан Ливингстон» iconДокументы
1. /Ричард Бах. Иллюзии или приключения Мессии, который Мессией быть не хотел.txt
Ричард бах иллюзии, или Приключения Месии, который Мессией быть не хотел После того, как «Чайка по имени Джонатан Ливингстон» iconДокументы
1. /Ричард Бах - Чайка по имени Джонатан Ливингстон.doc
Ричард бах иллюзии, или Приключения Месии, который Мессией быть не хотел После того, как «Чайка по имени Джонатан Ливингстон» iconДокументы
1. /Ричард Бах. Иллюзии .doc
Ричард бах иллюзии, или Приключения Месии, который Мессией быть не хотел После того, как «Чайка по имени Джонатан Ливингстон» iconДокументы
1. /Ричард Бах - Иллюзии.doc
Ричард бах иллюзии, или Приключения Месии, который Мессией быть не хотел После того, как «Чайка по имени Джонатан Ливингстон» iconЭ. Андерхилл. Мистицизм
Преображенный мир. – Уолт Уитмен. – Ричард Джеффрис. – Ричард Ролл. – Небесная песнь. – Обращение может быть двух типов: (1) расширяющее...
Ричард бах иллюзии, или Приключения Месии, который Мессией быть не хотел После того, как «Чайка по имени Джонатан Ливингстон» iconДокументы
1. /Ричард БАХ Рассказы..doc
Ричард бах иллюзии, или Приключения Месии, который Мессией быть не хотел После того, как «Чайка по имени Джонатан Ливингстон» iconДокументы
1. /Ричард БАХ.doc
Ричард бах иллюзии, или Приключения Месии, который Мессией быть не хотел После того, как «Чайка по имени Джонатан Ливингстон» iconНекоторые отзывы под статьей на “Гранях” (примерно четверть)
Хотел разоблачить! И это после того, как за такое же правдолюбие уже отпрессовали Ходора!!! Нет, все таки прав Жеглов наказания без...
Ричард бах иллюзии, или Приключения Месии, который Мессией быть не хотел После того, как «Чайка по имени Джонатан Ливингстон» iconЯ в «Песнярах» Радости дебютанта После того как Мулявин выдернул меня из «Белгипро-сельстроя»
После того как Мулявин выдернул меня из «Белгипро-сельстроя», мы приехали в филармонию. Я знаком­люсь с ребятами — Мисевичем, Валерой...
Ричард бах иллюзии, или Приключения Месии, который Мессией быть не хотел После того, как «Чайка по имени Джонатан Ливингстон» iconДокументы
1. /Ричард Бах - Бегство от безопасности.doc
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов