Беседы по высказываниям Чжуан Цзы icon

Беседы по высказываниям Чжуан Цзы



НазваниеБеседы по высказываниям Чжуан Цзы
страница4/26
Дата конвертации25.09.2012
Размер3.64 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   26
1. /ПУСТАЯ ЛОДКА.docБеседы по высказываниям Чжуан Цзы

Вы даете только то, что имеете. Вы всегда даете от себя самого, от того, что у вас внутри. Если внутри вы уже мертвы, то вы не може­те помочь жизни; куда бы вы ни пошли, вы будете убивать. Зная это, не зная этого, -- не в этом дело -- вы можете думать, что вы помога­ете другим выжить, но все равно -- вы будете убивать.

Великого психоаналитика, Вильгельма Рейха, изучавшего детей и их проблемы, однажды спросили: "Что больше всего мешает и вредит детям? Что, по-вашему, является корнем всех их несчастий, проблем, отклоне­ний от нормы?"

"Матери", -- сказал он. Ни одна мать не может с этим согласиться, потому что каждая мать чувствует, что уж она-то помогает своим детям без всякого эгоизма с ее стороны. Она живет и умирает за ребенка. А психоаналитики утверж­дают, что матери -- это проблема. Они бессознательно убивают, кале­чат; сознательно же они считают, что они любят.

Если вы внутренне искалечены, то вы будете калечить своих детей. Вы не можете делать ничего другого, и этому никак не помочь, потому что вы черпаете от своего существа -- нет никакого иного способа да­вать.

Чжуан Цзы заявляет: "Человек, познавший Дао, ... действиями свои­ми не вредит ни единому существу". Не то, чтобы он воспитывал в себе ненасилие, не то, чтобы он был воплощением сострадания, не то, чтобы он жил праведной жизнью, не то, чтобы он поступал как святой -- нет. Просто он не может никому причинить вреда, поскольку перестал причи­нять вред себе. У него нет ран. Он настолько блажен, что из его действий или недействий проистекает только блаженство. Даже если иногда, возможно, покажется, что он делает что-то не так, неверно поступать он не может.

С вами ситуация прямо противоположна. Иногда кажется, что вы де­лаете что-то хорошее. Но вы этого не можете, это исключено. Человек Дао не может причинить вреда, это так же невозможно. Для него не су­ществует никакого способа сделать это, это невероятно -- ибо он не­разделен, нефрагментарен. Он -- не толпа, он не шизофреник. Он -- вселенная сейчас; он ничто иное, как мелодия, зародившаяся в ней. Только эта музыка и продолжает распространяться и звучать.

Человек, познавший Дао, -- отнюдь не тот, кто очень активен; он не человек действия, лишь самый минимум необходимых действий исходят от него. Он, на самом деле, человек недействия, он совершенно не захвачен деятельностью.

А вот вы охвачены жаждой деятельности, и именно из стремления сбежать от самого себя. Вы не можете выдержать себя, вы не можете выдержать общение с самим собой... Вы хватаетесь за поиски кого-ни­будь, как за выход, как за какое-то занятие, с помощью которого вы можете забыть себя, которым вы можете увлечься. Вам так с собою нас­кучило.


Человек Дао, человек, который добрался до своей внутренней приро­ды, человек, который истинно религиозен, -- это не активный человек. С ним происходит только самое необходимое. То, без чего можно обой­тись, отброшено полностью, поэтому он может пребывать в покое безде­ятельным, он может быть дома, не делая ничего, он может расслабить­ся, может составить компанию самому себе, он может быть с самим со­бой и самим собой.

Вы не можете пребывать сами с собой, и отсюда ваша постоянная потребность в общении. Вы идете в клуб, отправляетесь на встречу, на вечеринку, стремитесь в толпу, где вы будете не одни. Вы так боитесь себя, что, если вас оставить одного, вы сойдете с ума. В течении всего лишь трех недель, если вы оставлены абсолютно один, лишены всякого общения, вы сойдете с ума. И это не какое-то там высказыва­ние религиозных людей, теперь с этим согласны психологи. Всего за три недели, если вся деятельность, если все внешнее общение у вас отобраны, если вы заперты один в комнате, за три недели вы сойдете с ума -- потому что вся ваша деятельность направлена лишь на избавле­ние от вашего безумия, вся она -- это катарсис.

Что вы будете делать, когда вы одни? Первые три или четыре дня вы будете мечтать и разговаривать про себя, заниматься внутренней бол­товней. Затем вам станет скучно. После первой недели вы начнете го­ворить вслух, потому что тогда, по меньшей мере, вы сможете слышать звук своего собственного голоса. Когда вы идете ночью по темной ули­це, вы начинаете насвистывать. Почему? Как это насвистывание может придать вам смелости? Каким образом это насвистывание может вам по­мочь? Просто, слушая его, вы чувствуете, что вы не один, кто-то нас­вистывает. Так создана иллюзия присутствия кого-то еще!

После первой недели вы начнете говорить вслух, потому что тогда вы сможете также и слушать. Вы не один, вы говорите и вы слушаете, как если бы кто-то другой разговаривал с вами. К третьей неделе вы начнете сами себе отвечать. Вы будете не только разговаривать, вы будете еще и отвечать -- вы разделены. Теперь вас двое; тот, кто спрашивает, и тот, кто отвечает. Теперь наличествует диалог -- вы полностью сошли с ума.

Один человек спросил психиатра: "Я очень обеспокоен тем, что час­то разговариваю сам с собой. Что мне делать? Не могли бы вы мне по­мочь?"

"Тут нет причин для беспокойства, -- утешил его психиатр. -- Все разговаривают сами с собой, в этом нет ничего такого. Вот когда вы начнете сами себе отвечать, тогда приходите ко мне, тогда я смогу быть вам полезен".

Но разница лишь в процентном отношении; она не в качественная, а только количественная. Если вы начинаете говорить сами с собой, рано или поздно вы также начнете и отвечать, потому что разве возможно всегда ограничиваться только монологом? Нужен ответ, нужен собесед­ник, иначе вы чувствуете себя глупо. И на третьей неделе вы начинае­те отвечать -- вы сошли с ума.

Этот мир, мир действия, бизнеса и занятости, спасает вас от су­масшедшего дома. Если вы заняты, ваша деятельность, ваша энергия направлена вовне; тогда вам не нужно заботиться о том, что внутри, о внутреннем мире, вы можете о нем позабыть.

Человек, познавший Дао -- не активен -- остается лишь основная деятельность, самое существенное. О Чжуан Цзы рассказывают, что, ес­ли он мог стоять, он не шел, если он мог сидеть, он не стоял, если он мог прилечь, он не сидел. Существенное, самое основное, лишь то, что он обязательно должен был сделать, он делал, потому что в такой деятельности нет безумия.

Вы же делаете несущественное, вы всегда, вы постоянно занимаетесь несущественным. Оглянитесь на вашу деятельность: девяносто девять процентов ее несущественны. Вы можете отбросить их, вы можете сохра­нить уйму энергии, вы можете освободить массу времени. Но вы ж не можете их отбросить, потому что вы боитесь, вы напуганы сами собой. Если нет радио, нет телевидения, нет газет, не с кем поговорить, то чем же вам заняться?

Как-то раз умер один священник. Конечно, он с самого начала был уверен, что попадет в Рай, на небеса. Он прибыл туда, и все было прекрасно. Дом, в который он попал, был просто великолепен, это был самый восхитительный дом из всех, о которых он только мог мечтать. В тот миг, как у него появлялось желание, немедленно возникал слуга. Если он был голоден, слуга держал в руках поднос с едою, самой изыс­канной из той, что он когда-либо пробовал. Если он испытывал жажду, то еще до того, как его желание формировалось в мысль, пока оно все еще было чувством, появлялся человек с напитками.

Так это и продолжалось, и он был очень счастлив два или три дня, а потом он начал ощущать беспокойство, потому что человеку необходи­мо что-нибудь делать, вы не можете просто сидеть в кресле. Только человек Дао может вот так сидеть в кресле и сидеть, сидеть, си­деть... Вы этого не можете.

Священник забеспокоился. Два-три дня выходных, небольшой отдых -- это нормально. При жизни он был так активен -- множество публичных служб, миссии, церкви, проповеди; он был настолько вовлечен в дела общины и паствы, что теперь он с удовольствием отдыхал. Но сколько ж можно отдыхать? Отдыхать хорошо до тех пор, пока, рано или поздно, выходные не закончатся, и тогда вы возвращаетесь в мир, в свой при­вычный круг деятельности. Он стал беспокоен, начал чувствовать ка­кое-то неудобство.

Вдруг появился слуга и спросил: "Чего ты хочешь? Это твое чувство -- не потребность, ты не голоден, не испытываешь жажду, ты просто неспокоен. Так что же мне сделать?"

"Я не могу всегда сидеть здесь, не могу же я сидеть вечно, я хочу чем-нибудь заняться", -- объяснил священник.

"Это невозможно... -- возразил слуга. -- Все твои желания здесь будут нами исполнены, что за нужда тебе что-то делать? Это ни к че­му, и поэтому такое тут не предусмотрено".

Священник обеспокоился еще больше и воскликнул: "Да что же это за Рай такой?"

"Какой Рай? Какой еще Рай? С чего ты взял, что это Рай? -- уди­вился слуга. -- Это -- Ад. Кто тебе сказал, что это Рай?"

И это действительно был ад. Теперь-то он понял: без деятельности -- это был ад. Он должен был рано или поздно сойти с ума. Без обще­ния и без разговоров, без необходимости проводить службы, без языч­ников, которых нужно обращать в христианство, без глупых людей, ко­торых надо делать мудрыми, чем он мог заниматься?

Только человек Дао смог бы изменить тот ад и обратить его в небе­са. Человек Дао, где бы он ни был, умиротворен, покоен. Он делает только самое необходимое, и, если вы сделаете это необходимое за не­го, то он станет еще счастливее. Все несущественное отброшено.

Вы не можете отбросить несущественное. В самом деле, девяносто девять процентов вашей энергии растрачивается на несущественное. Су­щественного недостаточно, и ум всегда страстно жаждет еще несущест­венного, потому что существенное такое небольшое, такое маленькое, его можно легко выполнить. А что вам делать потом?

Люди не особо озабочены тем, чтобы иметь хорошую пищу. Они более заинтересованы иметь дорогую машину, потому что хорошей пищи можно легко достигнуть. И что потом? Люди не хотят иметь хорошие здоровые тела. Это то, чего можно слишком легко достигнуть. Они хотят чего-то такого, чего достигнуть весьма непросто, чего-то невозможного, а не­существенное -- это всегда невозможное. Всегда есть дома, что по­больше, машины, что подороже, и они продолжают становиться все боль­ше и все дороже, так что вам никогда не придется отдыхать.

Целый мир пытается заниматься несущественным. Девяносто процентов индустрии занято несущественным. Пятьдесят процентов человеческого труда тратится на то, что вообще никому не нужно. Половина индустрии посвящена женскому уму, более того, женскому телу: моделирование но­вых платьев каждые три месяца, проектирование новых домов, одежды, пудры, мыла, кремов; пятьдесят процентов индустрии посвящено этакому нонсенсу. Человечество голодает, люди умирают без пищи -- и половина человечества занимается абсолютно несущественным.

Добраться до Луны -- ну совершенно бессмысленно. Если бы мы были хоть немного мудрее, мы бы даже не думали об этом. Это абсолютно пустая трата таких огромных денег, на которые можно было бы накор­мить всю землю. Войны бесполезны, бессмысленны; но человечество бе­зумно, и в войнах нуждается более, нежели в пище. Оно нуждается в том, чтобы отправиться на Луну, больше, чем в пище, больше, чем в одежде, больше, чем в существенном, потому что существенного недос­таточно.

И сейчас наука породила величайший ужас; этот ужас заключается в том, что теперь существенное может быть выполнено очень легко. В те­чении десяти лет все потребности человечества могут быть удовлетво­рены, вся эта земля может быть удовлетворена в том, что касается не­обходимого. И что же потом? Что же вы будете делать после этого? Вы будете в таком же положении, как и тот священник. Он был уверен, что попал на небеса, а затем обнаружилось, что это был ад. Всего за де­сять лет вся земля может стать адом.

Несущественное необходимо вашему безумию, чтобы не оставаться без дела. Тут никаких Лун не хватит, нам придется пойти подальше, нам придется продолжать создавать бесполезное. Это нужно. Людям это не­обходимо, чтобы чем-то занять себя.

Человек Дао -- это не активный человек. Его действия -- это лишь самое существенное: те, которых не избежать. Тех, которых можно из­бежать, он избегает. Он настолько счастлив сам по себе, что ему нет нужды выражаться в действиях. Его деятельность скорее похожа на не­деятельность: он делает, не становясь тем, кто делает, не становясь деятелем.

Он -- это пустая лодка, свободно плывущая по морю, никуда не нап­равляющаяся. Хоть и не мыслит себя добрым и мягким.

Позвольте этой мысли этого проникнуть глубоко в ваше сердце. Хоть и не мыслит себя добрым и мягким. -- потому что, если вы считаете себя таким, то суть этого вы уже упустили; если вы знаете, что вы простой человек, то это не так. Именно знание все усложняет. Если вы знаете, что вы религиозный человек, то это не так, потому что этот хитрый ум, который, собственно, и знает, все еще продолжает сущест­вовать.

Когда вы мягкий, но вы не знаете этого, когда вы просты, а вы не осознаете этого, -- тогда это и вправду становится самим вашим ес­теством, вашей природой. Когда что-то действительно естественно, тогда вы этого не осознаете, но когда что-нибудь навязанно, искусс­твенно, вы о нем знаете. Когда кто-нибудь становиться богат -- выби­вается в новоиспеченные богачи, в этакие нувориши -- он постоянно помнит, что у него есть богатый дом, есть плавательный бассейн, есть богатство, и вы сразу увидите, что он не аристократ, потому что ему так нравится демонстрировать все это.

Один нувориш заказал три плавательных бассейна для своего сада. Их сделали, и он показывал их своему другу. Тот был несколько удив­лен. "Три плавательных бассейна? Для чего? Хватило бы и одного", -- спросил он.

"Нет, ну как его может хватить? -- возразил новоявленный богач. -- Один с горячей водой, а другой с прохладной".

"А третий?" -- поинтересовался у него его друг. "Ну, третий... третий для тех, кто не умеет плавать.—ответил он и пояснил: -- Поэтому третий бассейн мы будем держать пустым".

Вы можете заметить, что, если человек только что разбогател -- он будет стремится демонстрировать свое богатство. Истинный аристократ -- это тот, кто забыл, что он богат. Человек, познавший Дао -- это аристократ внутреннего мира.

Если человек выставляет свою религию напоказ, то он все еще не религиозен по-настоящему. Его религия все еще похожа на колючку, она неестественна для него, она ранит, он страстно желает продемонстри­ровать ее. Если вы стремитесь показать свою простоту, так какая же это простота? Если вы выставляете напоказ вашу мягкость, тогда это просто хитрость, и ничего мягкого в ней нет.

Человек Дао -- это человек внутреннего мира. Он настолько с ним сонастроен, что это никак не заметно -- не только вам, он и сам он об этом не знает. Он не помнит, что он мудр, он не подозревает, что он невинен -- как вы можете это знать, если вы невинны? Ваше знание будет мешать невинности.

Последователь Хазрата Магомета отправился вместе с ним в мечеть для утренней молитвы. Было лето, и по дороге обратно они увидели множество людей, все еще спавших в своих домах или прямо на улице. Было раннее утро, летнее утро, а многие люди еще мирно спали. "Что будет с этими грешниками? -- очень высокомерно заявил тот человек Хазрату Магомету. -- Они проспали утреннюю молитву".

Сам он сегодня впервые ходил молиться. Вчера он так же сладко спал, как и эти грешники. Нувориш хочет выставиться, покрасоваться перед Магометом: "Магомет Хазрат, что случится с этими грешниками? Они не были на утренней молитве, они ленивы и все еще спят".

Магомет остановился и сказал: "Отправляйся домой, а мне придется вернуться в мечеть". "Почему?" -- удивился тот человек. Магомет ответил: "Моя утренняя молитва из-за тебя пропала зря; от общения с тобой все разрушилось. Мне придется совершить молитву снова. А что касается тебя, то запомни пожалуйста: никогда не прихо­ди опять. Для тебя было бы лучше спать, как другие; по крайней мере, тогда они не были бы грешниками. Твоя молитва имела лишь один ре­зультат -- она дала тебе повод осуждать других".

Так называемый религиозный человек религиозен только для того, чтобы смотреть на вас с осуждением, поскольку он может объявить вас грешником. Пойдите к святым, так называемым святым, и взгляните им в глаза. Вы не найдете невинности, которая должна была бы там быть. Вы найдете рассчитывающий, все вычисляющий ум, смотрящий на вас и дума­ющий об аде: "Ты отправишься в ад, а я буду на небесах, потому что я так много молился, пять раз в день, и я так много постился". Как будто вы можете купить место в раю!.. Это монеты -- пост, молитва -- этими монетами пытаются совершить покупку.

Если вы замечаете осуждение в глазах святого, будьте уверены, что он -- "нувориш"; он еще не аристократ внутреннего мира, он еще не принадлежит ему, отделен от него. Он может знать его -- но вы знаете что-то только тогда, когда оно существует отдельно от вас.

Здесь нужно упомянуть еще об одном: по этой же причине знание се­бя, самопознание -- невозможно. Вы не можете знать себя, потому что когда вы себя _знаете, вы знаете не то, что вы называете собой, это не вы сами, это что-то другое, что-то, что отдельно от вас. Мы сами -- это всегда познающий, никогда не познаваемое -- так как вы можете его, этого познающего, познать? Вы не можете так уменьшить, сокра­тить его, чтобы свести его к объекту.

Я могу видеть вас. Как я могу видеть себя? Кто в таком случае бу­дет видящий и кто будет видимым? Нет, самого себя невозможно познать таким же образом, как мы познаем все остальное.

Самопознание, познание себя -- невозможно в обычном смысле, ибо при этом знающий всегда трансцендирует, всегда выходит за рамки. Что бы он ни знал, это не то. Упанишады говорят: нети-нети(netine­ti) -- ни то, ни это. Что бы вы ни знали, вы этим не являетесь; что бы вы ни не знали, вы не являетесь и этим тоже. Вы -- тот, кто зна­ет, познает, а этого познающего невозможно сократить до познаваемого объекта.

Самопознание невозможно. Если ваша невинность исходит из вашего внутреннего источника, то о ней, ее -- вы знать не можете. Если вы навязали ее себе, как внешнее, как маску, то вы можете ее знать; ес­ли это всего лишь платье, которое вы надели, то вы знаете о ней, но она не есть само дыхание вашей жизни. Эта невинность -- продукт вос­питания, а взращенная невинность -- жуткая вещь.

Человек, познавший Дао, не мыслит себя добрым и мягким. Он мягок, но он не знает об этом; он добр, но и этого он не знает; он -- сама любовь, но он того не сознает -- потому что любящий и знающий не разделены; мягкость, доброта, сострадание -- и знающий -- нераздель­ные, их не двое. Нет, их невозможно разделить на познаваемое и поз­нающего. Это внутренняя аристократичность: когда вы становитесь так богаты, что даже перестаете это осознавать. Когда вы настолько бога­ты, незачем выставлять это напоказ.

Мне довелось слышать следующую историю:

Как-то раз Генри Форду случилось приехать в Англию. В справочном бюро аэропорта он поинтересовался самой дешевой гостиницей в городе. Служащий взглянул на него -- а лицо его было известным. Генри Форд был известен по всему миру. Всего за день до этого в газетных стать­ях, посвященных его предстоящему приезду, были помещены его большие фотографии. И вот он стоит здесь, -- спрашивая о самом дешевом оте­ле, одетый в плащ, который смотрится постарше его самого.

Поэтому служащий спросил его: "Если я не ошибаюсь, вы -- мистер Генри Форд. Я хорошо помню, я видел ваше фото".

"Да", -- ответил тот. Это привело служащего в полнейшую растерян­ность, и он воскликнул: "Вы спрашиваете самую дешевую гостиницу, носите плащ, который, похоже, не моложе вас. Я видел вашего сына, приезжавшего сюда, он всегда останавливается в лучших отелях, и он был великолеп­но одет".

Говорят, что Генри Форд ответил: "Да, мой сын ведет себя, как эксгибиционист, он еще очень неуравновешен. Мне незачем останавли­ваться в дорогом отеле; где бы я ни остановился, я -- Генри Форд. В дешевейшей гостинице я все равно Генри Форд, нет никакой разницы. Мой сын еще очень молод, неопытен, он боится, что подумают люди, ес­ли он остановится в дешевом отеле. А это пальто -- да, это пальто действительно досталось мне от отца -- но это не имеет никакого зна­чения; зачем мне новые тряпки? Я -- Генри Форд, что бы я ни надел; даже если я совершенно голый, я -- Генри Форд. А все остальное не­важно".

Когда вы действительно гармоничны, сонастроены со своим внутрен­ним миром, когда вы действительно богаты в нем, вам незачем показы­вать, демонстрировать это. Когда вы впервые приходите в храм, ваша молитва будет немного громче, чем молитвы других. Должна быть. Вам очень хочется порисоваться.

Стремление показать себя -- это часть эго; не имеет значения, _что_ именно вы показываете. Вы демонстрируете, вы выставляете напо­каз. Значит, есть эго, лодка не пуста; а человек Дао -- это пустая лодка. Он мягок, не ведая того; он невинен, не сознавая этого; он мудр, поэтому он может действовать как дурак, ни о чем не беспоко­ясь. Что бы он ни делал -- это не разделяет его, его мудрость оста­ется незатронутой, он может позволить себе быть глупым. Вы этого позволить себе не можете.

Вы всегда боитесь, что кто-нибудь сочтет вас дураком. Вы боитесь, что, если другие будут считать вас дураком, вы и сами начнете в это верить. Ведь если столько людей будут думать, что вы дурак, то вы утратите уверенность в себе. И если все продолжают твердить, что вы дурак, то, рано или поздно, вы в это поверите.

Лишь мудреца невозможно обмануть, он может выглядеть дураком сколько угодно.

Я слышал об одном мудреце, который был широко известен как Сумас­шедший. Никто не знал ни его имени, ни вообще чего-либо о нем, он был известен просто как Сумасшедший. Он был еврей, а из евреев вышло несколько действительно мудрых людей, у них есть что-то такое, некий внутренней источник. Поэтому Иисус и смог родиться среди них.

Этот Сумасшедший вел себя настолько по-дурацки, что встревожилась вся община, потому что никто не мог предугадать, что он выкинет в следующий раз. В религиозные дни, Йом Киппур или другие праздники, вся община была в ужасе: невозможно было предвидеть, что этот рабби устроит, кем он прикинется, как он себя поведет. Его молитвы тоже были безумны.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   26



Похожие:

Беседы по высказываниям Чжуан Цзы iconДокументы
1. /Неслучайные беседы/1-БУДЬ ВЕРЕН ДО СМЕРТИ.doc
2. /Неслучайные...

Беседы по высказываниям Чжуан Цзы iconБеседы о режиссуре
Беседы о режиссуре. М.: Институт повышения квалификации работников телевидения и радиовещания
Беседы по высказываниям Чжуан Цзы iconКонтрольная работа по теме «Логика»
Составьте ложные высказывания, применив импликацию к высказываниям «В городе прекрасная погода» и «Самолеты будут летать»
Беседы по высказываниям Чжуан Цзы iconВ. А. Рязанцев беседы о трезвости
Беседы о трезвости / Сост. В. А. Рязанцев. — К.: Вища шк. Головное изд-во, 1987. — 144 с
Беседы по высказываниям Чжуан Цзы iconДокументы
1. /Лао Цзы - Дао дэ Цзин.doc
Беседы по высказываниям Чжуан Цзы iconОткрытый урок по английскому языку «some glimpses of moscow»
В зависимости от уровня класса и поставленных задач учитель выбирает соответствующие звуки и рифмовки, чтобы подготовить класс к...
Беседы по высказываниям Чжуан Цзы iconДокументы
1. /Лао-Цзы - Дао дэ дзин.txt
Беседы по высказываниям Чжуан Цзы iconДокументы
1. /Лао-Цзы -ОСHОВЫ ДАО И ДЭ.txt
Беседы по высказываниям Чжуан Цзы iconДокументы
1. /Чжан Чжень-Цзы - Практика дзэн.doc
Беседы по высказываниям Чжуан Цзы iconИз цикла «Философские беседы» Практическая философия москва  2011 Из цикла «Философские беседы»
Цикл задуман автором как своеобразная библиотечка философской литературы по широкому кругу проблем. Он рассчитан на читателя, которому...
Беседы по высказываниям Чжуан Цзы iconДокументы
1. /Беседы с Богом 2.doc
2. /Беседы с Богом...

Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы