Кризис: август-сентябрь 1998 года icon

Кризис: август-сентябрь 1998 года



НазваниеКризис: август-сентябрь 1998 года
Дата конвертации21.11.2012
Размер94.42 Kb.
ТипДокументы

Кризис: август-сентябрь 1998 года.

Конец 90-х годов отмечен серьезными сбоями в функционировании мирового хозяйства: 1998 год ознаменовался двукратным падением темпа общемирового прироста валового продукта и международной торговли. Не обошли эти тенденции и Россию.

Накопление кризисного потенциала в российской экономике про­исходило постепенно и параллельно кажущейся стабилизации. Экономический кризис был фактически подготовлен рядом объективных и субъективных факторов:

накоплением "отсроченной инфляции" в таких масштабах, ко­торые экономика страны оказалась неспособна обслужить - В начале 1995 года было принято политическое решение об изменении бюджетной политики: отказ от инфляционного финансирования (печатания денег) и поиск не инфляционного источника развития. В итоге все это вылилось в создание системы государственного заимствования на внутреннем и внешнем рынке (ГКО).

неоправданно низкой долей накопления, то есть государство жило не по средствам, "проедая" доходы будущих поколений -

На протяжение ряда предкризисных лет траты государства превышали доходы. Неоправданные ожидания быстрого саморазвития экономики, на основе рыночных отношений, помощи экономически развитых стран, вызывали благодушное настроение у президента и правительства. Все это не способствовало принятию кардинальных и непопулярных решений по структурной перестройке экономики. В тоже время политическая нестабильность в обществе, нарастающее недовольство населения, заставляло правительство проводить популистскую политику, щедро обещать повышение зарплат, пенсий, социальных пособий. Сокращение государственных расходов в этих условиях не представлялось возможным. В результате нарастал разрыв между доходами и расходами государства, увеличивался дефицит бюджета, который погашался кредитами. Исторический шанс провести структурную перестройку экономики и общества был упущен.


чисто спекулятивным характером фондового рынка, не отра­жающим реального состояния экономики - важной причиной финансового кризиса стало неоправданно быстрое увеличение государственного долга по ГКО - ОФЗ, достигшего за 4 года 436 млрд. рублей (на 1 июля 1998 года). Столь масштабное наращивание внутренних займов не может быть объяснено необходимостью неэмиссионного финансирования дефицита федерального бюджета, выдвигающегося обычно в качестве главного аргумента.



полным отсутствием какой-либо государственной программы экономического роста и развития промышленного производства – искусственно поддерживаемый курс рубля способствовал уста­новлению неадекватного соотношения цен на экспортные и импорт­ные товары. Цены на экспорт оказались завышены, что сокращало поступление валюты в страну, а цены на импорт, наоборот, занижены, что подрывало конкурентоспособность отечественных товаров.
В ре­зультате до 60% продовольственного рынка обеспечивается за счет импорта. Большинство видов промышленной и сельскохозяйственной продукции просто невыгодно стало производить.


непродуманной фискальной политикой - в России рост "отсроченной инфляции" происходил на фоне по­стоянного повышения реальных ставок налогов и снижения объемов их собираемости. Вследствие данной фискальной политики все большее количество предприятий уходило в теневую экономику. Объективно происходило сужение налогооблагаемой базы.


восточно-азиатским и мировым экономическим кризисом - роль "азиатского", а в действительности, как это стало ясно се­годня, мирового финансового кризиса, его влияние на Россию нельзя недооценивать. Если бы мы не впустили нерезидентов на рынок ГКО, то влияние мирового кризиса на нашу эконо­мику было бы намного меньше.

И, тем не менее, наш кризис можно понять лишь как часть мирового финансового кризиса: Чехия, Малайзия, Таиланд, Южная Корея, Япония, Индонезия, Россия, Бразилия. Во всех этих странах картина кризиса одинакова:

резкое обесценивание национальной валюты;

банковский кризис;

падение капитализации фондового рынка;

спад производства.




снижением валютных поступлений от продажи энергоносителей - экономика России всегда была тесно связано с экспортом энергоносителей. Формирование бюджета, обслуживание внешнего долга напрямую связано с поступлением валюты от продажи нефти и газа. В 1998 году цена за баррель нефти снизилась до 10 долларов США, экспорт нефти стал убыточным, поскольку цена упала ниже себестоимости добычи нефти в Сибири. Отсутствие притока “нефтедолларов” объективно снизило возможности правительства по обслуживанию внутреннего и внешнего долга.


политическим кризисом, противостоянием думы и правительства - противостояние “левой” государственной думы и “правого” правительства, поддерживаемого президентом, ускорило развитие кризисной ситуации и усугубило последствия кризиса. Привлечение Б.Н.Ельцином в правительство “молодых реформаторов”: А.Б.Чубайса, Б.Е.Немцова и других, и последующая замена В.С.Черномырдина на С.В.Кириенко, было попыткой административными мерами переломить нарастающую кризисную ситуацию. К сожалению, у реформаторов не хватило экономического и политического ресурса для предотвращения кризиса. “Левая” дума последовательно и принципиально “торпедировала” все законопроекты по структурной реформе экономики, налогообложению, сокращению государственных расходов...


личностным фактором в принятии решений в канун кризиса. - о неизбежности краха финансовой “пирамиды” ГКО - ОФЗ специалисты предупреждали с момента ее зарождения в 1994 - 1995 годах. В 1996 году, когда облигации государственного долга стали размещаться более чем под 100 процентов годовых в реальном выражении, неизбежность надвигающегося краха стала очевидной. С середины 1997 года, когда ежемесячные расходы на обслуживание государственного долга более чем вдвое превышали все налоговые доходы федерального бюджета, уже не только ученые, но и политики стали предупреждать об угрозе финансового краха.


^ 17 августа 1998 года

Нельзя сказать, что эти события грянули как гром среди ясного неба. Хотя обыватель не мог знать, что происходит на рынках денег и валюты и, тем более, в недрах правительства и Центрального банка, по некоторым признакам он мог чувствовать приближение грозы. За несколько дней до 17 августа многие банки прекратили продажу валюты населению в обменных пунктах. Банки предлагали рублевым вкладчикам неслыханно высокие проценты — до 70% годовых. 14 августа журналист спросил президента Ельцина, следует ли ожидать девальвации рубля. Все каналы телевидения показали, как Ельцин с подкупающей убежденностью ответил, что девальвации не будет. Знал и, чтобы не породить панику, обманул народ?

В этом не было бы ничего удивительного: во всем мире подобные заявления делаются накануне важнейших финансовых решений. Но я склонен думать, что на тот момент вершители финансовой политики во главе с премьером Кириенко еще окончательно не приняли этих решений, и президент сказал то, что ему ранее заготовили советники.

Финансисты и банкиры, которые лучше понимали ситуацию, предвидели какие-то решительные шаги правительства, а те, кто мог, принимали свои меры.

Как и ранее, самой эффективной мерой было превращение денег, в том числе бумаг типа ГКО-ОФЗ, в доллары, а еще лучше — увод этих долларов за границу (бегство капитала).

Тем не менее даже для специалистов набор средств, которыми правительство собиралось бороться с кризисом, оказался неожиданным. Борис Федоров, близкий к руководству страны, но не входивший в узкий круг лиц, причастных к принятию решений, отразил это в своих мемуарах. Чтобы представить себе обстановку, в которой принимались решения, надо почитать его желчные и эмоциональные описания тех дней и ночей. В изображении Федорова Сергей Кириенко стал жертвой своей неопытности и мягкости, поддавшись давлению руководителей Центробанка (особенно Сергея Алексашенко) и Минфина (особенно Михаила Задорнова), которых Федоров прямо обвиняет в некомпетентности и авантюризме. Что касается Ельцина, то Федоров подозревает, что президент просто не понял предоставленную ему премьер-министром информацию о намерениях правительства. Рассказывая о беседе с Кириенко 15 августа, он утверждает, что даже в этот момент «и предположить нельзя было, что они (руководители правительства. — А. А.) одновременно могут провести дефолт, девальвацию и объявить странный мораторий».

Здесь упомянуты три главные «реформы», объявленные в солнечное утро понедельника 17 августа.

- правительство односторонним актом отказалось от погашения на договорных условиях государственных рублевых обязательств (ГКО-ОФЗ), срок которых истекал до конца 1999 г. Это означало и отказ от выплаты процентов, поскольку они выплачивались в виде разницы между покупной и номинальной ценой ценных бумаг. Была обещана реструктуризация (новые условия погашения) этих ценных бумаг. Теперь невозможно установить, кто пустил тогда в средствах массовой информации слово дефолт, ранее неизвестное не то чтобы населению, но и, полагаю, 99% российских экономистов. Строгое определение из американского финансового словаря гласит: «Неспособность должника производить своевременные выплаты процентов или основного долга или соблюдать какие-либо другие условия облигации, ипотеки, аренды и иного контракта». Правда, слово «неспособность» в данном случае лишь приблизительно соответствует английскому термину failure; можно было бы сказать «отказ». Во всяком случае мы видим, что действия российского правительства вполне подпадают под это определение.

- вместо прежнего валютного коридора 5,25­7,15 рубля за доллар был объявлен коридор 6,0-9,5 рубля за доллар. (Фактический курс в последний рабочий день составлял 6,3 рубля.) Трудно сказать, намеревался ли всерьез Центральный банк удерживать курс доллара в новых пределах, ниже уровня 9,5, или за этим скрывалось лишь желание не возбуждать излишней паники. В любом случае это стало девальвацией рубля, на момент объявления которой не были определены ее размеры. Уже 2 сентября Центробанк объявил об отказе от валютного коридора, что означало принципиальное изменение валютного режима — переход к плавающему курсу. Тем самым формальные пределы девальвации были устранены, была открыта дорога для обвала рубля.

- правительство, формально ссылаясь на статьи Устава МВФ о допустимости ограничений на валютные операции капитального характера, ввело 90-дневный мораторий (временное запрещение) на погашение российскими банками и фирмами полученных ими заграничных кредитов, включая выплаты по срочным (форвардным) контрактам. Это «запрещение» можно было также толковать как разрешение российским должникам не погашать свои долги под предлогом форс-мажорных (непреодолимых) обстоятельств — действий государства.


Прошло около трех лет после этих потрясений. Для целей анализа имеет смысл разделить трехлетний период на три этапа: непосредственные последствия кризиса (август-сентябрь 1998 г.); краткосрочные последствия (сентябрь 1998 г.-второй квартал 1999 г.); среднесрочные последствия (начиная со второго квартала 1999 г.)


начиная от движения цены на нефть и кончая сменой власти в Кремле.

Непосредственные последствия выглядели катастрофическими и в немалой мере были такими. Курс рубля к доллару на валютной бирже упал к концу августа на 40%, а концу сентября — на 60% по сравнению с докризисным уровнем. Индекс потребительских цен оказался в сентябре на 45% выше, чем в июле. По темпам и размерам эти показатели намного превосходили аналогичные цифры других кризисных стран. Как курс, так и цены товаров совершали дикие скачки, сколько-нибудь нормальный ход валютных операций был нарушен.

Российская банковская система фактически перестала функционировать. Почти все крупные банки оказались банкротами, прекратили операции с клиентами и заморозили их счета. Тысячи предприятий не могли использовать свои оборотные средства. Центробанк только фиксировал эти факты, в одни банки назначая свою администрацию, у других отзывая лицензии. Толпы отчаявшихся вкладчиков осаждали отделения коммерческих банков, даже Сбербанк, чьи обязательства считались гарантированными государством и который ввел ограничения на выдачу валютных вкладов.

Рухнул престиж России на мировых финансовых рынках. Рейтинговые агентства, оценивающие платежеспособность и надежность заемщиков, скачкообразно понижали финансовые рейтинги (оценки) правительства, регионов России, российских банков. Это означало, что любой доступ к внешним источникам финансирования для России был отныне заблокирован. Ведущие западные банки создали специальный комитет для отстаивания своих интересов в связи с дефолтом по ГКО-ОФЗ. Международный валютный фонд закрыл очередные транши согласованного в июле 1998 г. кредита.

Пессимизм царил в оценках и прогнозах как в России, так и на Западе. 24 сентября новое руководство Центробанка выступило с прогнозом, согласно которому российский ВВП в 1999 г. мог сократиться на 5-6%, а уровень цен к концу года мог превысить уровень конца 1997 г. на 140-190%, т.е. вырасти в 2,5­3 раза. Давая показания в одном из комитетов пала­ты представителей США, Джордж Сорос говорил о «коллапсе российской банковской системы» и о том, что «сначала Индонезия, а потом Россия пережили практически полный крах» («Коммерсант», 17сентября 1998 г.).

Можно сказать, что к середине и еще более к концу 1999 г. непосредственные и краткосрочные последствия финансового кризиса были преодолены. Кто проиграл, тот смирился с потерями и взялся за работу, чтобы наверстать потерянное. Кто выиграл, тот старался удержать свой выигрыш.

Социальные психологи стали отмечать укрепление в деловых кругах и в более широких слоях настроений оптимизма и надежды на лучшее.

Экономические показатели 2000 г. внешне выглядят вполне удовлетворительно. Впервые за более чем десятилетний период отмечался рост производства во всех основных отраслях. Инфляция по российским понятиям была умеренной, рубль держался твердо, валютные резервы увеличились примерно вдвое, приостановился рост внешних долгов.

Россия сняла сливки с необычайно высокого уровня цен на нефть и со связанного с нефтью повышения цен на природный газ: эти два товара дают более 40% всей экспортной выручки. Они же являются важнейшим источником бюджетных доходов.

Поскольку импорт оставался на низком уровне, в торговом балансе образовалось огромное положительное сальдо — до 20% ВВП. Арифметически этот показатель можно объяснить малой величиной самого нашего ВВП. Социально здесь отнюдь не положительный факт. Ресурсы для этого массивного «чистого экспорта», поглощенного отчасти ростом валютных резервов, отчасти бегством капитала, возникли из отставания той доли ВВП, которая идет на потребление. И здесь мы возвращаемся к последствиям финансового кризиса, теперь уже сравнительно отдаленным. Резкое падение уровня жизни населения, вызванное сразу после августа 1998 г. взлетом инфляции при стабильности, в лучшем случае отставании, денежных доходов, не было компенсировано в 1999-2000 гг., несмотря на некоторый рост экономики.



Похожие:

Кризис: август-сентябрь 1998 года iconСписок публикаций Статьи: А. Ливчак. «Создадим архив «Отписка»
А. Ливчак. «Создадим архив «Отписка»!» Бюллетень «Общественный диалог» (Екатеринбург), август-сентябрь 1998
Кризис: август-сентябрь 1998 года iconЛекция №16 (№51). После серебряного века. Начало "советской литературы"
Место расчистить Речь Андрея Белого около Дворца искусств2 (август-сентябрь 1921 года)
Кризис: август-сентябрь 1998 года iconДокументы
1. /Барсучье ПО 2009 - август - сентябрь.doc
Кризис: август-сентябрь 1998 года iconЛитература для директоров образовательных учреждений Абрамова С. Г. Психология в управлении и для управления. М.: Сентябрь, 1998
Амонашвили Ш. А. Школа жизни: Трактат о начальной ступени образования, ос­нованного на принципах гуманно-личностной педагогики. М.,...
Кризис: август-сентябрь 1998 года iconИсточник: газета "Рыбный Мурман" №52 1998 года
Свербейкин виктор Николаевич, капитан управления "Севрыбпромразведка". Погиб 16. 12. 1998 года
Кризис: август-сентябрь 1998 года iconПринят Государственной Думой 20 февраля 1998 года Одобрен Советом Федерации 13 марта 1998 года статья
Российской Федерации в городе Страсбурге 28 февраля 1996 года, со следующими оговоркой и заявлениями
Кризис: август-сентябрь 1998 года iconСентябрь 2008 года
Вот уже и прошло теплое лето, начался сентябрь, а вместе с ним и новый учебный год. Об этом и многом другом мы побеседовали с директором...
Кризис: август-сентябрь 1998 года iconДокументы
1. /Кризис и война Богатуров 1998 г..txt
Кризис: август-сентябрь 1998 года iconРыбалка с берега
Среди мужского сословия отдыхающих тур не имеет себе равных Наилучшее время для летней классической дельтовой рыбалки – апрель, май,...
Кризис: август-сентябрь 1998 года iconРыбалка с берега
Среди мужского сословия отдыхающих тур не имеет себе равных Наилучшее время для летней классической дельтовой рыбалки – апрель, май,...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы