Кассационное определение icon

Кассационное определение



НазваниеКассационное определение
страница1/3
Дата конвертации15.09.2012
Размер488.53 Kb.
ТипДокументы
  1   2   3

Председательствующий Васильев В.В.

Дело№ 22-7165


КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Екатеринбург

18 августа 2010 года.

Судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда в составе председательствующего Шубиной Н.П., судей Коновалова М.Д. и Кузина А.Н. рассмотрела в судебном заседании 18 августа 2010 года с использованием видеоконференции уголовное дело по кассационному представлению заместителя Богдановичского городского прокурора Калиберда Ф.М. и кассационным жалобам осужденного Соколова А.В., адвокатов Качанова Р.Е. и Шухардина В.В. на приговор Богдановичского городского суда Свердловской области от 13 мая 2010 года, которым

Соколов Алексей Вениаминович, родившийся 24 мая 1973 года в г. Свердловске, ранее судимый,

10.09.1992 года Ленинским районным судом г. Екатеринбурга по ч. 2 ст. 148 УК РСФСР к 3 годам лишения свободы условно с привлечением к труду,

25.07.1994 года Кировским районным судом г. Екатеринбурга по п.«а»,«б»,«е»,«д» ч.2 ст.146, ч.1 ст.218, ст.41 УК РСФСР к 7 годам лишения свободы, и освобожденный 06.10.2000 года по отбытии срока наказания,

осужден по п. «в» ч. 3 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации (в редакции ФЗ от 08.12.2003 года) с применением ст. 64 Уголовного кодекса Российской Федерации к лишению свободы на один год шесть месяцев и по п. «а» ч. 3 ст. 161 Уголовного кодекса Российской Федерации (в редакции ФЗ от 08.12.2003 года) с применением ст. 64 Уголовного кодекса Российской Федерации к лишению свободы на четыре года шесть месяцев.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 Уголовного кодекса Российской Федерации по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно к отбытию назначено лишение свободы на срок пять лет с отбытием наказания в исправительной колонии строгого режима.

По обвинению по п. «б» ч. 4 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации Соколов А.В. оправдан на основании п. 2 ч. 2 ст. 302 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с непричастностью к совершению преступления.

Аникин Илья Вадимович, родившийся 30 января 1969 года в г. Свердловске, ранее судимый,

17.12.2001 года Железнодорожным районным судом г. Екатеринбурга по п. «а», «б», «в», «г» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 5 годам лишения свободы, освобожденный 25.02.2004 года по постановлению суда условно-досрочно на 2 года 5 месяцев 12 дней,

30.06.2009 года Свердловским областным судом по п. «а», «б», «в» ч. 2 ст. 158, п. «а», «б», «в» ч. 2 ст. 158, п. «а», «б», «в» ч. 2 ст. 158, ч. 5 ст. 33 - ч. 3 ст. 158, ч. 3 ст. 69, ст. 70 УК РФ к 6 годам лишения свободы со штрафом в сумме 60000 рублей (приговор в законную силу не вступил),

осужден по п. «а» ч. 3 ст.
161 Уголовного кодекса Российской Федерации (в редакции ФЗ от 08.12.2003 года) с применением ст. 64 Уголовного кодекса Российской Федерации к лишению свободы на четыре года.

Носков Дмитрий Васильевич, родившийся 6 февраля 1978 года в г. Богданович Свердловской области, ранее не судимый,

осужден по п. «а» ч. 3 ст. 161 Уголовного кодекса Российской Федерации (в редакции ФЗ от 08.12.2003 года) с применением ст. 64 Уголовного кодекса Российской Федерации к лишению свободы на три года шесть месяцев.

На основании ст.73 Уголовного кодекса Российской Федерации наказание назначено условным с испытательным сроком в три года шесть месяцев, с возложением на осужденного обязанностей: не менять постоянного места жительства и работы без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего контроль за осужденным, и периодически один раз в месяц являться на регистрацию в специализированный государственный орган.

По приговору суда также осуждены Соколов Александр Вениаминович, Григорьев Константин Петрович, Скворцов Сергей Александрович, Маслов Валерий Александрович и Беляш Евгений Геннадьевич за совершение преступлений к различным срокам наказания, приговор в отношении которых не оспаривается.

Заслушав доклад судьи Коновалова М.Д., выступление прокурора отдела Свердловской областной прокуратуры Курьякова А.В., настоявшего на доводах кассационного представления, пояснения осужденного Соколова А.В., адвокатов Качанова Р.Е. и Шухардина В.В., защитников Пономарева Л.А. и Соколову Г.Р., настоявших и поддержавших доводы кассационных жалоб, пояснения адвокатов Ляховицкого А.Е. в интересах Носкова Д.В. и Фоминых О.Б. в интересах Аникина И.В., полагавших приговор суда изменить, судебная коллегия

. установила:

по приговору суда Соколов Алексей Вениаминович признан виновным в совершении 21-22 апреля 2001 года тайного хищения чужого имущества, группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в иное хранилище, в крупном размере на общую сумму 564654 рубля 78 копеек, и в совершении 19-20 июня 2004 года открытого хищения чужого имущества, с незаконным проникновением в помещение и иное хранилище, группой лиц по предварительному сговору, в целях завладения имуществом в особо крупном размере на общую сумму 1172080 рублей 67 копеек, при обстоятельствах, изложенных в приговоре,

Аникин И.В. и Носков Д.В. по приговору суда признаны виновными в совершении 19-20 июня 2004 года открытого хищения чужого имущества, с угрозой применения насилия, не опасного для жизни и здоровья, с незаконным проникновением в помещение и иное хранилище, группой лиц по предварительному сговору, в целях завладения имуществом в особо крупном размере на общую сумму 1172080 рублей 67 копеек, при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании Соколов А.В. вину свою в предъявленном обвинении полностью не признал, Аникин И.В. и Носков Д.В. вину свою признали частично.

В кассационном преставлении заместитель прокурора Калиберда Ф.М. с приговором суда не согласен и просит его отменить, мотивируя тем, что эпизоду хищения имущества ЗАО «Уралтермосвар» государственный обвинитель в судебном заседании просил действия подсудимых Соколова Алексея, Аникина, Носкова переквалифицировать на ч.З ст.161 УК РФ, как открытое хищение чужого имущества, совершенное в угрозой применения насилия, не опасного для жизни и здоровья, с незаконным проникновением в

помещение и иное хранилище, в особо крупном размере. Однако суд ошибочно указал в приговоре п.«а» ч.З ст. 161 УК РФ, так как совершение открытого хищения в особо крупном размере квалифицируется но п.«б» ч.З ст.161 УК РФ. Поэтому просит в данной части приговор суда изменить, указав правильную квалификацию действий данных подсудимых, что считает не противоречит требованиям ч. 1 ст.387 УПК РФ.

Кроме того суд незаконно оправдал Соколова Алексея в совершении преступления но п.«б» ч.4 ст.158 УК РФ, так как его участие в совершении данного преступления нашло свое подтверждение в судебном заседании на основании заявления и показаний потерпевшего Ракитянского И.В., протокола осмотра места происшествия, показаний осужденных Беляш Е.Г., Маслова В.А. и Скворцова С.А., указавших, что тот принимал непосредственное участие в совершении преступления. При этом иные обстоятельства совершения данного преступления, изложенные в приговоре Верх-Исетского районного суда от 21.01.2008 года в отношении других лиц, имеют отличия, что вызвано способом защиты осужденных - отказом от дачи показаний. Поэтому вывод суда о непричастности Соколова Алексея к совершению данного преступления необоснован, в связи с чем, приговор суда в данной части подлежит отмене.

В кассационной жалобе адвокат Качанов Р.Е. с приговором суда не согласен и просит его отменить, мотивируя тем, что суд необоснованно отказал Соколову Алексею и защите в вызове и допросе в качестве свидетелей Антонова и Рошкована, из объяснений которых следует, что у других осужденных по данному делу в отношении Соколова имелся сговор в его оговоре, как и указаны обстоятельства невиновности того. При этом суд исследовал и оценил в приговоре только доказательства обвинения, не сославшись и не оценив доказательств, оправдывающих Соколова Алексея в содеянном, в том числе свидетельствующие о личной неприязни осужденных к тому и его невиновности.

В дополнительной жалобе Качанов Р.Е. указывает, что при рассмотрении дела судом были нарушены нормы и положения Конституции Российской Федерации и Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, выразившиеся в том, что при проведении предварительною слушания, суд незаконно отказал в удовлетворении его ходатайства о проведении 23 декабря 2009 года судебного заседания в открытом режиме, не допустив в зал суда прессу и группу поддержки Соколова Алексея, хотя пресса, группа поддержки и международные наблюдатели желали присутствовать в суде, тем самым нарушив пункт 1 статьи 6 Конвенции. При этом в своем судебном решении суд доводы ходатайства оставил без внимания.

Кроме того, в поданном ходатайстве, он просил суд приостановить производство по делу и обратиться в Конституционный Суд Российской Федерации с запросом о соответствии положений ч.1 ст.234 УПК РФ Конституции Российской Федерации, для чего у суда имелись все основания и это является обязанностью суда. Однако в нарушение п.1 ст. б Европейской Конвенции суд незаконно отказал в удовлетворении ходатайства в данной части, в связи с чем, принятое судом решение повлекло нарушение прав Соколова Алексея на справедливое судебное разбирательство.

В ходе судебного разбирательства суд незаконно отказал в удовлетворении ходатайства Соколова Алексея и защиты о вызове в судебное заседание и допросе в качестве свидетелей защиты Антонова А.А. и Рошкована В.Б:, необходимость допроса которых была обоснована перед судом, как и не возможность доставить тех в суд без властных полномочий суда. При этом суду были представлены объяснения данных лиц, полученные им в соответствии с законом. Из объяснений данных граждан следует, что между подсудимыми имелся сговор в отношении Соколова Алексея, наличие личной неприязни к нему и обстоятельства невиновности того. При этом судом вновь нарушено

международное право подсудимого, который имеет право на вызов и допрос свидетелей в его пользу на тех же основаниях, что свидетелей обвинения. В тоже время свидетелей обвинения по делу не имеется, за которых фактически выступили другие подсудимые. Данный отказ свидетельствует об отсутствии у суда объективности и беспристрастности в рассмотрении дела, и заявленный отвод председательствующему по делу подтверждает это, который был необоснованно отклонен.

В приговоре при наличии противоречивых доказательств суд не указал, но каким основаниям он принял одни доказательства и отверг другие, оправдывающие Соколова Алексея. Судом не были исследованы и оценены представленные стороной защиты доказательства, указывающие на личную неприязнь других подсудимых к Соколову, о их сговоре против того и о его невиновности, что подтверждается объяснениями Антонова и Рошкована, являющиеся доказательствами. Данные обстоятельства подтверждаются ответом Свердловского прокурора по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях по факту нападения подсудимого Беляш на подсудимого Соколова Алексея и приказом начальника ГУФСИН России по Свердловской области о привлечении к дисциплинарной ответственности начальника СИЗО-4, из которых следует, что Беляш на почве личной неприязни нанес удар кулаком по лицу Соколову. Данным обстоятельствам суд оценки не дал, которые имеют важное значение для правильного разрешения дела.

В судебном заседании установлено, что Аникин, Беляш, Соколов Александр, Маслов, Григорьев и Скворцов на следствии постоянно меняли свои показания, указывая иной состав участников преступления, описывая разные их роли и обстоятельства совершенных преступлений. Данная судом мотивировка и обоснование противоречивости показаний подсудимых, не выдерживает своей критики и просто несостоятельна, которая касается фактических обстоятельств совершенных преступлений и действий конкретных лиц, что в свою очередь наоборот свидетельствует в пользу Соколова Алексея.

При этом Аникин и Беляш, запутавшись в своих показаниях, отказались отвечать на вопросы Соколова и защиты, что лишило их возможности проверить достоверность их показаний, и свидетельствует, что они скрывают от суда важные обстоятельства совершенных преступлений, и не раскаиваются в содеянном, в связи с чем, суд необоснованно положил их показания в основу приговора. Отвечая на вопросы, Григорьев показал, что Соколова Алексея может быть с ними и не было, а Беляш, как свидетель показал, что не боится уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, и отказался пояснять, что Соколов Алексей принимал участи в краже у Ракитянского.

В ходе следствия считает на Носкова было оказано психологическое давление, что видно на видеозаписи проведения с ним следственных действий, так как находился он в изолированном помещении за решеткой. При этом эксперт Четин показал суду, что проведение экспертизы на полиграфе с Носковым было сорвано, так как тот сильно нервничал, волновался, была дрожь в руках и он неравномерно дышал, что говорит о том, что тот не желал проходить психофизиологическую экспертизу, тем самым что-то скрывая от следствия и давая неправдивые показания. Однако данным обстоятельствам суд оценки дал. К показаниям Соколова Александра, являющегося родным братом Соколова Алексея, необходимо относится критически вдвойне, исходя из родственных отношений обвиняемых, чего однако суд не сделал.

По эпизоду преступления в г. Богданович, исключив из доказательств заключения эксперта в отношении Скворцова, Аникина и Беляш по результатам проведения психологических экспертиз, и протокол опознания Носковым по фотографиям Соколова Алексея, то есть исключив доказательства, «закрепляющие» показания обвиняемых об

участии Соколова в совершении данного преступления, суд в тоже время признал того виновным в совершении данного преступления.

Кроме того, на основании преюдиции, суд правильно оправдал Соколова Алексея по эпизоду кражи у Ракитянского, так как приговором Верх-Исетского районного суда от 21.01.2008 года установлены иные обстоятельства и лица совершенного преступления. При этом признавая виновными других подсудимых в совершении данного преступления в составе организованной группы, суд почему-то также признал Соколова Алексея виновным в совершении преступления в г. Богданович в рамках преступной деятельности данной организованной группы. Тем самым суд вошел в существенные противоречия со сделанными и изложенными в приговоре выводами, в том числе о виновности Соколова.

Тем самым приговор суда о виновности Соколова Алексея считает постановлен на непоследовательных, нелогичных, противоречивых и голословных показаниях других подсудимых, не предупреждавшихся об уголовной ответственности за дачу ложных показаний, и не подтвержденные другими доказательствами по делу, в связи с чем, подлежит отмене, как незаконный и необоснованный.

В кассационной жалобе осужденный Соколов А.В. с приговором суда не согласен и просит его отменить, мотивируя тем, что он признан виновным на основании показаний подсудимых, отбывающих наказание в местах лишения свободы, поэтому находящихся в зависимых условиях, при этом их показания являются противоречивыми. По первому эпизоду показания Соколова Александра и Григорьева опровергаются показаниями потерпевшего Ушакова, описавшего лиц, совершивших преступление, которые суд во внимание не взял. При этом соучастник преступления Кожов умер, и опровергнуть или подтвердит показания Григорьева и Соколова он не может. По второму эпизоду его виновность построена на показаниях Беляш и Аникина, однако Беляш в суде показал, что давая показания на следствии, он фантазировал. При этом в явке с повинной указал, что он управлял автомашиной «Газель», а при уточнении показаний на месте преступления показал, что он управлял автомашиной «Зил». Аникин в явке с повинной указывает, что с ним, Соколовым, вскрывал склад, при уточнении показаний на месте преступления на него уже не указывает, а в суде вновь показал на него, как вскрывавшего с ним склад. Тем самым достоверных доказательств его виновности в деле не имеется и судом не установлено. При этом суд не дал оценки ложным показаниям Филатова о том, что в 2001 году он признался в совершении преступления, хотя из его рапорта этого не следует. Судом не дана оценка заключению психофизиологической экспертизы, проведенной Четииым, который не имеет диплома государственного образца, а имеет свидетельство на проведение исследований на полиграфе, при этом ряд заключений Четина признаны судом недопустимыми доказательствами.

В кассационной жалобе адвокат Шухардин В.В. с приговором суда не согласен и просит его отменить, мотивируя тем, что в ходе судебного заседания судья проявил свою предвзятость к Соколову Алексею, что выражается в том, что 02.02.2010 года продолжил судебное заседание в отсутствие адвоката Шухардина, отсутствующего по уважительной причине, хотя подсудимый настаивал на его участии, тем самым нарушив право того на судебную защиту, что к тому же повлекло отказ Соколова от услуг адвоката Качанова. На другой день судья запретил Соколову заявлять отвод тому, и разрешил это сделать только после допроса свидетеля обвинения, что повлияло на полному и объективность допроса данного свидетеля. Попытки адвоката Качанова занести данные действия судьи в протокол судебного заседания, повлекли вынесение адвокату замечания с занесением его в протокол. Также судья пытался ввести в заблуждение Соколова о том, что Шухардин был извещен о рассмотрении дела 3 и 4 февраля 2010 года, что не соответствует действительности. Поэтому приговор суда нельзя признать законным и обоснованным.

В дополнительных кассационных жалобах адвокат Шухардин В.В. указывает, что по эпизоду кражи в ООО «Уралнефть» Соколов Алексей к содеянному не причастен и суд необоснованно положил в основу приговора показания Маслова, которому данное преступление в вину не вменялось, и он был допрошен в суде в качестве свидетеля, но не был предупрежден об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, и при нем были допрошены другие свидетели, потерпевшие и подсудимые, что свидетельствует о нарушении судом требований закона, в связи с чем, показания того являются недопустимыми доказательствами. В суде не исследовался протокол проверки показаний на месте преступления с Масловым, в связи с чем, суд необоснованно сослался на него в приговоре. Протокол проверки показаний на месте преступления с Григорьевым не может быть положен в основу приговора, так как суд не выяснил мнение других участников процесса о его оглашении по ходатайству прокурора. К тому же не было оснований для его оглашения, так как в показаниях Григорьева противоречий не имеется.

При этом суд необоснованно сослался на показания Григорьева и Соколова Александра, которые опровергаются потерпевшим Ушаковым, показавшим, что Соколов Алексей во время похищения труб находился с ним в будке и наливал ему спиртное, подтвердив это в ходе опознания того, как и при даче показаний в качестве потерпевшего, что еще раз подтверждает, что во время погрузки труб Соколов Алексей находился в сторожке. Ушаков также пояснил, что все лица были его роста (168 см), в то время, как Григорьев утверждает, что в сторожке находился Кожов, у которого рост 180-190 см. Суд данные показания потерпевшего в приговоре не отразил и оценки им не дал, как и не устранил противоречия в показаниях Соколова Александра, Григорьева и Маслова, данные на следствии и суде. На следствии Соколов Александр утверждал, что Соколов Алексей не принимал участие в похищении труб, а в суде стал говорить обратное. Григорьев и Маслов указывали, что Соколов Алексей ехал с ними в г. Красноуфимск, но не могут описать действий того во время совершения кражи труб. Доводы Соколова Александра о том, что в суде он говорит правду, а на следствии давал неверные показания, голословны и опровергаются показаниями Ушакова и Соколова Алексея. Тем самым Ушаков подтверждают позицию Соколова Алексея о том, что тот ни каких труб с Соколовым Александром не грузил, а поэтому показания того и Григорьева надуманны.

Тем самым выводы суда о том, что виновность Соколова Алексея по данному эпизоду подтверждается показаниями Соколова Александра, Григорьева и Маслова несостоятельны. В суде также не нашло своего подтверждения совершение кражи в крупном размере. Ушаков указал, что приехали две автомашины, свидетель Ахметзянов пояснил, что грузоподъемность одной автомашины составляет 15 тонн, свидетель Бурдин Г.П. указал, что при инвентаризации выявлена недостача 15 тонн труб и возвращено 16,662 тонн труб на сумму 217845 рублей, что не является крупным размером.

По эпизоду совершения открытого хищения имущества в ЗАО «Уралтермосвар» суд необоснованно сослался на показания Скворцова, Маслов, Беляш, Аникина и Носкова в подтверждении вины Соколова Алексея. При этом Маслов не давал показаний о том, что был свидетелем участия Соколова Алексея в совершении преступления, так как его там не было. Скворцов также не показывал, что видел Соколова Алексея на месте совершения преступления. Не нашли своего полного отражения в приговоре показания Беляш о том, что на почве неприязни он оговорил Шаньшурова, Коршунова, Рошкована и Иванова в совершении данного преступления. При этом показания Беляш на следствии являются противоречивыми, в том числе в отношении Соколова Алексея. В явке с повинной он указывает на Соколова Алексея, как участника преступления, который якобы управлял автомашиной «Газель». При допросах указывает, что тот управлял автомашиной «Зил», не раскрывая конкретной роли того в совершении преступления, но указывая, что все вместе грузили металлолом в автомашину. При предъявлении обвинения Беляш не указывает на

Соколова Алексея, как участника совершенного преступления. При этом в суде Беляш показал, что может оговорить других лиц из-за личной неприязни, а давая показания следователю, придумывал их, в том числе в отношении Соколова Алексея. Данные показания Беляш подтверждаются ответом из прокуратуры о том, что тот на почве личной неприязни нанес удар по лицу Соколову Алексею. В суде Беляш не смог пояснить причину столь существенных расхождений в его показаниях в ходе следствия и суда.

Вопреки требованиям ст.ЗО7 УПК РФ суд не полной мере отразил в приговоре показания Аникина, который дает противоречивые показания в отношении Соколова Алексея и его роли при совершении преступления. Так, указывая на следствии и в суде на участие Соколова Алексея в совершении грабежа, в тоже время, не раскрывает конкретных действий того в совершении преступления. Не полно отражены в приговоре показания Носкова, которые также противоречивы по поводу участия Соколова Алексея совершения грабежа и его роли в совершения преступления. При этом допрос Носкова, как следует из видеозаписи, проводился когда он находился за решеткой в изолированном помещении, что говорит об оказании на того психологического давления работниками милиции и получении от него необходимых показаний в отношении Соколова Алексея, занимающегося правозащитной деятельностью. При этом подсудимые давали показания в суде в присутствии друг друга, что не исключает их искусственную согласованность.

При этом суд пришел к необоснованному выводу об отсутствии у других подсудимых личной неприязни к Соколову Алексею, в связи с осуществлением тем правозащитной деятельности, следовательно, об отсутствии оговора подсудимыми того, что опровергается нанесением в январе 2010 года подсудимым Беляш Соколову Алексею удара кулаком по лицу. К тому же Соколов Александр, не обвиняющийся по данному эпизоду, давая показания против брата, но существу был допрошен в качестве свидетеля, и не был предупрежден об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, а поэтому его показания являются недопустимыми доказательствами, и суд расширил доказательственную базу обвинения. При этом подсудимые давали показания в присутствии других подсудимых, что также является нарушением закона, так как был нарушен принцип раздельного допроса свидетелей, что говорит о том, что они корректировали свои показания после дачи показаний другими лицами в отношении Соколова Алексея и его роли при совершении преступлений. Вопреки требованиям закона в СИЗО подсудимые находясь в одной камере, имея при себе даже сотовые телефоны. Из показаний Антонова следует, что он был свидетелем разговора между подсудимыми о том, что показания в отношении Соколова Алексея они дают по указанию должностных лиц и им обещаны некоторые привилегии при отбытии наказания.

Суд также необоснованно отверг алиби Соколова Алексея о том, что 19-20 июня 2004 года он с гражданской женой, ребенком, и родителями жены находился на даче и они отмечали день рождения тестя, что подтверждается показаниями Копорушкиной Е.В., Копорушкиной Н.И., Копорушкина В.Т., Пестеровой Г.И. и Пестерова С.Л., показавших об этих обстоятельствах.

Неверен вывод суда также о размере причиненного ущерба, который указан заинтересованным лицом - потерпевшим, и в деле не имеется заключения независимого эксперта или оценщика о стоимости похищенного и возвращенного имущества, в связи с чем, вывод суда о совершении хищения в особо крупном размере необоснован.

При рассмотрении дела суд прямо или косвенно проявил заинтересованность в исходе дела, выразившееся в том, что 31.03.2010 года, несмотря на категорическое возражение Соколова Алексея, принял решение о продолжении судебного заседания в отсутствие адвоката Качанова Р.Е. и защитника Эделева Г.В. на том основании, что в суде

участвуют адвокат Шухардинов В.В. и защитник Соколова Г.Р., и лишь отказ от адвоката Шухардина В.В. позволил Соколову добиться отложения судебного разбирательства до явки адвоката Качанова Р.Е. Данный факт послужил основанием для очередного отвода судьи, который был незаконно по формальным основаниям отклонен, при этом суд не указал, по каким основаниям их доводы отвода судье являются несостоятельными. Поэтому считает приговор постановлен незаконным составом суда.

Суд незаконно отклонил ходатайство Соколова Алексея и защиты о вызове и допросе в качестве свидетелей защиты Антонова А.А. и Рошкована В.Б., необходимость допроса которых была обоснована перед судом, как и не возможность доставить их в суд. При этом суду были представлены объяснения данных лиц, полученные адвокатом в соответствии с законом, из которых следует, что на подсудимых оказывалось физическое и психическое давление со стороны должностных лиц с целью получения показаний на Соколова Алексея о совершении им преступлений, и что все действия подсудимых на следствии и в суде проходят под контролем неких должностных лиц, которым обещали некоторые привилегии при отбытии наказания. Данный отказ говорит об отсутствии у суда объективности и беспристрастности в рассмотрении данного дела.

Во время всего судебного заседании подсудимый Соколов Алексей находился за металлическим ограждением в виде клетки вместе с другими подсудимыми, которые ранее были осуждены к различным срокам наказания и приговор в отношении которых вступил в законную силу. Тем самым нахождение лица, не признанного еще виновным, с другими лицами, объективно создало мнение о Соколове Алексее, как виновном лице. Также законом не предусмотрено содержание подсудимых в металлических клетках, так как это затрагивает их права и свободы. При этом суд незаконно отказался рассматривать вопрос о нарушении прав Соколова Алексея, чем проявил к тому свою необъективность при рассмотрении дела, и кроме того обязал того вставать, при даче вопросов другим участникам процесса во время их допросов.

Суд также нарушил тайну совещательной комнаты, так как для вынесения приговора удалился не в совещательную комнату, а в свой кабинет, где и постановил неправосудный приговор, так как кабинет оборудован всеми средствами технической связи, и не имеет отдельного входа в зал судебного заседания. Поэтому у защиты имеются основания полагать, что при вынесении приговора была нарушена тайна совещания, следовательно, приговор суда нельзя признать законным и обоснованным, как постановленный с нарушением требований уголовно-процессуального закона.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления государственного обвинителя и доводы кассационных жалоб осужденного и адвокатов, изучив возражение государственного обвинителя на жалобы, судебная коллегия считает, что приговор суда подлежит изменению.

Выводы суда о доказанности вины Соколова Алексея Вениаминовича, Аникина И.В., Носкова Д.В. в совершении преступлений, за которые они осуждены, соответствуют фактическим обстоятельствам дела, основаны на проверенных в судебном заседании и изложенных в приговоре суда доказательствах, которым дана надлежащая оценка.

По эпизоду хищения имущества ОАО «Уралнефть» потерпевший Ушаков А.Н. пояснил суду, что ночью в караульное помещение зашли несколько незнакомых лиц и сказали ему, что вывезут с базы трубы, а он чтоб сидел спокойно, и заставили его выпить принесенное ими спиртное, отчего ему стало плохо и он потерял сознание. При этом он видел, что на территорию базы заехали две автомашины и автокран. Пришел в себя в больнице и узнал, что с базы похитили трубы, а его нашли связанным. При опознании он

узнал Соколова Александра и Григорьева, которые заходили в караульное помещение и заставили его выпить спиртное.

Из протоколов опознания следует, что Ушаков А.Н. опознал Соколова Александра и Григорьева, как лиц, заходивших в караульное помещение.

Согласно протокола осмотрам места происшествия, заявления и.о. начальника УПО ОАО «Уралнефть» Бурдина Г.П. в милицию и справки ОАО «Уралнефть» с территории базы были похищены 43,11 тонны бурильных труб на общую сумму 564654 рубля 78 копеек, часть из которых в количестве 110 штук массой 16,632 тонн на сумму 217845 рублей 94 копейки была в дальнейшем возвращена.

Свидетели Терещенко М.В., Бурдин Г.П. и Гусейнов О.М., подтвердив показания Ушакова о совершении кражи бурильных труб и совершенных в отношении того действий, показали, что с территории базы ОАО «Уралнефть» было похищено 43,11 тонны бурильных труб на общую сумму 564654 рубля 78 копеек, часть из которых на сумму 217845 рублей 94 копейки была затем возвращена.

Свидетель Южанин А.А. показал, что после совершенной кражи из управления безопасности компании поступила информация, что трубы вывезли в г. Екатеринбург и указали, где находится одна из автомашин с трубами, о чем он сообщил в милицию.

Свидетели Филатов К.В., Дядюн СВ. и Попов Р.В. показали суду, что при патрулировании в районе Овощесовхоза была обнаружена автомашина с трубами, возле которой затем были задержаны подъехавшие на автомашине пять человек, которых доставили в отдел милиции, где на один из телефонов задержанных позвонили, и Дядюн, представившись Соколовым Александром, ответил на звонок, которому сообщили, что вторая автомашина с трубами выехала в г. Березовский.

Из рапортов Филатова К.В. и Попова Р.В. следует, что возле автомашины с трубами были задержаны подъехавшие Яковлев, Соколов Алексей, Маслов, Соколов Александр и Григорьев с поддельными накладными на трубы, при этом Соколов Александр сознался в совершении кражи труб и обещал их вернуть.

Свидетель Ахмедзянов А.К. показал суду, что к нему обратились незнакомые молодые люди и попросили перевести на его автомашине трубы в г. Березовский, с чем он согласился, и те перегрузили в его автомашину трубы. Далее, в этот же день к нему подъехали сотрудники милиции и сообщили, что трубы похищены в г. Красноуфимске, и стали дожидаться молодых людей, которых задержали, когда те приехали к нему.

Согласно протокола выемки, расписки и справки следует, что похищенные бурильные трубы в количестве ПО штук массой 16.6323 тонн на общую сумму 217845 рублей 94 копейки изъяты у Ахмедзянова А.К. и сданы в ОАО «Уралнефть».

Свидетель Яковлев СБ. показал, что его знакомый Григорьев попросил отвести его и троих незнакомых ему людей в район Овощесовхоза, где их ждала автомашина, что он и сделал. Когда они приехали на место, то всех их задержали работники милиции.

Подсудимый Соколов Александр показал суду, что в совершении кражи бурильных труб принимали участие он, Кожов, Маслов, Григорьев и его брат Соколов Алексей, приехав на место совершения преступления все вместе. Во время совершения кражи он непосредственно с Соколовым Алексеем грузил трубы в Две автомашины с помощью автокрана, а Кожов и Григорьев в это время находились в сторожке и распивали спиртное

  1   2   3




Похожие:

Кассационное определение icon16-002-81 кассационное определение
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе
Кассационное определение iconКассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Ставропольского краевого суда от 01 июля 2005 года
По итогам рассмотрения кассационного представления прокурора, участвующего в деле Сенина Р. М. на постановление Октябрьского районного...
Кассационное определение iconДокументы
1. /Гродзинский М.М. Кассационное и надзорное производство.doc
Кассационное определение iconНаибольший общий делитель. Цели урока
Ввести определение наибольшего общего делителя, определение взаимно простых чисел, показать запись
Кассационное определение iconУтверждаю
Выдвижение гипотез исследования. Определение актуальности темы, а также Объекта и Предмета исследования. Определение методологии...
Кассационное определение icon5-7 классы Блок 1Б, 2Б, 3Г, 4В, 5А, 6Г, 7Г, 8В, 9А, 10г оценка каждый правильный ответ – 1 балл. Максимум в блоке 10 баллов
Каждое точное определение 2 балла. Близкое и неискажающее смысл определение – 1 балл
Кассационное определение iconКонспект по датам. Высшая математика 1 (интегралы и теория поля)
Определение первообразной, Свойства: что F+C тоже перв. (Док-ть), что разность двух первообр = C. Определение неопр интеграла. Свойства...
Кассационное определение iconДолжность чел
Управление работой редакции: определение направлений развития издания, подготовка тематических планов газеты, определение плана работы...
Кассационное определение iconОпределение термина «нумизматика» Определение термина «нумизматика»
В новое время к ним присоединились никель, алюминий и др. Реже применяются железо, свинец и прочие металлы. При использовании благородного...
Кассационное определение iconПрограмма развития муниципального общеобразовательного учреждения средней общеобразовательной школы №50 представляет собой долгосрочный нормативно-управленческий документ определяющий имеющиеся достижения и проблемы,
Целью программы является определение общей стратегии развития образования в школе, определение роли и места школы в образовательной...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов