Борис Тараканов, Антуан Фёдоров icon

Борис Тараканов, Антуан Фёдоров



НазваниеБорис Тараканов, Антуан Фёдоров
Дата конвертации02.10.2012
Размер141.41 Kb.
ТипДокументы
1. /KOLTSO.DOCБорис Тараканов, Антуан Фёдоров

Борис Тараканов,

Антуан Фёдоров

Э. КОЛЬЦО


"Ну что Вам стоит [...]

Возьмите, сделайте чудо!"

(Вл. Крапивин)


"…и все это существенная правда".

("Иван Купала")


Еще в электричке, везущей нас назад, в Москву, мы решили написать об этом. Слишком уж похоже все на чудо. Слишком большая удача, словно на несколько часов возвратившая детство, неожиданно обрушилась на нас. Радость оказалась слишком велика для нас двоих, и мы просто не можем ею не поделиться. Все, о чем пойдет речь ниже, произошло на самом деле, все это действительно случилось с нами, несмотря на множество мелких случайностей и похожее на сон невероятное стечение обстоятельств, складывающихся в итоге в странную мозаику закономерностей.


А.Ф. Все началось со странного сна, виденного мной накануне. А снилось мне, что от родной моей станции метро «Юго-Западная», где не то что поездов – трамваев отродясь не водилось, есть железнодорожная ветка, и ходит по ней электричка до Щербинки — небольшого местечка под Москвой, где находится огромный испытательный полигон железнодорожной техники. По слухам, в ангарах и под открытым небом там собрано невероятное количество старых локомотивов, древних составов и странного вида вагонов. Помню, во сне я стоял на перроне, внимательно изучая расписание электричек на Щербинку, и делал пометки в блокноте. Проснувшись, я удивился правдоподобности сна, и того, как он вписался в реальность – цифры, записанные в блокноте, в эту минуту, казалось, я мог бы восстановить на бумаге. Некоторое время в моей голове одновременно существовали две взаимоисключающие картины мироздания – сна и реальности, возвращенной пробуждением, и вторая медленно вытесняла первую.

Сновидения, впрочем, быстро забываются. Об этом сне бы я теперь точно и не вспомнил, кабы не рассказал его еще днем приехавшему ко мне Борису, когда мы, гуляя во лесочке неподалеку от моего дома, давили по первой баночке "Рома с брусникой".


Б.Т. Мечта поехать в Щербинку зрела у нас с Антуаном давно. Хотелось выбрать день, "отрешиться от забот", взять и приехать туда. Просто побродить среди отживших свой век железнодорожных трудяг, переступая через заросшие травой шпалы и отыскивая безлюдные, "щекочущие подсознание" закоулки…

В тот день, сидя в лесу, до краёв наполненном птичьим гомоном, и слушая рассказ Антуана о его странном сне, я неожиданно для самого себя предложил:

  1. Айда в Щербинку? Прямо сейчас.

    Антуан — человек на подъём лёгкий, и отрицательного ответа я в принципе не допускал.


  2. А что? Легко! Только зайдём сначала ко мне, пообедаем…


Погода в этот день была на нашей стороне – славный такой, погожий, как раньше говорили, ясный и безветренный денек, замечательно подходящий для начинания всякого рода авантюр. Мы стояли в тамбуре электрички, любуясь проплывающими мимо красотами, замечая то старинную, похожую на замок водонапорную башню, то странные хитросплетения рельсов на узловых развязках, то мальчишек, гоняющих на пустыре в футбол, сделавших ворота из нескольких поставленных друг на друга кирпичей. Настроение было замечательное, и, подъезжая к станции, мы решили, что если даже в Щербинке никакого полигона не окажется, мы не будем сильно огорчаться, а просто погуляем по окрестностям и в каком-нибудь живописном месте на природе прикончим благоразумно припасенную большую пластиковую бутылку очаковской «Ром-колы».

Выйдя из электрички, мы, не торопясь, осмотрелись.

– Нам туда! Вроде бы…

У местных жителей выяснили, что полигон действительно существует, и, уточнив координаты, отправились в указанном направлении. Через некоторое время мы заметили несколько заброшенных, заросших травой путей.

– А вон стрелка! Гляди!

– Ух ты! Давай подергаем…

Мы потопали по старым шпалам. Стрелка была довольно старой и рыжей от ржавчины. Казалось, от старости и одиночества она устала стоять ровно и покосилась в сторону, хотя, конечно, это было не так — ведь прямых стрелок просто не бывает. Засучив рукава, мы взялись… потом подкрепились «Ром-колой» и, ухнув, еще раз взялись, но все напрасно – ее заклинило намертво. Пришлось отряхнуть руки и вернуться на прежнюю дорогу, оставив в недоумении бродившего неподалёку старичка-сторожа, который сначала наблюдал за нашими манипуляциями, а потом долго чесал голову, глядя нам вслед.

Наконец, вот и полигон. Бросилась в глаза надпись на воротах: «Э. кольцо». Мы долго ломали голову – что за «Э»? Экологическое? Экономичное? Или вовсе Энергетическое?

– А может, это «Эх, кольцо»? Что-то вроде «Эх, прокачу!»?

И спросить-то не у кого. Хотя, нет, вот навстречу идет молодая супружеская пара с детской коляской (и что понадобилось им на железнодорожном полигоне?). Увы, что такое «Э. кольцо» они не знают. И вообще – сегодня выходной день, все закрыто.

А.Ф. Было бы неправдой сказать, что мы не были разочарованы, теперь, когда мы стояли в двух шагах от запертых на замок вожделенных локомотивов и паровозов. Заветная дверь, казалось, захлопнулась перед самым носом.

Мы, все же, попробовали проломиться через проходную. Борис начал импровизировать, что мы — студенты МИИТа и нам надо срочно сдавать "курсач по истории паровозов" (!). Без толку – все ангары закрыты, поставлены на сигнализацию, так что, приходите, ребята, 10-го.

- Да 10-го нам уже сдавать. Специально ведь из Москвы приехали, надо же, как неудачно…

  1. Ничем не могу помочь…

  2. Нам бы только взглянуть…

  3. Рад бы, но… Разве что… пройдите, если хотите, немного вперед, там старый паровоз на рельсах. Заброшенный.

  4. Ого… Спасибо большое. Там собак нет?

  5. Нет.

Собаки были. Несколько псин без ошейников, но явно местных, которые и тяпнуть могут при случае… Нерешительно мы остановились около старого паровоза. Наверняка все внутри разворовано, и все же ужасно хочется подняться по железной лесенке наверх, посмотреть на кабину, какая она внутри. Однако собаки вот… а вот и люди, видимо сторожа.

Боря предлагал пойти договориться с ними, упирая на то, что мы, опять же, студенты МИИТа. Я же говорил, что можно просто зайти с другой стороны паровоза и залезть там в кабину. И вообще, врать нехорошо…


Однако, собаки и под колесами пролезть могут, а ну их совсем… короче, перевесили рассудительность и жизненный опыт – пошли к мужикам. Самый старый из них, действительно сторож, уперся напрочь – не позволю и все тут! Идите к диспетчеру, вон, на 4-й этаж. Идите, идите!

Повинуясь его напору, мы вошли в странное треугольное здание и поднялись на лифте, все сильнее склоняясь к мысли, что поход наш совершенно бессмысленен, и все более и более вязнет в дебрях дешевого сюрреализма — ну чем нам поможет диспетчер? На 4-м этаже мы тыркнулись в несколько запертых дверей, и, найдя, наконец, диспетчерскую, постучали.

Диспетчерская оказалась обширным помещением, перегороженным совершенно невообразимых размеров пультом. В дверях стоял широкий в плечах бритый мужик, явно собиравшийся уходить. Опять сказка про МИИТ с новыми леденящими душу подробностями: зверь-препод, стерва-деканша, сволочь-староста, отчисление целыми косяками…

- Ну ладно, ладно… — сжалился мужик, — А на какой паровоз вы хотели посмотреть? На эти что ли развалины внизу?

- А есть разве еще? – в один голос спросили мы.

Мужик криво усмехнулся: "Пошли. С-студенты…". По дороге он официально представился:

  1.  Андрей Владимирович Баринов, машинист-испытатель первого класса… — тут его перебил могучий гудок. — Легкие пробует, — сказал наш новый знакомый.

    На рельсах возле большого ангара тяжко вздыхал и пыхал паром огромный чёрный агрегат с трубой, большими колёсами, угольной тележкой и массой непонятных приспособлений. На его борту красовалась надпись: "ЭсУ 699-74". Мы обомлели…

  2.  А… А сколько ему лет? — вопрос прозвучал глупее некуда.

  3.  Двадцать девятого года рождения, — последовал ответ. — Завтра, по случаю дня победы, к нему прицепят несколько вагонов, и будут катать ветеранов. А сегодня проверяют на "боеготовность".

  4.  Понятно… А можно мы… ну… это… А? — Наверное, в этот момент у нас обоих были слишком умоляющие глаза.

    Из кабины высунулась светлая вихрастая голова:

  5. Что с вами делать… Поднимайтесь. Только куртки ваши светлые лучше в сумку положите — грязно тут…

    Не помня себя от радости, мы попихали куртки в пакеты и устремились по отвесной лестнице наверх, всё ещё не веря в удачу.

    Б.Т. Наверное, ребятам, "населяющим" кабину, нужны были такие вот зрители-слушатели – с широко распахнутыми глазами и ртами, восхищенно глядящие на все вокруг и задающие глупые вопросы.

  6. Так, студенты, смотрите, только руками ничего не трогайте, — сказал вихрастый парень, исполняющий обязанности и кочегара и, как нам показалось, настройщика всей этой сложной огнедышащей машины, — всё горячее. Какой курс-то у вас?

    Я ляпнул первое, что пришло в голову:

    Третий…

    Антуан при этом почему-то поежился, а я подумал, что если со своей 32-летней физиономией до сих пор "тяну" на студента, то в этой жизни ещё не всё потеряно.

    — А факультет?

    Я впал в ступор. Ибо совершенно не представлял себе, как могут называться факультеты железнодорожного ВУЗа. В голове хаотично возникали какие-то стрелочники (почему-то пьяные и непременно в чём-то виноватые), обходчики путей в грязных оранжевых жилетах и угрюмые мужики, которые на стоянках зачем-то обстукивают длинными молотками колёса поездов дальнего следования. Пауза затянулась до неприличия. "Никогда Штирлиц не был так близко к провалу". Я уже рисовал себе картину того, как нас с позором попрут с паровоза, но тут мне на помощь пришёл Антуан:

  7.  С экономического.

  8.  Несчастные люди! — резюмировал кочегар-настройщик, — Кошмар! Меня, кстати, Аркадием зовут.

    Мы по очереди пожали промасленную ладонь в разводах угольной пыли.

    — Смотрите и удивляйтесь, — сказал стоящий у нас за спиной Андрей Владимирович, и жестом обвёл кабину машиниста.

    Точнее сказать, кабины никакой тут не было – всего лишь узкий проход между топкой и тендером, прицепом с углем. Над топкой — задняя стенка парового котла, вся утыканная какими-то кранами, вентилями, рукоятками, переключателями, рычагами и клапанами. Справа от котла — весело раскрашенное колесо, напоминающее штурвал, а над ним — концептуальная табличка: «Машинист! проезд на запрещающий сигнал семафора – преступление перед ГОСУДАРСТВОМ!», несомненно, висящая тут с того самого 1929 года.

    Над топкой шипел самоварного вида краник, закреплённый на медном змеевике. Он сердито плевался кипятком с периодичностью 5-6 секунд. Нам сказали, что уголь в топку надо кидать синхронно с шипением этого краника. Пошутили, наверное… Хотя тут же мы и увидели как это делается. Сам процесс напоминал кадры из фильма о Гражданской войне — боевая подруга Аркадия, Галя, одетая в чёрную робу, отточенными движениями открывала пасть топке, а её вихрастый друг закидывал в ревущее пламя очередную лопату угля. Для сохранения антуража не хватало только чумазого белогвардейца с винтовкой.

    Через несколько минут безмолвного оглядывания интерьера с нашей стороны посыпались глупые вопросы в стиле Жванецкого:

  9.  А что это у Вас такое, всё время без пятнадцати восемь?

    — Гхм… это манометр.

    — Что Вы говорите… Я смотрю, здесь вообще много манометров.

    — Меньше, чем в самолете, — усмехается Аркадий.

    — Как же вы в них разбираетесь?

    — Да на них же все написано. На рукоятках тоже.

    И в самом деле: "Форсунка…", — прочли мы на одной из них.

  10.  А этот что показывает?

  11.  Этот? Давление в котле. Дойдет до 12 – видишь, черта – можно будет ехать.

    Неужели, в самом деле можно? А в голове все время крутится: «Това-арищ летчик, ну что-о вам стоит…». Хотя, в нашем случае это было бы: «Това-арищ машинист…».

    — А сегодня поедете?

  12. Ребята, какие могут быть гарантии? Машина старая, неизвестно ещё, что выкинет. Вот завтра приходите, увидите.

  13. За-автра…

  14. Ну что вы там, клапан открыли? — закричал снизу Женя, один из "основняков" паровозной команды, — Давай, трави помаленьку!

Предохранительный клапан проверили с карлсоновской ловкостью. Сбоку с шипением полетели клубы белого пара. Совсем как в старом кино… Давление в котле стало расти, стрелка медленно, но неумолимо поползла вверх.

Через несколько минут пришёл Николай Алексеевич, как мы поняли, основной руководитель, вдохновитель и, наверное, даже основатель всей этой замечательной паровозной команды. Поздоровался со всеми, не забыв нас, "студентов". Велел полить уголь в тендере. Безумно хотелось спросить: "А зачем?", но в этот момент Аркадий решил в очередной раз "проверить лёгкие" и дёрнул гудок. Паровоз истошно заорал. От неожиданности мы подскочили на месте. Очевидно, со стороны это выглядело довольно выразительно, потому, что Галя с Аркадием, глядя на нас, не могли удержаться от смеха. Затем Аркадий подсоединил к какой-то блямбе возле котла чёрный шланг с узким наконечником и полил уголь водой.

Мы достали бутылку с остатками "Ром-Колы" и пустили её по кругу: "Будете?".

  1. А градусы в ней есть?

  2. А как же! Целых… — беглый взгляд на бутылку, — девять!

  3. Тогда давай…

Пустую пластиковую бутылку скормили топке: "Бросай, не бойся. Жрёт всё…".

Ну вот, похоже, и конец приключению. Наверное, не стоит дожидаться, пока нас деликатно погонят, а лучше уйти самим. Все равно, было замечательно. Собрались уходить. Но что-то внутри сопротивлялось этому очевидному решению.

  1. А давай пока оставим тут сумки. Будет повод вернуться.

  2. Пожалуй…

    Мы начали спускаться по отвесной лесенке.

    — Э… Не так слезаешь, — сказал Николай Алексеевич, — повернись лицом к паровозу, теперь… вот, молодец.

    Чтобы не стоять на одном месте, мы решили ещё раз осмотреть чудо прошлого снаружи: обошли вокруг паровоза, полюбовались, какой он смазанный и ухоженный. Непонятное устройство, венчаемое узкой трубкой, периодически выдавая кружевное облако пара, издавало тот самый "Чух-Чух", который все мы с детства привыкли ассоциировать с паровозной техникой. Потрогали огромные, выкрашенные красной краской, колеса (метра полтора в диаметре, не меньше).

  3. Слушай, полезли назад, пока не гонят?

  4. Ну… давай.

    Следом за нами в кабину поднялся Андрей Владимирович.

    — Ребят, встаньте в сторонку. Сейчас прошвырнёмся немного.

    Мы восторженно посмотрели друг на друга ("Yes!!" правый локоть сам собою пошел к левой коленке). Ребята с разных сторон поднялись в кабину (кто по лестницам с обоих сторон, а кто из тендера), а мы постарались если уж не размазаться по стенке, то, как минимум, "прикинуться ветошью", чтобы не мешать слаженной работе машинистов, кочегаров и помощнице Гале, вновь взявшейся за управление ненасытной топкой.

    Тронулись. Задний ход. Неужели, в самом деле едем?? Не верится. Старинная машина, а движется. Остановились. В чем дело? А, это Андрей Владимирович вышел перевести стрелку. Надо заметить, это у него получилось лучше, чем у нас. Теперь вперед. Полный вперед! Паровоз постепенно набрал скорость, разогнавшись до 30 км/ч. Мимо пронёсся небольшой домик-станция, напоминающий пристань для катеров.

    По затерявшимся в траве вспомогательным веткам выехали к платформе "Щербинка". Мы поражаемся работе всей команды: любой из ребят может занять место "у штурвала" (так мы окрестили колесо реверса перед сидением машиниста), но не гнушается при этом и уголёк покидать, и дровишки поносить. Наш машинист вновь даёт гудок. В окнах подъезжающей электрички видны расплющенные о стекло носы — пассажиры удивленно глядят на наш паровоз. Мы, одуревшие от счастья, машем им руками, нам машут в ответ. Платформа быстро осталаётся позади. Мимо проносятся массивные ворота, ангары и другие железнодорожные сооружения, допотопные электрички и локомотивы, стоящие на вечном приколе, какие-то приземистые кирпичные будки с незнакомой надписью "ПОНАБ".

    Потом за окнами замелькала березовая роща. На соседнюю насыпь взбирается взъерошенный мальчишка лет двенадцати и, увидев наш паровоз, застывает в недоумении. «Выезжаем на кольцо», - говорит Андрей Владимирович в рацию. Мы глядим по сторонам и как будто год за годом возвращаемся в прошлое нашей страны:

  5. Представляешь, сейчас сделаем круг и окажемся в 1929 году!

  6. Ага!.. Вряд ли пейзаж с того времени сильно изменился… Однако, не хотелось бы… бр-рр, аж дрожь по спине…

Несколько остановок для сбора дров. По обочинам раскидано много березовых поленьев, как будто для нас нарубленных. Мы помогаем принимать их, а на последней остановке даже спустились вниз подносить поленья к тендеру.

Замечательно, что мы вылезли и смогли увидеть это со стороны – вид незабываемый – старинный паровоз, гонец из прошлого, "поезд-призрак", пыхающий паром посреди молодого березняка. Погрузились. Мы залезли обратно и сразу же высунулись в окно. Заметив нас, Галя, смеясь, показывает: посмотрите, какие довольные рожи. Мы взглянули друг на друга – действительно, рожи у нас довольные и счастливые до безобразия, а рты перекосило радостной, слегка идиотской улыбкой, которая, кажется, так и останется у нас на лицах на всю жизнь. Мы, словно мальчишки, впервые попавшие в цирк, забыли обо всем: хочется кричать, петь и махать руками, и большого труда нам стоит удерживаться от этого.

Паровоз вновь набирает ход. Мы едем дальше. Андрей Владимирович что-то передаёт по рации диспетчеру, потом поворачивается к нам.

— Только не влюбляйтесь в это. А то захватит и не отпустит потом…

Предупреждение запоздало. Наверное, теперь мы до конца дней обречены совершенно по-другому относиться к этим могучим машинам прошлого и непроизвольно ловить отзвуки паровозного гудка в сигналах проезжающих электричек.


Б.Т. Тут я вспомнил, что у меня с собой мобильный телефон и стал думать, кому бы позвонить. Никто ж ведь не поверит. Наконец, я решился и набрал номер.

  1. Мама! Это я! Я звоню с НАСТОЯЩЕГО паровоза! Да!! Мы на нём ЕДЕМ!!!

  2. Ты там не спятил?..

    В этот момент машинист дал гудок.

  3. О-о-о-о… – сказала мама. У неё было "паровозное детство", так что этот гудок она не спутает ни с каким другим.

Потом прозвонил домой Антуан, правда, гудка в этот момент не было, но его мама и так поверила.


Березняк незаметно закончился, и снова вокруг стали появляться заборы, ворота и ангары, мелькнул по правому борту и скрылся маленький, похожий на пристань домик. Круг закончился, а вместе с ним закончилась и сказка.

Начались маневры: прицепили какие-то вагоны, протащили их немного, оказалось – не те, вернули на место. Стемнело. Стало ясно, что поезд дальше не пойдет. Вот теперь самое время покинуть сцену. Поблагодарили и попрощались со всей командой:

— Счастливо, ребята! Спасибо вам за сказку…

Мы спустились и в последний раз посмотрели на паровоз. В темноте он был особенно красив, подсвеченный снизу. Потрогали теплый борт, погладили, уходя: "Хороший…".

Вновь мы шли мимо треугольного здания с диспетчерской (нет, оно в самом деле треугольное – кто не верит, может съездить в Щербинку – проверить). У дверей, на видном месте висела схема веток (и как мы ее раньше не заметили? Торопились очень, должно быть, на 4-й этаж). Мы подошли поближе.

  1. Гляди-ка, а кольцо-то, оказывается, экспериментальное! А никакое не "экологическое" и не "экономическое". И не "Эх!".

  2. Надо же, кто б мог подумать… Ну, надо сказать, сегодняшний эксперимент удался на славу.

  3. Это точно!

    Синий огонек маленького семафорика подмигнул нам у рельсов. Он казался маленькой звездочкой, упавшей и запутавшейся в кустах, слабые его лучики едва пробивались сквозь листву.

    Что еще запомнилось? Яркий свет электрички, мчащейся навстречу. Мы сели в поезд и ехали молча, думая и вспоминая сегодняшний день. События не могли уложиться в какую-либо логическую схему, вообще не поддавались разумному толкованию. Изредка перебрасывались фразами, вроде: «А помнишь…», «А давай напишем…», и снова надолго замолкали.

    — Никогда не прощу себе, что не захватил с собой видеокамеру или хотя бы фотоаппарат.

    — Тогда уж точно никакой сказки не случилось бы.

    — Похоже, ты прав… Сказку легко спугнуть. А чудо надо фиксировать сердцем, а не плёнками.

  4.  Всё-таки здорово, что мы прикинулись МИИТовцами, правда, Борь? Как ты удачно это придумал, я просто поражаюсь!

  5.  Ага… Теперь, Антуан, расскажи мне, что врать не хорошо! Как железнодорожник — железнодорожнику.

Мы засмеялись.


На Москву опускалась весенняя ночь. Завтра — 9 мая. Ребята на своём паровозе будут катать ветеранов. Вот счастье-то старикам!

Мы вышли из электрички на платформе "Царицино", первой же в Москве остановке. Нет, господа, по сравнению с настоящим паровозом ни одна электричка в мире ни в какое сравнение не идет. Взяв у метро пива, мы чокнулись тёмными бутылками за здоровье "ребят с паровоза" и их удачу, и тем самым завершили один из самых счастливых дней, что нам удалось пережить. Потом заспешили домой, вновь заручившись обещанием друг друга, что обязательно напишем про всё, что сегодня с нами было.

Вот и написали — ведь обещания надо выполнять.


8 мая 2000 г.







Похожие:

Борис Тараканов, Антуан Фёдоров iconА. В. Федоров, доктор педагогических наук, профессор
Федоров А. В. Идеологический и философский анализ процессов функционирования медиа в социуме и медиатекстов на медиаобразовательных...
Борис Тараканов, Антуан Фёдоров iconОпубликовано в журнале «Инновации в образовании» (Москва): Федоров А. В
Федоров А. В. Современное массовое медиаобразование в России: поиски новых теоретических концепций и моделей // Инновации в образовании....
Борис Тараканов, Антуан Фёдоров iconА. В. Федоров Эксперт моо впп юнеско «Информация для всех»
Федоров А. В. Классификация уровней интерпретационного/оценочного показателя медиакомпетентности личности//PR, бизнес, сми: партнерство...
Борис Тараканов, Антуан Фёдоров iconКорнеев борис Георгиевич
Корнеев борис Георгиевич, один из старейших капитанов Беломорской базы гослова. Умер 20 июня 1972 года в Мурманске
Борис Тараканов, Антуан Фёдоров iconДокументы
1. /Тараканов-1979.pdf
Борис Тараканов, Антуан Фёдоров iconДокументы
1. /Тараканов-1974.pdf
Борис Тараканов, Антуан Фёдоров iconДокументы
1. /Тараканов-1973.pdf
Борис Тараканов, Антуан Фёдоров iconРедько борис Федорович
...
Борис Тараканов, Антуан Фёдоров iconДокументы
1. /Тараканов и Бирюков-1974.pdf
Борис Тараканов, Антуан Фёдоров iconМищенко борис Иванович
Мищенко борис Иванович, капитан на судах Мурманского тралового флота. Много лет с конца 1950-х годов возглавлял экипаж траулера «Рион»....
Борис Тараканов, Антуан Фёдоров iconДокументы
1. /Маленький принц(Антуан де Сент-Экзюпери).doc
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов