Темергалиева Э. Редактор: Чевтпаева И., Чекулаев М. Ларе Твид т 26 Психология финансов icon

Темергалиева Э. Редактор: Чевтпаева И., Чекулаев М. Ларе Твид т 26 Психология финансов



НазваниеТемергалиева Э. Редактор: Чевтпаева И., Чекулаев М. Ларе Твид т 26 Психология финансов
страница1/16
Дата конвертации28.09.2012
Размер3.55 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16




















УДК 33 ББК 65.5 Т 26

Профессиональное инвестирование обычно сводится к вопросу нахождения хорошей стоимости по низкой цене. Вы можете, например, купить стоимость, подождать, когда ее цена повысится, затем продать ее и получить свою прибыль.

Цены финансовых инструментов все время меняются, и хотя они стремятся приблизиться к стоимости, если отклонялись от нее на какое-то время, они так­же перемещаются вследствие других причин.

Эта книга посвящена как раз таким некоторым «другим причинам». Она о том, как психология может вызывать движения цен финансовых активов.

Ларе Твид родился в Копенгагене в 1957 году; магистр технических наук; бака­лавр наук в области управления бизнесом; работал трейдером производных фи­нансовых инструментов, портфельным менеджером и инвестиционным банки­ром. В 1996 году основал массовую Интернет-компанию The Fantastic Corporation (www.fantastic.com). Он также директор хеджевого фонда European Focus (www.provalue.ch). Он написал или выступил соавтором нескольких книг, включая «Бизнес-циклы» (Business Cycles, изд. Harwoood Academic Publishers) и «Передача данных - технология и бизнес» (Data Broadcasting - the Technology and the Business, изд. John Wiley & Sons). Сейчас Ларе Твид, его жена и дети живут в Цуге, Швейцария.

Выпускающий редактор: Осипов В. Перевод с английского: Темергалиева Э. Редактор: Чевтпаева И., Чекулаев М.

Ларе Твид

Т 26 Психология финансов — М.: "ИК "Аналитика'' 2002. — 376 с.

ISBN: 5-93855-017-3

Copyright © 1999 by John Wiley & Sons Ltd.

Published 1990 by Norwegian University Press in hardcover.


Copyright © Перевод на русский язык,

оформление "ИК "Аналитика", 2002


Содержание

Введение vii

Часть I Жадность и страх 1

  1. Темные силы времени и невежества 3

  2. Несколько практических терминов 20

Часть II Четыре ужасных правды о финансах 27

  1. Первое правило: рынок — впереди 29

  2. Второе правило: рынок иррационален 38

  3. Третье правило: царство хаоса 53

  4. Четвертое правило: графики являются
    самореализующимися 69

Часть III Древо знаний 77

  1. Начало психологии 79

  2. Появляются новые школы 87

  3. Психология встречается с финансами 114

Часть IV Психология рыночной информации 123

10. Быстрейшая игра в городе? 125
И. Дым без огня? 136
12. Мелкая рыбешка и крупная рыба 143


Часть V Психология трендовых рынков 161

  1. По следам чудовища 163

  2. Когда продолжение становится решающим 179

  3. Затаив дыхание и передумывая 214

  4. Гармония и резонанс 230

  5. Перекупленные и перепроданные рынки 249

Часть VI Психология решающих моментов 261

18. Что на самом деле происходит,

когда разворачивается тренд 263

19. Сигналы предупреждения разворотов

основного тренда 275

Часть VII Превосходя все и вся 291

  1. Тактика риска потенциальных убытков 293

  2. Тактика расчета времени 301

  3. Путь к разорению 314

Приложение I Хронология технического анализа 317

Приложение II Хронология Теории Хаоса 320
Приложение III Временная последовательность

психологии 323
Приложение IV Перечень исторических

финансовых кризисов 336
Приложение У Краткий обзор вероятных
психологических явлений
во время трендов, решающих моментов и паник 340

Глоссарий 344


Введение

Профессиональное инвестирование — это, как правило, поиск активов с заниженной стоимостью. Вы можете, например, купить их по зани­женной цене, подождать, пока стоимость возрастет, а затем продать, по­лучив прибыль.

Но недооцененность не единственный фактор, который инвестор должен учитывать. Цены финансовых инструментов в постоянном дви­жении, и, хотя они склонны гармонировать с ценностью базовых акти­вов, иногда, на некоторое время такая синхронность исчезает, по другим причинам, вызывающим колебания стоимости.

Эта книга — как раз об этих «других причинах» и рассказывает, как психология может влиять на движение цен финансовых инструментов.

Аналитики и трейдеры опубликовали довольно много материалов о динамике движения цен финансовых инструментов. Большинство из них используют метод, называемый «техническим анализом», который применяют для исследования структуры и моделей рынка. Некоторые из этих книг и статей популярны среди других трейдеров и аналитиков. Все­му этому есть простое объяснение: большинство профессионалов в этой индустрии полагают, что существуют особенные структуры и модели, со­гласно которым происходит движение цен финансовых инструментов. Такие книги, статьи аналитиков и трейдеров, как правило, интересны и занимательны, но в них редко пытаются объяснить, почему именно их метод будет работать. Они предлагают в основном правила, существую­щие обособленно, без надлежащей и поддерживающей их теории.

Другая и, надо сказать, большая часть литературы по рынку написа­на учеными. Их стиль, может быть, иногда немного, ну... чуть-чуть сухо­ват и читать их труды не всегда интересно. Но их сильная сторона в на­учном подходе к рынку. Большинство ученых делают вывод, что движе­ния рынка — беспорядочные или что-то вроде этого, поэтому эта тема действительно ужасно неинтересная.

Это довольно странно. Как может большинство ученых, изучающих рынок, не соглашаться с профессионалами, торгующими на нем?

Я лично полагаю, существует повторяющаяся и неотъемлемая от са­мого рынка структура в его ценовых движениях. Я думаю, движения ак­ций небольших компаний (неликвидных) в основном беспорядочные, тогда как движения на более ликвидных рынках зачастую таковыми не являются. Основное объяснение этого в следующем.


Большинство трейдеров согласятся, что на рынках преобладают процессы с обратной связью и эти процессы создают тренды. Ученые-экономисты при­шли к выводу: в совокупности эти процессы, что бы ни лежало в их основе, обусловлены более или менее беспорядочными движениями. Но другие уче­ные (в основном ученые естественных наук) часто объясняют, что совокуп­ное движение системы, в которой преобладает процесс с обратной связью, скорее всего, представляет собой так называемый детерминированный хаос. Динамика подобных хаотических процессов сложная, но это не исключает возможность прогнозирования его развития.

Таким образом, этим можно объяснить, почему так много трейдеров продолжают утверждать, что рынок имеет свои модели. Но почему же в таком случае ученые продолжают доказывать, что трейдеры не правы?

Поскольку хаотические процессы изучают традиционным, стан­дартным статистическим подходом, делается ошибочный вывод о бес­порядочных движениях рынка. Следовательно, большинство ученых на самом деле не правы: оптимальной структурной и универсальной моде­лью, обеспечивающей понимание движения ликвидных финансовых рынков, является не случайное блуждание, а детерминированный хаос. Все больше и больше ученых теперь проверяют рынки на хаотичность, фактически, они ее уже обнаружили, поэтому коллективная ошибка медленно, но исправляется.

Но, если ученые ошибались столь долгое время, правы ли тогда тех­нические аналитики? Не обязательно. Можно привести доводы, что на самом деле у аналитиков не было ничего, в чем бы они были правы, — они не сформулировали какого-либо законченного утверждения, кото­рого можно было бы придерживаться. Если говорить об ученых, то толь­ко некоторым из них удалось добыть денег на исследование существую­щих взаимосвязей. Их стали называть «экономическими психологами», «психологическими экономистами» или «финансовыми бихевиориста-ми». Но таковых единицы, впрочем, это вряд ли кого-то удивит. Слож­но получить гранты для исследований, противоречащих основному на­правлению науки, развивавшемуся в течение почти целого столетия!

Я полагаю (как и многие другие), что психологию можно использо­вать для объяснения важных аспектов рыночного поведения, включая некоторые нюансы методов «технического анализа». Теперь, поскольку психология стала довольно ненадежной наукой, мне потребуются крат­кие ссылки на специальные исследования. Но в любом случае я поста­раюсь все объяснить.

Я надеюсь, вам понравятся по крайней мере некоторые разделы этой книги, и вы дадите им свою оценку, а также простите меня за то, что не­которые главы немного... ну да, немного суховаты. Итак, начнем.

Ларс Твид Цуг, Швейцария


^ Часть I

Жадность и страх

То, что регистрируют при колебаниях фондового рынка, не со­бытия, а человеческая реакция на эти события. Это предположе­ние миллионов мужчин и женщин о том, как все происходящее повлияет на их будущее. Другими словами, фондовый рынок — это прежде всего люди.

^ Бернар Барук


Глава 1


Темные силы времени и невежества

Если человек начинает с уверенностью, он закончит с сомнени­ем, но если он начнет с сомнения, он закончит с уверенностью.

^ Фрэнсис Бэкон

Эта книга о том аспекте торговли акциями, который часто по­крыт пеленой тайны. Речь пойдет о "психологии рынка": о том, как возникает феномен рыночный психологии и как можно нау­читься его понимать.

Некоторые из психологических механизмов, создающих це­новые движения, рациональны и разумны. Другие — нелепы и абсурдны. Но, как мы видим снова и снова, они всегда появляют­ся и продолжают существовать, пока акция торгуется на рынке.

когда это все началось

История фондового рынка насчитывает много столетий. Никто не может сказать точно сколько, но есть некоторые свидетельст­ва, что фондовый рынок зародился во Франции в XII веке, когда графы Шампани в 1114 году ввели в обращение стандартизован­ные форвардные контракты (lettre de fairs) на торговлю одеждой, вином, рыбой, лесом и металлами (Sowards, 1965 г.).

Хотя первые биржеподобные рынки родились во Франции, Италия вскоре стала играть доминирующую роль. С XII по XVI вв. Италия была лидером и финансовым центром, ее финансовые дома торговали золотом, серебром и валютами.

Европейское слово "bourse"' (означает "биржа") появилось в XVI веке, когда дом голландской семьи Ван дер Бёрс (Beurs) в городе Брюгге стал центром местной торговли финансовыми инструментами и валютами. Люди, желающие торговать, шли "к Бёрсам", отсюда и пошло это название. В том же веке тор­говля на биржах распространилась по всей Европе. На боль­шинстве из них осуществлялась торговля облигациями, выпу­щенными королевскими домами, постоянно нуждающимися в деньгах.

После этого события развивались быстрыми темпами. Первое в мире официальное здание биржи возведено в Амстердаме в 1613 году, затем подобные сооружения стали строиться почти во всех европейских странах. В то же время появились первые сложные финансовые инструменты — опционные контракты, предложенные к торговле в Голландии еще до начала знаменитой тюльпаномании в 1636 году, а также фьючерсные контракты, впервые представленные на японских рисовых рынках в 1654 го­ду. Торговля рисовыми фьючерсами регулировалась правилами Cho-ai-mai-aki-nai, которые оговаривали точные стандарты для контрактов и определения различных сортов риса. Вся торговля регулировалась бесприбыльной клиринговой палатой, и все рас­четы по ценовой разнице велись наличными: физическая дос­тавка риса не включалась в этот процесс (Bakken 1953).


1 Bourse — фондовая биржа (в каком-либо европейском центре, кроме Лондона). — ^ Прим. перев.


рука невидимка

Пока существует биржевая торговля, ценовые движения не пере­стают нас поражать. Многие пытались объяснить происхожде­ние этих колебаний, и большинство теоретиков находили им са­мые естественные объяснения:


Темные сипы времени и невежетва

В долгосрочном плане цены фондового рынка отражают реаль­ные стоимости. С другой стороны, краткосрочные колебания от­ражают небольшие сдвиги в спросе и предложении, и они долж­ны рассматриваться как непредсказуемые и беспорядочные.

Те, кто придерживаются этой точки зрения, называются на язы­ке фондовой биржи "фундаменталистами" или "фундаменталь­ными аналитиками". Фундаментальный аналитик пытается оп­ределить величину "реальной стоимости" ценной бумаги, то есть ее торговую полезность, или ее ценность, основанную на ожида­емой будущей прибыли. Талантливый фундаментальный анали­тик обязан сказать, сколько объект должен стоить, следователь­но, и как должна развиваться его цена.

Но рынок не всегда ведет себя так, как должен. Крах в октябре 1987 года, вошедший в анналы истории, например, совершенно точно не представлял собой "беспорядочные колебания". Тот факт, что фондовые рынки по всему миру в одно и то же время на­чали резко падать гигантскими скачками, как будто под властью чьей-то невидимой руки, служит напоминанием, что ценовые ко­лебания могут стать следствием феномена, сила которого превос­ходит самую буйную фантазию большинства наблюдателей.

значение экономических прогнозов

Теперь, конечно, можно сказать, что рынки сами виноваты в том, что не отражают фундаментальные ценности. Инвесторы могли бы уделять больше внимания прогнозам фундаментали­стов. Однако в действительности люди, прислушивающиеся к рыночным прогнозам фундаменталистов, часто не могут побе­дить рынки. Это потому, что такие прогнозы редко бывают точ­ными. Как правило, они настолько скудные, что нобелевский лауреат Василий Леонтьев, высказываясь на тему экономических моделей, заявил:

Ни в какой другой области практических исследований не ис­пользуется столь огромный и сложный статистический механизм с такими малоценными результатами.

Как правило, аналитики проявляют нерешительность в отноше­нии различных методов вычисления, каждый из которых дает от­личающиеся друг от друга результаты. Экономисты часто устана­вливают истинное значение валюты, основываясь на модели "паритета покупательной силы" (РРР) или ориентируясь на мо­дель платежного баланса. Два набора результатов способны от­клониться друг от друга на 50 и даже более процентов. Какая мо­дель лучше? Достаточно ли хороша любая из них?

Когда неопределенность столь велика, возможно, разумно предположить, что различные экономические прогнозы всегда далеки друг от друга и таким образом, по крайней мере, отража­ют величину непредсказуемости. Но не в этом дело. Обычно про­гнозы "фундаменталистов" очень близки друг к другу, но очень далеки от реального исхода. В 1980 году Еиготопеу опубликовал 12-месячные прогнозы по курсу немецкой марки к доллару 16 ве­дущих аналитических учреждений. Результаты показаны в Таб­лице 1.

К исходу 12 месяцев курс немецкой марки к доллару был не 1.60 и не 1.72. Он был равен 2.35!

Особая сложность

Сложность, которую невозможно не учитывать в том, что истин­ная ценность колеблется вместе с ценой. Хорошим примером по­служат валютные курсы. Если курс валюты какой-либо страны начинает подниматься, это зачастую означает, что инфляция и процентные ставки в этой стране начинают снижаться, приводя к оздоровлению конкуренции с другими валютами. Через опре­деленный период времени этот разрыв компенсируется подъе­мом валютного курса. Другими словами, колебание валютного курса самообоснованное. Когда цена растет, истинная ценность тоже возрастает.

То же самое относится и к акциям. Если цена акции растет, кредитоспособность компании улучшается, так же как и воз­можности финансировать деятельность, связанную с займами или выпуском новых акций. Улучшается также общий имидж компании среди ее потенциальных клиентов. При этом она ста­новится популярнее и среди своих потенциальных сотрудников. Ценовые колебания, таким образом, сильно воздействуют на ис­тинную ценность.

Таблица 1 12-месячный прогноз по курсу немецкой марки к доллару на 1 июля 1981 года от шестнадцати ведущих аналитических учреждений. Действительный курс оказался 2.35.

Ведущие аналитические учреждения Прогноз

Henley Centre for Forecasting 1.72

Economic Models 1.71

Berkeley Consulting Group 1.70

Citibank 1.70

Marine Midland 1.70

Philips & Drew 1.70

Predex 1.70

Data Resources 1.69

AmexBank 1.68

Conti Currency 1.68

Brown Brothers Harriman 1.67

Chemical Bank 1.65

European American Bank/Forex Research 1.65

Bi/Metrics 1.615

Security Pacific National Bank 1.61

Harris Bank 1.60


Ситуация несильно отличается и на товарных рынках. На многих из них поставщики образовали картели в попытке конт­ролировать цены. Во время увеличения цен члены картели стал­киваются с незначительными трудностями и созданные ими объединения оправдывают себя, потому что дисциплина поддер­живается участниками. Но, если цены на их продукцию на рын­ке падают, слабейший часто реагирует увеличением производст­ва, чтобы сохранить устойчивый доход. В результате кривая предложения оказывается перекошенной настолько, что подни­мающиеся затем цены быстро становятся побудительным моти­вом сокращения производства. В то же время падающие цены увеличивали предложение, которое в свою очередь борется с да­влением на цены. Это также самообоснованный процесс, в котором предложение и спрос колеблются, как функция ценовых движений, причем до такой степени, что могут поразить несве­дущего. Не удивительно, что очень много людей покинули так называемое "долгосрочное инвестирование". Одним из них был Джон Мейнард Кейнс.


^ Открытие Кейнса


Кейнс родился в Англии в 1883 году, в год смерти Карла Маркса. Он быстро доказал, что обладает экстраординарным умом. Ког­да ему было шесть лет, он пытался анализировать работу своего мозга, а в 28 стал редактором одного из самых уважаемых финан­совых изданий Англии: Экономического Журнала2. За свою жизнь он выполнил фундаментальные экономические исследования, а в какой-то период даже был заместителем министра финансов Великобритании.

В то время как жизнь Карла Маркса была профессиональным фиаско, Кейнс купался в успехе не только как общественный де­ятель, но и как инвестор. Каждое утро он по полчаса проводил в постели, планируя свою инвестиционную стратегию (он предпо­читал товары и валюты), приносившую ему по два миллиона долларов в год. Он также управлял фондом Королевского Кол­леджа в Кембридже, капитализация которого под его финансо­вым управлением увеличилась более чем в десять раз.

Именно поэтому работы Кейнса, имеющие отношение к ин­вестированию и фондовым рынкам, имеют столь большое значе­ние. Так о чем же именно он писал? В своей книге The General Theory of Employment, Interest and Money (1936 год) он рассуждал:


Следует предположить, что конкуренция между квалифициро­ванными профессионалами, с собственными суждениями и зна­ниями, превосходящими те, которыми владеет среднестатисти­ческий частный инвестор, нейтрализует выходки невежествен­ного индивидуума, предоставленного самому себе. Однако слу­чается, что силы и умения профессионального инвестора и спе­кулянта направлены на что-то еще. На самом деле большинство из этих людей сильно беспокоит не создание первоклассных дол­госрочных прогнозов возможного дохода от инвестирования на всем его протяжении, а предсказание изменений в условном ба­зисе оценивания, которое шло бы чуть впереди основной массы. Социальная цель искусного инвестирования — разгром темных сил времени и невежества, окутывающих все наше будущее. Ре­альная, частная цель самого искусного инвестирования сегодня — "превзойти все и вся", как хорошо говорят об этом американцы, перехитрить толпу, всучить плохую или обесцененную монету в полкроны другому.


Несомненно, Кейнс считал фондовые рынки близорукими и абсурдными, а борьбу с "темными силами времени и невежест­ва" намного более сложным делом, чем "превзойти всё и вся".


Наихудшая проблема


Наихудшая проблема, с которой приходится сталкиваться во время поиска истинной стоимости, не в том, что построить экономическую модель правильного прогнозирования трудно, и не в том, что истинная стоимость движется вместе с ценой. Наихудшая проблема в том, что, чем лучше экономические имитационные модели описывают действительную динамику мира, тем хаотичнее становится их поведение. Или, другими словами, чем тщательней наши ученые-экономисты продумы­вают и усложняют свои модели, тем все более очевидно, что такие модели никогда не смогут предсказать долгосрочное раз­витие вообще.


Математики смеются над этим, потому что они всегда это по­дозревали. "Причина, — говорят они, — в том, что истинная ма­тематическая природа сложных динамических систем, таких как экономика, чрезвычайно беспорядочная и крайне непредсказуе­мая". По словам математиков, экономистам просто долгое время не удается осознать истинную суть своей задачи, потому что им не под силу постичь истинный смысл нелинейной математики. А "истинный смысл нелинейной математики, — они говорят, — в том, что в основном вы можете прогнозировать поведение та­ких систем только на очень короткий срок". Объяснение этому лежит в совокупности специфических фе­номенов, обычно описываемых как "детерминированный хаос". А хаос означает, что для многих или даже подавляющего боль­шинства экономических систем количественное прогнозирова­ние объективным образом нельзя провести. Поэтому при разгро­ме темных сил времени и невежества нам остается альтернатива подчиниться только своим личным и субъективным догадкам. И они, конечно же, сплетаются с нашими личными и субъектив­ными эмоциями, такими как надежда, страх и жадность.

надежда, страх и жадность

В книге The Battle for Investment Survival преуспевающий инве­стор, американец Джеральд Лоеб (1957 год), описывает рынки следующим образом:

Нет окончательного ответа на вопрос относительно истинной стоимости ценных бумаг. Дюжина экспертов придет к 12 различ­ным заключениям. Часто случается, что несколько мгновений спустя каждый из них меняет свой вердикт, если появилась воз­можность пересмотреть свое мнение из-за изменения ситуации. Рыночные ценности, лишь частично фиксируемые в бухгалтер­ском балансе и отчете о прибылях и убытках, намного больше определяются человеческими надеждами и страхами, жадно­стью, амбициями, стихийными бедствиями, изобретениями, фи­нансовыми стрессами и напряжениями, погодой, открытиями, модой и другими бесчисленными факторами — невозможно пе­речислить все, не упустив чего-либо.

Итак, понятно, Великие Мастера могут не согласиться друг с другом в вопросе, как делать деньги на фондовой бирже, но они обязательно согласятся, что рынок часто бывает абсурдным. Но возможно ли анализировать "надежды и страхи", "жадность и амбиции", чтобы предсказывать "финансовый стресс и напря­жение" инвесторов? Или, может быть, чтобы рассчитать их по­купательную силу в данный момент времени? Или, скажем, что­бы узнать, какого "инвестиционного стиля" они собираются придерживаться?


! Economic Journal.


^ "ТЕХНИЧЕСКИЕ АНАЛИТИКИ" И "ЧАРТИСТЫ"

Существует группа спекулянтов, пытающаяся прогнозировать, основываясь на прошлом поведении рынка. Это и есть "техниче­ские аналитики" или "чартисты".3

Сегодня никто не знает, когда графики впервые стали приме­нять для анализа финансовых рынков. Однако самые старейшие документы, известные на сегодня, подтверждают, что история уводит нас к японским рисовым рынкам.

В 1730 году в Японии уже торговали стандартизированными форвардными рисовыми контрактами. Эти контракты во многом идентичны товарным фьючерсам, торгуемым сегодня на многих биржах, но с одним исключением: невозможно было выдвигать требования о физической поставке товаров. Форвардный конт­ракт можно было купить и продать, но нельзя было потребовать по нему поставку риса. Однако вскоре возникла проблема: курс по сделкам за наличные на рис колебался совсем немного, тогда как форвардные контракты демонстрировали большие колеба­ния, что говорило о долговременной перспективе этого процесса. В 1869 году это уже стало серьезной угрозой для правительства и было принято решение закрыть форвардный рынок.

Но случилось кое-что очень интересное: как только закрыли форвардный рынок, физический рынок начал неистово колебать­ся. Через два года уже царил полный хаос, и правительство вновь разрешило форвардную торговлю. Теперь уже форвардные конт­ракты искусственно поддерживались рынками, лежащими в их основе, посредством требования физической поставки по каж­дому форвардному контракту, после чего рынок приобрел отно­сительную устойчивость.


Чему это научило японских биржевых трейдеров? Тому, что цены финансовых инструментов выражают не только баланс ме­жду спросом и предложением. Они включают в себя и психоло­гический элемент. Впоследствии биржевики разработали множе­ство методов применения этой психологии. Вскоре они начали строить графики ценовых движений и создавать правила интер претации рыночных движений. Эти методы продолжают приме­нять многие трейдеры, а специальные символы на графиках на­зываются "шепчущими свечами".


а в то время на Западе


На Западе построение графиков началось в США в 1880-е годы в форме "книжного метода". Только очень немногие использова­ли этот инструмент, и не было ни одного объяснения, как интер­претировать эти диаграммы. Однако в 1900—1902 годах The Wall Street Journal опубликовал серию относительно малозаметных статей, посвященных механизму движения цен акций. Автором был основатель газеты и ее главный редактор Чарльз Генри Доу, который, помимо этой газеты, основал знаменитую службу фи­нансовых новостей Доу-Джонс (рис. 1).

Преемник Доу на посту редактора, Вильям Питер Гамильтон, описывал его как "ультраконсервативного", хладнокровного, ос­ведомленного и интеллигентного человека, "знавшего свое дело" и не позволявшего ничем себя раздражать. В некоторый период своей карьеры он имел свое собственное место на Нью-Йоркской Фондовой бирже, так как хороший практический склад ума поз­волял ему проникать в самую суть торговли ценными бумагами. К сожалению, он умер в 1902 году в возрасте всего 52 лет и поэто­му ничего не опубликовал из своих исследований, кроме отдель­ных материалов в газетных статьях. Однако эти наблюдения поз­же обобщили в то, что мы сейчас называем "Теорией Доу".

^ Что открыл Доу

Одна из инноваций Доу состояла в том, что он (в 1884 году) на­чал составлять индекс ценового развития для группы ведущих акций. Позже, в 1896 году, он объединил несколько акций про­мышленных компаний для создания "индекса акций промыш­ленных компаний" и несколько акций железнодорожных компа­ний для создания "индекса акций железнодорожных компаний" (позже переименованный в "индекс акций транспортных компа­ний"). Таким образом, он обеспечил себя ценным аналитиче­ским инструментом в исследовании поведения рынка и форму­лировании своих правил.


3 От слова "chartist" — специалист по прогнозированию биржевой конъ­юнктуры, использующий для этого анализ графиков. — ^ Прим. перев.




Рисунок 1 Чарльз Генри Доу (1850—1902). Чарльз Доу внес огромный вклад в постижение движений фондового рынка. В основном он зани­мался составлением экономических прогнозов на основе анализов фон­дового рынка, но сегодня биржевые трейдеры больше ценят его как тео­ретика, нежели как экономиста. Его модели (фигуры) давали ясное пре­дупреждение обоих крахов: 1929 и 1987 годов. (Фотография размещена с разрешения компании Dow Jones & Co., Inc.)

^ Теория Доу состоит из следующих шести наблюдений:

  1. Фондовые индексы заранее ничего не принимают в расчет.
    Все участники рынка одновременно владеют всей информаци­ей, важной для толкования ценности акции, и это знание не принимается в расчет при колебаниях рыночной цены.

  2. ^ Рынок имеет три движения — "первостепенное", "второ­степенное" и "третьестепенное". Ценовые колебания все­гда следствие этих трех типов движений, действующих од­новременно, но не обязательно в одинаковом направлении.

Самые большие движения — "первостепенные", это тренды протяженностью в несколько лет. Основной бычий рынок начинается, когда вся наихудшая информация не принимается в расчет в формирование цены и первые наде­жды на будущее начинают давать свои всходы. Это называ­ется "первой фазой" бычьего рынка. Во "второй фазе" рын­ка эти надежды подтверждаются, и экономика демонстри­рует реальное улучшение. "Третья фаза" главного тренда от­ражает преувеличенный оптимизм без какого-либо на то реального обоснования. Основной медвежий рынок имеет те же самые три фазы, но только все развивается наоборот.

Второстепенное движение длится от трех недель до не­скольких месяцев, часто сочетая в себе коррекцию, глуби­ной от одной трети до двух третей предыдущей первой фазы.

Третьестепенное движение длится менее трех недель. Оно в относительной степени демонстрирует чувствитель­ность к стохастическим внешним воздействиям и имеет малое или вообще никакого отношения к предсказанию других движений. Все три рыночных движения, а также приложения представлены в последующих главах.


  1. ^ Зоны поддержки и сопротивления дают ценовые сигналы. Ко­гда цена колеблется в узком интервале от двух до трех не­дель или более, возможно "накопление" ценных бумаг у маленькой группы профессионалов (до начала подъема) или "распределение" ценных бумаг среди многих любите­лей (в преддверии начала падения).

  2. ^ Объем поддерживает цену. Значимость ценового движения как сигнала усиливается, когда возникает большой объем (оборот). Объем следует за направлением тренда, и, если объем высокий, когда рынок поднимается, и маленький в период падения рынка, это говорит, что рынок пойдет вверх.

  3. ^ Тренд должен подтверждаться пиками и впадинами. Восхо­дящий тренд остается незыблемым, пока все новые пики и вадины не перестанут подниматься. Нисходящий тренд соответственно устойчив, пока не прекратится понижение всех пиков и впадин.

  4. ^ Оба индекса должны подтверждать тренд акции. Первосте­пенный тренд фондового рынка не может реально устано­виться, пока оба индекса — и индекс акций промышлен­ных компаний, и индекс акций транспортных компаний — не начнут однонаправленное трендовое движение.

Одна из причин, по которой "правила Доу" запомнили поколе­ния, в том, что его знакомый, С. А. Нельсон, в 1903 году опубли­ковал несколько правил Доу в The ABC of Stock Market Speculation и стал первым, кто представил концепцию "Теории Доу".

В 1922 году Вильям Питер Гамильтон доработал правила Доу в ^ The Stock Market Barometer, находясь также под влиянием графиче­ской системы Бэбсона. Однако статьи Гамильтона в The Wall Street Journal и Barron 's стали привлекать все больше и больше внимания. С впечатляющей точностью, основываясь на применении правил Доу, он предсказывал рыночные движения. Самой известной была серия статей, в которых он анализировал спекулятивные манипу­ляции Джеймса Кинеса с акциями U.S. Steel. Гамильтон раскрыл тактику Кинеса настолько точно, что Кинес был убежден в том, что Гамильтон имел своего шпиона в его организации. Но в The Stock Market Barometer Гамильтон объяснил удивленной публике, что его инструменты графики и шесть правил Доу.

Последние статьи Гамильтон написал для рынка, охваченного паникой. 21 октября, за день до начала известного краха фондовой биржи в 1929 году, он написал статью в Barron's, в которой преду­преждал о психологической ситуации. Уровни фондового индек­са, о которых он говорил как о потенциальных психологических точках разворота, были разбиты в течение нескольких следующих дней. Четыре дня спустя в статье под заголовком "Поворот в пото­ке" в The Wall Street Journal он написал (снова ссылаясь на прави­ла Доу), что бычий рынок подошел к решающему окончанию и что разворот тренда фондового рынка сигнализирует об экономи­ческом упадке. Он был единственным, кто придерживался такого мнения, но, как мы знаем сегодня, достоверность его прогноза до­казана. Его последняя статья опубликована 3 декабря того же года под названием "Идя на покой". Этот заголовок оказался пророче­ским в прямом смысле: Гамильтон умер через шесть дней.

В 1932 году, 30 лет спустя после смерти Доу, Роберт Ри развил методы Доу и Гамильтона. Они были пересмотрены и стали более структурированными, что облегчало их применение. Свои выво­ды он изложил в Теории Доу, опубликованной в The Story of the Averages в 1934 году ("История Индексов").

на самом деле, а не в теории


Первые чартисты описывали, что они наблюдали на рын­ке, и исследовали инструменты, которые, как они полага­ли, позволят прогнозировать поведение рынка. Но они не были учеными и не разрабатывали теории.

Наука — это не только то, что кто-то порой утверждает. Она живет согласно нескольким основным принципам, которые можно сформулировать приблизительно следую­щим образом:


  • наука, если это вообще возможно, основывается на систе­матическом наблюдении/измерении реальных событий.;

  • хорошо установленный способ может быть использован и другими учеными;

  • если вы полагаете, что можете объяснить причины такого наблюдения/измерения, значит, вы обладаете "гипотезой";

  • вам следует проверить гипотезу, попробовав доказать, что она на самом деле неверна. Эти попытки не должны увенчаться успехом;

  • несколько гипотез зачастую вместе создают основу для "теории"..;

  • которая, опять-таки, часто побуждает к развитию новой гипотезы;

  • теория также может стать основой для создания действу­ющих "моделей";

  • если гипотеза или теория полностью приемлема для всех ситуаций в пределах своей тематической области, она становится "законом".

У первых чартистов, если честно, с этим не было проблем. Тогда предпринималось мало попыток объяснить (если вообще они предпринимались), почему эти "теории" и "законы" будут работать, или насколько они подходят друг другу. Однако большинство чартистов, кажется, под­метили одну особенность: то, чем они занимаются, имеет нечто общее с психологией. Джеральд Лоеб сказал:

"Самый важный и единственный фактор в формировании рынков ценных бумаг — человеческая психология",


разъяснение дополнительных аспектов

После того, как первые пресловутые торговые правила нашли своих сторонников, стал расти объем книг и статей по анализу рынка капитала. Некоторые из них выдвигали логические гипо­тезы, а затем иллюстрировали, что они доказаны эмпирически. Другие стремились давать рационалистические объяснения уже постфактум, прибегая к мистицизму и суевериям.

"Индикатор длины женских юбок" изобретен в результате найденной зависимости между фондовым рынком и длиной женской одежды (покупать, когда она длинная, продавать, когда она короткая). Возник настоящий потоп автоматических торго­вых систем вместе с научными докладами, доказывающими не­применимость этих систем.

Но в 1948 году в США опубликован ^ Technical Analysis of Stock Trends (Технический анализ трендов акций). Его авторы Р. Д. Эд­вардс и Д. Мэги исследовали бесчисленное количество графиков акций на протяжении многих лет и обнаружили несколько хара­ктерных фигур (или, как мы их называем, "конфигураций"). Они повторялись снова и снова и, в конце концов, давали воз­можность прогнозировать. Все эти явления подробно описаны и классифицированы, а эти методы до сих пор популярны среди торгующих на основе графиков.

В своих исследованиях изолированных ценовых движений биржевые маклеры сделали огромный шаг вперед, когда в 1970-е годы в деловую жизнь вошли персональные компьютеры. В этот период британский финансовый советник Брайан Марбер ввел понятия "золотого креста" и "мертвого креста" при использова­нии "скользящих средних", которые служат для анализа цено­вых рядов и вычисляются с помощью компьютера.

Говоря о компьютерной графике, следует упомянуть и Д. В. Вай-лдера. В своей книге ^ New Concepts in Technical Trading Systems (Но­вые понятия в технических торговых системах), опубликованной в 1978 году, Вайлдер описал формулу, названную им "Индексом Относительной Силы" (RSI). Она стала эффективным отраже­нием осцилляции рыночного настроения между преувеличенным оптимизмом и предельным пессимизмом. Одна из сильных сторон формулы Вайлдера в том, что, даже несмотря на то, что она была относительно новая и разработана для компьютерного применения, она прекрасно подходила для анализа графиков прошлых лет, созданных еще в начале века или даже раньше.

основные правила рынка

Итак, подведем краткие итоги основных правил для инвесторов:

Правило 1: рынок впереди. Совокупность проницательности всех действующих и потенциальных инвесторов обычно больше, чем одного-единственного человека. Воз­можно ли, что "другие" знают то, чего не знаем мы? Мы никогда не можем быть уверены в этом. Нам при­дется согласиться, что это рискованная задача — нахо­диться впереди знания всего рынка и заблаговременно не принимать во внимание это знание рынка о ценах.

Правило 2: рынок иррационален. Рынок может быстро реагиро­вать на факты, но он может быть и субъективным, эмоциональным и подчиняться всего только одному капризу изменяющихся трендов. Иногда цены могут колебаться в зависимости от финансового положе­ния и интересов инвесторов, блуждая между массо­вой истерией и безразличием, нежели между курсами ценных бумаг. Следовательно, попытки частного ин­вестора быть разумным, на самом деле могут оказать­ся абсурдным поведением.

Правило 3: обстановка хаотична. Макроэкономические прогно­зы обычно слишком неточные, чтобы представлять хоть какую-то ценность для инвестора, и все потому, что на экономические взаимосвязи постоянно воз­действуют мелкие, но существенные факторы, кото­рые никто не может предсказать или оценить, но они могут изменить все. Даже еще хуже: то же самое каса­ется и финансовых рынков.

Эти три правила существуют столько, сколько существуют рын­ки, и, несмотря на это, очень мало людей понимают, что они оз­начают.

Но сегодня мы имеем и четвертое правило, сформулирован­ное техническими аналитиками, использующими графические диаграммы при анализе рынка: правило гласит, что эти графики самореализующиеся. Если много людей проведут сходные линии на одинаковых графиках и оснастят свои компьютеры однород­ной системой принятия решений, то результаты будут самопод­тверждающими.

Итак, правило звучит следующим образом:

Правило 4: трафики являются самореализующимися. Если много людей используют одинаковые графические систе­мы, они могут заработать прибыль на своих сделках, независимо от того, правы ли они на самом деле.

Инвестирование немного похоже на игру, и, чтобы играть в эту игру, мы должны понимать эти четыре правила. Мы подробнее проверим эти правила в главах 3—6, но прежде необходимо объ­яснить несколько практических терминов. Следующая глава по­священа именно этому.


Глава 2


Несколько практических терминов

Мне посоветовали прикупить эту акцию на старость. Это срабо­тало поразительным образом. Я стал стариком за неделю.

^ Эдди Кантор

Прежде чем продолжить говорить о правилах игры, рассмотрим несколько основных терминов.

три типа графиков

Кривые цен, приведенные в этой книге, являются графиками. Когда вы закончите читать эту книгу, они обретут для вас значе­ние, и вы сможете сами себя назвать чартистом. Многие из гра­фиков графики баров, на которых каждый бар отображает цено­вой диапазон одного дня. Недельная торговля может выглядеть следующим образом:

Маленькие горизонтальные линии на баре — это зарегистри­рованная цена закрытия дня. Зачастую эта величина действи­тельно отражает реальное взаимоотношение между спросом и предложением, так как замыкает всю краткосрочную спекуля­цию данного дня. При построении фигур, или конфигураций, лучше всего обращать внимание именно на цены закрытия, если таковые известны.

Более простые графики, называемые линейными, показывают только развитие ценового движения в ценах закрытия:



Линейные графики, естественно, говорят нам много меньше по сравнению с баровыми графиками, но представляют более яс­ную картину.

И, наконец, третий тип графиков (который, однако, не будет использоваться в этой книге):



Этот график называется крестики-нолики. Здесь идея в том, чтобы отмечать цены вертикально, определяя подходящее мини­мальное значение шкалы. Когда цена растет вверх, ряд крести­ков строится по мере ее роста. В первый раз, когда она падает, мы сдвигаемся вправо и рисуем нолик. Затем нолики ставятся один за другим вниз, по мере падения цены, пока она снова не вырас­тет на определенное минимальное значение. После этого мы снова сдвигаемся вправо и рисуем крестик.

Графики крестики-нолики не имеют временной оси, давая тем самым возможность сжать долгий временной период до ог­раниченных пределов. Многие используют графики крестики-нолики в сочетании с техническими правилами и исследуют ры­нок скорее на статистической, нежели на поведенческой основе. Из-за отсутствия оси времени этот метод не особенно подходит для подробного исследования, поэтому он не рассматривается в этой книге.

поднимающиеся и падающие рынки

Рынки как растут вверх, так и падают вниз, и для описания этих явлений существуют специальные термины. Рынок с восходя­щим трендом на протяжении долгого периода времени называ­ется бычьим рынком (bull market). Если рынок падает, он называ­ется медвежьим рынком (bear market). Того, кто полагает, что ры­нок должен подняться, называют быком, а того, кто думает, что рынок опустится, называют медведем. Происхождение этих вы­ражений неизвестно, но общепринятое объяснение гласит, что бык ходит с поднятой головой (= поднимающийся), в то время как медведь держит голову опущенной (= падающий). На самом деле бык опускает голову вниз, когда он возбужден, что придает дополнительную символическую окраску.

Когда рынок идет вверх, бычий трейдер покупает, и его пози­ция называется длинной (long). Когда рынок падает, он продает. Если он вне рынка, то на сленге это означает, что он находится на обочине (on the sidelines).

Если инвестор очень медвежий, он может перепрыгнуть через одну ступень — говоря популярным языком, начать продавать своих цыплят до того, как они вылупятся. Представьте себе про­изводителя пшеницы, ожидающего большой урожай в сентябре. В феврале у него возникли серьезные подозрения, что к осени будет избыток пшеницы и поэтому цены на пшеницу упадут. По­этому он спешит продать свою пшеницу, но с условием поставки в сентябре. Итак, он продал то, чего на самом деле у него сейчас нет, но то, что он ожидает получить в будущем. На языке фондо­вой биржи это означает, что его позиция на пшеницу короткая (short) и он застраховался на случай, если цены на пшеницу упа­дут. Если его единственный мотив — защита своей наличной позиции (будущий урожай — товар), то он хеджер (hedger). Хеджер ничего больше не станет предпринимать, пока пшеница оконча­тельно не созреет, после чего он поставит зерно, выполнив все свои обязательства по контракту путем физической поставки.

Но давайте представим, что в марте цены на пшеницу упали больше, чем предполагал наш фермер. Тогда он сможет купить обратно то же самое количество пшеницы, которое он продал, с целью поставки в тот же самый день. Это даст ему спекулятив­ную прибыль, поэтому он больше не хеджер, а спекулянт (specu­lator). Такой тип сделки, нацеленной на получение прибыли, на­зывается короткой продажей (short seller),

Интересный момент в короткой продаже спекулянта в том, что рано или поздно вам придется купить обратно свой контракт, что­бы закрыть сделку. Но, если никто не захочет его продать в этот момент, вам придется предложить цену, на которую согласится продавец. В результате цена может взлететь до небес, и, если такое случается, мы называем это "корнером", "углом" ("corner") или "сквизом медведей", "медвежьим объятием" ("bear-squeeze"). Это часто происходило в середине XIX века, когда управление корне­ром считалось завершающим испытанием для профессионально­го трейдера. Как сказал однажды Коммодоре Вандербилт о Дэниэле Дрю, который просил милостыню:

Тот, кто не свое продает, должен выкупить это обратно, иначе в тюрьму попадет.

Сегодня корнеры встречаются намного реже, но все же бывают.

несколько специальных инвестиционных инструментов


На многих рынках используются специальные инструменты, чтобы сделать одинаково легкими и "длинную", и "короткую" сделки. Эти инструменты называются фьючерсами (futures) и оп­ционами (options).

Фьючерс (future) — это зарегистрированный на бирже стан­дартизированный контракт на будущую поставку определенно­го финансового инструмента или товара в установленный зара­нее день и за установленную заранее цену. Если Смит покупает фьючерсный контракт на поставку казначейских облигаций Со­единенных Штатов в марте, он оговаривает цену сейчас, но не сможет получить эту поставку раньше марта, когда будет произ­водить оплату. В то же самое время Браун может продать этот же контракт в шорт и купить его обратно позже, возможно, по бо­лее низкой цене, заработав прибыль на разнице. Хорошо то, что с традиционной бычьей и медвежьей торговлей можно зарабо­тать одинаковую прибыль, независимо от того, поднимается или падает рынок, так как вы предсказали движение и торгуете, используя его. Кроме того, требуется очень скромное дополни­тельное обеспечение. Вначале вы вносите лишь небольшой про­цент от стоимости контракта.

Особенно интересный тип фьючерсов — фьючерсы на индексы (index futures), включающие в себя приобретение или продажу широкой выборки акций, обычно обращающихся на биржах од­ной страны (их еще называют ценными бумагами, лежащими в основе контракта). Если вы полагаете, что фондовый индекс упадет, вам нужно открыть короткую позицию на фьючерс, тор­гуемый на этот индекс, получив, таким образом, прибыль благо­даря падающему рынку. Большинство крупных фондовых рын­ков имеют такие контракты.

Инструмент, ближайший к фьючерсу, называется опционом (option). В принципе, опцион — это фьючерс, в котором при уме­ренной величине риска размер убытка ограничен в своем макси­мальном значении, в то время как потенциальная прибыль ни­как не ограничена. (Если опцион продается, а не покупается, все происходит как раз наоборот. Спекулянт чаще всего решает, что логичней всего продавать опционы, так как в среднем пре­мия за принятие риска превышает действительный риск.) Опци­оны предлагают несколько интересных возможностей. Некото­рые из них относительно сложны. Ради упрощения мы не рас­сматриваем их в этой книге.

Фьючерсы и опционы могут применяться и в торговле валю­той, хотя здесь самый распространенный инструмент форвард­ный контракт на обмен валюты (forward exchange contract) — тран­закция, ограниченная во времени, при которой инвестор одно­временно имеет длинную позицию на одну валюту и короткую позицию по другой валюте. Когда позиция закрывается, реали­зуется прибыль или убыток, величина которых зависит от движе­ния цены. Прибыль включает в себя процент, наращенный по длинной валюте, за вычетом процента, оплаченного по короткой валюте. Естественно, возможен и убыток.

Иногда инвестор открывает длинную позицию на традицион­но слабую валюту и короткую позицию на традиционно сильную валюту. Причина этого в том, что процентная ставка по слабой валюте намного превышает процентную ставку по сильной ва­люте и поэтому прибыль по этой разнице ставок будет выше по­тенциального убытка вследствие ценовых движений. Это арбит­раж процентной ставки (interest rate arbitrage).

Вследствие широкого применения этих гибких инвестицион­ных инструментов различия между моделями поднимающегося и падающего рынка иногда бывают не такими большими, каки­ми должны быть. Это замечание следует всегда учитывать при дальнейшем обсуждении бычьего и медвежьего рынков в этой книге.

выбор графиков

И, наконец, существуют рынки. Графики, используемые в качест­ве примеров в этой книге, демонстрируют крупные и ликвидные рынки. Есть рынки, для которых понимание рыночной динамики самое главное. Примеры в этой книге включают в себя процент­ные ставки денежного рынка, акции, облигации, фьючерсы на индексы, иностранные валюты, драгоценные металлы и товары.

Может показаться странным, что товары тоже включены. Что связывает кофе, медь или нефть с фондовым рынком? Очень многое. Безусловно, огромнейшая доля международной торгов­ли товарами происходит через фондовые биржи, основываясь только на спекуляции инвесторов, у которых нет никакого наме­рения физического использования или получения этих товаров. (Наоборот, они ужаснутся, если когда-нибудь физически полу­чат эти товары.) Двадцать четыре часа в день люди во всем мире подробно изучают ценовые графики по свинине, живому рогато­му скоту или прутковой меди исключительно в поисках ответа на вечный вопрос: "Каково настроение рынка?"

Не слишком ли много технических терминов? Но, вооружив­шись ими, мы теперь можем двигаться вперед, к нашим основ­ным правилам игры.


***********************************


ЧАСТЬ II

Четыре ужасные правды о финансах

Великий Бог! Это место — кошмар! ^ Сэр Роберт Фэлкон Скотт


  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16




Похожие:

Темергалиева Э. Редактор: Чевтпаева И., Чекулаев М. Ларе Твид т 26 Психология финансов iconАппаратные средства
Главный редактор Заведующий редакцией Руководитеть проекта Научный редактор Литературный редактор Художник Иллюстрации Корректоры...
Темергалиева Э. Редактор: Чевтпаева И., Чекулаев М. Ларе Твид т 26 Психология финансов iconСодержание стр. Предисловие 3 I. Дипломатические отношения и международное право 11
Редактор А. В. Гусляев. Художественный редактор Л. М. Воронцова. Технический редактор М. Г. Чацкая. Корректоры Т. В. Болдырева, Н....
Темергалиева Э. Редактор: Чевтпаева И., Чекулаев М. Ларе Твид т 26 Психология финансов iconУчебный курс «Социальная психология»
Предназначен для студентов дистанционного обучения по специальности 030301 Психология труда и организационная психология. Цель данного...
Темергалиева Э. Редактор: Чевтпаева И., Чекулаев М. Ларе Твид т 26 Психология финансов iconПрограмма дисциплины общая психология
Общая психология, психология личности, история психологии
Темергалиева Э. Редактор: Чевтпаева И., Чекулаев М. Ларе Твид т 26 Психология финансов icon1 Природа, экономич сущность и спец признаки финансов
Сущность финансов, закономерности их развития сферы охватываемых ими товарно-денежных отношений и роль в процессе общего воспроизв-ва...
Темергалиева Э. Редактор: Чевтпаева И., Чекулаев М. Ларе Твид т 26 Психология финансов iconПрограмма курса «корпоративные финансы». Автор : Никитушкина И. В., доцент кафедры финансов и кредита. Продолжительность курса : 36 часов
Мгу им. М. В. Ломоносова. Данный курс является логическим продолжением курса «Теория финансов» и носит прикладной характер
Темергалиева Э. Редактор: Чевтпаева И., Чекулаев М. Ларе Твид т 26 Психология финансов iconДокументы
1. /Психология и астрология - 1 - Психология для астрологов.doc
Темергалиева Э. Редактор: Чевтпаева И., Чекулаев М. Ларе Твид т 26 Психология финансов iconДокументы
1. /Психология/ПСИХОЛОГИЯ 1.doc
2. /Психология/Психология...

Темергалиева Э. Редактор: Чевтпаева И., Чекулаев М. Ларе Твид т 26 Психология финансов iconТ. С. от 2008 г. Зам директора по увр программа
Одной из задач современной школы является обеспечение вхождения учащихся в информационное общество, овладение каждым школьником новыми...
Темергалиева Э. Редактор: Чевтпаева И., Чекулаев М. Ларе Твид т 26 Психология финансов iconПеречень мероприятий для одаренных детей Саянского района на октябрь 2011 г
Молодежный психологический чемпионат (общая психология, психология межличностных отношений)
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов