Московская психологическая школа история и современность icon

Московская психологическая школа история и современность



НазваниеМосковская психологическая школа история и современность
страница2/6
Дата конвертации23.09.2012
Размер1.01 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6

Исследование структурных элементов и отдельных личностных характеристик


В отчете за первый год работы Психологического института упомянуты две подробно разработанные программы: программа изучения личности и программа измерения внимания. В этом году были прочитаны следующие доклады:

1. Учение Вундта о личности (П.А. Сычев).

2. Единство сознания по Гартману (Н.В. Петровский).

3. Учение Липпса о личности (И.К. Марков).

4. Липпс о личности (И.К. Марков).

5. О личности по Липпсу (П.С. Попов).

6. Учение Шуппе о личности и единстве сознания (И.Н. Дьяков).

7. Личность по Риккерту (СВ. Шенрок).

8. Изменение личности по Бине (Н.С. Трухачев).

9. Личность по Жане (М.П. Столяров).

10. О подсознательности (СЕ. Бережков).

11. «Я» по Остеррайху (П.К. Дале).

12. О подсознательном по Фрейду (В.А. Милицын).

13. Учение Бергсона о личности (К.Г. Локс).

14. О Бергсоне (И.Н. Дьяков).

15. Учение Бергсона о личности (Г.В. Мурашев).

Сопоставление приведенных тем исследования проблемы личности с любым современным пособием по истории и теории личности является лучшим аргументом, доказывающим, что в начале XX в. под термином «личность» понималось нечто иное, нежели в 30 - 40-е гг. или в настоящее время: прежде всего изучение отдельных психических процессов, причастных к тому, что человек индивидуально воспринимает мир действительности и проявляет себя в нем своими поступками в качестве уникальной личности на основе единства сознания. Исследования отдельных психических процессов и их результатов приносили данные, на основании которых составлялись гипотезы о функционировании сознания и личности. Отметим некоторые результаты, оказавшие влияние на развитие понимания личности человека и феномена единства сознания.

Особое место в изучении ощущений принадлежит работам С.В. Кравкова и его группы, проводившимся в 30-х гг. XX в. А.Н. Леонтьев считает, что принципиальное значение этих исследований заключается в том, что они экспериментально показали наличие постоянного взаимодействия органов чувств, осуществляющегося, в частности, уже на низших неврологических уровнях, и этим разрушили взгляд на ощущения как на самостоятельные элементы, объединение которых является исключительно функцией мышления или сознания (А.Н. Леонтьев, 1983). В работах Н.Ф. Добрынина изучались вопросы колебания и темпа внимания, типы внимания. Полученные результаты позволили Н.Ф. Добрынину поставить под сомнение чисто биологическое объяснение феномена внимания, его отнесение к только периферическим и сугубо физиологическим процессам. Н.Ф. Добрынин экспериментально установил, что возможна длительная и даже «неопределенно длительная» концентрация внимания, зависящая от силы и прочности поддерживающих это внимание связей и прежнего опыта.
Это однозначно указывает на определенную степень произвольности внимания, обусловленную личностью человека, и вполне определенное соотношение периферических и центральных факторов в регулировании внимания (А.А. Смирнов, 1975).

Важным направлением в исследовании памяти было проведенное Н.А. Рыбниковым сравнение продуктивности механической и логической памяти, выявившее большое преимущество последней, и его же исследование качественного анализа процессов запоминания и репродукции осмысленных текстов различного содержания. Эти работы долгое время считались методическим образцом в области исследования памяти, особенно при изучении осмысленного запоминания и качественном анализе процессов запоминания и воспроизведения (А.А. Смирнов, 1975).

Важнейшее методологическое и практическое значение для психологии имеет «методика двойной стимуляции» А.Р. Лурия, названная им моторной сопряженной или отраженной методикой. Эта методика была предложена для изучения психических процессов, не поддающихся непосредственному наблюдению. Теоретической предпосылкой методики было положение об организме как сложной структуре, элементами которой являются «сопряженные сферы», находящиеся в определенных взаимоотношениях друг с другом. Идея методики заключалась в возможности образования в рамках экспериментальной работы двумя или более сопрягаемыми явлениями некоторой единой системы, в которой роль доступных прямому наблюдению индикаторов выполняют активные двигательные процессы; тогда объективная фиксация этих периферических двигательных процессов должна вполне однозначно отражать сопряженные с ними «центральные» процессы, подлежащие изучению.

Применение этой методики для сравнительного исследования процессов памяти больных и здоровых детей, проведенное в 1917 — 1928 гг. А.Р. Лурия и А.Н. Леонтьевым в Медико-педагогической станции Наркомпроса, которой руководил в то время Л .С. Выготский, позволило А.Н. Леонтьеву сформулировать теорию поэтапного развития памяти. Первым этапом развития памяти является развитие естественной способности к запечатлению, что характерно для дошкольника. Второй этап, типичный для учащихся начальных классов школы, — этап доступности опосредствованного запоминания, но только с помощью внешних средств. Третий этап - этап сформированной способности к запоминанию с помощью внутренних средств (А.Н. Леонтьев, 1983; А.Р. Лурия, 2002а; А.А. Смирнов, 1975).

Многие работы, проводившиеся в институте в 20-е гг., были ориентированы на изучение личности ребенка. Это были не только работы практической направленности, связанные с необходимостью определения пригодности ребенка к обучению в массовой школе или в специальной школе для детей с дефектами в развитии, но и научные работы, нацеленные на изучение возрастных психологических характеристик детей, — исследования А. А. Смирнова, В. А. Артемова, Л.С. Выготского и П.П. Блонского.


^ Биографический метод исследования личности в работах Н.А. Рыбникова


Личность человека формируется в сложнейших процессах социального взаимодействия и сочетает в себе свойства пластичности и устойчивости. Крайне редко возникают ситуации, в которых человек может ярко и наглядно проявить все имеющиеся в наличии на определенный момент времени личностные качества, поэтому судить о его личности можно, лишь анализируя большой массив информации о его поступках в типологически различных ситуациях, в которых человеку приходится решать разнообразные проблемы. Задача накопления и анализа значимой для исследования личности информации решается Н.А. Рыбниковым в биографическом методе исследования личности.

Вначале это была программа систематического наблюдения за ребенком с целью проследить развитие у него движений, умственных способностей, эмоциональной и волевой сфер. В этой программе особое внимание уделялось изучению развития речи и влияния книги на жизнь ребенка, тому, как формируются у него интересы, как в его рисунках проявляются особенности детской психики и мировосприятия. На протяжении сложнейшего, переломного десятилетия Н.А. Рыбниковым изучалась сфера интересов школьников («Идеалы гимназисток», 1916; «Деревенский школьник и его идеалы», 1916; «Интересы современного школьника», 1926). В этих исследованиях были установлены некоторые важные закономерности развития сферы интересов личности и выявлены любопытнейшие факты, связанные с устойчивостью этих интересов. Прежде всего, Н.А. Рыбниковым было установлено, что для детей младшего школьного возраста в мотивационной сфере характерно преобладание «местных идеалов», связанных с тем примером, каковым являются для детей прежде всего их родители, далее ближайшие родственники, затем «местные деятели» — учитель, агроном и др. И только в более старших возрастных группах место «местных идеалов» занимают «историко-литературные идеалы».

Кто же являлся идеалом для российских школьников (по относительной частоте упоминания в анкетах)? В 1913 г. это Л.Н. Толстой (3,0 %), Пушкин (2,5 %), Ломоносов (2,5 %), Петр I (2,0 %), Суворов (1,5 %), Гоголь (1,5 %), Эдисон (0,9 %), Наполеон (0,7 %), Кутузов (0,5 %), Шерлок Холмс (0,3 %). В 1924 г. это Ленин (4,9 %), Пушкин (2,5 %), Лермонтов (1,1 %), Троцкий (1,0 %), Маркс (0,9 %), Гоголь (0,6 %), Эдисон (0,5 %), Стефенсон (0,5 %).

Для сравнения Н.А. Рыбников приводит данные по Германии, Франции и США. Особо отметим, что, в отличие от России, во всех этих странах аналогичные исследования выявили наличие несомненных единоличных лидеров. В США ими оказались Вашингтон (19,5 %) и Линкольн (8,3 %); во Франции -Пастер (9,7 %); в Германии - Лютер (8,8 %). Остальные «знаковые» фигуры получили следующие «рейтинги»: в США — Эдисон (3,2 %), Лонгфелло (2,4 %), Рузвельт (1,6 %), Вильсон (1,2 %), Колумб (1,1 %); в Германии — Бисмарк (2,6 %), Вильгельм II (2,3 %), Фридрих Великий (1,2 %), Шиллер (1,0 %), Вильгельм Телль (0,8 %), Цепеллин (0,6 %), Гёте (0,4 %); во Франции — Наполеон (2,8 %), Гюго (2,3 %), Ламартин (1,2 %), Вашингтон (1,0 %), Эдисон (0,9 %), Кольбер (0,9 %), Генрих IV (0,75 %), Сократ (0,6%) (Н.А. Рыбников, 1913, 1916).

Исследования Н.А. Рыбникова выявили еще одну важную особенность: если в других странах религиозные фигуры в совокупности признавались идеалом в среднем 15 % школьников и самая низкая цифра была выявлена в США — 6 %, то у русских школьников это были единичные ответы. Н.А. Рыбников отметил: «...невольно бросается в глаза скудность религиозных идеалов у русских школьников» (Н.А. Рыбников, 1916, с. 15).

Н.А. Рыбниковым было выявлено, что, как и 10 лет назад, в 1924 г. самой престижной профессией, к овладению которой стремилось наибольшее число школьников, была профессия учителя: «...как и во всех наших предшествующих анкетах — на первом месте стоит профессия учителя — о ней главным образом мечтают и современные школьники, и школьники недавнего прошлого» (Н.А. Рыбников, 1926, с. 13). И это — несмотря на объективные трудности переходного периода, низкую оплату труда. По данным Н.А. Рыбникова, к профессиям учителя и врача (третьей по привлекательности) стремились главным образом те школьники, которые считались наиболее одаренными. В то же время второй по притягательности была профессия «конторщика» (чиновника), к которой стремились школьники, получившие очень низкую оценку своих способностей со стороны учителей (последнее место). В целом к овладению профессиями, связанными с интеллектуальным трудом, в 1924 г. стремились 24,4 % российских школьников, что значительно больше, чем, например, в Швейцарии, где к профессиям интеллектуального труда в те годы стремились 6,5 % мальчиков и 10,9 % девочек.

^ Данные Н.А. Рыбникова о привлекательности профессий за 1924 г. (в % к общему числу выбравших интеллектуальный труд)


Профессия

Оба пола

Мальчики

Девочки

Учитель

10.4

3.9

18.6

Конторщик

8.9

8.8

8.7

Доктор

6.4

2.9

10.7

Инженер

5.6

9.3

1.4

Ученый

3.1

3.2

3.1

Музыкант

2.9

1.2

6.7

Агроном

2.7

4.5

0.6

Артист

2.4

0.7

4.2

Писатель

1.4

1.3

1.4


Разработка темы жизненного пространства и биографического измерения личности Н.А. Рыбниковым созвучна как теоретическим идеям Э. Гуссерля и Г.Г. Шпета, так и практическим общественным потребностям (Н.А. Рыбников, 1916, 1928, 1930). Тема жизненного пути личности позже находит свое развитие в работах С.Л. Рубинштейна и Б.Г. Ананьева. Целая научная дисциплина — акмеология — сегодня изучает, опираясь на биографический метод, вершины жизни человека и пути их достижения (А.А. Бодалев).


^ П.П. Блонский о биогенетических детерминантах развития личности и ее способности к саморазвитию


В работах П.П. Блонского особое внимание уделяется биогенетическим детерминантам развития личности и необходимости их учета в системе образования. Не отрицая значения культуры и общения для развития личности ребенка, он подчеркивает, что усвоено ребенком на уровне личности может быть только то, для усвоения чего уже готовы организм и психика ребенка. Еще один крайне важный акцент в его работах поставлен на способности личности к саморазвитию и условиях реализации этой способности (А.А. Никольская, 1969, 1974).

В 1920 г. выходит книга П.П. Блонского «Реформа науки», в которой он заявляет о необходимости коренной перестройки психологии на естественнонаучных принципах объективизма. «Научная психология, — пишет П.П. Блонский, — есть наука о поведении человека, то есть о движениях его как функциях некоторых переменных». Здесь он формулирует следующие тезисы: «Научная психология есть социальная психология» и «Человек есть homo technicus». Поведение человека «не может быть иным, как социальным», и, «с генетической точки зрения сопоставляя деятельность человека с деятельностью других животных, мы можем характеризовать деятельность человека как деятельность такого животного, которое пользуется орудиями» (П.П. Блонский, 1920).

Вклад П.П. Блонского в развитие теории личности непосредственно связан с его работами, направленными на подготовку реформы системы образования. Он предлагает реорганизовать систему образования на принципах «народной школы», которая должна быть местом воспитания «народных масс» и дать им то самое необходимое для человека, что не может дать ему ни семья, ни окружающая среда. Будущая народная школа, по его мнению, должна быть ярко гуманитарной школой, школой человечности в полном смысле этого слова: «Ее задача - создавать чуткого к человеческой жизни человека, человека, который хотел бы и умел видеть жизнь своих братьев. Она должна человеку говорить о человеке» (П.П. Блонский, 1917, с. 59).

^ Центральной проблемой школы он видит воспитание не человека нравственного, а человека культурного, поэтому через народную школу должна стать доступной каждому представителю народа вся сокровищница человеческой культуры. Чисто прагматические соображения требуют не мечтаний о светлом будущем, а всемерного развития природных сил ребенка, по мере их проявления. Ребенку надо давать все необходимое для развития сегодня, в данный момент времени, организовывать его нормальную жизнь в настоящем: «Итак, и с точки зрения психологии, и с точки зрения социального идеала, и с точки зрения сущности профессий данного века скажем: надо воспитывать ребенка как ребенка и давать ему то, что ему нужно для теперешней, а не будущей жизни» (там же, с. 20—21). А этим «самым нужным» в равной мере и для ребенка, и для заводского рабочего, в силу некоторой культурной отсталости России, является приобщение к общечеловеческой культуре через изучение общеобразовательных предметов. Но культура сама по себе не самоцель, а только средство для воспитания в народе способности к «самодеятельности»: именно в этом качестве человека П.П. Блонский видит залог светлого будущего России.

Система образования должна создать простор для творческого развития личности учащегося, что возможно лишь при свободе личности как учащего, так и учащегося. Воспитание, по мнению П.П. Блонского, не является процессом, в котором активность проявляет только одна сторона. Он пишет: «Неестественно, если учитель, более знающий, старший, устраняется от руководства слабыми умами малознающих детей, но так же неестественно, если в классе работает, учит учитель, а дети пассивны». При этом он подчеркивает особую, решающую роль влияния личности учителя, как образца, на умственное развитие ребенка: «Почему учитель, как живая личность, отсутствует в классе и держит свою душу на замке от детей? Почему перед детьми так часто скучающий профессионал? Лишь живая душа оживит души. Говори же, говори, учитель; может быть, час твоего увлечения — самый поучительный для детей. Всколыхни их сердца, дай им глубокое впечатление» (цит. по: А.А.Никольская, 1969, 1974).

Самым плодотворным и действенным П.П. Блонский считает такое воспитание, которое обращается «к собственным силам воспитываемой личности, действует на последнюю не посредством внешнего воздействия, но, так сказать, изнутри» (П.П. Блонский, 1917, с. 4). Он подчеркивает, что личность всегда следует рассматривать не как окончательно сложившуюся, застывшую, но как постоянно находящуюся в процессе становления, складывающуюся. Воспитатель должен быть всегда чуток и с вниманием относиться ко всем проявлениям личности ребенка, пытаясь открыть не столько отдельные его черты, сколько их соотношения, задающие основное направление развитию личности. Это внимание к зарождающейся личности ребенка ни в коем случае не должно стать культом детской личности, неустойчивой, несложившейся, неуравновешенной. Исходная позиция воспитателя должна быть направлена на управление складыванием здоровой и уравновешенной личности будущего культурного человека через выявляемые наукой динамические законы формирования личности (там же, с. 15).

Педагогические идеи П.П. Блонского связываются с идеей генетического метода обучения, который должен помочь ребенку понять логику формирования науки и обеспечить естественность развития сознания ребенка. Педагоги должны сосредоточить свое внимание на развитии естественно проявляемых ребенком, по мере их созревания, способностей, не заставляя ребенка повторять все те ошибки и заблуждения человеческого интеллекта, которые известны из истории развития науки и мышления, они не должны и пытаться забегать вперед, пытаясь «ускорить развитие». Поэтому необходимо сохранить и применять в обучении и воспитании и игры, и сказки, в общем, все то, что позволяет ребенку адекватно пережить каждый этап своего развития. Смысл культурного развития П.П. Блонский видит в том, что ребенок черпает то, что ему доступно, и теми средствами, которыми он владеет, поэтому чем культурно богаче окружение ребенка, тем больше оно создает стимулов к овладению более сложными культурными средствами и позволяет ему шире использовать это окружение (П.П. Блонский, 1925, 1927).


^ Личность и высшие психические функции человека

в концепции Л.С. Выготского


Мы уже выяснили, что в начале XX в. считалось, что человек становится личностью, совершая поступки и принимая на себя за них ответственность. Предпосылками поступков человека полагались акты его сознания, в свою очередь во многом определяемые психологическими процессами ощущения и восприятия, позволяющими человеку особым образом, индивидуально воспринимать окружающий мир действительности, и процессами памяти, позволяющими человеку с разной степенью произвольности запоминать те или иные события и факты, удерживать их в памяти и воспроизводить запомненное в представлениях. В процессе изучения процессов восприятия и памяти в поле зрения психологов оказались психические процессы внимания, отражающие способность человека к избирательности в восприятии и воли, в связи со способностью человека сознательно концентрировать свое внимание на тех или иных процессах, событиях и фактах. Поэтому в первую треть XX в. в исследовании психологии личности на первом плане были проблемы ощущений и восприятия, памяти, внимания и воли. Несколько позже активизируется исследование процессов мышления и речи, а также взаимосвязи между отдельными психическими процессами и качественных изменений в них (развитие и деградация, этапы и закономерности развития). Так обстояло дело и в исследованиях, проводившихся в Психологическом институте до середины 30-х — начала 40-х гг. XX в., когда в фокусе внимания ученых оказалась проблема взаимодействия и интеграции психических процессов в общении и тех видах деятельности, в которые вовлечен человек (Т.Д. Марцинковская, 2001; Подробная история Психологического института РАО; С.Л. Рубинштейн, 1973, 1998; М.Г. Ярошевский, 1998а).

У Л.С. Выготского сложилось собственное понимание феномена сознания, в котором он усматривал особый уровень организации деятельности человека — его реакцию на собственные рефлективные действия. В этой связи он полагает, что психологам, для того чтобы описать человека во всей полноте его бытия, следует преодолеть не только ограниченность субъективного идеализма, но и ограниченность объективизма в рефлексологии. А для этого необходима новая методология объективного анализа целостного человеческого поведения, в том числе и таких его высших форм, как особые эмоциональные состояния, вызываемые творениями искусства. Идея необходимости такого синтеза стала для Л.С. Выготского центральной в работе над «Психологией искусства» (1925) (Л.С. Выготский, 1998; М.Г. Ярошевский, 19986).

Но глобальной его целью является открытие системы социальных детерминант, участвующих в создании психического мира личности, и механизма его формирования, в котором, по его мнению, ведущая роль принадлежит общению и слову. Слово рассматривается Л.С. Выготским как особый раздражитель, вызывающий особую, эстетическую реакцию, но он не выводит знаки и их отношения из свойств индивидуальной психики создателя текста. Для Л.С. Выготского знак есть орудие, через которое получает объяснение широкий спектр изменений в человеческом организме как психофизиологическом целом. Он считает знаки компонентами целостной системы взаимоотношений человека с миром культуры, что позволяет увидеть в нем предшественника «кибернетического подхода» к семиотике.

Изучая в своих ранних работах отдельные психические функции и опираясь на данные других исследователей, он приходит к выводу о том, что каждая из них при определенных условиях развивается и в своем развитии может достигать нового качества высшей, культурно обусловленной психической функции. Главное различие между натуральными и высшими психическими функциями состоит в степени их произвольности (управляемости). В отличие от натуральных психических процессов, которые не поддаются произвольной регуляции, высшими психическими функциями человек может сознательно управлять (в определенных пределах). Эта возможность сознательной регуляции связана с опосредованным характером высших психических функций, причем опосредование совершается стимулом-средством (или знаком), который создает дополнительную связь между воздействующим стимулом S и реакцией человека R. Благодаря развитию высших психических функций человек получает возможность «овладеть» своим поведением, из реактивного существа постепенно становится субъектом деятельности, способным сознательно и целенаправленно совершать поступки, личностью. Поэтому никто не является личностью от рождения, но каждый (не имеющий грубых патологий) ребенок по мере развития у него в процессе культурного общения с ровесниками и взрослыми высших психических функций приобретает возможность контролировать и сознательно направлять свое поведение. В этом аспекте личность в концепции Л.С. Выготского выступает не просто в качестве интегратора психических функций и их развития, но в качестве интегратора высших психических функций.

Непосредственно к исследованию проблемы личности Л.С. Выготский подходит через изучение развития высших психических функций. В работе «История развития высших психических функций», опубликованной в 1931 г., заключительная глава посвящена попытке синтеза общей картины развития человека. Л.С. Выготский пишет, что «по содержанию процесс культурного развития может быть охарактеризован как развитие личности и мировоззрения ребенка <...> Личность в данном понимании имеет более узкий смысл, чем в обычном словоупотреблении. Мы не причисляем сюда всех признаков индивидуальности, отличающих ее от ряда других индивидуальностей, составляющих ее своеобразие или относящих ее к тому или иному определенному типу. Мы склонны поставить знак равенства между личностью ребенка и его культурным развитием. Личность, таким образом, есть понятие социальное, она охватывает надприродное, историческое в человеке. Она не врожденна, но возникает в результате культурного развития, поэтому «личность» есть понятие историческое. Она охватывает единство поведения, которое отличается признаком овладения» (Л.С. Выготский, 2000, с. 745-746).

Далее Л.С. Выготский подчеркивает, что все частные исследования памяти, речи, мышления и динамики этих психических функций показывают, что изменения в каждом из них не носят изолированного, независимого от изменений в других функциях характера. Он пишет: «Скорее, наоборот, ни одна функция из рассмотренных выше, будь то речь или память, не развивается сколько-нибудь самостоятельно и независимо от других; в процессе тесного взаимодействия развиваются, всемерно продвигая и поддерживая друг друга, все стороны психической жизни. Личность развивается как целое, и только условно, только в целях научного анализа мы можем абстрагировать ту или иную сторону ее развития <...> Сам характер культурного развития в отличие от естественного обусловливает то, что ни память, ни внимание, взятые как таковые и предоставленные сами себе, на каком бы уровне естественного развития они ни находились, не могут перейти в процессы общего культурного поведения. Только тогда, когда личность овладевает той или иной формой поведения, она поднимает их на высшую ступень.

Таким образом, как и в области органического развития, целое, по выражению Аристотеля, было раньше своих частей, сами эти части и их действие, т. е. органы и функции, изменяются в зависимости от изменения целого. Точно так же самый малейший шаг в области культурного развития какой-нибудь функции уже предполагает развитие личности хотя бы в зачаточных формах. Сущность культурного развития, как мы видели, заключается в том, что человек овладевает процессами собственного поведения, но необходимой предпосылкой для овладения является образование личности, и поэтому развитие той или иной функции всегда производно от развития личности в целом и обусловлено им.

Если встать на эту точку зрения, то мы увидим, что в нашем исследовании о развитии личности и мировоззрения мы накопили значительный материал, который нужно собрать воедино и представить как целое. Если верно, как мы сказали выше, что развитие каждой отдельной функции есть производное от развития личности в целом, следовательно, прослеживая развитие каждой отдельной функции, мы прослеживаем этим самым и развитие личности. Личность как бы незримо присутствовала и участвовала в процессе овладения своими реакциями, которых мы касались выше» (там же, с. 746 — 747). В заключение Л.С. Выготский еще раз возвращается к определению личности: «Понятие «личность» есть, таким образом, социальное, отраженное понятие, строящееся на основе того, что ребенок применяет по отношению к самому себе те приемы приспособления, которые он применяет к другим. Вот почему можно сказать, что личность есть социальное в нас» (там же, с. 752).

Отметим еще несколько содержательных идей Л.С. Выготского, которые нашли применение в дальнейших исследованиях проблемы личности. Прежде всего, это идея периодизации развития в связи с критическими и литическими периодами развития. Л.С. Выготский писал о развитии ребенка как о внутренне драматическом процессе, как об «истории в терминах драмы». Он считает кризис непременным этапом полноценного развития ребенка и проводит связь между разрешением кризиса и приобретением ребенком тех или иных психических новообразований.

Не менее важной представляется идея Л.С. Выготского о значении социальной ситуации в развитии и положение о зоне ближайшего развития, которая располагается между уровнем актуального и потенциального развития психики. Он считал, что уровень потенциального развития соответствует способностям ребенка, а уровень актуального развития отражает его обученность. Отсюда выводится идея развивающего обучения, опережающего уровень актуального развития, но не выходящего за пределы зоны ближайшего развития.

Л.С. Выготский оставил только эскиз теории личности, который пытались превратить в законченную картину его соратники, ученики и даже оппоненты. Далее в этой главе будут представлены некоторые такие попытки. Идеи Л.С. Выготского не встретили полного понимания и единодушной оценки; разные точки зрения по вопросу оценки содержания и значения его работ можно обнаружить в целом ряде исследований (Л.И. Божович, 1995; Т.Д. Марцинков-ская, 2001; А.В. Петровский, 2000; С.Л. Рубинштейн, 1998; А.А. Смирнов, 1975; М.Г. Ярошевский; 1998).


Е.Е. Вахромов

1   2   3   4   5   6




Похожие:

Московская психологическая школа история и современность iconГимназия №4 им. А. С. Пушкина История. Традиции. Современность
Гвоздецкого Георгия Янушовича. Сначала в этом здании была школа II ступени, с 1930 года русский индустриальный педагогический техникум...
Московская психологическая школа история и современность iconВсероссийская научно-практическая конференция «Символы России: история и современность»
Васильевича Александрова автора музыки Государственного гимна Российской Федерации, одного из главных символов государства в городе...
Московская психологическая школа история и современность iconКазначеевские чтения №1, 2010 Качество социальной жизни в России: история и современность
Казначеевские чтения №1, 2010. Качество социальной жизни в России: история и современность. Сборник докладов участников международной...
Московская психологическая школа история и современность iconЛиберальный консерватизм: история и современность. Материалы Всероссийской научно-практической конференции. М.: Росспэн, 2001. 384 с

Московская психологическая школа история и современность icon12 13 октября 2006 года
Рекомендации V международного евразийского научного форума "Мир Евразии: история, современность, перспектива"
Московская психологическая школа история и современность iconИстория и современность в одном кадре
Цели урока: знать основные приемы ретуширования фотографий, уметь использовать их на практике
Московская психологическая школа история и современность iconЗаявка на участие в конференции «Наука и образование: история и современность»
Автор (ы) (указать фамилию, имя, отчество, должность, ученую степень, ученое звание)
Московская психологическая школа история и современность iconДокументы
1. /21.ОСНОВЫ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ИДЕОЛОГИИ И СОВРЕМЕННОСТЬ (Word)/Введение.doc
2....

Московская психологическая школа история и современность iconМаоу домодедовская средняя общеобразовательная школа №1
Московская обл., г. Домодедово, ул. Советская, д. 70 т. (49679) 3 50 -37, 3-50-38
Московская психологическая школа история и современность iconЕ. А. Тюгашев
Опубликовано в: Философия: история и современность. 1999–2000: Сб науч тр.: Ин-т философии и права Объединенного института истории,...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов