По лезвию сцены icon

По лезвию сцены



НазваниеПо лезвию сцены
Дата конвертации27.10.2012
Размер38.55 Kb.
ТипДокументы

По лезвию сцены

Ее мир - это перевернутая абстракция. Она может быть безобразно наивной, хуже Чебурашки. Может быть деспотичной до омерзения, как старуха-процентщица… Она - это Наташа Дубс. Актриса.

За Немецким театром и его актерами прочно укрепилась репутация добротного, достоверного психологического театра. Театра, который постоянен в своих творческих поисках, не впадая при этом в маразм. Зритель приходит сюда в ожидании эксперимента и авангарда. Зритель идет на ИМЯ.

Среди талантливых коллег в Немецком театре Наташа Дубс блистательна по заложенным в ней возможностям. Она не только актриса, но и постановщик, "движитель" всех "Субботников", давно ставших визитной карточкой театра.

Трудно сказать, кто появился раньше, - Дубс-актриса или Дубс-постановщик. Зато точно известно, что впервые Наташа проявила себя уже в конце первого курса Академии искусств. Тогда она сделала пластический этюд, вариации на тему из жизни грибов. И это, пожалуй, было еще и первым знакомством с танц-театром. Потом были разные сказки и драмы, где Наташа ставила хореографию. Но самым запоминающимся в тот период был перформанс по чеховскому "Вишневому саду". В постановке - ни единого слова, все держалось на настроении и ритмике.

- По моим ощущениям, это было похоже на негатив фотопленки, - вспоминает она. - Что-то осталось и продолжило жить уже в иной форме - в виде цветного снимка, что-то было забыто.

К Немецкому театру студенты мастерской Дамеш Арынгазиевой, а позже и режиссера из Германии Ингрид Лаузмент были причастны буквально с самых первых лет обучения в Академии искусств. Теорию и практику они постигали именно в этом "камерном" театре.

- Благодаря такому педагогическому дуэту в нас сочетались метод двойственного анализа Станиславского, психологическая школа переживания и европейская техника актерства, - говорит Наташа Дубс. - На последнем курсе Ингрид предложила нам сыграть в пьесе, которую она сама написала специально под наш коллектив. Получилась остроумная импровизация под названием "Поле чудес".

А после был спектакль "Маргарита уходит", поставленный немецким режиссером Франком Дювелем. Действо получилось ярким, с неожиданными приемами, особым стилем. В повествовательную постановку режиссер, например, ввел элементы оперы.

- Лично мне этот спектакль запомнился еще и как детское воспоминание, ощущение безумства от познания, - продолжает актриса. - В постановке было очень много эстетики пространства бруковской школы. Мы, недавние выпускники, не совсем понимали, как это использовать, насколько все органично, чего добивается режиссер. Но когда наступило понимание: "Аааа! Вот оно какое!", мы почувствовали за спиной крылья. Конечно, сейчас, может быть, я восприняла бы это все по-другому, иначе бы сыграла…

После премьеры талантливых студентов пригласили на театральный фестиваль в Мюнхен, где они получили Гран-при.
Недавние выпускники гастролировали с этим спектаклем по всей Европе года три.

Актеры, казалось, поймали волну успеха. Но везение не могло продолжаться вечно. Наступило затишье. Бывшие студенты вдруг повзрослели, по-другому взглянули на себя и на свою профессию... Сейчас, спустя 12 лет, от той банды единомышленников остались лишь четыре человека. Многие осели в Германии.

- Я никогда не хотела остаться там… При этом я настолько привыкла играть на немецком языке, что совершенно не представляю, как это сделать на русском. Многие говорят, что немецкий раскрепощает на сцене, кто-то - прячется за ним, как бы надевая маску.

Потом был спектакль "…И не сказал ни единого слова" по пьесе Генриха Белля. Дамеш Арынгазиева поставила редкий для театра словесный спектакль. Германия. Конец войны. Он и Она. Благополучная некогда семья разрушена. Он - бывший солдат, боится встречаться с детьми. Для того чтобы увидеться с женой, приходится снимать квартиру на стороне. Главный герой становится алкоголиком… В спектакле практически нет действия. Бесконечные разговоры, проходящие на фоне простеньких декораций… Все это дало сильнейший психологический эффект.

- Это было совершенно новое для меня состояние, долго не могла определиться с тем, в какой тональности играть, - вспоминает Наташа Дубс. - Вообще, ролей у меня много, они все очень разные. Одной из самых сложных для меня была Розамунда в гротескно-комическом фарсе Марка Вааля "Король Убю". Спектакль получился и смешным, и страшным одновременно. Через эту роль я научилась быть самостоятельной в образе. К сожалению, этот спектакль жил недолго, его закрыли. Кто-то говорил, что это из-за декораций: якобы они были опасны для эксплуатации, кто-то - из-за содержания: слишком уж откровенно там власть выясняла отношения с народом…

Еще один эксперимент Немецкого театра - пьеса Шварца "Дракон", где Наташа играет сразу четыре мужские роли.

- Я вдруг стала неким организмом, принадлежащим сразу нескольким, порой пограничным состояниям. Это очень динамичный спектакль. Там я играю четыре мужские роли. Когда постоянно говоришь себе: "Я мужчина, я мужчина", в определенный момент это уже не срабатывает, и я понимаю, что наелась этой ролью. Надорвалась.

Еще одно детище Немецкого театра - "Субботники". Эта идея появилась пару лет назад. Сейчас трудно сказать, кому именно принадлежала эта затея, но в создании первого "Субботника" участвовали режиссер Виктор Немченко и президент компании "Люфтганза" Дирк Гросман.

- Первым был "Субботник" "Ночь немецкого рока", - рассказывает Наташа. - Зрители все очень хорошо восприняли, и мы решили делать это как интерактивный мини-спектакль, стеб на заданную тему… Когда мы готовили первый "Субботник", в театре шел ремонт. И мы решили в качестве декораций использовать газеты. С тех пор это стало традицией, фирменным знаком. Вообще, "Субботники" - это разовая акция, доставляющая нам огромную радость. Я, как постановщик, позволяю актерам импровизировать, куражиться…

(03.04.04)






Похожие:

По лезвию сцены iconЛебединая песня (калхас)
Пустая сцена провинциального театра средней руки. Направо ряд некрашеных, грубо сколоченных дверей, ведущих в уборные; левый план...
По лезвию сцены iconНастольная1 книга монстра
«Избирательная кампания – всегда пограничный процесс, проходящий по лезвию бритвы между дозволенным, безопасным и рискованным, контролируемым...
По лезвию сцены iconБольшой мак перевод с английского Валентина Хитрово-Шмырова действующие лица: мэнди, танцовщица в ночном клубе. Джерри, ее парень.
Большую часть балкона не видно. В задней части сцены слева от центра альков, в нем стоит широкая двуспальная кровать. В передней...
По лезвию сцены iconСценарий учительского концерта «Суд над учителями» На сцене: 3 столика с табличками «прокурор», «адвокат», «судья» (судейский в глубине сцены)
На сцене: 3 столика с табличками «прокурор», «адвокат», «судья» (судейский – в глубине сцены). Выходит Маша (адвокат)
По лезвию сцены iconДокументы
1. /Товстоногов Г. Зеркало сцены 2.doc
По лезвию сцены iconЖивая классика с. М. Эйзенштейн
Цветовая разборка сцены “Пир в Александровской слободе” из фильма “Иван Грозный” (Постаналитическая работа)
По лезвию сцены iconА. Н. Островский тяжелые дни сцены из московской жизни, в трех действиях действие первое
В а с и л и й д м и т р и ч д о с у ж е в, чиновник, занимающийся частными делами
По лезвию сцены iconН. В. Гоголь сцены из светской жизни
Марья Александровна. Слушай, Миша, я давно хотела с тобою переговорить: тебе должно переменить службу
По лезвию сцены iconУрок Комедия в пяти эпизодах
Спальня в двухкомнатной квартире. Налево – прихожая, и далее – кухня. В центре сцены большая двуспальная кровать
По лезвию сцены iconБосиком по парку
Справа входная дверь. Она на ступеньку ниже уровня самой квартиры. Левая часть сцены площадка, приподнятая на несколько сту
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы