Книга первая Глава I что есть война, что есть право ? icon

Книга первая Глава I что есть война, что есть право ?



НазваниеКнига первая Глава I что есть война, что есть право ?
страница7/11
Дата конвертации05.12.2012
Размер2.11 Mb.
ТипКнига
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11
Опровержение мнения, согласно которому король и народ находятся в постоянной взаимной зависимости

     IX. 1. Другие измышляют взаимное подчинение царя и народа, так что народ в целом обязан повиноваться праведно правящему царю, а если царь плохо правит, то он подчиняется народу. Если бы сторонники этого мнения говорили, что не следует ради власти государя совершать что-либо заведомо предосудительное, то их положение было бы верно и согласовано с мнением всех добрых людей, но это не подразумевает ни малейшего права на принуждение, ни какого-либо права верховенства. Поэтому, если бы даже какому-нибудь народу вздумалось разделить свою власть с царем (о чем будет сказано несколько ниже), то, конечно, взаимные границы власти обоих следовало бы установить таким образом, чтобы их можно было распознать в соответствии с разнообразием условий места, лиц и самих дел.
     2. Критерий добросовестности или же злонамеренности самих действий, в особенности же в делах гражданских, представляющих большую сложность при разбирательстве, не годится для выяснения прав сторон, потому что неизбежна великая путаница при расследовании одного и того же дела вследствие вмешательства, с одной стороны, государя, с другой - народа, считающих себя компетентными решить вопрос о добросовестности или злонамеренности деяния. Создать такой беспорядок в делах не придет в голову ни одному из известных мне народов.

Предварительные условия правильного понимания истинного мнения: во-первых, необходимость различать сходные термины при различии предметов

     X. 1. После того как ложные мнения опровергнуты необходимо сделать некоторые предостережения, которые помогут отыскать путь к правильному решению вопроса о том, кому принадлежит верховная власть в каждом народе. И первое предостережение должно состоять в том, чтобы не впадать в заблуждение вследствие двусмысленности слов и внешности вещей. Например, у латинян существовало обыкновение противополагать друг другу принципат и царскую власть. Так, по словам Цезаря, отец Верцингеторига, овладев принципатом в Галлии, был умерщвлен потому, что стремился к царской власти. А у Тацита Пизон называет Германика сыном римского принцепса, а не парфянского царя. Наконец, по словам Светония, немного недоставало Калигуле, дабы превратить принципат в царскую власть; а у Веллея сообщается, что Марободуй стремился не к принципату, упроченному волей подвластных, но к царской власти.
     2. Тем не менее, мы часто наблюдаем смешение соответствующих слов. Ведь, как мы убедились, лакедемонские вожди из потомства Геркулеса и после учреждения эфоров продолжали все же именоваться царями; древнегерманские цари, которые, по словам Тацита, преобладали в совете, не обладали властью повелевать. И Ливии о царе Эвандре говорит, что он правил скорее в силу уважения к нему, чем властью повеления (кн. I). А карфагенского суффета Аристотель и Полибий называют царем (кн. XV, гл.
70), как и Диодор; точно так и Солин называет Ганнона царем карфагенян30. А о Скепсе в "Троаде" Страбон сообщает, что когда по присоединении к государству милетян он обратился к народной форме правления, тем не менее, на потомков царей перешло царское звание и немалый почет, доставшийся им от древних царей (кн. XIII).
     3. Напротив, римские императоры, овладевшие отрыто и явно независимой царской властью, все же получили наименование принцепсов. Даже в некоторых свободных республиках высшим должностным лицам обычно присвоены знаки царского величества.
     4. Далее, собрания государственных чинов или сословий, то есть собрания представителей народа, разделенного на разряды, или, по словам Гунтера, Превознесенные, знать, городов старшины родовые, в иных местах, по крайней мере, образуют великий королевский совет, через посредство которого ходатайства народа, часто заглушаемые в королевской канцелярии, доходят до слуха короля, который затем согласно обычаям волен постановить, что ему будет угодно; в других же местах такие собрания имеют также право производить расследование повелений государя и даже издавать законы, обязательные для самого главы государства.
     5. Многие считают возможным найти различие между верховной властью и подчиненной властью в способах передачи власти - в том, передается ли она путем избрания или путем наследования, Ибо они полагают, что передача последним способом свойственна верховной власти в отличие от избрания. Но несомненно, что такое мнение неверно в столь общей форме. Ибо престолонаследие есть не способ приобретения верховной власти, сообщающий ей верховенство, но лишь порядок 'преемства прежней власти. Ведь право, возникшее путем избрания определенной семьи, передается преемственно по наследству, оттого-то путем наследования передается только та власть, которая сообщена первоначально путем избрания. У лакедемонян царская власть переходила к наследникам даже после учреждения эфоров. А о такого рода царской власти, то есть о принципате, имеется следующее указание Аристотеля: "Одни царства передаются в порядке кровного родства, другие - путем избрания? ("Политика", кн. III, гл. XIV). В героические времена в Греции, по замечанию того же автора, а также Фунидида31, большинство царств было таково (кн. I). Напротив, императорская власть в Риме, даже после окончательного упразднения власти сената и народа, сообщалась путем избрания.

Во-вторых, необходимость различать право и способ обладания им

     XI. 1. Другая оговорка - следующего порядка32: одно дело - поставить вопрос о самой вещи, другое - о способе владения ею, что применимо к предметам не только вещественным, но и невещественным. Права прохода, прогона, проезда являются вещами подобно участку земли. Однако же одни владеют ими на полном праве собственности, другие - на праве узуфрукта [пользовладения]; наконец, третьи - на праве временного пользования. Так, например, даже римский диктатор имел верховную власть временно33; цари же, как те, которые первоначально избирались, так и те, которые наследовали избранным в порядке преемства, владели верховной властью на праве узуфрукта; некоторые цари владели верховной властью и на праве неограниченной собственности, как, например, те, которые приобрели власть путем справедливой войны, или те, которым тот или иной народ во избежание большого зла подчинился безоговорочно.
     2. Нельзя также согласиться с теми, кто отрицает верховный характер власти диктатора на том основании, что власть его не была постоянной. Ибо природа моральных вещей познается по их действию: поэтому, если правомочия производят одни и те же действия, то их следует обозначить одним и тем же названием. И диктатор в течение срока своей диктатуры осуществляет все акты власти на том же праве, как и царь, обладающий неограниченными правами34; действия диктатора не могут быть никем другим объявлены ничтожными. Продолжительность здесь не оказывает влияния на природу самой вещи, хотя, поскольку речь идет о достоинстве власти, обычно именуемой величеством, не может быть сомнения в том, что это достоинство выше у того, кому дана власть бессрочно, нежели у того, кому власть дана временно, так как достоинство зависит от способа обладания властью. И то же самое я хочу сказать о тех, под чью опеку поступают цари, прежде чем принять бразды правления, пока вследствие безумия или плена они лишены возможности царствовать, и о тех, которые назначаются правителями царства, не будучи подчинены народу, и до истечения законного срока не могут быть отставлены.
     3. Иначе следует полагать о тех, кто получил власть по милости и с условием возврата в любой момент. Таково, например, было некогда королевство вандалов в Африке или готов в Испании35, так как народ низлагал самих королей всякий раз, как они навлекали на себя его неудовольствие (Прокопий, "Война с вандалами", I; Аймон, кн. II, гл. XX; кн. IV, гл. XXXV)36. Их акты могут быть признаны ничтожными со стороны тех, от кого они получают временную власть; оттого и власть, и самое право таких владык различны.

Доказательства возможности полного обладания верховной властью, то есть с возможностью ее отчуждения

     XII. 1. Сказанное мной, а именно, что власть некоторых государей принадлежит им на полном праве собственности, то есть составляет личное достояние повелителя, некоторые ученые мужи опровергают тем соображением, что свободные люди не могут быть предметом сделок (Гетман, "Вопросы с пояснениями", вопр. 1). Но подобно тому как одно дело - власть господская, другое - власть царская, так точно одно дело - личная свобода, иное - свобода гражданская, одно дело - свобода отдельных лиц, другое - всех в совокупности. Ибо и стоики полагали, что в подчинении имеется некоторая доля рабства (Диоген Лаэртский), и в священном писании подданные царя называются рабами (I Самуил, XXII, 28; II Самуил, X, 2; I кн. Царств, IX, 22). Так, Ливии противопоставляет две точки зрения: "Избрали царя, еще не испытав сладости свободы" (кн. I). Он же: "Казалось недостойным римского народа находиться в подчинении, гак как при царях он не был завоеван войной и не подчинялся никому из своих врагов, но этот свободный народ был покорен этрусками" (кн. II). И в другом месте: "Римский народ не подчинен царской власти, но свободен" (кн. XIV). И опять в другом месте он противополагает народам, пользующимся свободой, народы, подчиненные царской власти37. Цицерон говорил: "Или не следовало изгонять царей, или же следовало даровать народу свободу не на словах, а на деле" ("О законах", кн. III). А затем читаем у Тацита: "Сначала Римом владели цари, свободу же и консульскую власть установил Л. Врут" ("Летопись", I). И в следующем месте: "Свобода германцев суровее царской власти Арзака" ("Об обычаях германцев"). Арриан в истории индусов сообщает о "царях и свободных государствах". Цэцина у Сенеки: "Сила царских громов поражает свободу как народных собраний, так и присутственных мест города. Это означает, что царская власть угрожает государственному порядку"38. Те киликияне, которые не повиновались царям, назывались также свободными киликиянами (олейтерокиликиянами). О городе Амизе Страбон сообщает, что он то освобождался, то вновь подпадал под власть царей (кн. XII). И в различных римских законах, относящихся к войне и третейским разбирательствам, чужестранцы делятся на царства и на свободные народы. Здесь, стало быть, вопрос ставится не о свободе отдельных лиц, но о свободе целого народа, чтобы некоторые не смешивали частного и общественного подчинения, говоря о несамостоятельных, не имеющих власти над собой. Отсюда следующее место: "Какие города, поля и отдельные люди когда-либо подчинялись этолиянам?". И еще вопрос: "Разве народ Коллатин не господин сам себе?" (Тит Ливии, кн. кн. XXXVIII и V).
     2. А когда народ отчуждается в собственном смысле, отчуждению подвергаются не самые люди, но неизменное право управления ими, в силу которого они образуют народ Подобно этому, когда вольноотпущенник предназначается одному из сыновей своего патрона, это не есть отчуждение свободного человека, но передача принадлежащего патрону права на человека.
     3. Не более основательно следующее соображение: если царь завоюет какие-нибудь народы, то так как он может овладеть ими не иначе, как ценою крови и пота своих граждан, покоренные приобретены, стало быть, скорее гражданами, нежели царем. А может быть и так, что царь станет снабжать войско из своего частного имущества39 или также из доходов того владения40, которое присваивается государю как таковому. На это владение царь может иметь только узуфрукт, подобно праву повелевать народом, избравшим его, но доходы от него составляют его собственность, подобно тому как и в области гражданского права установлено, что от наследства, которое подлежит возврату, доходы возмещению не подлежат, ибо считается, что они проистекают не из наследства, но из самой вещи (L. in fidelcommissaria plane D. ad S. С, Trebellianum). Царю может принадлежать и верховная власть над теми или иными народами по собственному праву", так что он может даже их отчуждать. По словам Страбона, остров Кифера, расположенный против мыса Тенара, принадлежал Евриклу, царю лакедемонян, в качестве его частной собственности (кн. VIII). Так, царь Соломон даровал царю финикиян Хираму (подобным образом его называет по-гречески Филон Библосский в переводе истории Санхуниатона) двадцать городов, но не из числа городов еврейского народа, ибо Кабул (такое название дано этим городам) находится за пределами Иудеи (Иосиф Флавий. XIX, 27). Из этих городов одни были удержаны до того дня враждебными евреям побежденными народами, другие же были частью завоеваны египетским царем, тестем Соломона, и отданы в приданое Соломону, частью же завоеваны самим Соломоном (I кн. Царств, IX, 6; там же, 12; I Паралипоменон, VIII, 14). Ибо известно, что в то время они не были еще населены израильтянами, потому что только лишь после возвращения их Хирамом Соломон вывел туда еврейских переселенцев.
     4. Так, о Геркулесе42 мы читаем, что власть над завоеванной им Спартой он отдал Тиндарею, с тем, однако, условием, что если сам Геркулес оставит потомство, то царство перейдет к последнему (Диодор, кн. IV). Амфиполис был отдан в приданое Акаманту, сыну Тесея. А у Гомера Агамемнон обещает дать семь городов Ахиллесу. Царь Анаксагор отдал в дар Мелампу43 две части своего царства. О Дарий Юстин пишет так: "Свое царство он отдал в наследство Артаксерксу, Киру же - те города, где тот был начальником" (кн. V). Так же точно преемники Александра44 унаследовали право неограниченной собственности и власти над народами, ранее подвластными персам, получив каждый свою долю, причем считалось, что эта власть досталась им по праву завоевания. Оттого не следует удивляться тому, что они приписывали себе право отчуждения.
     5. Подобным же образом, когда царь Аттал45, сын Эвмена, назначил в завещании римский народ наследником своего имущества, римский народ под именем имущества овладел также его царством. Флор пишет об этом (кн. II): "Вступив в права наследования над этой областью, народ римский овладел ею не по праву войны и завоевания, но гораздо справедливее - в качестве наследника по завещанию". И впоследствии, когда Никомед46, царь Вифинии, умирая, назначил римский народ своим наследником, царство его превратилось в римскую провинцию Цицерон во второй речи против Рулла говорит: "Мы получили в наследство царство Вифинию". Так и Киренаика, часть Ливии47, с туземным населением была оставлена в наследство римскому народу царем Апионом.
     6. Тацит в XIV книге "Летописи" упоминает о землях, некогда принадлежавших царю Апиону48 и завещанных римскому народу вместе с царством (извлеч. из Тита Ливия, 43). У Цицерона в речи "Об аграрном законе" сказано: "Кому не известно, что царство Египет перешло к римскому народу по завещанию царя Александра?". У Юстина Митридат, упоминая в речи о Пафлагонии, говорит, что "она перешла к его отцу не путем насилия, не силой оружия, но досталась по завещанию" (кн. XXXVIII). Он же рассказывает, как парфянский царь Ород долгое время колебался, кого из своих детей назначить царем после себя (кн. XLII). И Полемон, владыка тибаронов и соседней области, назначил свою жену наследницей государства (Страбон, кн. XII); подобно этому некогда в Карий поступил Мавзол при переживших его братьях (Страбон, кн. XIII).

Возможность неполного обладания верховной властью

     XIII. 1. А в государствах, где власть вручена волею народа, - я готов признать - не следует предполагать данного народом своему царю согласия на отчуждение верховной власти49. Поэтому мы не порицаем замечания Кранца о новшестве. допущенном Унгвином при передаче Норвегии по завещанию ("История Дании", кн. II, гл. IV), поскольку он имеет в виду нравы германцев, у которых царская власть отнюдь не переходила по завещанию. Ибо завещательные распоряжения о переходе королевской власти Карла Великого и Людовика Благочестивого, а также впоследствии у вандалов и венгров имели скорее характер рекомендации, обращенной к народу, нежели отчуждения государственной власти50. О Карле Великом, в частности, Адо сообщает, что он имел в виду, чтобы его завещание было утверждено франкскими вельможами. Нечто подобное мы читаем у Ливия. Когда македонский царь Филипп устранил от власти Персея и на его место предпочел назначить Антигона, сына своего брата, то он объехал города Македонии с тем, чтобы рекомендовать Антигона вельможам Македонии51.
     2. Не меняет дела то обстоятельство, что король Людовик Благочестивый, как об этом можно прочесть, отдал город Рим в дар папе Пасхалию, так как франки могли по праву возвратить власть над городом Римом, полученную ими от римского народа, тому же самому народу, кого некоторым образом олицетворял папа, облеченный достоинством главы государства.

Существуют несуверенные государства, состоящие в полном обладании, то есть с возможностью их отчуждения

     XIV. Приведенные нами выше доводы в пользу необходимости проводить различие между верховенством власти и полнотой обладания ею правильны, поскольку не только обладание верховной властью нередко является неполным, но даже, наоборот, обладание подчиненной властью зачастую бывает полным, так что, например, маркграфство и графское достоинство могут легче, нежели царская власть, продаваться и передаваться в наследство по завещанию52.

Указанное разделение подкрепляется различием способов установления реге

нтства в королевствах

     XV. 1. Другой признак указанного различия проявляется при установлении регентства53, когда государь лишен возможности отправлять обязанности своей власти вследствие несовершеннолетия или болезни. Ибо в государствах, не имеющих вотчинного характера, регентство принадлежит тем, кому оно поручено основным государственным законом или, при отсутствии последнего, согласием народа54; в вотчинных же государствах регентство принадлежит тем, кого изберет родитель или ближайшие родственники55. Так, в царстве эпирском, возникшем в силу соглашения народа, как известно, в малолетство царя Арибы, регенты были назначены государством (Юстин, кн. XIII)56, а к наследнику Александра Великого регент был назначен знатнейшими македонскими вельможами (Юстин, кн. LXVII). А ввиду возгоревшейся войны в Малой Азии царь Эвмен назначил сыну своему Атталу регентом своего брата (Плутарх, "О братской любви"). Точно так же Гиерон, царствовавший в Сицилии, назначил своему преемнику регентов по своему усмотрению.
     2. Является ли царь, кроме того, собственником владений на правах частного лица, как, например, царь Египта после времен Иосифа57, а также индийские цари, о которых сообщают Диодор (кн. II) и Страбон (кн. XV), или же не является им - такой вопрос не касается государственной власти и не относится к природе последней. Дело в том, что собственность не составляет ни иного вида верховной власти, ни даже иного способа обладания такой властью.

Обязательства государя по предметам, не относящимся ни к естественному, ни к божественному праву, не ограничивают верховенства

     XVI. 1. Третий довод состоит в том, что власть не утрачивает верховного характера даже в том случае, если вступающий на царство свяжет себя каким-нибудь обещанием, данным подданным или богу58, хотя бы и относящимся непосредственно к делам правления. Однако я не говорю ни о соблюдении права естественного ни божественного, ни права народов, которые связывают всех государей, хотя бы они не давали на то никаких обязательств, но о соблюдении таких правил, которые связывают кого-либо лишь при наличии тех или иных обещаний Правильность моих соображений выясняется из сравнения с властью отца семейства, который, если и даст какое-нибудь обещание, имеющее отношение к управлению его семейством однако же не лишается оттого высшей власти в своей , семье поскольку это касается дел последней. Да и муж не утрачивает принадлежащей ему власти вследствие каких-либо обещаний, данных им своей жене.
     2. Необходимо, во всяком случае, признать, что при таких условиях верховная власть государства несколько ограничена, именно тогда, когда такого рода обязательства касаются хотя бы лишь осуществления актов власти или же непосредственно самой власти. В первом случае деяние, совершенное вопреки принятому обязательству, будет лишь неправомерным, ибо, как мы показали в другом месте, действительное обещание сообщает права тому, кому дано обещание; во втором же случае деяние будет ничтожным вследствие отсутствия правоспособности. Отсюда, однако же, не следует, чтобы лицо, принимающее на себя подобного рода обязательства, тем самым подчинялось кому-либо высшему, потому что ни один такой акт не может быть уничтожен властью высшего, но лишь силой самого права.
     3. У персов царь имел верховную власть; он был, по словам Плутарха, "неограниченным самодержцем" и предметом поклонения как образ божества; а как сообщается у Юстина (кн. X), персидские цари сменялись не иначе, как по смерти. Царь говорит персидским вельможам, что "он созвал их, чтобы не казалось, что он довольствуется лишь собственным суждением, но, впрочем, они должны помнить, что их дело более повиноваться, нежели давать ему свои советы" (Валерий Максим, кн. IX, гл. V). И тем не менее он произносит клятву при вступлении на царство, что отмечено Ксенофонтом и Диодором Сицилийским; и считалось грехом вносить изменения в законы59, изданные в определенном порядке, как известно из истории Даниила (гл. VI, 8, 12, 15) и жизнеописания Фемистокла у Плутарха. Это же подтверждает Диодор Сицилийский в книге XVII и много позднее - Прокопий60 в первой книге "Персидского похода", где передается весьма знаменательная для этого вопроса история. То же самое сообщает Диодор Сицилийский о царях эфиопов (кн. III). По его сообщению (кн. I), египетские цари, которые, без сомнения, обладали не меньшей верховной властью, нежели прочие владыки Востока, тем не менее были обязаны соблюдать многие обычаи; в случае же нарушения своих обязанностей они не могли подвергнуться обвинению при жизни, но после их смерти выносился обвинительный приговор их памяти61, и осужденные лишались торжественных похорон. Точно так же, если еврейские цари62 правили неправедно, то после смерти их хоронили вне места царского погребения (II кн. Паралипоменон, XXIV, 25; XXVIII, 27). Это было отличным мероприятием, которое не посягало на священный характер верховной власти и тем не менее страхом посмертного суда удерживало царей от нарушения ими клятвы верности. В Эпире цари по обычаю тоже приносили клятву править согласно законам, о чем нам известно из жизнеописания Пирра у Плутарха63.
     4. Что же последует, если к этому добавить условие, что в случае нарушения царем верности он лишается царства64. Даже в таком случае верховная власть сама по себе не умаляется, но способ обладания ею потерпит ущерб вследствие такого ограничения, и самая власть не будет отличаться от временной власти. Агафаркид у Фотия сообщал о царе сабеев, что тот был неограниченным владыкой, обладавшим самодержавной властью, но если он выходил из пределов царской власти, то мог быть побит камнями; Страбон сообщает то же самое со слов Аргемидора (кн. XVI).
     5. Так точно поместье, вверенное на правах фидеикомисса [препоручения], все же есть поместье, не менее чем принадлежащее на праве полной собственности, но самое владение им сопряжено с возможностью возврата. А соответствующий препоручительный закон может иметь применение не только при передаче царской власти, но также и в иного рода договорных обязательствах. Ибо бывают также некоторые союзные договоры между соседними народами, включающие такого рода условия65.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11



Похожие:

Книга первая Глава I что есть война, что есть право ? iconКнига первая
А задевает нас обычно редкостное, даже если оно ужасно. Поэтому, неподражаемый наставник, сочти из гуманности, что в этих книжках...
Книга первая Глава I что есть война, что есть право ? iconТематическое планирование уроков информатики в 3-м классе (из расчета 1 час в неделю, всего 34 часа) Учебник- тетрадь «Информатика в играх и задачах» 3 класс, 2 части
Общие свойства объектов группы. (Что у любого есть? Что любой умеет?) Особенные свойства объектов подгруппы. (Что еще есть? Что еще...
Книга первая Глава I что есть война, что есть право ? iconМ. Ю. Лермонтов лица, которые действуют в пьесе
Полагаете, это много? Тут как говорится: «Хоть верть-круть, хоть круть-верть …» Главное, что есть комедия. Главное, что есть метаморфозы....
Книга первая Глава I что есть война, что есть право ? iconСамое основное на портале "Сеть творческих учителей" Что есть и что будет. Из нашей новостной ленты: 14. 06. 2010
По мере сил и интеллектуальных возможностей я прокомментировал те главы проекта нового фз "Об образовании", в которых хоть что-то...
Книга первая Глава I что есть война, что есть право ? iconКогда в губернском городе С. приезжие жаловались на скуку и однообразие жизни, то местные жители, как бы оправдываясь, говорили, что, напротив, в С. очень хорошо, что в С
С. очень хорошо, что в С. есть библиотека, театр, клуб, бывают балы, что, наконец, есть умные, интересные, приятные семьи, с которыми...
Книга первая Глава I что есть война, что есть право ? iconЕсть у нас козлик
Подпрыгивая на месте, дети громко и ритмично говорят: «Есть, есть, есть, есть, есть, есть». Когда произносится последнее из этих...
Книга первая Глава I что есть война, что есть право ? iconНаталья Евгеньевна, здравствуйте!
Остальные серии дыхания\бездыханности сопровождались только ощущениями сильной вибрации в конечностях и был жар в области кистей...
Книга первая Глава I что есть война, что есть право ? iconЧто можно есть во время голодания?
Такие нелепые взгляды прививают нам с самого рождения и поэтому не удивительно, что современны люди практически ничего не знают о...
Книга первая Глава I что есть война, что есть право ? iconНа пути к системной науке
То есть с понятием эмерджентных свойств я знаком не был, но понимал, что такие свойства есть
Книга первая Глава I что есть война, что есть право ? iconНезависимый религиозно-общественный журнал ясная поляна выпуск 12 рига, 1991
Бог есть любовь и потому воля в человеке, когда она сходится с волей Бога, есть тоже любовь, и желает блага не одному себе, но всему,...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов