А. Л. Яншин icon

А. Л. Яншин



НазваниеА. Л. Яншин
Дата конвертации27.10.2012
Размер116.2 Kb.
ТипДокументы

А.Л.Яншин


академик, председатель научного совета по проблемам

биосферы РАН, президент Российской Экологической академии.

Советник президента РФ,

Москва

Н.К.РЕРИХ И В.И.ВЕРНАДСКИЙ


В России всегда было много светлых умов, подлинных творцов в разных областях науки и искусства, признанных во всем цивилизованном мире. Оглядываясь сейчас, с порога третьего тысячелетия, на первую половину нашего XX века, мы замечаем среди множества вершин две особенно высокие, свет которых не угасает, не ослабевает, а наоборот, с течением времени становится все более ярким.

Это — Николай Константинович Рерих и Владимир Иванович Вернадский. Люди разных сфер жизни, ни разу не встречавшиеся друг с другом, не переписывавшиеся, не писавшие друг о друге и в то же время связанные рядом общих особенностей, которые делают их близкими нам, современникам.

Первый — великий художник, но в то же время мудрец, Учитель с большой буквы, путешественник, писатель, поэт, автор вместе со своей женой Еленой Ивановной многотомного труда «Живая Этика», который в будущем, возможно, станет Библией общей религии объединенного человечества.

Второй — великий ученый, энциклопедист в области естествознания, кристаллограф, минералог, геохимик, основоположник биогеохимии и радиогеохимии, но в то же время глубокий философ и мыслитель, создатель учения о биосфере Земли и о неизбежности ее преобразования в сферу человеческого разума — ноосферу, в которой все человечество будет объединено и начнет разумно преобразовывать природу для максимального удовлетворения своих материальных и духовных потребностей.

О Николае Константиновиче Рерихе и его творчестве в изданиях Международного Центра Рерихов опубликовано много работ. Владимиру Ивановичу Вернадскому и его творчеству посвящена обширная литература, но в изданиях Центра Рерихов нет ни одной статьи о нем.

Поэтому, прежде чем искать черты сходства между этими двумя вершинами, мне следует кратко рассказать о В.И.Вернадском.

Этот великий, гениальный русский ученый, которым Россия по праву гордится, внес крупный вклад в развитие естествознания в первой половине XX века. Он родился в Санкт-Петербурге 12 мая 1863 года, там же закончил гимназию. Потом, как тогда полагалось успешно заканчивавшему студентy, получил на два года командировку для пополнения образования в университетах Центральной и Западной Европы. Там он встретился с профессором Московского университета А.П.Павловым, который пригласил его в Москву преподавать в университете минералогию и кристаллографию. Этими и другими науками он успешно занимался с 1881 по 1911 год, в 1911 году вместе со многими другими профессорами Московского университета подал в отставку в связи с реакционными приказами министра просвещения Л.А.
Кассо, переехал Санкт-Петербург, там был директором Минералогического музея и затем в 1934 году вместе со всей Академией наук переехал в Москву. Чем он замечателен? Прежде всего необычайной широтой охвата различных сторон естествознания. Начинал он с почвоведения как ученик создателя современного почвоведения В.В.Докучаева. От нее перешел к минералогии, изучая минералогический состав почв. В минералогии он основал новое направление в изучении: он стал изучать минералы в динамических условиях, а не статических, т.е. происхождение и все превращения минерала в процессе выветривания или в процессе метаморфизма, т.е. генезис минерала и его динамику. Это было совершенно новое, очень плодотворное направление. Но минералы часто встречаются в виде кристаллов поэтому В.И.Вернадский стал заниматься кристаллографией и его докторская диссертация, которую он защитил в 1897 году, была чисто кристаллографической: «О явлении скольжения кристаллического вещества». Он очень много путешествовал посетил все районы бывшей России, бывшего СССР, много путешествовал по странам Западной Европы, побывал в США и Канаде. У него везде были друзья, он великолепно говорил на всех европейских языках и печатался в заграничных журналах. Был очень плодовитым: общее число его работ — более 700. В конце первого десятилетия нашего века, познакомившись с трудами американца Ф.У.Кларка по среднему химическому составу земной коры, он стал разрабатывать основы той науки, которая позднее получила название геохимии, одновременно с норвежцем Морицем Гольдшмидтом. От геохимии он перешел к радиогеологии. Еще в 1910 году на общем собрании Академии наук (он был уже к этому времени избран академиком) он сделал первый доклад «Задача дня в области радия». И уже тогда, в 1910 году, говорил о том, что нужно эти явления изучать, потому что при явлениях радиоактивности происходят выделения энергии, и если мы сможем повлиять, на скорость радиоактивного распада, то получим в свои руки такой источник энергии, которого история еще не знала. Тогда же, еще в дореволюционной России, он организовал поиски урановых и радиевых руд, которые увенчались успехом: в 1916 году было открыто Тюямдюнское месторождение урановых руд в Фергане. Из руд этого месторождения были получены первые миллиграммы отечественного радия. В 1922 году, уже при советской власти, ему удалось добиться создания Радиевого института, который и сейчас работает в Санкт-Петербурге. До 1939 года он был директором этого института и направлял его работу не только на поиски и изучение химического состава различных радиоактивных руд, но и на технологические опыты по ускорению радиоактивного распада для получения больших количеств энергии, В 1922 году он писал: «Недалеко время, когда человек получит в свои руки атомную энергию, такой источник силы, который даст ему возможность строить свою жизнь, как он захочет...

Сумеет ли человек воспользоваться этой силой, направить ее на добро, а не на самоуничтожение...

Ученые не должны закрывать глаза на возможные последствия их научной работы, научного прогресса. Они должны себя чувствовать ответственными за все последствия их открытий».

В 1939 году немецкий ученый Отто Штрассер показал, что при обработке некоторых изотопов урана пучками электронов можно значительно увеличить скорость их распада. И когда это случилось, В.И.Вернадский зазвонил во все колокола о том, что неизбежно буквально в ближайшие годы появление практических возможностей использования атомной энергии, и по его настоянию были открыты новые лаборатории. И.В.Курчатов был его учеником в Радиевом институте и довел дело до конца, до использования техники для ускорения процесса радиоактивного распада и получения огромного количества атомной энергии.

В.И.Вернадский был крупным организатором. Он был инициатором создания Украинской академии наук и первым ее президентом. Он был создателем в 1927 году лаборатории «Биогел», для изучения биогеохимии, то есть химического состава живого вещества. Эта лаборатория превратилась в конце концов в теперешний Институт геохимии и аналитической химии, который является одним из наиболее крупных и важных в системе Академии наук. Он был создателем ряда комиссий. В частности, во время первой мировой войны он организовал Комиссию по изучению естественных производительных сил России, которая дала очень много ценных открытий, в частности наших первых месторождений алюминиевых руд. Но самое главное — то, что он в 20—30-е годы разработал учение о биосфере, той оболочке Земли, в которой существует жизнь. Академия наук издала солидный том работ В.И.Вернадского, посвященных живому веществу и биосфере. Он установил закономерности ее развития, выяснил судьбу энергетических процессов, происходящих в ней, скорость размножения разных групп организмов, — словом, создал законченное учение о биосфере. И предсказал, что под влиянием человеческого разума, научной мысли биосфера должна превратиться не в техносферу, а в сферу человеческого разума, в ноосферу, в которой будет обеспечено параллельное и взаимодополняющее развитие человеческого общества и окружающей его природной среды. Такова самая краткая характеристика деятельности В.И.Вернадского.

Что же сближает В.И.Вернадского с Н.К.Рерихом? Что делает их творчество нужным для современности, а их самих близким нам? Прежде всего следует отметить синхронность их творческой жизни. В.И.Вернадский родился на 11 лет раньше Н.К.Рериха, но ушли из жизни они почти одновременно: первый в 1945 году, а второй в 1947 году. У обоих главный период творчества продолжался почти всю первую половину XX века.

Различий у В.И.Вернадского и Н.К.Рериха больше, чем сходства. У В.И.Вернадского был ум аналитический, у Н.К.Рериха — скорее синтетический, но подход ко всему у обоих был исторический.

Чтобы подчеркнуть то, что их объединяло и связывало, я хочу вспомнить творчество Козьмы Пруткова, то есть сатирического коллектива талантливых писателей конца прошлого века. Один из афоризмов Козьмы Пруткова звучит так: «Трудами творцов определяется история цивилизации, но эти же торцы являются верстовыми столбами истории развития цивилизации». Нужно сказать, что В.И.Вернадский и Н.К.Рерих, конечно, были в числе основных верстовых столбов в развитии мировой цивилизации первой половины нашего века.

Что их объединяет?

Прежде всего космизм восприятия окружающего. Н.Коперник доказал, что Земля вращается вокруг Солнца, а не наоборот, еще в середине XVI века; в 1549 году вышла его работа «О вращении небесных сфер», которая положила конец древним представлениям о том, что Земля является центром Вселенной. Но это было чисто научное открытие, которое не пошло до широких масс населения и никак не проникало в жизнь человечества. Пожалуй, первым человеком, который в середине прошлого века стал обсуждать вопросы связи земных явлений с космическими, был Александр Гумбольдт. Недаром свое последнее пятитомное незаконченное сочинение он так и назвал: «Космос». Сейчас мы в нашем представлении несколько отделяем Землю от окружающего Космоса, в середине же прошлого века Земля правильно считалась частью Космоса, поэтому в этом своем пятитомном труде он рассматривал и все Земные процессы, но в тесной связи с жизнью Солнца, выяснил влияние Луны на приливы, т.е. в первый раз рассматривал явления земные под влиянием и воздействием на них внеземных космических причин. Такое направление исследований, получившее название русского космизма, получило большое развитие в России в конце прошлого — начале нашего века. Это — Н.Ф.Федоров, А.Л.Чижевский, книга которого «Земное эхо солнечных бурь» переиздавалась несколько раз. К.Э.Циолковский, скромный учитель в Калуге, впервые подал правильную мысль о возможности использования ракетной техники для освоения космического пространства.

Н.К.Рерих всецело был проникнут интуитивным ощущением космической энергии. Достаточно прочитать книгу Л.В.Шапошниковой «Мудрость веков», чтобы увидеть, как много внимания Н.К.Рерих уделял вопросам освоения космической энергии природой Земли и человечеством. В книге этому посвящены целые великолепно написанные главы. Я хочу сказать, что некоторые отражения космизма Н.К.Рериха мы можем видеть даже в его творчестве. В Музее вывешено большое количество его гималайских этюдов. Можно ли сказать, что Н.К.Рерих как художник был реалист? Нет, это не передвижник, это не фотограф действительности. Я не был в высоких Гималаях, но любовался ими несколько раз с низких вершин в предгорьях, которые достигают 2,5 километров высоты, и несколько раз днем пролетал над Гималаями. И могу сказать, что Н.К.Рерих, рисуя Гималаи, рисовал и вполне правдоподобно, там нет ни одной абстрактной черты. Но если вы будете сравнивать с натурой, то убедитесь, что он чуточку увеличил крутизну склонов. Он больше рисовал вертикальных стенок, крутых обрывов, которых на самом деле в Гималаях меньше. И он часто придавал снеговым вершинам такую цветовую гамму, которая существует, может быть, на заре или на закате какого-нибудь одного дня в году, но он брал именно ее. Вода: большинство художников, рисуя воду, дают ей синеватые, голубоватые оттенки. Этих оттенков вы на картинах Н.К.Рериха не увидите. Вода у него обычно серая. Когда он рисует в ранних своих картинах Древнюю Русь — темно-серая, когда же ему нужно оттенить темные склоны гор, она белой лентой тянется среди темных склонов. Все это бывает, но бывает, быть может, раз в тысячу дней. И это вполне правдоподобно. Но все-таки отличается от ежедневного освещения, от ежедневных наблюдений. И чего он достиг этим? Когда вы подходите к картинам Н.К.Рериха о древнерусской жизни, то сразу чувствуете, что это что-то не современное, это — древность. Он нашел художественный способ, не отступая от правдоподобия, передавать ощущение древности. Также и в гималайских этюдах: вы смотрите на эти горы, узнаете отдельные вершины, и в то же время у него Гималаи — это стена, отделяющая наш, обычный мир от Шамбалы. За этой стеной гор что-то другое, чувствуется что-то более высокое, чем сами эти горы. Николай Константинович свое чувство космичности, как мне кажется, передавал даже в своей живописи.

А В.И.Вернадский тоже был космистом, но он как естествоиспытатель изучал, какое количество солнечной энергии ежегодно достигает поверхности Земли, какая часть этого количества уходит на разогрев воды океанов и поверхности суши, а какая с помощью хлорофилла зеленых растений тратится на создание органического вещества из неорганического: из воды, углекислого газа, некоторых минеральный компонентов. Далее он прослеживал судьбу той энергии, которая перешла в живое вещество: какая часть этой энергии тратится на движение живого вещества, какая расходуется на преобразование живым веществом мертвой природы, на изменение состава минералов, на процессы выветривания, а какая часть сохраняется вместе с органическим веществом в слоях земной коры, уходит на глубину и превращается в конечном счете в залежи угля, нефти, горючего газа. Он несколько раз подчеркивал, что, когда мы используем это подземное топливо, мы используем солнечную энергию, которая была захвачена органическим веществом, вместе с ним ушла на глубины Земли, а теперь мы из Земли извлекаем эту солнечную энергию для наших промышленных, транспортных и бытовых нужд. И В.И.Вернадский во многих своих работах, не только популярных, подчеркивал, что мы живем космической энергией. Он допускал существование и других малоизвестных лучевых компонентов, приходящих на поверхность Земли от звезд, в отраженном виде от других планет, но главным источником он считал тепловые и световые лучи Солнца. Вот такое понимание, у одного интуитивное, у другого чисто научное, связей Земли с Космосом — это первая общая черта, свойственная и В.И.Вернадскому и Н.К.Рериху.

Далее я бы хотел сказать о следующем. В.И.Вернадский и Н.К.Рерих были патриотами. В.И.Вернадский 4 года провел во Франции — с мая 1922 до мая 1926 года. Он поехал туда по приглашению ректора Сорбонны — высшего учебного заведении Франции — читать лекции по геохимии. Там он создал свою «геохимию», свою «биосферу». А в 1926 году, когда кончился срок всех продленных командировок и друзья его уговаривали не возвращаться в Россию, а остаться там, он сказал, что может еще быть полезен для Родины и потому должен вернуться. И больше того, до 1934 года он ежегодно летом выезжал в разные страны — то в Скандинавию, то в Германию и Италию, чаще всего во Францию, и, конечно, имея приглашение работать в самых оснащенных научных лабораториях и в несоизмеримо лучших условиях, чем в России, он всегда возвращался домой, полагая, что его работа нужна именно Родине. В самые тяжелые дни Великой Отечественной войны В.И.Вернадский утверждал, что в XX веке проповедующий дикие идеи обречен на гибель, что разум, добро и справедливость должны победить и восторжествовать.

О чувствах Николая Константиновича в этом отношении мы все знаем, в особенности во время Великой Отечественной войны его негодование по поводу варварства немцев, его искренние пожелания успеха нашим войскам в борьбе с гитлеровцами, да и в своих произведениях он вспоминал Родину и не считал себя покинувшим Россию эмигрантом.

Но в то же время, будучи патриотами, и В.И.Вернадский, и Н.К.Рерих ощущали себя гражданами не какой-то национальности, а гражданами мира. Оба они великолепно владели многими иностранными языками, оба чувствовали себя комфортно и в Лондоне, и в Нью-Йорке, и в Риме, и в Индии. Оба они проповедовали стремление к объединению национальных культур. Оба пропагандировали — В.И.Вернадский в учении о ноосфере, Николай Константинович и в Живой Этике, и в других своих книгах — объединение духовное, экономическое, политическое народов Земли. И были оптимистами, верили, что существующая рознь между народами пройдет.

Интересно, что оба они, и В.И.Вернадский, и Н.К.Рерих, были поклонниками новой индийской философии. Они знали хорошо Веданту и средневековых индийских философов, но их особенное внимание привлекали идеи отшельника конца XIX века Шри Рамакришны Парамахамсы и его блестящего высокообразованного ученика Свами Вивекананды, который проповедывал свои идеи не только в Индии, но и в Америке и в Европе. Что привлекало их обоих в этой новой индийской философии? И Рамакришна, и Вивекананда прежде всего учили, что все религии — только разные формы поклонения Богу, что нет никакой принципиальной разницы в моральных устоях, в этике, которую проповедовали создатели различных религий. Потом этический смысл Евангелий стал искажаться уже в посланиях апостола Павла. Затем подверглись значительным изменениям и заповеди Магомета при составлении сур-толкований Корана в Александрии. Первоначальные же этические источники всех религий одинаковы, поэтому и Бог един. А что есть Бог? Один из афоризмов Парамахамсы: «Все живое есть Бог». Этот пантеизм, признание всего живого Богом привлекало внимание и Н.К.Рериха и В.И.Вернадского. Когда последний узнал, что в Лондоне вышло на английском языке пятитомное издание сочинений Вивекананды, он забрасывал письмами своих лондонских друзей, пока не получил этого издания в середине 20-х годов и детально его не изучил, английский язык он знал превосходно.

Эти черты сближают двух великих мыслителей первой половины нашего века. Значительная часть Живой Этики имеется на английском языке, издавалась неоднократно. Но не все написанное Николаем Константиновичем и Еленой Ивановной имеется в английских изданиях. И у В.И.Вернадского были переведены его ранние работы, а поздние, наиболее глубокие, и особенности его последняя работа «Научная мысль как планетное явление», до сих пор не были известны на Западе, хотя они-то и представляют собой квинтэссенцию взглядов Н.И.Вернадского.

Оба эти мыслителя огромное значение придавали науке. У Николая Константиновича есть замечательные слова о том, что наука, в ее дальнейшем развитии, заменит религию, что религия и вера были нужны, когда многое оставалось нам непонятным. Наука должна точными знаниями освободить нас от веры, мы должны знать, а не только верить. И почти такими же словами свои убеждения передавал В.И.Вернадский. Недаром он считал, что наше будущее — это эра человеческого разума, ноосфера, которая преодолеет все международные розни, существующие сейчас.

Нам удалось с большим трудом только что начать англоязычное издание работ В.И.Вернадского. Я хочу преподнести перевод книги «Научная мысль как планетное явление» МЦР и всех вас поблагодарить за внимание.

Рериховские чтения. Материалы международной общественно-научной конференции 1997. М.: МЦР, 1999. С. 9-17.



Похожие:

А. Л. Яншин iconДокументы
1. /Фурман Я.А. Юрьев А.Н. Яншин В.В. Цифровые методы обработки и распознавания бинарных изображений....
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов