Вахромов Е. Е. Экзистенциальные мотивы аномального поведения и психологическая помощь жертвам тоталитарных и культовых организаций icon

Вахромов Е. Е. Экзистенциальные мотивы аномального поведения и психологическая помощь жертвам тоталитарных и культовых организаций



НазваниеВахромов Е. Е. Экзистенциальные мотивы аномального поведения и психологическая помощь жертвам тоталитарных и культовых организаций
страница1/2
Дата конвертации23.09.2012
Размер495.17 Kb.
ТипДокументы
  1   2

Вахромов Е.Е.

Экзистенциальные мотивы аномального поведения и психологическая помощь жертвам тоталитарных и культовых организаций.


Блаженны алчущие и жаждущие правды;

Ибо они насытятся...

Евангелие от Матфея. 5.6



В современном мире человек оказывается перед тем фактом, что ему доступны для ознакомления одновременно практически все идеи, верования и теории, мучительно вырабатывавшиеся на протяжении всей истории человечества. Многие из них в той или иной форме ставят и пытаются сформулировать ответы на три взаимосвязанных вопроса, иногда именуемых «первыми», но не менее часто и «последними»:

  • что есть мир, в котором мы живем, является ли он результатом самозарождения и саморазвития, или же создан (и тогда «кем» создан) для реализации внешне заданной цели (и какой);

  • что есть человек, зачем он в мире, является ли он «чужеродным присутствием», «наблюдателем» или хозяином, «венцом творения»;

  • что есть жизнь человека, для чего ее следует использовать (она ему дана), есть ли в мире и жизни что-то имеющее более чем сиюминутное значение.

Каждый человек, желающий быть подлинным представителем рода человеческого, хочет и должен знать, есть ли в реальной жизни нечто, являющееся истинной ценностью, то, ради чего действительно стоит жить, и, более того, ради чего можно своей жизнью рисковать и жертвовать. Этот вид знания о себе, понимаемый как тот устойчивый к внешним воздействиям ответ, который человек дает себе на «последние» вопросы сам, для своего личного, а не публичного использования, отождествляется автором с индивидуальным смыслом жизни. Таким образом понимаемый смысл жизни есть возможное прижизненное приобретение человека, результат деятельности по преобразованию самого себя и своей жизненной ситуации; опыта осмысления успехов и поражений в этой деятельности, переживания любви и ненависти, надежд и разочарований, успехов и провалов, боли и радости; принятия на себя ответственности за свою жизнь и жизнь своих близких. Осознаваемое человеком при жизни отсутствие твердой уверенности в заданности извне чего-либо, кроме ситуационных обстоятельств, всего лишь «декорирующих» драму поиска смысла жизни; понимание невозможности вычитать «свой» смысл в написанных Другими книгах, ставит человека перед центральной экзистенциальной проблемой самостоятельного выбора ценностей Бытия и их проверки на истинность ценой всей своей жизни.

С.Л. Рубинштейн пишет: «Существовать (быть, в смысле existentia) – это страдать и действовать, воздействовать и подвергаться воздействиям, участвовать в бесконечном процессе взаимодействия как процессе самоопределения сущего, взаимного определения одного сущего другим».
Мы говорим об экзистенциальных мотивах поведения человека тогда, когда за необъяснимым в первом приближении поступком скрывается поиск подлинной жизни и ее смысла, подлинных ценностей Бытия, обретение свободы выбора. Это позитивные экзистенциальные ценности. Ценности - это осознанные и принятые человеком личностные смыслы, которые не изменяются от самого факта их осознания (какими бы неприглядными и противоречащими нормам и идеалам общества они ни оказались). С другой стороны, столкновение с «предельными данностями бытия»: смертью, случаем, болью, потерей смысла, изоляцией приводит к переживаниям и реакциям, которые так же именуются экзистенциальными. Экзистенциальные мотивы часто являются причиной поведения, выходящего за пределы обыденных представлений о норме и аномалии, фиксированных обычаями, нормами, законами данной культуры. Уход Льва Толстого из Ясной Поляны и деятельность Матери Терезы, рискованные опыты Луи Пастера и аскетическая жизнь монахов-отшельников воспринимаются не только в обыденном сознании как экзистенциальный «вызов» обществу, но и приводят к созданию «научных» теорий, направленных на дискредитацию подобных людей и их поступков.

Н. Мак-Вильямс в работе «Психоаналитическая диагностика» (1998) рассматривает мотивы, во имя которых человек может рисковать своим благополучием, как проявление морального мазохизма и само-разрушительных тенденций. Она пишет: «некоторые люди, - на ум приходят Махатма Ганди и Мать Тереза, - в личности которых можно предположить наличие сильной мазохистической тенденции, продемонстрировали героическое самоотречение, даже святость, посвящая себя целям более возвышенным, чем собственное «Я». Психоаналитики, в подобных случаях, подозревают наличие болезненной тенденции в человеке, заключающейся в подсознательной надежде получить определенную компенсацию лично для себя, но позже. Для психоаналитика принципиально невозможно подвергнуть сомнению догмат З. Фрейда о базовой установке человека на максимум удовольствия при минимуме страданий, поэтому для объяснения феноменов альтруизма и самопожертвования З.Фрейд, зная слабость этого догмата, был вынужден ввести в свою теорию «стремление к смерти» и «навязчивое повторение». Психоаналитики даже пытаются «лечить» от подобных «деструктивных, пораженческих» тенденций, отмечая что «такого рода клиенты могут раздражать. Часто они гораздо более заинтересованы в одержании моральной победы, чем в решении практических вопросов».

Следование путем поиска и осуществления своего индивидуального смысла жизни не дает человеку никаких гарантий достижения успеха и признания не только в широком социальном контексте, но и в кругу семьи, близких друзей. История приводит большое число примеров, когда приложение всех усилий на этом пути не приводило к достижению успеха, или то, что в момент свершения казалось человеку успехом, - через некоторое время оказывалось, наоборот, катастрофическим поражением (С. Асахара, Б. Муссолини). Часты случаи, когда признание приходило со значительным «опозданием» (Мендель, Ван Гог), в тяжелой борьбе за отстаивание права на свою позицию с родными, близкими, властью (Галилей). Только понимание существенной, онтологической ценности свободы выбора таких целей, достижение которых, результат, имеет ценность большую, чем те неудобства и проблемы, которые его обнародование может принести автору, выводит человека в подлинно экзистенциальное Бытие (Жанна д Арк, Бруно, Сократ).

Само следование путем поиска смысла жизни сопровождается особым типом переживаний – «пиковыми переживаниями» (А. Маслоу), которые отмечают «водоразделы» между отдельными этапами пути. Первые этапы его хорошо описывает теория самоактуализации (Маслоу, Роджерс): здесь человек выбирает из ситуационно обусловленных проблем те, решение которых приводит к личностному росту и знакомится с пиковыми переживаниями в связи с обретением компетентности. Личностный смысл здесь еще процессуален, не выходит за рамки этапа жизни, подчинен решению адаптационных проблем, социализации. Пиковые переживания на этом этапе могут носить не только положительный, но и отрицательный характер (боль, изоляция, разочарование). Накопленный позитивный опыт позволяет человеку выйти на поиск своей главной вершины жизни, акме, как правило, связанной с тем, что человек в отличие от этапа самоактуализации, когда он работает преимущественно на себя, свое развитие, переходит к работе на других, на общество, передавая накопленный личными усилиями опыт жизненных достижений ученикам, потомкам, человечеству. Акмеологический подход позволяет применительно к жизненному пути в целом находить не ситуационно обусловленные частные смыслы, но нечто более общее, связывающее воедино всю предшествующую жизненную мозаику. Нахождение «сквозного смысла» всей жизни приводит человека к особому качеству и интенсивности безусловно положительного пикового переживания. Особое их качество и сила приводят к тому, что человек может сбиться с пути, приняв указатель пути к цели за саму цель. А. Маслоу советует: «не гонитесь за ними, действуйте в соответствии с высшими ценностями, и в должный час пиковые переживания настигнут вас сами». В этих положениях родство гуманистической и экзистенциальной психологии и психотерапии. В свете вышеизложенного тиражируемое во многих изданиях представление критики отдельных положений гуманистической психологии В. Франклом как радикального расхождения между ними выглядит неоправданным (особенно, если задуматься над сутью различий в представлении о «высших ценностях жизни» и «смысле жизни»).

Практическая психология выработала определенный инструментарий для определения позиции человека по отношению к Бытию, наибольший интерес представляет тест смысложизненных ориентаций (СЖО).

Этот тест был разработан Д. Крамбо и Л. Махоликом, в оргигинале он назывался «Purpose in Life Test» (PIL). Позже Д. Крамбо разработал дополнительную к тесту шкалу «поиска смысложизненных целей», «Seeking of Noetic Goals Test» - SONG. В основе этого теста лежит идея противопоставления «пиковых переживаний», свидетельствующих о «полноте Бытия» и онтологической значимости жизни, и переживания «экзистенциального вакуума» (В. Франкл), свидетельствующего о бессмысленности существования.

Были выделены пять основных факторов, влияющих на достижение осмысленной полноценной жизни:

- качество жизни, понимаемое как общая характеристика удовлетворенности человека той жизнью, какой он живет;

  • смысл жизни, понимаемый как ощущение наличия в жизни смысла и целей, уверенность в возможности их найти;

  • преграды на пути, характеризуемые как отношения к смерти, выбору;

  • ответы на вопросы, понимаемые как отсутствие смущения и страха перед ними;

  • будущая жизнь и ответственность, понимаемые как отношение к личной ответственности за свою жизнь и отношение к прекращению активной деятельности, уходу на пенсию.

Шкала SONG должна была показывать силу мотивационной тенденции к поиску смысла жизни.

Русскоязычные версии этого теста были разработаны и адаптированы К. Муздыбаевым (1981, Ленинград), и Д.А. Леонтьевым (1992, Москва). В русскоязычной версии Д.А. Леонтьева выделяется шесть факторов осмысленности жизни:

  1. Цели в жизни – наличие, осознание жизненных целей, намерений, призвания;

  2. Верность избранному пути – умение выполнять обязанности при наличии внутренних противоречий;

  3. Интерес и эмоциональная насыщенность жизни;

  4. Удовлетворенность самореализацией – ощущение успешности осуществления своих планов в жизни, повседневной деятельности;

  5. Ощущение себя хозяином собственной жизни – ощущение собственной способности влиять на ход собственной жизни;

  6. Уверенность в возможности самостоятельного осуществления жизненного выбора.

В тесте СЖО жизнь считается осмысленной при наличии целей, удовлетворении, получаемом при их достижении и уверенности в собственной способности ставить перед собой цели, выбирать задачи из наличных, и добиваться результатов. Важной является соотнесенность элементов со временем. Это предполагает ясное соотнесение целей – с будущим, эмоциональной насыщенности – с настоящим, удовлетворения – с достигнутым результатом, прошлым. Ситуация предоставляет каждому человеку возможность сделать в настоящем определенный выбор в виде поступка, действия или бездействия. Основой такого выбора является сформированное представление о смысле жизни или его отсутствии. Совокупность осуществленных, актуализированных выборов формирует «прошлое», которое неизменно, вариациям подвержены лишь его интерпретации. «Будущее» есть совокупность потенциальных, ожидаемых результатов усилий, предпринимаемых в настоящем, в этой связи будущее принципиально открыто, а различные варианты ожидаемого будущего имеют разную мотивирующую притягательность.

Закрытость существует лишь для каждого отдельного человека в виде предельных данностей Бытия (смерть, боль, изоляция, отчаяние). Не каждый человек может внести ясно различимый вклад в историю человечества; никто не в состоянии предугадать оценку человечеством его личного вклада и усилий по актуализации желательного варианта будущего; нет и точного представления о том, каков будет результат в связи с разной направленностью усилий различных индивидов, групп, сообществ. Но каждая ситуация, большая по размерам, чем индивидуальная, включая общечеловеческую, вносит свой вклад в формирование индивидуального смысла каждым человеком. Каждый человек может испытывать боль в связи с жертвами мирного населения в Косово и Чечне; страх – в связи с загрязнением окружающей среды и разрушением озонового слоя атмосферы; радость - в связи с открытиями новых информационных технологий и успехами медицины в борьбе с болезнями. Каждый может иметь в связи с этим желание помочь всему человечеству, но горе тому, кто за всеми этими переживаниями забывает делать то, что может и должен для своей жизни и жизни близких в своей ситуации. Иисус говорит, что «если ты не помог ближнему своему, то ты не помог и мне».

Опыт попыток решения экзистенциальных проблем обобщается человечеством в культуре, в которую каждый человек может сделать свой вклад на протяжении своей жизни. Из этого кладезя мировой мысли каждый человек, вольно или невольно, выбирает те или иные образцы для проверки в личном поиске смысла и для концептуализации, сопоставления с собственным опытом. Каждая подобная попытка в истории человечества осуществлялась конкретным человеком в его жизненной ситуации в мире, которая всегда несет отпечаток первичных данностей Бытия, наиболее общих предпосылок и проблем человеческого мышления и сознания. Первичные данности Бытия определяют, оказывают сильное воздействие на мировоззрение каждого индивида (его индивидуальную картину мира, представление о себе и своем жизненном пути в мире, ценностях жизни), которое, в свою очередь, является важнейшей психологической предпосылкой поведения:

(1) никто не является свидетелем собственного рождения, - каждый индивид может узнать о своем рождении и первом этапе жизни только со слов родителей и близких, от которых он полностью зависит; это рано или поздно порождает размышления, сомнения и поиск истины о себе и своем рождении;

(2) никто не является свидетелем собственной смерти, - каждый индивид узнает рано или поздно о том, что его ждет встреча со смертью, которую невозможно себе представить иначе, как смерть Другого или смерть тела; любая попытка представить себе собственную смерть неизбежно приводит к обнаружению самого себя незримо присутствующим на похоронах своего тела;

(3) ребенок человека в первые годы своей жизни беспомощен, - он не обладает при рождении силой и инстинктивными паттернами поведения для самостоятельного выживания; и он сам, и его развитие долгие годы полностью зависят от любви и чувства долга родителей, той эмоциональной атмосферы и микрокультурной среды, которую они создают.

^ Отсюда в жизни каждого человека необходимо возникают:

(1) глобальная проблема соотношения сомнения, веры и доверия по отношению к любым сведениям, получаемым со стороны, помимо собственного опыта;

(2) идея о существовании возможности, так или иначе, в той или иной форме пережить свою смерть; это является субъективной основой существования концепций вечной жизни и мира, в котором смерти нет (идея переселения душ, существования нетелесных, чисто духовных сущностей и т.п.);

(3) осознание неизбежности присутствия в индивидуальной картине мира каждого человека и в образе мира, принадлежащем культуре человечества, принятых на веру и не поддающихся опытной проверке данных.

Образ мира в мировой культуре создается в результате обобщения опыта человечества искусством, наукой и религией, которым предшествовал обыденный опыт повседневной жизни. Именно из этих источников человек обречен выбирать для проверки в своей жизни отдельные элементы и целостные модели, необходимые для обретения индивидуального смысла. Отношение человека к получаемому со стороны знанию складывается при жизни в связи с соотношением веры и доверия, сомнения и разочарования в связи с результатами практического его применения. Исследование и «испытывание мудростию всего, что делается под небом» после изгнания из «рая» мифологического мышления становится основным занятием человека; Библия говорит, что это «тяжелое занятие дал Бог сынам человеческим, чтобы они упражнялись в нем» (Екклесиаст 1.13).

^ В истории человечества первый опыт осмысления жизни принадлежал поэтам-философам (Фалес, Гераклит), которые обладали поэтическим даром видения «знакомого» как «иного». Первые обобщения складывались из несистематизированных частных наблюдений, имевших мифопоэтическую форму. Прежде всего мыслителями древности было замечено, что все живое обладает признаком изменчивости, о чем свидетельствуют индийские тексты Вед и Упанишад, «Книга перемен» в древнем Китае и ранняя античная философия; древнейшие представления о Хаосе были связаны с отсутствием движения и перемен. Изучение феномена изменчивости привело мыслителей древности, к формированию идеи цикличности перемен, нашедшую отражение прежде всего в цикле мифов о «вечном возвращении» (М. Элиаде).

В религиозных учениях древней Индии говорится, что бог Брахма порождает и «развивает» все сотворенное; бог Вишну — поддерживает творение, а бог Шива — завершает цикл, разрушая все сотворенное. Применительно к человеку предполагается, что на первом этапе жизни, который представляет развитие, человек растет и учится (эпоха Брахмы). На втором этапе, поддерживая ранее достигнутое и развитое, - он находится на пике сил и реализует себя предписанным образом (карма: семья, дети, социальные и религиозные обязанности — эпоха Вишну). На третьем этапе, на фоне убывания физических сил человек сосредоточивается на религиозных обязанностях (эпоха Шивы). Цикличность требует единообразных раз и навсегда заданных правил, касающихся как природы, так и человека, отсюда обосновывается кастовая система с жесткими границами. В философских концепциях древнего Китая во всем сущем выделяются два статических состояния: свернутое (непроявленное) и развернутое (проявленное), и два процесса: развития и сворачивания. Разворачиваться может только то, что уже существует в непроявленном, свернутом виде.

Для человека философская идея цикличности не дает смысла: жизнь «одномерна», напоминает бег по замкнутому кругу, и возвращение к первоначальному «свернутому» состоянию неизбежно. Религиозная идея цикличности вносит некоторое разнообразие, обещая человеку в виде вознаграждения за послушание возможность проживания множества жизней, перемещаясь между разными, но замкнутыми циклами. Попытки изменить естественный и закономерный ход событий рассматриваются как преступление. Философский идеал отыскивается в промежутке между полюсами, которые можно обозначить как: (1) гедонизм в сочетании с индивидуализмом (по принципу «после меня хоть потоп»); и (2) «оставление желаний», осознание иллюзорности окружающей действительности, расслабление. В первом варианте человеку требуется проявить максимум изворотливости, чтобы получить максимум удовольствия за отведенный срок. Во втором - необходимо обрести мудрость, стать одновременно и младенцем и стариком, отдаться «потоку жизни» и «плыть по течению, любуясь возникающими пейзажами» (дзен-буддизм, многие формы даосизма). Религиозным идеалом становится идея преданного любовного служения Богу, сотворившему мир как свою «трансцендентную игру» (индуизм, общество сознания Кришны).

В это же время выявляется в драматургии Эврипида, Софокла и Эсхила основной комплекс проблем атеистического мировоззрения, заключающийся в неизбежности трагического представления о закрытости, предрешенности будущего для каждого человека в связи с его беззащитностью перед случаем, болью, роком и смертью. Из мифов, эпосов и литературных памятников древней Греции мы знаем, что не каждая стареющая женщина радуется расцвету красоты своих дочерей и их ровесниц, к которым все чаще притягиваются взгляды мужчин. Далеко не каждому человеку дано радоваться тому, что его дети переживут его и получат в наследство все им заработанное, завоеванное. Не каждый стареющий и теряющий силу мужчина радуется росту своих сыновей и их ровесников, которые будут становиться все более сильными и смогут отомстить за обиды детства, будут жить дольше, переживут его, а может быть, и ускорят неизбежное, и будут самовластно распоряжаться достоянием предков.

Основной спектр возможных решений связывается со стоическим или эпикурейским преодолением «рока», «произвола безжалостных богов», на которых проецирутся собственный жизнерадостный эгоизм и недоверие по отношению к своим детям. Имена Эдипа и Ипполита, Медеи и Федры становятся нарицательными. Именно отсюда рождаются мотивы преступлений против детей, в том числе и собственных.

^ В жизни каждого отдельного человека этот период истории культуры и его проблематика соответствуют детству. Первые годы жизни ребенок беспомощен: его жизнь и развитие полностью зависят от отношений, чувства долга и той культурной микросреды, которую создают его родители и воспитатели. На веру принимает маленький ребенок все получаемые от них сведения, формируя самый легкий и приятный из способов получения знания. Принятое на веру знание по своей природе мифологично, и воспринимается ребенком как первичная реальность. В этом случае действительно положение Платона о том, что истинное знание определяет правильное поведение, причем определяет непосредственно, так как между имеющимся в памяти знанием о том, как следует поступить, и исполнением, поступком, нет сомнения. Личное положительное, любовное отношение ребенка к родителям, являющимся источником жизни и любви, защитниками и кормильцами, распространяется, переносится без сознательного контроля на всё, так или иначе от них исходящее. Именно эти характеристики детства, оставляющие глубинные следы в памяти каждого человека, способствуют его предрасположенности отыскивать в зрелости концепт всемогущего Бога, «творца всего видимого и невидимого», и верить в него в зрелости так, как своим родителям в детстве. В религиозных концепциях сотворения мира детское, не знающее забот и сомнений «блаженное» состояние символически означается как райское. Эксплуатация воспитателями беспомощности и наивности ребенка, «из благих побуждений» вводящих его в заблуждения относительно мира и жизни, создает предпосылки для последующих сомнений, разочарований и даже драматических событий.

Не боги, а родители и воспитатели Эдипа ввели его в заблуждение относительно его происхождения и поддерживали в этом состоянии долгие годы; боги лишь отвечали через оракула на задаваемые вопросы, предупреждая и родителей, и воспитателей, и самого Эдипа о том, к чему эта «ложь во благо» приведет. Даже трагическая развязка не приводит Эдипа к пониманию истинной причины событийного ряда, даже в последние мгновения своей жизни он говорит о себе как о жертве «подстроивших ему ловушку» богов. Причина манипулирования детским сознанием и эксплуатации детской наивной веры не в последнюю очередь связана с описанной выше атеистической природой их сознания, диктующей родителям неосознанное желание как можно дольше контролировать своих детей. Для охраны «священного права» родителей манипулировать сознанием своих детей «из благих побуждений» создаются интерпретации «эдипова комплекса» в духе З. Фрейда и М. Кляйн. Практика автора показывает, что многим родителям оказывается по тем или иным причинам удобным видеть в своих детях не знающих никаких границ в своих инцестуозных желаниях с первых месяцев жизни сексуальных маньяков, которых только страх перед кастрацией может заставить отступиться от идеи сексуального совращения своих родителей и других взрослых, и взяться за учебу. В этой концепции только систематическое запугивание и ложь могут способствовать принятию ребенком «принципа реальности».

Именно поэтому экзистенциальная психотерапия часто отыскивает в детстве детерминанты экзистенциальных кризисов взрослого человека. Христианский философ В. Зеньковский отмечает, что даже «правильное» религиозное воспитание может принести в будущем негативный результат в виде сомнения и разочарования, если начинается преждевременно. Только в акте веры человек может принять недоступные эмпирической проверке знания о Царствии небесном. В основании этого акта лежит глубокое эмоциональное чувство к личности Иисуса Христа, как доступной человеческому восприятию ипостаси Бога, сотворившего и поддерживающего жизнь в мире, но понимание истины христианства и ее принятие в качестве смысла жизни требует высокого уровня личностной зрелости.

В жизни каждого человека необходимость проверки на истинность получаемых сведений возникает только начиная с того момента, когда нечто непредвиденное нарушает установившийся, привычный порядок. Только «аномальное» событие, выводящее человека за рамки «привычного», обрекает человека на
  1   2




Похожие:

Вахромов Е. Е. Экзистенциальные мотивы аномального поведения и психологическая помощь жертвам тоталитарных и культовых организаций iconВведение в индивидуальное консультирование Тренер Ищенко Геннадий Петрович Психотерапевт Психологическая помощь
Психологическая помощь — оказание специфических услуг людьми друг другу или самим себе с целью разрешения личных психологических...
Вахромов Е. Е. Экзистенциальные мотивы аномального поведения и психологическая помощь жертвам тоталитарных и культовых организаций iconИсцеление от культов: помощь жертвам психологического и духовного насилия
Исцеление от культов: Помощь жертвам психологического и духовного насилия. /Под ред. Майкла Д. Лангоуни. Пер с англ. Нижний Новгород:...
Вахромов Е. Е. Экзистенциальные мотивы аномального поведения и психологическая помощь жертвам тоталитарных и культовых организаций iconПобег подростков из дома психологическая коррекция аномального поведения
Изменения, происходящие в нашем обществе, практически разрушили ранее существовавшие представления о норме в поведении. При отсутствии...
Вахромов Е. Е. Экзистенциальные мотивы аномального поведения и психологическая помощь жертвам тоталитарных и культовых организаций iconПобег подростков из дома психологическая коррекция аномального поведения
Изменения, происходящие в нашем обществе, практически разрушили ранее существовавшие представления о норме в поведении. При отсутствии...
Вахромов Е. Е. Экзистенциальные мотивы аномального поведения и психологическая помощь жертвам тоталитарных и культовых организаций iconПсихологическая помощь учащимся 11, 9 классов в подготовке к экзаменам
Отработка стратегии и тактики поведения в период подготовки и во время экзамена; обучение навыкам саморегуляции, самоконтроля, повышение...
Вахромов Е. Е. Экзистенциальные мотивы аномального поведения и психологическая помощь жертвам тоталитарных и культовых организаций iconМотивы плохого поведения детей
Утолить жажду в «поглаживаниях». Учить детей проявлять себя социально-одобряемыми способами поведения. Оказывать внимание, хвалить...
Вахромов Е. Е. Экзистенциальные мотивы аномального поведения и психологическая помощь жертвам тоталитарных и культовых организаций iconПсихологическая помощь родителям обучающихся в период подготовки к экзаменам
Составление плана помогает также справиться с тревогой: ребенок понимает, что успеть выучить весь учебный материал вполне реально,...
Вахромов Е. Е. Экзистенциальные мотивы аномального поведения и психологическая помощь жертвам тоталитарных и культовых организаций iconРуководителю территориальной (первичной) организаций Профсоюза
Примерную форму дополнительного соглашения к трудовому договору и образец его заполнения в помощь руководителям образовательных учреждений...
Вахромов Е. Е. Экзистенциальные мотивы аномального поведения и психологическая помощь жертвам тоталитарных и культовых организаций icon«Вместе против хандры» Экстренная психологическая помощь «Телефон Доверия»
Осуществляется анонимно высококвалифицированными специалистами в области психологии и психотерапии
Вахромов Е. Е. Экзистенциальные мотивы аномального поведения и психологическая помощь жертвам тоталитарных и культовых организаций icon«Вместе против хандры» Экстренная психологическая помощь «Телефон Доверия»
Осуществляется анонимно высококвалифицированными специалистами в области психологии и психотерапии
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов