Виктор Пелевин. Чапаев и пустота. Отрывки icon

Виктор Пелевин. Чапаев и пустота. Отрывки



НазваниеВиктор Пелевин. Чапаев и пустота. Отрывки
Дата конвертации22.10.2012
Размер78.88 Kb.
ТипДокументы

Виктор Пелевин.

Чапаев и пустота. Отрывки.


[…]

Никто не заметил моего возвращения - коридор был пуст, а мои соседи

спали. Через несколько минут после того как я лег в кровать, по коридору

пронеслись мелодичные сигналы подъема; почти одновременно с ними вошел

Барболин и сказал, что в палате будут морить тараканов, поэтому сегодня у

нас будет второй лечебно-эстетический практикум.

Видимо, атмосфера сумасшедшего дома рождает в человеке покорность.

Никто и не подумал возмутиться или сказать, что невозможно рисовать

^ Аристотеля столько времени подряд. Только Мария пробормотал себе под нос

что-то неразборчиво-мрачное. Я заметил, что проснулся он в дурном

расположении духа. Возможно, ему что-то приснилось - сразу после

пробуждения он принялся изучать свое отражение в зеркале на стене. Похоже,

оно ему не очень понравилось - несколько минут он массировал кожу под

глазами, вращая вокруг них пальцами.

^ С большим опозданием появившись в комнате эстетического практикума,

он даже и не подумал рисовать Аристотеля, как это послушно начали делать

остальные, в том числе и я. Сев в углу, он обвязал вокруг головы желтую

ленту, которая, видимо, должна была защитить прическу от бушующих в его

психическом измерении ветров, и стал разглядывать нас с таким видом, будто

впервые нас увидел.

Не знаю, как насчет ветра, но тучи в комнате сгущались явно. Володин

с Сердюком не обращали на Марию никакого внимания, и я решил, что зря

придаю такое значение мелочам. Но все же молчание тяготило меня, и я решил

его нарушить.

- Простите, господин Сердюк, вас не оскорбит, если я попытаюсь с вами

заговорить? - спросил я.

- Что вы, - вежливо ответил Сердюк, - сделайте одолжение.

- Ради Бога, не сочтите мой вопрос нетактичным, но за что вы сюда

попали?

- За отрешенность, - сказал Сердюк.

- Неужели? А разве могут госпитализировать за отрешенность?

Сердюк смерил меня длинным взглядом.

- Оформили как суицидально-бродяжнический синдром на фоне белой

горячки. Хотя что это такое, никто не знает.

- Ну-ка расскажите поподробнее, - попросил я.

- Чего рассказывать.
Лежал я себе в одном подвале на Нагорном шоссе.


^ Причем по совершенно личным и очень важным обстоятельствам лежал, в полном

мучительном сознании. А тут мент с фонарем и автоматом. Документы

спрашивает. Ну, я предъявил. Он, понятно, денег попросил. Я ему дал все

что было - тысяч двадцать. Так он деньги взял, а все мнется, не уйдет

никак. Мне бы к стене повернуться и про него забыть, так нет - в разговор

с ним полез. Что это ты, говорю, на меня зенки вылупил, или тебе наверху

бандитов мало? А мент попался разговорчивый - потом оказалось, философский

факультет кончал. Почему, говорит, их там много. Только они порядка не

нарушают. Я его спрашиваю - это как? Вот так, говорит. Нормальный бандит,

он что? Смотришь на него и видишь, что он только и думает, как бы ему кого

убить и ограбить. Тот, кого ограбили, говорит он дальше, тоже порядка не

нарушает. Лежит себе с проломленным черепом и думает - такие дела,

ограбили. А ты вот лежишь - это он мне говорит, - и видно, что ты что-то

такое думаешь... Как будто ты во все, что вокруг, не веришь. Или

сомневаешься.

- Ну а вы? - спросил я.

- Ну а что я, - сказал Сердюк. - Я ему возьми и скажи: а может, я

действительно сомневаюсь. Говорили же восточные мудрецы, что мир - это

иллюзия. Про восточных мудрецов я, понятно, так сказал, чтоб на его уровне

было. Примитивно. Тут он покраснел даже и говорит: это что же получается?

^ Я в университете диплом по Гегелю писал, а теперь хожу тут с автоматом, а

ты чего-то там прочитал в "Науке и религии" и думаешь, что можешь залезть

в подвал и в реальности мира сомневаться? Короче, слово за слово, сначала

к ним, а потом сюда. У меня на животе царапина была - осколком бутылки

порезался, - так вот, они эту царапину как суицид оформили.

- А я бы тех, - неожиданно вмешался Мария, - кто в реальности мира

сомневается, вообще бы судил. Им не в сумасшедшем доме место, а в тюрьме.

Или еще хуже где.

- Это почему? - спросил Сердюк.

- Объяснить? - недружелюбно спросил Мария. - Ну пойди сюда, объясню.

Встав со своего места возле двери, он подошел к окну, дождался

^ Сердюка и показал мускулистой рукой наружу.

- Вон видишь, "Мерседес-600" стоит?

- Вижу, - сказал Сердюк.

- Тоже, скажешь, иллюзия?

- Вполне вероятно.

- Знаешь, кто на этой иллюзии ездит? Коммерческий директор нашего

дурдома. Зовут его Вовчик Малой, а кликуха у него Ницшеанец. Ты его видел?

- Видел.

- Что о нем думаешь?

- Ясное дело, бандит.

- Так ты подумай - этот бандит, может быть, десять человек убил,

чтобы такую машину себе купить. Так что же, эти десять человек зря жизни

свои отдали, если это иллюзия? Что молчишь? Чувствуешь, чем дело пахнет?

- Чувствую, - мрачно сказал Сердюк и вернулся на свой стул.

Мария, видимо, тоже ощутил вкус к рисованию. Взяв из угла свой

планшет, он сел рядом с остальными.

- Нет, - сказал он, прищуренным глазом вглядываясь в бюст Аристотеля,

- если ты отсюда выйти когда-нибудь хочешь, надо газеты читать и эмоции

при этом испытывать. А не в реальности мира сомневаться. Это при советской

власти мы жили среди иллюзий. А сейчас мир стал реален и познаваем. Понял?

Сердюк молча рисовал.

- Что, не согласен?

- Трудно сказать, - ответил Сердюк мрачно. - Что реален - не

согласен. А что познаваем, я и сам давно догадался. По запаху.

- Господа, - заговорил я, чувствуя, что назревает ссора и пытаясь

увести разговор куда-нибудь на нейтральную территорию, - а вы не знаете,

почему это мы рисуем именно Аристотеля?

- Так это Аристотель? - сказал Мария. - То-то вид такой серьезный. А

черт знает почему. Наверно, первый, кто им на складе попался.

- Не дури, Мария, - сказал Володин. - Тут никаких случайностей не

бывает. Ты ведь только что сам все вещи своими именами назвал. Мы почему

все в дурке сидим? Нас здесь к реальности вернуть хотят. И Аристотеля

этого мы потому именно и рисуем, что это он - реальность с шестисотыми

"мерседесами", куда ты, Мария, выписаться хочешь, придумал.

- А что, до него ее не было? - спросил Мария.

- До него не было, - отрезал Володин.

- Это как?

- Не поймешь, - сказал Володин.

- А ты попробуй объясни, - сказал Мария. - Может, и пойму.

- Ну скажи, почему этот "мерседес" реальный? - спросил Володин.

^ Несколько секунд Мария мучительно думал.

- Потому что он из железа сделан, - сказал он, - вот почему. А это

железо можно подойти и потрогать.

- То есть ты хочешь сказать, что реальным его делает некая

субстанция, из которой он состоит?

Мария задумался.

- В общем, да, - сказал он.

- Вот поэтому мы Аристотеля и рисуем. Потому что до него никакой

субстанции не было, - сказал Володин.

- А что же было?

- Был главный небесный автомобиль, - сказал Володин, - по сравнению с

которым твой шестисотый "мерседес" - говно полное. Этот небесный

автомобиль был абсолютно совершенным. И все понятия и образы, относящиеся

к автомобильности, содержались в нем одном. А так называемые реальные

автомобили, которые ездили по дорогам Древней Греции, считались просто его

несовершенными тенями. Как бы проекциями. Понял?

- Понял. Ну и что дальше?

- А дальше Аристотель взял и сказал, что главный небесный автомобиль,

конечно, есть. И все земные машины, разумеется, являются просто его

искаженными отражениями в тусклом и кривом зеркале бытия. В то время

спорить с этим было нельзя. Но кроме первообраза и отражения, сказал

^ Аристотель, есть еще одна вещь. Тот материал, который принимает форму

этого автомобиля. Субстанция, обладающая самосуществованием. Железо, как

ты выразился. И вот эта субстанция и сделала мир реальным. С нее вся эта

ебаная рыночная экономика и началась. Потому что до этого все вещи на

земле были просто отражениями, а какая реальность, скажи мне, может быть у

отражения? Реально только то, что эти отражения создает.

- Ну знаете, - заметил я тихо, - это еще большой вопрос.

^ Володин проигнорировал мои слова.

- Понятно? - спросил он Марию.

- Понятно, - ответил Мария.

- Что тебе понятно?

- Понятно, что ты псих в натуре. Какие же в Древней Греции могли быть

автомобили?

- Фу, - сказал Володин. - Как это мелко и безошибочно. Тебя так и

правда скоро выпишут.

- Дай-то Бог, - сказал Мария.

Сердюк поднял голову и внимательно посмотрел на Марию.

- Ты, Мария, - сказал он, - сильно за последнее время ссучился, вот

что. В духовном смысле.

- А мне отсюда выйти нужно, понял? Я не хочу, чтобы у меня здесь вся

жизнь прошла. Кому я через десять лет нужен буду?

- Дурак ты, Мария, - презрительно сказал Сердюк. - Неужели ты не

понимаешь, что у вас с Арнольдом любовь только здесь может быть?

- Фильтруй базар! А то я тебе, журавлиная морда, этим бюстом башку

разобью.

- Ну попробуй, козел, - сказал побледневший Сердюк, вставая со стула,

- попробуй!

- А я и пробовать не буду, - тоже вставая, ответил Мария, - я просто

сделаю, и все. За такие слова убивают в натуре.

Он шагнул к столу и взял бюст.

Дальнейшее заняло от силы несколько секунд. Мы с Володиным вскочили

со своих мест. Володин обхватил руками рванувшегося к Марии Сердюка. Лицо

^ Марии исказилось гримасой ярости; он поднял бюст над головой, замахнулся

им и шагнул к Сердюку. Я оттолкнул Марию и увидел, что Володин схватил

Сердюка таким образом, что прижал его руки к туловищу, и если Мария

все-таки ударит его бюстом, тот не сможет даже закрыться ладонями. Я

попытался разорвать руки Володина, сцепленные на груди у закрывшего глаза

и блаженно улыбающегося Сердюка, и вдруг заметил, что Володин с ужасом

смотрит мне за спину. Я повернул голову и увидел мертвое гипсовое лицо с

пыльными бельмами глаз, медленно опускающееся на меня из-под засиженного

мухами штукатурного неба.

[…]



Похожие:

Виктор Пелевин. Чапаев и пустота. Отрывки iconВиктор Пелевин. Чапаев и пустота. Отрывки
Подняв голову со стола, я оглядел комнату. У меня было ощущение, что я нахожусь в каком-то питерском трактире для кучеров. На столе...
Виктор Пелевин. Чапаев и пустота. Отрывки iconСинева, пустота, тишина

Виктор Пелевин. Чапаев и пустота. Отрывки iconВ моей квартире поселилась пустота

Виктор Пелевин. Чапаев и пустота. Отрывки iconИденеев виктор Васильевич
Виденеев виктор Васильевич, капитан Мурманского тралового флота. В начале 1960-х годов возглавлял экипаж траулера «Минусинск», ежегодно...
Виктор Пелевин. Чапаев и пустота. Отрывки iconВасильев виктор Иванович
Васильев виктор Иванович, капитан на судах Мурманрыбпрома. В начале 1970-х годов руководил экипажем бмрт «Самшит»
Виктор Пелевин. Чапаев и пустота. Отрывки iconНекрасов виктор Николаевич
Некрасов виктор Николаевич, старший морской инспектор Мурманского тралового флота. Умер 05. 12. 1999 года на 51-м году жизни
Виктор Пелевин. Чапаев и пустота. Отрывки iconКуланов виктор Степанович
Куланов виктор Степанович, капитан на судах Мурмансельди. В 1959 году руководимый им экипаж срт-16 досрочно выполнил план первого...
Виктор Пелевин. Чапаев и пустота. Отрывки iconУнукайнен виктор Андреевич
Унукайнен виктор Андреевич, капитан-директор производственного рефрижератора «Советск» Севрыбхолодфлота в 1984 году
Виктор Пелевин. Чапаев и пустота. Отрывки iconЛебедев виктор Дмитриевич
Лебедев виктор Дмитриевич, капитан на судах Мурманского тралового флота. В 1960-е годы возглавлял экипажи траулеров «Сосновец», «Ржев»,...
Виктор Пелевин. Чапаев и пустота. Отрывки iconПавличенко виктор Филиппович
Павличенко виктор Филиппович, капитан на судах Мурманского тралового флота. В 1960-х годах возглавлял экипажи траулера «Макрель»,...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов