Отчетность корпораций и финансовая теория icon

Отчетность корпораций и финансовая теория



НазваниеОтчетность корпораций и финансовая теория
Дата конвертации24.10.2012
Размер311.78 Kb.
ТипОтчет

Отчетность корпораций и финансовая теория


Рассмотрение проблем, связанных с совершенствованием корпоративной отчетности, было начато автором в двух предыдущих статьях, размещенных на сайте Consulting.ru осенью 2002 года («Финансовая отчетность: измерение или анализ?», «Финансовая отчетность без калькулирова­ния»). В данной статье уточнены и дополнены некоторые более ранние теоретиче­ские положе­ния, что позволило обобщить их и выйти на конкретные предложения по составу, структуре и взаимосвязи финансовых отчетов корпораций.

Работа над этой статьей еще больше убедила автора в том, что решение сегодняшних про­блем с достоверностью и информативностью финансовых отчетов следует искать не в ужесто­чении уголовного наказания за приписки и не в усилении государственного регулирования дан­ной сферы, а в более тесной интеграции практики составления корпоративной отчетности с теорией корпоративных финансов. Проще говоря – нет ничего практичнее хорошей теории.


^

1. Финансовая или бухгалтерская?


В спорах о терминах редко рождается истина. Чаще результатом терминологических дис­куссий становятся инфаркты и (или) диссертации на соискание ученых степеней. Тем не менее, в случаях, когда речь идет об основном предмете обсуждения, о терминах принято договари­ваться. Особенно актуально это для российской практики, в которой определения «бухгалтер­ская отчетность» и «финансовая отчетность» часто рассматриваются как синонимы. Не вдава­ясь в лингвистический анализ этих дефиниций, отметим, что в первом случае понятие «отчет­ность» связывается с бухгалтерским учетом, а во втором – с финансами. Бухгалтерский учет представляет собой систематизированный процесс сбора и обработки информации, а бухгал­терская отчетность явля­ется одним из результатов данного процесса. Таким образом, термин «бухгалтерская отчет­ность» означает лишь то, что данная отчетность подготовлена в системе бухгалтерского учета и отвечает требованиям теоретических принципов, заложенных в основу данной системы. На­сколько эти принципы согласуются с потребностями пользователей отчет­ной информации, можно установить только после глубокого изучения самих этих принципов, затем после озна­комления с практикой их применения, различными экономическими, юридиче­скими, налого­выми коллизиями, возникающими в ходе их реализации и т.п. Проще говоря, «бухгалтерская» – значит «Сделана бухгалтером» со всеми вытекающими отсюда последст­виями.

Определение «финансовая отчетность» не содержит в себе ответа на вопрос «Кто это сде­лал?», оно ориентирует на целевую направленность определяемого объекта: «Для чего он пред­назначен?». Указание на финансовую сущность отчетности означает, что она может быть ис­пользована для достижения ее пользователями неких финансовых целей.
Кто такие пользова­тели финансовой отчетности, в чем именно состоят их цели и каким образом они могут быть достигнуты? Ответ на эти вопросы содержится уже не в теории бухгалтерского учета, а в тео­рии корпоративных финансов. Серьезно рискуя быть обвиненным в дилетантстве и профанации солидной науки, все-таки позволю себе кратко сформулировать ее основополагающие идеи: финансовой целью любого человека является увеличение собственного богатства путем макси­мизации своих будущих денежных доходов; единственным способом достижения этой цели яв­ляется инвестирование – отказ от потребления наличных ресурсов и использование их на про­изводственные цели, для последующего возврата наращенной величины инвестированной стоимости. «Использование на производственные цели» означает передачу ресурсов в сферу реаль­ной экономики, вложение их в бизнес, в предприятия, работа которых организована по корпо­ративному принципу.

Таким образом, в определении «финансовая отчетность» содержатся ответы на все три вопроса, поставленных выше: пользователями этой отчетности являются реальные и потенци­альные инвесторы данной корпорации; их цели состоят в увеличении собственного богатства; достижение этих целей осуществляется путем увеличения стоимости инвестированных ими в данную корпорацию ресурсов (капитала). Без привлечения капитала от инвесторов корпорация не сможет продолжать свое существование, поэтому вполне естественно предположить, что и ее основной целью является увеличение стоимости вложенного в нее капитала. А так как «кор­порация» – понятие неодушевленное, заявленная цель относится прежде всего к ее менедж­менту, группе людей, которым инвесторы поручили управление своим капиталом. Финансовая отчетность – это способ информирования инвесторов о том, насколько эффективен менеджмент в достижении своей основной цели. Сведения из финансовых отчетов помогают инвесторам сделать личную (субъективную) оценку реальной стоимости инвестированного ими капитала. Наличие эффективного финансового рынка позволяет согласовать множество различных субъ­ективных оценок и получить в каждый данный момент времени объективный показатель – ры­ночную цену акций и облигаций корпорации. Общая сумма рыночных цен всех обращающихся на рынке долгосрочных ценных бумаг (рыночная капитализация корпорации) и определяет стоимость ее долгосрочного капитала.

Величина имущества, переданного инвесторами во всем мире в управление менеджерам корпораций, сегодня исчисляется уже не миллиардами, а триллионами долларов, поэтому, при­нимая во вни­мание «цену вопроса», очевидно, что проблемой номер один является достовер­ность, своевре­менность и релевантность отчетной информации. Если справедливы утверждения бухгалтер­ской теории о том, что именно бухгалтерский учет предоставляет пользователям наи­более своевременную, достоверную и релевантную информацию об эффективности достижения кор­порацией своей основной цели, то между понятиями «бухгалтерская» и «финансовая» отчет­ность следует поставить знак равенства и закрыть терминологическую дискуссию. Финансовая теория не согласна с этими утверждениями – ориентация бухгалтерского учета на прошлые со­бытия, высокая степень субъективизма при расчете важнейших показателей, необходимость частого использования условных распределений доходов и расходов между объектами учета – эти и многие другие особенности делают бухгалтерские данные непригодными для оценки фак­тической стоимости капитала корпорации. К сожалению, в данном случае наблюдается полное соответствие между финансовой теорией и инвестиционной практикой: миллионы инвесторов уже пострадали от чрезмерного доверия к содержанию бухгалтерских отчетов.

Обобщая вышесказанное, можно прийти к заключению: пользователям нужна именно фи­нан­совая отчетность корпораций, на основании которой они могли бы оценивать стои­мость ин­ве­стированного ими в корпорацию капитала и делать вывод об эффективности усилий менедж­мента корпорации в достижении своей основной цели – увеличении стоимости этого ка­питала. Финансовая отчетность не обязательно должна быть только бухгалтерской, так как бух­галтер­ский учет по своей природе не ориентирован на оценку реальной стоимости капитала (то есть, на измерение будущих денежных потоков). Для того, чтобы более точно определить пре­делы возможного использования бухгалтерских данных в финансовой отчетности, необходимо по­строить финансовую модель работы корпоративного бизнеса, демонстрирующую взаимо­связь его основной цели с важнейшими ограничениями (условиями), налагаемыми на него как фи­нансовой теорией, так и экономической практикой.
^

2. Финансовая модель корпорации


Становящаяся все более популярной теория «участников» или «заинтересованных групп» (в противоположность радикально-капиталистической теории акционерной собственности) оп­ределяет большое количество целей, стоящих перед корпорацией. С позиций этой теории, це­лью корпорации является удовлетворение потребностей и пожеланий любой из заинтересованных в ее деятельности групп: рабочие вправе требовать от нее регулярной вы­платы постоянно растущей заработной платы; государство – налогов; церковь – благотворительности; «зеленые» выступают против загрязнения окружающей среды корпора­циями; антиглобалисты – против глобализации деятельности корпораций; антикапиталисты – против корпораций как таковых. Сама по себе задача одновременного достижения сразу не­скольких целей непроста, но она осложняется еще и тем, что пожелания различных групп могут вступать в противоречия друг с другом: например, требования экологов о закрытии вредного производства могут конфликтовать с нежеланием местных властей лишиться рабочих мест и источника налогов на управляемой ими территории. Довольно сложно построить формальную модель столь плюралистической системы, поэтому представляется разумным воспользоваться хотя и устаревшей, но вполне логичной моделью акционерной собственности.

В этом случае корпорация может быть представлена как открытая система, целью которой является постоянный рост, экспансия. Из всего многообразия количественно измеряе­мых пока­зателей роста (увеличение активов, расширение доли рынков, рост продаж и т.п.) наи­более аде­кватным представляется увеличение рыночной стоимости корпорации – ее рыноч­ной капитали­зации. Эффективный финансовый рынок объективно оценивает всю «хорошую» информацию, содержащуюся в сообщениях и о росте продаж, и о расширении рынков сбыта, и об увеличении активов, его реакция на такую информацию проявляется в форме повышения ко­тировок ценных бумаг корпорации. Рост рыночной капитализации корпорации означает увели­чение богатства ее инвесторов, то есть данный показатель в наибольшей степени отражает эф­фективность дости­жения корпорацией своей основной финансовой цели. Акционеры корпора­ции стоят послед­ними в очереди за денежными потоками от ее активов, поэтому рост причи­тающейся им доли подразумевает полное удовлетворение всех законных потребностей других заинтересованных групп: если корпорация не выплачивает заработную плату или налоги, ак­ционерам не прихо­дится ожидать от нее ничего хорошего для себя.

Совокупность всех других претензий на денежные потоки корпорации (кроме доли вла­дельцев) отражает не цели этой корпорации, а ограничения (необходимые условия) для дос­ти­жения ею своей основной цели. Неспособность корпорации удовлетворить хотя бы одну из этих претензий теоретически означает ее несостоятельность, невозможность продолжать свою дея­тельность. Формальным признаком неспособности корпорации рассчитаться по всем своим обязательствам является недостаточность стоимости ее имущества для погашения своих фи­нансовых обязательств. Данное ограничение является важнейшим (ключевым) из всех воз­мож­ных условий, которые могут накладываться на деятельность корпорации: нарушая его она про­сто перестает существовать, «умирает». Таким образом, для того, чтобы делать своих вла­дель­цев богаче, корпорация должна соблюдать как минимум одно абсолютно необходимое ус­ловие – она должна жить, то есть погашать свои финансовые обязательства. В финансовой от­четности показателем степени жизнеспособности корпорации является превышение спра­ведливой стоимости принадлежащих ей ресурсов (денег, дебиторской задолженности и прочего имущества) над величиной имеющихся у нее финансовых обязательств.

Финансовая модель любой корпорации может быть описана лишь двумя ее важнейшими параметрами – основная цель корпорации и ключевое ограничение на ее деятельность. Эти па­раметры абсолютно независимы друг от друга – хорошее финансовое положение корпорации сегодня ничего не говорит о перспективах роста ее стоимости в будущем и наоборот – недоста­ток стоимости имущества в сравнении с величиной обязательств отнюдь не означает, что у кор­порации нет будущего. Как пра­вило, быстро растущие предприятия всегда испытывают финан­совые затруднения. Графически взаимоотношения основной цели и ключевого ограничения можно представить как ортогональ­ную систему координат (рис. 1). Точка Б на этом рисунке представляет пример финансово ус­тойчивой компании, не имеющей хороших перспектив роста. Точка В отражает противоположный случай, характерный для развивающихся предпри­ятий. Точка А иллюстри­рует идеальный вариант финансово стабильной корпорации с хоро­шими перспективами роста. В точке Г, напротив, наблюдается почти абсолютно «клинический» случай, когда у предпри­ятия нет денег сегодня и не ожидается их поступления в будущем.




Рисунок 1. Финансовая модель корпорации

Оценивать вероятность возможности банкротства корпорации, как и размер рисков, со­пряженных с перспективами роста ее рыночной капитализации, должен сам инвестор. Цель фи­нансовой отчетности состоит в предоставлении ему максимально полной, достоверной и свое­временной информации, необходимой для оценки этих двух параметров. Очевидно, что отчет­ность, подготовленная на основе бухгалтерских данных, в принципе не может предос­тавить ин­вестору никакой информации, касающейся долгосрочных перспектив роста стоимости ценных бумаг компании. В настоящее время практически единственным бухгалтерским показа­телем, позволяющим прогнозировать будущие денежные потоки, является чистая прибыль. Но, во-первых, данный показатель пригоден для прогнозирования лишь в очень краткосрочной пер­спективе, а во-вторых, именно с его расчетом связаны наиболее серьезные проблемы как прак­тического так и теоретического характера. Более подробно возможности применения данного показателя для целей предвидения будущих результатов работы корпорации будут рассмотрены в разделе 6 настоящей статьи.

Признание факта несоответствия бухгалтерской информации требованиям оценки стои­мости корпорации не означает автоматического вынесения вердикта о полной бесполезности этой информации для инвесторов. Именно бухгалтерская информация является наиболее пол­ным и достоверным источником для оценки соблюдения корпорацией ключевого ог­раничения – сохранения жизнеспособности. Причем, кроме прямого ответа на вопрос о дос­таточности иму­щества предприятия для покрытия своих обязательств, бухгалтерские цифры могут предоста­вить инвесторам не менее (если не более) ценную информацию о фактических денежных пото­ках корпорации, генерированных ею в прошлом. Эти денежные потоки мало что (практически ничего) дают для оценки ее будущих доходов, но они очень хорошо подтвер­ждают способность (или ее отсутствие) предприятия зарабатывать больше чем тратить, то есть, поддерживать свою жизнеспособность в краткосрочном аспекте. Совместный анализ историче­ской информации об имущественном положении корпорации и ее денежных потоках позволит инвестору дать собст­венную оценку возможности корпорации продолжать свою деятельность

Для прогнозирования перспектив роста стоимости корпорации необходим качественно другой источник информации, принципиально отличающийся от традиционных бухгалтерских отчетов. Но прежде чем заняться поиском такого источника, необходимо уточнить еще один терминологический нюанс.
^

3. Активы или имущество?


В двух предыдущих статьях довольно подробно рас­сматри­вались проблемы, возникаю­щие при использовании бухгалтерских данных для составле­ния фи­нансовой отчетности. Суть этих проблем заключается в следующем: бухгалтерский учет моно­полизировал право на ин­формирование инвесторов о финансовых аспектах работы корпо­рации, не будучи предназначен для решения главной задачи инвесторов - прогнозирования бу­дущих денежных потоков корпо­рации. В результате, бухгалтерские данные, оставаясь практи­чески бесполезными для оценки стоимости корпоративных ценных бумаг, еще и ухудшают свое каче­ство как источник инфор­мации для определения текущей платежеспособности корпорации. Широкое применение в бух­галтерском учете механизма калькулирования исторических издер­жек приме­нительно к раз­личным материальным и нематериальным объектам (определение «фактической» себестоимо­сти запасов сырья, НЗП, готовой продукции, объектов основных средств, финансо­вых инстру­ментов, деловой репутации и других нематериальных активов) превратило его из инструмента измерения в инструмент анализа, решающую роль в котором играют уже не объ­ективные дан­ные, а мнение бухгалтера, менеджера или аудитора. Плохо не то, что инвестору предлагается широкий ассортимент аналитических выводов, а то, что резуль­таты анализа бес­порядочно пе­ремешиваются с результатами измерений. Было бы лучше, если бы два этих вида информации «подавались» раздельно.

Предложенные в упомянутых статьях способы решения проблем, на мой взгляд, вполне достаточны для повышения качества финансовой отчетности (в ее «бухгалтерской» части). Од­нако, по мере разработки об­щетеоретического финансового подхода к содержанию корпора­тивных отчетов, выявились сла­бости и логическая незавершенность аргументации, использо­ванной в первых статьях. Прежде всего это касается основополагающей концепции активов корпорации. В статьях был сохранен традиционный бухгалтерский подход, при котором под активами понимается левая часть бух­галтерского баланса, иными словами перечень имущества предприятия. Хотя теория бухгалтер­ского учета давно уже признала, что активы это не про­шлые затраты, а будущие доходы пред­приятия, на практике по-прежнему стоимость активов (определяемая по сумме затрат на приоб­ретение объекта) привязывается к некоему материаль­ному (реже – нематериальному) объекту, имеющемуся у предприятия. В данном случае возра­жение вызывает не способ оценки подоб­ного «актива» – это отдельный вопрос. Речь идет о концептуальном подходе, актив – это иму­щество корпорации или что-то другое? Может ли имущество само по себе приносить доходы в будущем? Если да, то каким образом оно будет это делать? Как быть с активами, не отражен­ными в бухгалтерском балансе, например с квали­фикацией рабочих или гениальной бизнес-идеей в голове менеджера?

Известно, что когда Билл Гейтс впервые летел на встречу с будущими инвесторами новой компании «Майкрософт», практически единственным реальным активом этой компании был исходный текст языка программирования «Бейсик», умещавшийся на нескольких страницах. Но даже этих нескольких листков бумаги у Гейтса с собой не было – он помнил текст программы наизусть. Трудно представить последующее развитие компьютерной индустрии в мире, если бы потенциальные инвесторы Гейтса ограничились лишь изучением бухгалтерского баланса его компании.

Экономическая практика ставит немало подобных проблем перед теорией бухгалтерского учета, поэтому стандарты отчетности непрерывно пухнут от вносимых в них дополнений и разъяснений по поводу особенностей учета различных активов: оказывается, для обладания ак­тивом предприятию необязательно иметь юридическое право на него (в случае аренды); от­дельные виды активов должны учитываться по историческим затратам, а другие – по справед­ливой продажной стоимости; сумма переоценки одних активов может включаться в прибыль, а других нет и т.д. и т.п. Этот процесс будет продолжаться бесконечно, пока теория бухгалтер­ского учета не признает очевидный факт – в бухгалтерском балансе отражаются не активы предприятия, а его имущество. Активами (реальными источниками будущих доходов) яв­ляются инвестиционные возможности предприятия, как правило, облеченные в форму инвестиционных проектов, по которым имеются прогнозы будущих денежных потоков. Для реализации этих проектов (использования активов) предприятию может понадобиться то либо иное материаль­ное или нематериальное имущество, которое может быть закуплено, если инвесторы предоста­вят ему капитал.

Физическая форма, потребительские характеристики, технические параметры этого иму­щества не имеют ничего общего с финансовыми целями инвесторов – последние просто хотят стать богаче. Они могут ничего не понимать в разработке программного обеспечения или спо­собах его продажи. Инвесторы не со­бираются заниматься изучением этих вопросов, так как за них это должны делать менеджеры, которым инвесторы предоставляют капитал. Причем капи­тал передается менеджерам не с це­лью закупки конкретной компьютерной системы или найма конкретного программи­ста, а для реализации проекта в целом, для получение денежных дохо­дов от этого проекта. Ка­кую конкретно систему приобрести, какого программиста на­нять, дол­жен решать менеджмент корпорации, сопоставляя цели проекта со способами их дос­тижения.

В соответствии с финансовой теорией, стоимость активов это дисконтированная сумма денежных потоков, которые будут получены от использования активов в будущем. Стои­мостью активов определяется стоимость долгосрочного капитала предприятия. Таким образом, знание реальной стоимости активов означает для инвестора знание рыночной стоимости цен­ных бумаг корпорации. Очевидно, что в данном рассуждении под стоимостью активов понима­ется отнюдь не цифра, отраженная в бухгалтерском балансе. Никто этому не удивляется и ни­кто не ожидает узнать из баланса рыночную стоимость капитала предприятия. Но, почему-то, все продолжают считать, что в левой части этого документа отражаются именно активы и ничто иное. Набор из зданий, оборудования, запасов и дебиторской задолженности (как и каждый из этих объектов в отдельности) еще не является активом, наоборот, в неумелых руках он очень быстро превратится в громадный пассив: одни имущественные налоги, расходы на охрану и поддержание хотя бы внешнего вида этого «богатства» могут буквально за год разорить любого миллионера. При этом состав данных «активов» (подбор офисной мебели или структура склад­ских запасов) может в точности соответствовать составу имущества самой преуспевающей компании.

Четкое разделение понятий «активы» и «имущество» позволяет более точно сформулиро­вать основные требования и определить границы возможностей для каждого финансового от­чета в отдельности.
^

4. Отчетность об имуществе


Из общего состава имущества предприятия можно выделить три основные группы: деньги и денежные эквиваленты; расчеты (дебиторская задолженность +, кредиторская –) и прочее ка­пи­тализированное имущество. В категорию прочего попадают все виды активов (в традицион­ном понимании этого термина) как в материальной, так и неосязаемой форме, кроме денег и расче­тов. Общая сумма имущества предприятия может быть как положи­тельной, так и отрица­тель­ной. В первом случае сумма денег, дебиторской задолженности и прочего имущества пре­вы­шает сумму кре­диторской задолженности (обязательств предпри­ятия), во втором возникает противоположная ситуация: стоимости первых трех групп имуще­ства недостаточно для покры­тия обязательств. При этом возрастает вероятность потери инве­сторами всего вложенного ка­питала вследствие возможности прекра­щения деятельности пред­приятия из-за его финансовой несостоятельности.

Бухгалтерский учет идеально подходит для непрерывного контроля за из­менением первых двух групп имущества – денег и расчетов. Суммы остатков по соответствую­щим счетам полно­стью определяются величиной оборотов по ним, между этими группами существует тесная связь – поступление или выплата денег всегда либо порождается ранее возникшими расчетами либо ведет к возникновению расчетов. Обороты по счетам внутри этих групп (например, инкас­сация наличных денег на расчетный счет в банке) взаимопогашаются и не влияют на общую сумму остатка по группе в целом. Проблем с оценкой статей баланса по данным группам иму­щества не возникает: они отражаются в балансе в фактических суммах совершенных опе­раций. Счета денег могут кор­респондировать или с другими счетами денег (внутренние обо­роты) или со счетами расчетов. Счета расчетов корреспондируют с другими счетами расчетов (внутренние обороты), со сче­тами денег и со счетом Капитала. Возникновение или увеличение кредиторской (погаше­ние или уменьшение дебиторской) задолженности происходит: 1) одно­временно с по­лучением денег, 2) одновременно со снижением (погашением) другой кредитор­ской задолжен­ности либо 3) воз­никновением (увеличением) дебиторской задолженности по другому счету; 4) одновре­менно с уменьшением балансовой суммы капитала. Противоположные изменения про­исходят при воз­никновении или увеличении дебиторской (по­гашении или уменьшении креди­торской) задол­женности.

Отличие от общепринятых правил двойной записи по счетам бухгалтерского учета заклю­чается лишь в отсутствии номинальных счетов учета доходов и расходов. Записи стразу де­ла­ются в дебет или кредит счета Капитала. Это объясняется тем, что при данной системе не воз­никает необходимости калькулировать себестоимость отдельных «активов» (прочего имуще­ства), соответственно, не нужно списывать их себестоимость в форме «расходов» или приходо­вать их как «доходы». Цель системы учета смещается с абстрактных и субъективно опре­деляе­мых «доходов» и «расходов» к конкретным и точно измеряемым денежным потокам, а также к еще одному объективному учетному показателю – изменению общей суммы ка­питала за отчет­ный период (всеобъемлющему доходу).

Несмотря на отсутствие привычных счетов учета доходов и расходов, не составит труда расчет таких важнейших показателей как объем выручки от продаж, стоимость закупок сырья, сумма начислен­ной заработной платы и т.п. Надлежащая детализация аналитического учета расчетов позволит использовать для этого балансовый метод: например, для определе­ния вели­чины объема про­даж продукции из конечного (дебетового) сальдо по счету Расчетов с покупа­телями продукции вычитается начальное дебетовое сальдо по этому же счету и добавля­ется оборот по его кредиту (сумма оплат и прочих списаний со счета). Аналогичным образом опре­деляется объем поставок материалов, полученных услуг, начисленной заработной платы и лю­бых других хозяйственных операций, заслуживающих отражения в финансовых отчетах. В опе­ративном (управленческом) учете, безусловно, должна отражаться каждая операция про­дажи или закупки отдельно, но для целей финансовой отчетности в такой детализации не возникает необходимо­сти. Достаточно будет регулярного осуществления сверки и взаимоувязки данных финансового и управленческого учета..

Учет третьей группы имущества – прочих его видов – должен претерпеть наиболее суще­ственные изменения. Опять-таки, речь не идет об оперативном учете движения товарно-матери­альных ценностей. Наличие налаженной системы оперативного контроля за всеми видами имущества (в натуральном выражении) является необходимым условием нормальной работы любого предприятия. Коренным образом должен измениться подход к отражению стоимости этого имущества в финансовой отчетности. В своем финансовом учете предприятие не будет вести номинальные счета «доходов» и «расходов», не будет калькулировать «фактиче­скую се­бестоимость» каждого объекта, соответственно, оно не сможет определять «прибыль» от про­дажи каждого объекта имущества. Вообще, движение прочего имущества не будет нахо­дить от­ражения на синтетических счетах финансового учета в стоимостной оценке. Вместо этого, в конце каждого отчетного периода должна производиться оценка прочего имущества по чистым продажным ценам. Соответственно, в отчетности будет отражаться справедливая стои­мость этих остатков на конец каждого отчетного периода. В синтетическом учете в течение пе­риода будет производиться лишь одна запись – на сумму прироста или снижения справедли­вой стои­мости прочего имущества в сравнении с началом отчетного периода. Эта сумма будет от­носить на увеличение (уменьшение) капитала предприятия.

Такой порядок обеспечит постоянное соблюдение следующего балансового соотношения: сумма имущества (деньги ± расчеты + прочее имущество) всегда будет равна сумме капитала предприятия. Само по себе данное соотношение мало чем отличается от основного балансового уравнения, используемого в современном бухгалтерском учете, поэтому представление инфор­мации об ос­татках имущества и капитала на конец отчетного периода будет аналогично тому, которое используется в традиционном бухгалтерском балансе. Различия возникнут лишь в спо­собах оценки прочего капитализированного имущества (материальных и неосязаемых активов в со­временной бухгал­терской терминологии). Образец финансового отчета о состоянии имуще­ства предприятия («Баланс имущества»1) приведен на рис. 2.

Читая и анализируя этот документ, инвестор сможет составить предварительное заключе­ние о способности предприятия продолжать свою деятельность в ближайшем будущем, то есть, о соблюдении предприятием ключевого ограничения. Поэтому принципиально важной является справедливая оценка капитализированного имущества именно по чистым продажным ценам, а не по прошлым затратам, так как инвестору важно знать реальную сумму денег, которая может быть выручена от продажи имущества. От этого зависит сохранность инвестированного капи­тала: в случае недостаточности стоимости имущества для покрытия всех обязательств увеличи­вается риск полной утраты вложенных инвестором денег. Безусловно, любой вывод на основа­нии изучения Баланса имуще­ства будет лишь субъективной оценкой – реальное банкротство далеко не всегда обусловлива­ется лишь плохой структурой баланса. Тем не менее, располагая своевременной информацией о соотношении обязательств и имущества предприятия, инвестор может более точно оценить риски, связанные с владением ценными бумагами, и определиться с уровнем ожидаемого до­хода от этих бумаг, который был бы для него достаточным, чтобы ком­пенсировать более высокие риски.





Рисунок 2. Баланс имущества


Еще больше полезная для инвестора информация содержится в другой рекомендуемой от­четной форме – «Изменение имущественного и финансового положения предприятия». В ней отражается не состояние остатков по счетам, а их изменение за отчетный период. Расшифровка приростных данных должна осуществляться таким образом, чтобы инвестор мог получить пол­ную картину денежных потоков предприятия за прошедший период во взаимосвязи с основ­ными источниками этих потоков – операционной, инвестиционной и финансовой деятельно­стью предприятия. Образец предлагаемой формы приведен на рис. 3. Подробное описа­ние ме­тодики составления различных вариантов такого отчета содержится в статье «Финансо­вая от­четность без калькулирования».

В этом отчете подробно расшифровываются изменения каждого элемента имущества предприятия – денег, расчетов и прочего капитализированного имущества за отчетный период. Лежащее в основе данного отчета основное уравнение (изменение капитала = изменению иму­щества = изменению суммы денег, расчетов и прочего капитализированного имущества) увязы­вает между собой реальные денежные притоки и оттоки с изменениями сальдо расчетов и при­ростом (снижением) величины остатков прочего капитализированного имущества. Алгеб­раиче­ская сумма изменений этих трех элементов равна величине изменения капитала предпри­ятия или сумме всеобъемлющего дохода за отчетный период.

Как видно из примера, в отчетном году предприятие получило положительный денежный поток от операционной деятельности (+89 500). Однако инвестор может обратить внимание, что значительное влияние на полученный результат оказал более быстрый рост кредиторской за­долженности предприятия в сравнении с увеличением задолженности дебиторов, то есть буду­щая платежеспособность предприятия ухудшилась. Поэтому чистый результат от операций ока­зал отрицательное влияние на величину капитала предприятия (-24 575). Также отрицатель­ным оказался свободный денежный поток – разница между притоком денег от операций и сум­мой инвестиций в долгосрочное имущество. Возникший денежный дефицит компенсировался рос­том заимствований в банках, однако эти операции не затрагивают величину капитала (не влияют на всеобъемлющий доход), поэтому сумма капитала снизилась за год на 133 555.

Денежные потоки и изменения в расчетах не дают полной картины динамики имущественного по­ложения предприятия: они не учитывают изменения величины капитализи­рованного имущества – оборотных средств и долгосрочных объектов. Приведенные в отчете (по графе «Прочее иму­щество») данные показывают, что чистая продажная стоимость оборот­ных средств снизилась на 6 900, зато увеличилась на 207 800 стоимость долгосрочного имуще­ства. Отток денег на инвестиции был компенсирован приростом стоимости приобретенного на потра­ченные деньги долгосрочного имущества, поэтому инвестиционная деятельность сокра­тила ка­питал не на 281 780 (сумма денежного оттока и прироста кредиторской задолженности по инве­стициям), а лишь на 73 980.

Следует подчеркнуть, что использование аналитического метода цепных подстановок вместо традиционного калькулирования фактической себестоимости остатков в данном случае абсолютно оправдано – калькулирование фактических издержек является ничем иным как ана­литическим методом, достаточно громоздким и запутанным, но ничуть не более точным. Пред­ставляется вполне обоснованным прямо информировать инвестора о том, в каком случае отчет­ные данные отражают результат непосредственного измерения, а в каком – резуль­таты анали­тических расчетов. Кроме анализа влияния факторов физического объема и цен, предприятие должно отражать в примечаниях к отчетности другую существенную информа­цию, относя­щуюся к изменению остатков прочего имущества – количество и суммы недостач, излишков, потерь от стихийных бедствий, краж и т.п. Все это позволит инвестору составить полную и объективную картину реального имущественного состояния предприятия, например – оценить достаточность запасов, качество системы контроля за их сохранностью, скорость их оборачи­ваемости и т.д.




Рисунок 3. Отчет об изменении имущественного и финансового положения

Оба представленных выше отчета составлены исключительно на основе бухгалтерских данных, относящихся к уже совершившимся событиям. Эти отчеты не предназначены для непо­средственной оценки акций и облигаций корпорации: на их основе трудно про­гнозировать бу­дущие денежные потоки и невозможно определить степень эффективности кор­порации в дос­тижении своей основной цели – росте рыночной капитализации. Предназначение этих доку­мен­тов заключается в информировании инвесторов о соблюдении корпорацией клю­че­вого ограни­чения на свою деятельность – наличии или отсутствии у нее возможностей про­должать непре­рывную работу, а также о достаточности ее имущества для возмещения хотя бы части инвести­рованного в нее капитала, в случае внезапного прекращения дея­тельности.

Данные о фактических денежных потоках показывают способность корпорации зарабатывать денег больше, чем тратить, и наличие у нее достаточного объема ликвидных ре­сурсов для погашения первоочередных обязательств. Кроме того, положительный операцион­ный денежный поток свидетельствует о правильности инвестиционных решений, принятых корпорацией в прошлом, стабильности ее инвестиционной политики, наличии «страховки» от неприятных неожиданностей в ближайшем будущем. Информация о состоянии расчетов позво­ляет оценить масштаб ожидаемых в краткосрочной перспективе денежных притоков и оттоков. Безусловно, данная информация не имеет ничего общего с долгосрочным прогнозом движения денежных средств, на основе которого может быть оценен капитал предприятия. Но она пред­назначена для другой цели – определения способности корпорации рассчитаться по своим обя­зательствам в течение нескольких ближайших месяцев, степени ее защищенности от наиболее неотложных требований кредиторов. Менее ликвидное прочее имущество также может быть использовано для погашения срочных обязательств, в крайнем случае – как обеспечение бан­ковского кредита. Поэтому информация о реальной продажной стоимости этого имущества также способствует более точной оценке степени жизнеспособности корпорации в краткосроч­ном аспекте.

Получения какой-либо иной информации от бухгалтерской отчетности ждать не прихо­дится – она предназначена только для оценки соблюдения предприятием ключевого ограниче­ния на его деятельность. Поэтому неизбежно возникает вопрос о включении в состав финансо­вой отчетности корпорации не только (и не столько) учетных данных, но и принципиально дру­гой информации, качественно отличающейся от бухгалтерской как по источникам получения, так и по своему целевому пред­назначению. Используя эту информацию, инвестор должен иметь возможность оценить стоимость активов корпорации, а не ее имущества.
^

5. Отчетность об активах


Термин «имущество» обозначает уже имеющиеся у предприятия ресурсы. Понятие «ак­тивы» относится к будущим доходам предприятия, которые оно еще только собирается зарабо­тать. Для осуществления своих планов предприятию может понадо­биться то имущество, кото­рым оно уже располагает, а может возникнуть необходимость в его замене, расширении или приобретении нового имущества. Физический состав и структура имущества определяется на­мерениями предприятия, его инвестиционными проектами. Само по себе имущество не зараба­тывает доход, оно является лишь средством для достижения инвести­ционных целей предпри­ятия. Иными словами, активами предприятия являются реализуемые им инвестиционные про­екты, а не имущество, приобретаемое в рамках отдельных проектов. Ры­ночная стоимость капи­тала предприятия определяется стоимостью его активов (но не имуще­ства), то есть чистой при­веденной стоимостью реализуемых им проектов.

Оценка инвестиционных проектов предполагает прогнозирование будущих денежных по­токов и выбор ставки их дисконтирования. Обе эти процедуры сопряжены с высоким уровнем неопределенности – никто не в состоянии точно предсказать будущее. Вполне возможно, что оценка капитала предприятия финансовым рынком (рыночная капитализация) будет заметно отличаться от суммарной чистой приведенной стоимости всех проектов, осуществляемых пред­приятием. Разница между двумя этими величинами может отражать как недостаточную инфор­мированность участников финансового рынка об инвестиционных возможностях предприятия и сопряженных с ними рисках, так и ошибки менеджмента в прогнозах будущих денежных пото­ков и определении ставки дисконтирования этих потоков.

Наиболее естественным способом прояснения истинных причин несовпадения оценки ак­тивов предприятия рынком и менеджерами представляется максимально возможное раскрытие информации об имеющихся у предприятия инвестиционных проектах и исполь­зованных спосо­бах их стоимостной оценки. Результат этой процедуры будет заключаться не в том, что рынок по­лучит абсолютно точную информацию о реальной стоимости активов корпора­ции – такой ин­формацией не располагает никто. В данном случае инвесторам станет более по­нятной инвести­ционная стратегия менеджмента, его точка зрения на состояние дел и его оценка перспектив корпорации. Анализируя эту информацию, сравнивая ее со своими личными оцен­ками, любой рациональный инвестор сможет не только лучше уяснить ситуацию, но и оценить профессио­нальные качества управленческой команды корпорации, выявить наличие у менед­жеров спо­собностей к стратегическому мышлению и адекватной реакции на происходящие со­бытия. Этому же будет способствовать необходимость объяснения менеджерами причин рас­хождений между их оценками инвестиций и рыночной капитализацией корпорации.

^ Для представления информации об активах предприятия можно использовать ба­лансовую форму – в левой части баланса отражать наиболее крупные инвестиционные про­екты и чис­тую приведенную стоимость каждого из них, справа приводить данные о рыночной стоимости ос­новных видов долгосрочного капитала предприятия: обыкновенных и привилеги­рованных ак­ций, а также долгосрочного долга. Если рыночная оценка капитала выше стоимо­сти инвести­ци­онных возможностей предприятия, величина этого превышения показывается слева; в про­тив­ном случае (недооценка рынком активов предприятия) сумма недооценки допи­сывается в пра­вую часть инвестиционного баланса.

В примечаниях к годовому отчету менеджмент должен раскрывать основные параметры проектов: их содержание, сроки реализации, денежные потоки по ним и внутреннюю норму до­ходности каждого проекта, уровень риска по проектам, процентные ставки, использованные для дисконтирования денежных потоков, издержки по привлечению отдельных видов капитала и средневзвешенную величину этих издержек. Кроме этих технических параметров должно при­водиться логическое обоснование каждого из проектов: маркетинговый анализ, оценка позиций основных конкурентов, общая стратегия предприятия, включающая инвестиционную страте­гию, а также политику в области структуры долгосрочного капитала, дивидендную политику, политику финансирования собственного оборотного капитала и т.п. Как сам инвестиционный баланс, так и его обоснование должны быть изучены внешними аудиторами, которые в своем заключении оценят обоснованность сделанных предположений и правильность выполнен­ных расчетов.

Для многих идея включения в состав финансовой отчетности чуть ли не полного бюджета капвложений корпорации может показаться просто абсурдной, однако нельзя не видеть аргу­ментов в ее пользу. Увеличение рыночной капитализации корпорации является главной целью менеджмента, поэтому отчитываться менеджеры должны прежде всего о том, как им удается достичь эту главную цель. В бухгалтерских отчетах внимание фокусируется не на цели корпо­рации, а на ключевом ограничении ее деятельности. При всей важности соблюдения этого ог­раничения, следует признать, что первичной является цель, а не ограничения на пути к ее дос­тижению. Что толку инвесторам из того, что компания обладает солидным запасом финансовой прочности, но не имеет никакой инвестиционной стратегии, и потому ее будущее весьма ту­манно?

В предыдущем разделе статьи приводился пример из жизни корпорации «Майкрософт». В начале 80-х годов прошлого века она только зарождалась и реальная стоимость ее инвестици­онных возможностей была значительно выше стоимости ее имущества. В начале 21 века ситуа­ция кардинально изменилась – теперь это очень солидная компания, осенью 2003 года только остатки свободных денежных средств и их эквивалентов составляли у нее около 40 млрд. дол. Тем не менее, вместо умопомрачительного роста курса ее акций, который наблюдался и в 80-х и в 90-х годах, в 2002 году рыночная капитализация «Майкрософта» примерно вдвое ниже той, которая была у нее в 2000 году. Аналогичная картина наблюдается у другого компьютерного феномена – корпорации «Интел». Инвесторы не очень-то ценят респектабельность компаний и солидность их бухгалтерских балансов, они смотрят в будущее. Почему же финансовые отчеты не должны помогать им в этом? Для финансовой теории такого вопроса уже не существует: се­годняшнюю стоимость ценных бумаг корпорации определяют ее будущие доходы. Видимо, пришло время приведения корпоративной практики в соответствие с фундаментальными поло­жениями теории.

Чрезмерное раскрытие внутренней информации может повредить конкурентоспособности компании, раскрыть ее коммерческие секреты. Вряд ли в теоретической статье можно вырабо­тать всеохватывающие рекомендации по предотвращению столь нежелательных последствий. Но стоит обратить внимание и на другой аспект данной проблемы – для акционеров конкури­рующих компаний данная проблема выглядит несколько иначе, чем для руководителей этих предприятий. Ничто не мешает акционеру «Кока-колы» купить долю в ее заклятом конкуренте «Пепси» и решить тем самым для себя задачу определения лидера в этой борьбе гигантов. Тре­бование раскрытия информации об инвестиционной стратегии вряд ли понудит руководство «Колы» рассекретить химическую формулу своей продукции. Но всё ли, что менеджмент счи­тает ком­мерческой тайной, действительно является таковой? Это большой вопрос: подробности бан­кротства «Энрона», «УорлдКома», «Адельфи» показывают, что многие корпоративные сек­реты на самом деле являлись личными тайнами высших менеджеров и представляли ценность скорее для следственных органов, чем для конкурентов. Это еще один (и немаловажный) довод в пользу более глубокого раскрытия информации об инвестиционной стратегии корпора­ций.


^

6. Отчетность о прибыли


Раскрывая свою инвестиционную стратегию, корпорация заглядывает далеко в будущее. Отчитываясь об имущественном состоянии, она повествует о своем прошлом. Для того, чтобы связать две этих ортогональных проекции в единую и осмысленную картинку, не хватает не­коего связующего элемента, который, с одной стороны, мог бы показать: каким образом про­шлые решения компании повлияли на ее настоящее; а с другой – позволял бы оценить степень воз­действия текущих результатов на ближайшее будущее компании. Таким элементом финан­совой отчетности традиционно является показатель чистой прибыли. Фондовый рынок упорно продолжает верить этому показателю, несмотря на многочисленные теоретические разоблаче­ния его методи­ческих несо­вершенств и не менее многочисленные практические примеры мани­пуляций с ним. Ме­неджеры корпораций не останавливаются перед риском быть посаженными в тюрьму, изо­бре­тают все более изощренные способы «творческой бухгалтерии» только для того, чтобы обеспе­чить соот­ветствие фактической величины квартальной или годовой прибыли на акцию ранее сделанным прогнозам.

Очевидно, что популярность и востребованность данного показателя возникла не на пус­том месте и существуют очень серьезные аргументы в пользу концептуального подхода, ис­пользуе­мого для его расчета. Чистая прибыль сегодня – это результат успешной работы вчера, но это и положительный денежный поток завтра. Дело за малым – доказать, что показанная в отчете цифра действительно является «прибылью» и отстоять ее «чистоту» (очистить ее от не­регуляр­ных или чрезвычайных доходов и расходов). В предыдущих статьях было показано, что «измерить» фактическую чистую прибыль (в отличие от всеобъемлющего дохода или показате­лей денежного потока) невозможно – ее можно вычислить лишь аналитическим путем.

Ставить показатель фактической чистой прибыли в расчете на акцию во главу угла при оценке результатов работы предприятия неправильно – это доказано практикой. В распоряже­нии менеджеров и бухгалтеров имеется достаточный арсенал методов «творческой бухгалте­рии», позволяющий выдавать рынку такие цифры чистой прибыли, которые он ожидает уви­деть. Чтобы ослабить психологическое воздействие этого показателя на инвесторов, некоторые крупные компании (например, «Кока-Кола») отказываются от объявления его прогнозных зна­чений. Но ведь с расчетом плановой суммы чистой прибыли проблем возникает меньше всего: доходно-расходный метод ее формирования почти идеально подходит для прогнозных расче­тов. В процессе краткосрочного планирования предприятие ориентируется только на релевант­ные доходы и расходы, их сумма однозначно определяется уровнем плановых цен на продук­цию, норм расхода ресурсов, цен и тарифов на эти ресурсы. Как раз таки, к плановой величине чистой прибыли претензий практически нет. Вызывает вопросы методика расчета ее фактиче­ской величины.

На наш взгляд, подход к решению данной проблемы должен быть прямо противополож­ным тому, который избрала «Кока-Кола»: в составе основных финансовых отчетов должен быть расчет прогнозной, а не фактической величины чистой прибыли. В этом документе должен со­держаться прогноз на отчетный период; наиболее существенные отклонения от прогноза, выяв­ленные за год (например – изменения объема продаж, цен на ресурсы, амортизационной поли­тики и т.п.); а также прогноз на следующий за отчетным период. Расчета фактиче­ской величины чистой прибыли в основном отчете быть не должно – предприятие может вы­полнить подроб­ную калькуляцию в пояснениях к отчету, но полученные таким образом суммы не должны вы­носиться на лицевую сторону отчетной формы. Значительно больше пользы для инвестора представляет изучение причин отклонений от плана по отдельным факторам («носи­телям стои­мости»). Знание некой конечной суммы, определяемой как «фактическая чистая при­быль», ме­нее важно для инвестора. Прибыль, на получение которой действительно рассчиты­вают инве­сторы (прирост стоимости их акций), имеет немного общего с бухгалтерской чистой прибылью предприятия.

Функция прогнозного отчета о прибылях и убытках заключается в предсказании будущих денежных потоков предприятия на ближайшую перспективу в увязке с результатами его про­шлой работы. Все эти задачи решаются, когда в отчете содержится информация о первоначаль­ном прогнозе на отчетный период; отклонениях, возникших в течение отчетного периода; и сделан прогноз на будущий период. В пояснениях к этому отчету должен быть сделан подроб­ный анализ допущенных отклонений, например – каким образом снижение количества продан­ных изделий повлияло на величину чистой прибыли; какие статьи расчета оказались при этом затронуты (объем и себестоимость продаж, валовая маржа и т.п.). В отчетности должны приво­диться только наиболее существенные и релевантные отклонения, действительно имеющие от­ношение к чистой прибыли за отчетный период. Задача менеджеров заключается не в арифме­тическом балансировании цифр, а во вскрытии основных факторов, оказавших влияние на ра­боту предприятия в отчетном периоде, и способных повлиять на результаты будущей работы. Сравнивая отчеты за ряд смежных периодов, инвестор сможет оценить не только эффектив­ность усилий менеджмента по преодолению возникающих трудностей, но и уровень качества планирования на предприятии. Если из года в год прогнозы прибыли завышались, то имеются все основания относиться с недоверием и к наиболее позднему прогнозу. Еще более полезно сравнение прогноза чистой прибыли на отчетный период с фактическими показателями денеж­ных потоков за этот же период.

Прогнозный отчет о чистой прибыли замыкает контур обратной связи между инвестиционной стратегией предприятия и его фактическими денежными потоками. На рис. 4 приведена общая схема взаимосвязи между отдельными финансовыми отчетами, предложен­ными в данной статье.




Рисунок 4. Схема взаимосвязей между отдельными финансовыми отчетами


^

7. Состав годового отчета


В предыдущих разделах статьи основное внимание уделялось обоснованию содержания конкретных форм финансовой отчетности. Кроме этих документов в состав годового отчета корпорации должны входить обширные пояснительные, аналитические и иллюстративные ма­териалы. Как правило, структура и порядок оформления этих материалов регламентируется в меньшей степени в сравнении с основными финансовыми отчетами. Тем не менее, имеется смысл упорядочить их представление, хотя бы в наиболее общих чертах. На рис. 5 показана предлагаемая структура годового отчета корпорации, составленного в соответствии с рекомен­дациями данной статьи.

В составе годового отчета предлагается выделить три основных уровня: основные финан­совые отчеты; анализ и расшифровки отдельных строк этих отчетов; пояснения к отчету более общего характера (управленческая дискуссия, прогнозы и разные пояснения). Выделение ана­литического раздела в составе финансовой отчетности обусловлено необходимостью четкого разделения отчетной информации на полученную путем непосредственного измерения и путем последующего анализа. На предложенной схеме приводятся перечни основных показателей, раскрываемых в каждом из разделов. Безусловно, это лишь ориентировочный набор показате­лей, который рекомендуется автором данной статьи. Более полный и точный перечень может быть составлен только в результате интенсивного и заинтересованного обсуждения сделанных в статье предложений.




Рисунок 5. Общая структура годового отчета корпорации



1 Цифровые данные в приводимых здесь и далее примерах и иллюстрациях заимствована из упомянутой выше статьи «Финансовая отчетность без калькулирования».




Похожие:

Отчетность корпораций и финансовая теория iconМетодические указания и контрольные задания по курсу «Бухгалтерская финансовая отчетность» для студентов специальности 080109 «Бухгалтерский учет, анализ и аудит»
...
Отчетность корпораций и финансовая теория iconТема Бухгалтерская (финансовая) отчетность организации, ее сущность и содержание

Отчетность корпораций и финансовая теория icon1. Учетные принципы
Финансовая отчетность материнской компании подготовлена в соответствии с Финскими учетными стандартами – фас. См примечание 1 к консолидированному...
Отчетность корпораций и финансовая теория icon12. Промежуточная финансовая отчетность
Стандартом определяется минимальное содержание промежуточной финансовой отчетности и устанавливаются основные принципы признания...
Отчетность корпораций и финансовая теория iconМетодические указания для выполнения контрольной работы по курсу «Финансовая бухгалтерская отчетность» для студентов специальности 080109 «Бухгалтерский учет, анализ и аудит». Спб.: Изд-во Спбгуэф, 2010. 37 с
Рабочая программа и методические указания для выполнения контрольной работы по курсу «Финансовая бухгалтерская отчетность» для студентов...
Отчетность корпораций и финансовая теория iconФинансовая отчетность без калькулирования
Менеджерам остается только подробно объяснить (проанализировать) полученные результаты, что они и делают в отчете о прибылях и убытках,...
Отчетность корпораций и финансовая теория iconГлавному бухгалтеру! Бухгалтеру! Финансовому директору!
Программы продвинутых курсов включают в себя по одному разделу (дисциплине) соответствующей специализации: «Бухгалтерская (финансовая)...
Отчетность корпораций и финансовая теория iconФинансовая отчетность: измерение или анализ?
Как следует из публикаций в прессе, суть иска­жений отчетности, допущенных менеджментом обанкротив­шихся компаний, сводилась в основном...
Отчетность корпораций и финансовая теория iconМетодические указания и контрольные задания по курсу «Бухгалтерская финансовая отчетность» для студентов специальности 080109 «Бухгалтерский учет, анализ и аудит»
Методические указания предназначены для студентов дневной и вечерней форм обучения
Отчетность корпораций и финансовая теория iconПромежуточная бухгалтерская отчетность 2008 года (формы n 1 и n 2). Порядок заполнения общие требования к бухгалтерской отчетности
Федерального закона от 21. 11. 1996 n 129-фз "О бухгалтерском учете", абз. 2 п. 4 Положения по бухгалтерскому учету "Бухгалтерская...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов