А. торубара витал (к основам экономики) icon

А. торубара витал (к основам экономики)



НазваниеА. торубара витал (к основам экономики)
страница5/18
Дата конвертации23.09.2012
Размер1.85 Mb.
ТипКнига
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18
^

Ãëàâà 4. ОСНОВАНИЕ ОБМЕНА ЖИЗНЕННЫХ СРЕДСТВ — СТОИМО­СТЬ


В предыдущей главе мы выяснили, что отношения обмена, в которых их субъекты являются равноправными уча­стниками, дей­ствующи­ми по взаимной доброй воле, впервые становятся возможными со становлением внутриобще­ст­венных сфер ча­стного владения.

Уча­стие в этих отношениях довольно скоро за­ставляет их субъек­тов уяснить, что количе­ственные соотношения обмениваемых жизнен­ных средств отнюдь не столь произвольны, как кажется на первый взгляд, что они диктуются уча­стникам обмена с довольно же­сткой при­нудительно­стью внешних экономиче­ских законов, столь же объективных и неотвратимых, как смена дня и ночи или закон всемирного тяготения. Однако внутренняя сущ­ность этих законов, как мы изо дня в день и в наше время имеем возможность убедиться, во всяком случае, в обла­сти обще­ст­вен­ного сознания далека от выяснения и по сей день, несмотря на то, что си­стематиче­ское их игнорирование и сегодня не сулит нарушителям ничего хорошего, а обилие теоретиче­ских воззрений и концепций про­сто необозримо (при всем их обилии, правда, доминирующее положе­ние занимает одна — трудовая — концепция, но и она не так уж лучше всех остальных — дей­ствительного понимания основополага­ющих принципов эко­номиче­ских отношений не дала и она).

Чем же могли руковод­ствоваться такие обменивающиеся субъекты при определении количе­ственных соотношений обмениваемых жизненных средств и что в дей­ствительно­сти лежит в их основе? (Надо полагать, что и мотивы субъектов современных так называемых “бартер­ных” сделок {натурального обмена} в принципе не могут суще­ственно от них отличаться. Если мы и сегодня не в со­стоянии до­статочно определенно это себе уяснить, то из этого вовсе не следует, что основания эти отсут­ст­вуют.)

По­скольку обмену подвергаются не про­сто “предметы”, а жизненные сред­ства, то есть внешние ресурсы, используемые в процессах жи­з­недеятельно­сти, анализу обмена необходимо предпослать анализ этих средств, т.е. уточнить, что это такое и каково их значение для этих про­цессов.

Предположим, некто живет, употребляя в пищу только мясо гуся — по одному гусю в день (в данном случае нам безразлично, где он их бе­рет — важно лишь то, что для его жизнедеятельно­сти необходимо каж­дый день потреблять мясо одного гуся). А теперь пред­ставим себе, что в один далеко не прекрасный день он оказывается лишенным привычного для себя источника суще­ствования — следовательно, перед ним дилемма — жить или умереть. И вот теперь выясняется, что мясо этого ежедневного гуся для него является жизненным сред­ством и соответ­ственно имеет жизненную значимость — без него продолжение его жизни невозможно.


Если в такой момент ему предложить взамен мяса одного гуся, скажем, мясо трех куриц, и при этом выяснится, что он в этом случае может продолжать свое суще­ствование точно так же, как он это делал, питаясь мясом гусей, то из этого можно будет сделать довольно-таки обоснованный вывод о том, что такая замена является достаточно адекватной и не несет рассматриваемому в данном случае нами экономиче­скому субъекту заметного жизненного и экономиче­ского урона.

Следовательно, если два таких экономиче­ских субъекта, один из которых питается мясом гусей, а другой — мясом кур (в соотношении, скажем, 1 : 3), вздумают вдруг (хотя бы про­сто ради праздного любопыт­ства) обменяться своими жизненными сред­ствами именно в указанном соотношении, то такой обмен окажется вполне адекватным и не нарушит обычного течения их жизнедеятельно­сти, то есть не принесет ни одному из них ощутимого экономиче­ского урона.

Есте­ственно, количе­ственные соотношения подобного обмена можно выявить только “классиче­ским” методом проб и ошибок.

На основании этого анализа мы можем с до­статочным основанием утверждать, что основанием адекватного обмена жизненными сред­ства­ми, которое и есть не что иное, как стоимость, является их равная жизненная значимость.

Однако вообще все жизненные сред­ства человека можно разделить как минимум на две группы.

Одними из них человек пользуется, в общем-то не заботясь об их
источнике, как, скажем, воздух для дыхания, в определенных условиях вода для питья и т.д. Они имеются в до­статочно больших количе­ствах, до­статочно эффективно воспроизводятся земной экосферой, вслед­ствие чего являются объектами сферы пользования каждого человека и, есте­ственно, обмену подлежать не обязаны, а механизм их воспроизведения пред­ставляет лишь до­статочно отвлеченный чи­сто познавательный интерес.

Другие же (и их, как мы хорошо знаем, подавляющее большин­ство) имеются в ограниченных количе­ствах, есте­ственное их воспроизведение либо суще­ственно затрудне­но, либо ограничено, вслед­ствие чего интерес к ним заметно более при­стальный и значимый. Следовательно, для уверенного ими пользования они должны быть тем или иным путем ограждены от посягательств других возможных пользовате­лей, т.е. являться объектами сфер либо владения, либо соб­ст­венно­сти. И именно на них, строго говоря, и распро­страняется процесс обмена, рассматриваемый с экономиче­ской точки зрения.

Значит, для того, чтобы иметь возможность быть подвергнутой обмену, “вещь”, с одной стороны, должна быть потребляемой, являться жизненным сред­ством, ресурсом (непотребляемая, т.е. не обладающая потребительными свой­ствами вещь не является жизненным сред­ством, ресурсом, приобретение ее любым путем с экономиче­ской точки зре­ния бессмысленно), с другой — иметь каче­ственные отличия от той ве­щи, на которую ее обменивают (не слишком много смысла в обмене, скажем, курицы на курицу, овцы на овцу, дров на дрова, хоть иногда и бывает — но для этого они все-таки должны иметь хоть какие-то отли­чия друг от друга), — с третьей, быть объектом ча­стного владения или соб­ственно­сти (приобретение не принадлежащей никому вещи не требует никакой отдачи взамен1), с четвертой, она должна быть до­ста­точно надежно за­щищена от насиль­ственного захвата путем пря­мого грабежа.

Последние два момента являются сугубо социальными и до­ста­точно эффективно могут быть обеспечены лишь внутри обще­ства, под гнетом си­стемы обще­ст­венного самоуправления — государ­с­твен­ной вла­сти, — а не за его пределами, “в пунктах соприкосновения” обществ (“общин”), как это полагал K. Маркс (Капитал, Т. I, с. 97, К критике политиче­ской экономии, с. 35—36).

Вообще в анализе крайне важно точное и однозначное понимание смысла применяемых терминов. Употребление таких терминов, как “пред­мет”, “вещь”, “община” и т.д. свидетель­ствует о недо­статочном по­нимании самими авторами сути исследуемых предметов и явлений и по меньшей мере затрудняет ее уяснение.

Итак, мы можем с до­статочным основанием (пока, во всяком случае, развиваемая концепция в очевидное противоречие с фактами реальной дей­ствительно­сти не входит) считать, что при обмене жизненных средств, являющихся сред­ствами потребления (в процессе непосред­ст­вен­ного поддержания жизни), его уча­стники руковод­ствуются (или, по крайней мере, должны руковод­ствоваться, ибо в противном случае
экономиче­ские потери для них неизбежны) жиз­нен­ной значимо­стью этих жизненных средств; если же эти внешние ресурсы не являются прямыми потребительными сред­ствами потребления, а сред­ствами производ­ства и потребляются в процессах производ­ства жизненных средств, то есть сред­ствами производительного по­требления, логика процесса остается той же, однако его основой становится уже не узко жиз­ненная, а более широкая хозяй­ственная, экономиче­ская значимость обмениваемых жизненных средств (включая в себя в виде ча­стного слу­чая и непосред­ственную жизненную значимость средств потребления).

Современная, как ее называли совет­ские маркси­ст­ские экономи­сты, “вуль­гарная” буржуазная политиче­ская экономия именно оценку этой хо­зяй­ственной значимо­сти жизненных средств кладет в основу количе­ст­венных соотношений в процессах обмена, не утруждая себя углублением в вопрос о предмете этой оценки, так как опи­рается на об­щебуржуазную философию субъективного идеализма с его общей формулой “тела суть комплексы моих ощущений”.

Дело в том, что, убедившись на практике в несо­стоятельно­сти трудовой теории стоимо­сти классиче­ской буржуазной политиче­ской экономии и ее прямой преемницы — политиче­ской экономии марксизма — и потеряв политиче­скую инициативу в классовой борьбе, буржуазия испытывала потребность в экономиче­ской теории, позволя­ющей до­статочно хорошо ориентироваться в повседневной буржуазной практике и в то же время избегающей слишком глубокого проникнове­ния в сущность явлений, грозящего, как это интуитивно чув­ствовало буржуазное классовое со­знание, идеологиче­ски неприемлемыми теоре­тиче­скими выводами. Так, одна из основных современных буржуазных экономиче­ских те­орий — теория предельной полезно­сти — “исходит из того, что в основе процесса формирования ценно­сти лежат индивиду­альные оценки уча­стников хоз. процесса” (Энтов Р. М. — Экономиче­ская энциклопедия. Политиче­ская экономия, Т. 3, с. 314).

Вообще-то и трудовая теория стоимо­сти возникла из нужд промышленного капитали­ста, для которого моральной и психологиче­ской опорой была уверенность в том, что основой, на которой совершается купля-про­дажа, — стоимость, — является труд (труд “прошлый”, “мате­риали­зо­ван­ный” в сырье и сред­ствах производ­ства, труд “живой”, приобре­тенный у рабочих, и труд (?!)1 самого капитали­ста, организующего про­из­вод­ство). Воз­никает, правда, коварный вопрос об их логиче­ской иден­тично­сти, но обыденному сознанию не до таких “тонко­стей”.

Соответ­ственно этому убеждению он “вполне обоснованно” ожидал от торгового партнера полного возмещения “трудовых издержек” (воз­ме­ще­ния затраченных “по­стоянного” и “переменного” капиталов вме­сте с “прибавоч­ной стоимо­стью”, возмещающей его соб­ственные “трудовые затраты”).

Однако реализация этих притязаний, и это изве­стно более чем хорошо, си­стематиче­ски наталкивается на суще­ственные затруднения, ко­торых, если стоимость есть труд, да еще и “обще­ст­венно необходимый”, в принципе быть не должно — в противовес произведенной (если считать, что стоимость производится таким образом) в рамках одного субъекта товарного производ­ства стоимо­сти обязательно должен суще­ст­во­вать соответ­ствующий эквивалент, произведенный в рамках другого субъекта такого же производ­ства (одного этого, вообще говоря, до­ста­точ­но, чтобы хотя бы как минимум усомниться в истинно­сти трудовой концепции стоимо­сти).

По­скольку всем совершенно ясно, что под ценой товара скрыва­ется нечто, являющееся основой ценообразования, и это нечто получило на­звание стоимость, а определение его трудом оказалось не­со­сто­ятель­ным, определить его необходимо было как-нибудь иначе. И бур­жуазное сознание пошло по пути наименьшего сопротивления, определив его на основе наиболее приемлемой для буржуазного инди­виду­али­зма философ­ской концепции субъективного идеализма как оцен­ку полезно­сти вещей хозяй­ствующим субъектом.

Правда, такое определение не лишено даже формальных недо­стат­ков, определяя стоимость, основу цены, через оценку (по типу “масло масляное”), однако, видимо, лучше иметь плохое определение, позволя­ющее более или менее правильно ориентироваться в экономиче­ской дей­ствительно­сти, чем не иметь никакого или руковод­ствоваться заведомо ошибочным.

Если же попытаться определить объект этой субъективной оцен­ки, то не так уж трудно выяснить, что он, в общем-то, до­статочно ре­ален. Но сначала необходимо уяснить, кто же это такой — “уча­стник хозяй­ст­вен­ного процесса”. Ясно, что это не приказчик в лавке и даже не генеральный директор фирмы. С полным основанием оценивать “цен­но­сти” может лишь хозяин — владелец или соб­ственник, экономиче­ский субъект, субъект сферы владения или соб­ственно­сти. Он, конечно, может и ошибаться, субъективно (“комплексы моих ощущений” — это не тела — это мои представления о них) завышая или занижая “ценность”, хо­зяй­ст­вен­ную значимость принадлежащих ему жизненных средств, то есть то зна­че­ние, которое имеют они для его жизнедеятельно­сти в ча­стно­сти и функ­ционирования вообще, в какой мере они влияют на эти процессы, однако не оценивает же он нечто суще­ствующее лишь в его воображении! (а тот, кто оценивает лишь суще­ствующее в его воображении, рано или поздно становится пациентом врача-психиатра, переходя, скажем так, в несколько иную качественную определённость).

Идеологиче­ская неприемлемость исходной философ­ской позиции субъективного идеализма (мало ли какой “комплекс” преподнесут мне мои не всегда надежные ощущения!) ни в коей мере не должна служить препят­ствием для использования конкретных результатов исследований (в зеркале не предмет, а всего лишь его отражение, однако какое-то пред­ставление о предмете можно получить и по его отображению в зер­кале). Поэтому очень многие теоретиче­ские выводы субъективи­стиче­ской буржуазной экономиче­ской теории могут оказаться весьма полезными при по­строении концепции, основанной на анализе взаимоотношений между субъектами сфер владения или соб­ственно­сти и их объектами и взаимодей­ствия таких сфер друг с другом.

Впрочем, пользу эту вряд ли стоит переоценивать: выполняя социальный заказ и увлекшись крайне актуальной не только для своего времени, но и для капитали­стиче­ского способа производ­ства вообще проблемой источника обогащения капитали­ста, изо дня в день изощря­юще­гося в решении одной и той же проблемы: как нажиться, стара­ясь в очередной раз результатом своей экономиче­ской деятельно­сти — товаром — накормить давно уже сытого и одеть столь же давно оде­того — другими словами, удовлетворяя потребно­сти, уже удовлетво­ренные и удовлетворяемые, — ее авторы слишком уж углубились в психологию потребле­ния сытым и одетым и в конце концов упу­стили саму проблему сто­имо­сти, подменив ее проблемой субъективной “оценки” и выйдя в результате за рамки соб­ственно политиче­ской экономии1.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18



Похожие:

А. торубара витал (к основам экономики) iconА. торубара витал (к основам экономики)
Уточнены формы стоимости, получена математическая зависимость цены и стоимости от рыночной конъюнктуры. Выяснено происхождение чистого...
А. торубара витал (к основам экономики) iconА. Торубара k вопросу о природе стоимости
Результат — чудовищное и всё нарастающее отставание экономики всех этих стран от остальных стран мира — хорошо известен. Причины...
А. торубара витал (к основам экономики) iconНаучно-педагогическое досье доктора экономических наук, доцента И. Н. Молчанова Молчанов Игорь Николаевич
Мгу имени М. В. Ломоносова. Специалист в области экономики, статистики образования, экономики общественного сектора, экономики сферы...
А. торубара витал (к основам экономики) iconБыл ли триумф советской экономики?
Отклик на статью Г. И. Ханина «50-е годы – десятилетие триумфа советской экономики» (эко. 2001. №11)
А. торубара витал (к основам экономики) iconЭлективный курс по обществознанию «Основы экономики» Пояснительная записка
Программа курса предназначена для углубления знаний по обществознанию и для ознакомления учащихся 10 класса с основами экономики
А. торубара витал (к основам экономики) iconПримерная программа основного общего образования по основам безопасности жизнедеятельности Пояснительная записка Статус документа
Примерная программа по основам безопасности жизнедеятельности составлена на основе федерального компонента государственного стандарта...
А. торубара витал (к основам экономики) iconТема Часть Инструменты собственности Подготовила Карасева Ирина
Перераспределяют денежные средства (капиталы) между отраслями и сферами экономики, территориями и странами, группами и слоями населения,...
А. торубара витал (к основам экономики) iconЭкономика малого предприятия е. В. Гражданкина
Экономика любого государства это единая система взаимосвязанных отраслей. В условиях рыночной экономики предприятие является основной...
А. торубара витал (к основам экономики) iconРешение Об утверждении тем письменных эссе заочного этапа Олимпиады школьников по «Основам управления (менеджменту)»
В связи с началом заочного тура Олимпиады школьников по «Основам управления (менеджменту)» 28 декабря 2009 года и на основании голосования...
А. торубара витал (к основам экономики) iconПриказ 19 мая 2009 года №133 Об организации и проведении учебно-полевых сборов по основам военной службы
Новохоперского муниципального района №161 от 7 мая 2009 г. «О проведении пятидневных учебных сборов с гражданами, проходящими подготовку...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов