Модернизация и [ постмодернизация (Modernization and Postmodernization. Princeton (NJ), Princeton Univ. Press, 1990) icon

Модернизация и [ постмодернизация (Modernization and Postmodernization. Princeton (NJ), Princeton Univ. Press, 1990)



НазваниеМодернизация и [ постмодернизация (Modernization and Postmodernization. Princeton (NJ), Princeton Univ. Press, 1990)
страница1/3
Дата конвертации08.12.2012
Размер460.27 Kb.
ТипДокументы
  1   2   3

РОНАЛЬД ИНГЛЕГАРТ

МОДЕРНИЗАЦИЯ И
[ ПОСТМОДЕРНИЗАЦИЯ*


(Modernization and Postmodernization. Princeton (NJ), Princeton Univ. Press, 1990)

Системы ценностей: субъективный аспект политики и экономики

Экономические, культурные и политические преобразования настолько связаны друг с другом в своем развитии, что эта взаимосвязь позволяет прогнозировать характер их воздей­ствия на общество.

Так звучит главный тезис теории модернизации в устах ее сто­ронников, от Карла Маркса и Макса Вебера до Даниела Белла. Чуть ли не два века вокруг этого тезиса идут горячие споры. В целом он верен: пусть мы не в силах точно предсказать, что именно произой­дет в данном обществе в данное время, некоторые основные тен­денции поддаются общему прогнозу. <...>

* Inglehart R. Modernization and Postmodernization. Princeton (NJ), Princeton Univ. Press, 1997. Copyright — ^ Princeton Univ. Press, 1997. Текст воспроизводится с согласия Princeton University Press, Princeton (NJ).

-261-

Рональд Инглегарт

Идея о том, что социальные и экономические преобразован имеют логическую взаимосвязь, казалась интересной и одновре­менно спорной с того момента, как была впервые высказан К.Марксом. Она привлекает к себе умы не только потому, что спо­собствует разъяснению характера экономических, социальных и по­литических преобразований, но и потому, что может обеспечить определенную степень их прогнозируемости. На сегодняшний ден все попытки предсказать пути, по которым человечество пойдет в своем развитии, лишь тешили гордыню предсказателей: общеизве­стно, что многие прогнозы Маркса оказались ошибочными. Пове­дение человека столь многогранно и подвержено влиянию со сто­роны столь многих факторов, действующих на самых различных уровнях, что любой попытке выступить с точным прогнозом, не допускающим вариантов, грозит неудача.

Мы на такой прогноз не претендуем, ибо невозможно предска­зать точный путь социальных преобразований. Однако определен­ные совокупности экономических, политических и культурных трансформаций развиваются логически взаимосвязанным образом, причем одни направления такого развития представляются более вероятными, чем другие. Когда конкретные общественные процес­сы набирают темп, то в долгосрочном плане возникает вероятность определенных серьезных по своему значению изменений. Напри­мер, индустриализация порождает тенденцию к урбанизации, рос­ту профессиональной специализации и повышению уровней фор­мального образования в любом обществе, которое пошло по тако­му пути. Все эти элементы представляют собой ключевые аспекты того направления развития, которое в целом принято называть «мо­дернизацией».


Модернизация порождает в свою очередь тенденцию к проявле­нию менее очевидных, но также серьезных последствий, таких, например, как повышение уровня политической активности масс. И пусть мы не в состоянии прогнозировать действия конкретных руководителей в тех или иных странах, мы можем говорить о том, что (в данный исторический момент) активное участие населения в политической жизни с большей вероятностью сыграет решаю­щую роль в Швеции или Японии, чем в Албании или Бирме. В более конкретном плане мы можем также определить, какие имен­но вопросы с наибольшей остротой будут вставать в политической жизни того или иного конкретного общества, причем вероятность,

-262-

Модернизация и постмодернизация

что этот прогноз окажется верен, будет далеко выходить за рамки случайности.

Модернизация связана с широким кругом преобразований куль­турного характера. Определенные культурные ценности благопри­ятствуют повышению склонности населения к сбережениям и ин­вестициям, открывая тем самым путь к индустриализации, а рез­кие различия в роли, отводимой мужчинам и женщинам в любом доиндустриальном обществе, в зрелом индустриальном обществе практически стираются.

Однако социальные преобразования не носят линейного ха­рактера. То, что переход от аграрного общества к индустриально­му порождает возможность ряда перемен, не означает, будто ка­кая-либо тенденция может продолжаться в одном и том же на­правлении до бесконечности. Достигнув в своем развитии какой-то точки, она начинает идти на убыль. Не служит исключением и модернизация. В последние десятилетия зрелые индустриальные общества вышли в своем развитии на поворотную точку и стали двигаться в новом направлении, которое можно назвать «постмо­дернизацией».

С началом постмодернизации тот взгляд на мир, который пре­обладал в индустриальных обществах со времени промышленной революции, постепенно вытесняется новым мировоззрением. В нем находят свое отражение ожидания людей, желающих определен­ных перемен. Постмодернизация меняет характер базовых норм по­литической, трудовой, религиозной, семейной, половой жизни. Таким образом, процесс хозяйственного развития приводит к тому, что движение в направлении модернизации сменяется затем кур­сом на постмодернизацию. Оба они самым тесным образом связаны с процессами в хозяйственной сфере, однако постмодернизация представляет собой более позднюю стадию развития, которая ха­рактеризуется совсем иным комплексом убеждений и верований, нежели модернизация. Этот комплекс не просто является следстви­ями экономических или социальных преобразований; он в свою очередь формирует социально-экономические условия, испытывая затем их воздействие.

Изучение модернизации играло ведущую роль в общественных науках в конце 1950-х и в начале 1960-х годов. Впоследствии, начи­ная с 70-х, концепция модернизации была подвергнута серьезной критике и во многом признана несостоятельной. Со своей стороны,

-263-

^ Рональд Инглегарт

мы также хотели бы представить новые эмпирические обобщения и предложить новое толкование механизма модернизации.

Основной тезис теории модернизации заключается в том, что индустриализация связана с конкретными социально-политичес­кими преобразованиями, которые осуществляются повсеместно: если между доиндустриальными обществами имелись огромные раз­личия, то есть все основания говорить о единой модели «совре­менного», или «индустриального», социума, к которой придет лю­бое общество, вставшее на путь индустриализации. Экономическое развитие связано с комплексом перемен, охватывающих, помимо индустриализации, урбанизацию, массовое образование, профес­сиональную специализацию, создание бюрократических структур, развитие коммуникаций, что, в свою очередь, порождает культур­ные, социальные и политические преобразования еще более широ­кого характера.

Одна из причин, вызвавших столь большой интерес к теории модернизации, заключалась в тех перспективах, которые она от­крывала с точки зрения социального прогнозирования; согласно этой теории, в обществе, вставшем на путь индустриализации, с определенной вероятностью осуществляются конкретные преобра­зования культурного и политического характера, начиная со сни­жения рождаемости и увеличения продолжительности жизни и кон­чая усилением роли правительства, возрастанием политической ак­тивности масс и даже установлением демократии. Некоторые кри­тиковали теорию модернизации за то, что она якобы утверждает, будто экономическое развитие должно автоматически и безболез­ненно привести к становлению либеральных демократий, отверга­ли этот тезис как наивный и этноцентристский. Однако фактичес­ки прогнозы большинства сторонников этой теории были гораздо более осторожными; если же оставить за скобками необоснованное предположение о безболезненном и автоматическом характере модер­низации, даже этот тезис не представляется сегодня совершенно невероятным.

Теория модернизации развивалась на протяжении более чем целого столетия. Широкий круг специалистов по социальным тео­риям в своих утверждениях сходился на том, что трансформации технологического и экономического характера логически связаны с предсказуемыми преобразованиями в сфере культуры и полити­ки. Однако не утихали споры относительно характера их причинно-

-264-

Модернизация и постмодернизация

следственных связей: экономические преобразования влияют на изменения в культуре и политике или наоборот?

Маркс возводил во главу угла экономический детерминизм,' утверждая, что технический уровень развития общества формирует его экономическую систему, которая, в свою очередь, определяет его культурные и политические характеристики: технологический уровень ветряной мельницы таков, что в основе общества будет лежать натуральное сельское хозяйство, а масса обездоленных кре­стьян будет находиться в подчинении у поместного дворянства; паровой двигатель влечет за собой появление индустриального об­щества, в котором доминирующей элитой становится буржуазия, эксплуатирующая и угнетающая городской пролетариат.

Вебер, со своей стороны, подчеркивал влияние культуры: ее не следует сводить к вторичному явлению в рамках экономической системы, напротив, она представляет собой важный фактор, име­ющий самостоятельное значение; культура способна формировать экономическое поведение, равно как и испытывать его воздействие. Например, становление протестантской этики способствовало рас­цвету капитализма, что благоприятствовало как промышленной, так и демократической революции; согласно этому взгляду, систе­мы убеждений и верований влияют на экономическую и полити­ческую жизнь, а также сами подвергаются ее влиянию.

Некоторые из последователей Маркса переносили акцент с эко­номического детерминизма (который предполагает спонтанное возникновение революционной утопии) на роль идеологии и куль­туры, уделяя им большее внимание. Например, Ленин утверждал, что рабочий класс сам по себе никогда не выйдет на такой уровень классового сознания, который необходим для успешного осуще­ствления революции; необходимо, чтобы во главе пролетариата встал идеологически стойкий авангард профессиональных революцио­неров.

Мао Цзэдун уделил еще большее внимание роли революцион­ного мышления. Порвав с ортодоксальным марксизмом, он про­возгласил, что в Китае не обязательно ждать процессов урбаниза­ции и индустриализации, чтобы изменить лицо страны; если идео­логически подкованные кадры сумеют пробудить достаточный эн­тузиазм у масс, коммунистическая революция способна победить даже в аграрном обществе. Казалось, что вера Мао Цзэдуна в могу­щество идеологической убежденности, способной восторжествовать

-265-

^ Рональд Инглегарт

над материальными препятствиями, нашла свое подтверждение в победе китайских коммунистов в 1949 году над противником, имев­шим в своем распоряжении неизмеримо большие финансовые и людские ресурсы. Однако же тот факт, что идеологический детерми­низм имеет свои пределы, был продемонстрирован в 1959 году позорным провалом «большого скачка»: оказалось, что для разви­тия современного общества необходимы не только сознательные массы, но и знающие специалисты. Для осушения болот или стро­ительства прокатного стана есть правильные методы и есть непра­вильные методы, вне зависимости от идеологической перспективы.

Обеспечивает ли модернизация становление демократии? Ре­формы Хрущева конца 1950-х годов породили надежды на то, что коммунистический блок пойдет по пути демократизации. Эти на­дежды укрепились в результате распада колониальной системы и появления множества молодых независимых государств в 60-е годы. Однако весь оптимизм рухнул, когда в 1964 году коммунистическая верхушка отстранила Хрущева от власти, в Советском Союзе воца­рился брежневский авторитарный режим, которому, казалось, не будет конца, и одновременно авторитаризм восторжествовал в боль­шинстве постколониальных наций. Утверждают, что экономичес­кое развитие изначально благоприятствует демократизации, одна­ко сегодня большинство социологов скептически воспринимает эту концепцию. Авторитарные режимы стали казаться неотъемлемой чертой современного мира, даже (если не в особенности) в тех коммунистических странах, которые добились внушительного эко­номического роста. Индустриализация, оказалось, способна вести как к демократии, так и к диктатуре.

Мы предлагаем новый взгляд на теорию модернизации. Мы со­гласны с ее сторонниками в отношении самого главного их тезиса: экономическое развитие, культурные преобразования и изменения политического характера логическим образом связаны друг с дру­гом и в определенной степени даже предсказуемы. Одни направле­ния преобразований более вероятны, чем иные, поскольку опреде­ленные системы ценностей и верований, наряду с политическими и экономическими институтами, оказываются взаимно благоприят­ными, тогда как в отношении других дело так не обстоит. Таким образом, зная один компонент общества, можно прогнозировать судьбу других компонентов, причем с вероятностью, выходящей за рамки простой случайности.

-266-

Модернизация и постмодернизация

Однако, соглашаясь с Марксом, Вебером и их последователями в том, что направления преобразований имеют не случайные, а, напротив, прогнозируемые характеристики, мы расходимся с боль­шинством сторонников теории модернизации по следующим четы­рем важным моментам:

  1. Социальные преобразования не имеют линейного характера. Они отнюдь не следуют одному направлению вплоть до конца ис­тории. Напротив, рано или поздно они достигают поворотной точ­ки и в последние десятилетия идут в совершенно новом направлении.

  2. Предыдущие варианты теории модернизации носили детер­министский характер: марксизм делал упор на экономический де­терминизм, а теория Вебера склонялась к детерминизму культур­ному. Мы считаем, что взаимосвязи между экономикой, с одной стороны, и культурой и политикой, с другой, носят взаимодопол­няющий характер, как это происходит в отношении различных си­стем биологического организма. Бессмысленна была бы постановка вопроса о том, что определяет деятельность человеческого орга­низма: мускульная система, система кровообращения, нервная си­стема или система дыхательных путей; каждая из них играет свою важную роль, и вся жизнедеятельность прекращается при отказе любой из них. Аналогичным образом, политические системы, рав­но как и экономические, требуют поддержки со стороны культур­ной системы, в противном случае им пришлось бы опираться на откровенное принуждение, которое нельзя признать эффективным. И напротив, культурная система, несовместимая с экономикой, вряд ли окажется жизнеспособной. Экономический детерминизм, культурный детерминизм, политический детерминизм — все они представляют собой не что иное, как упрощенный подход к дан­ной проблеме; причины и следствия определены здесь чересчур жестко. Если эти системы не будут поддерживать друг друга на вза­имной основе, им грозит отмирание.

  3. Мы не согласны с этноцентристской позицией тех, кто при­равнивает модернизацию к «вестернизации». В какой-то историче­ский момент модернизация действительно бьиа чисто западным явлением, однако сегодня вполне очевидно, что этот процесс об­рел глобальный характер и что в определенном смысле его воз­главили сегодня страны Восточной Азии. В соответствии с этой точкой зрения мы предлагаем модифицировать интерпретацию тези­са Вебера, сформулированного им в 1904—1905 годах и касающего-

-267-

^ Рональд Инглегарт

ся роли протестантской этики в экономическом развитии. Вебер совершенно правильно расценивал подъем протестантства как важ­нейшее событие в ходе модернизации Европы. Однако нельзя ут­верждать, что такое влияние присуще только протестантству; в то время оно в основном объяснялось тем обстоятельством, что раци­онализм и холодная расчетливость пришли на смену целому комп­лексу религиозных норм, характерных для большинства доиндуст-риальных обществ и сдерживающих экономическое развитие. Про­тестантство действительно является феноменом чисто западным, однако этого нельзя сказать о холодном расчете и рационализ­ме. Несмотря на то, что индустриализация началась на Западе, ее подъем представляет собой всего лишь один из вариантов модер­низации.

4. Демократия отнюдь не является феноменом, имманентно при­сущим фазе модернизации, как считает ряд сторонников этой тео­рии. Возможны и альтернативные последствия, причем наиболее ярким их примером служат фашизм и коммунизм. Однако демокра­тия действительно оказывается все более вероятным явлением по мере перехода от стадии модернизации к постмодернизации. На этой второй стадии осуществляется совершенно особый комплекс пре­образований, которые до такой степени повышают вероятность ут­верждения демократии, что в конечном счете приходится дорого платить за то, чтобы ее избежать.

За последнюю четверть нашего столетия произошла смена глав­ного направления развития, и этот сдвиг носит столь отчетливый характер, что теперь вместо дальнейшего использования термина «модернизация» мы предпочитаем говорить о «постмодернизации». В термин «постмодернистский» вкладывается множество различных значений, причем некоторые из них ассоциируются с культурным релятивизмом столь экстремального толка, что он становится не­отличим от культурного детерминизма: утверждается, что культура чуть ли не в полной мере определяет опыт человека, не ограничи­ваясь никакой внешней реальностью. И тем не менее этот термин имеет важное значение, поскольку в нем заложен определенный концептуальный смысл, согласно которому процесс, называющийся модернизацией, уже не является самым последним событием в со­временной истории человечества и социальные преобразования развиваются сегодня совершенно в ином направлении. Кроме того, в литературе по постмодернизации назван ряд специфических при-

-268-

Модернизация и постмодернизация

знаков этого процесса: постмодернизация предусматривает отказ от акцента на экономическую эффективность, бюрократические структуры власти и научный рационализм, которые были харак­терны для модернизации, и знаменует переход к более гуманному обществу, где самостоятельности, многообразию и самовыраже­нию личности предоставляется больший простор.

К сожалению, термин «постмодернистский» оказался нагружен столь многими значениями, что ему грозит опасность означать все подряд и одновременно ничего не означать. Термин «постмодер­низм» имеет четкое значение в архитектуре, означая стиль, резко отличающийся от голого функционализма архитектуры времен мо­дернизма, выхолощенной и эстетически убогой. Первая стеклянная коробка произвела сильнейшее впечатление, однако с появлением сотой такой коробки вся новизна пропала. Архитектура постмодер­низма вернула себе человеческое измерение, практикуя элементы декора и ретроспективизм, однако на основе новой технологии. Аналогичным образом на стадии постмодернизации общество от­ходит от стандартного функционализма, от увлечения наукой и экономическим ростом, которое было столь распространено в ин­дустриальном обществе на протяжении всей «эпохи дефицита», и делает больший акцент на эстетических и человеческих моментах, вводя элементы прошлого в контекст современности.

Мы не можем согласиться с тем, что концепция постмодерни­зации в какой-то степени связана с культурным детерминизмом. Вне всякого сомнения, авторы, пишущие на темы постмодерни­зации, имеют все основания считать, что любое восприятие ре­альности происходит через некие культурные фильтры. Более того, эти культурные факторы неуклонно становятся все более и более важным компонентом повседневного опыта по мере нашего пере­хода от «общества дефицита», где экономическая необходимость втискивает поведение человека в довольно узкие рамки, к миру, в котором человеческий фактор будет играть все более и более заметную роль по сравнению с внешней средой, открывая расши­ренный спектр возможностей для индивидуального выбора; это одна из основных причин все большей поддержки постмодерни­зации.

Однако мы не согласны, что культурная парадигма является единственным фактором, формирующим людской опыт. Помимо нее существует и объективная реальность, причем это относится как к

-269-

^ Рональд Инглегарт

сфере социальных отношений, так и к области естественных наук. Внешние реалии обретают решающую роль в тех случаях, когда дело доходит до насилия — последнего прибежища политики: рас­стрелянный человек умирает вне зависимости от того, верит он в баллистику или нет. Аналогичным образом, несмотря на широкие возможности архитектора в плане выбора и воображения, если он пренебрежет объективными принципами, лежащими в основе стро­ительства, все здание может рухнуть. Отчасти именно поэтому ар­хитектура сохранила должное уважение к реальности. В качестве другого примера можно отметить, что у физиков и астрономов куль­турные пристрастия играют минимальную роль. Люди, не имеющие отношения к науке, иной раз искажают принцип неопределеннос­ти, сформулированный Гейзенбергом, однако ученые, работаю­щие в сфере естественных наук и изучающие реальность, суще­ствующую за пределами людских предубеждений, единодушны: та или иная теория в конечном счете побеждает или отмирает в зави­симости от того, насколько правильно она моделирует и прогнози­рует эту реальность, пусть даже она идет вразрез с убеждениями, которые успели прочно сложиться. <...>

Одних объективных тестов недостаточно, чтобы научная пара­дигма была незамедлительно отвергнута; по мере накопления на­блюдений доминирующая доктрина все чаще подвергается сомне­нию, однако новая парадигма, как правило, получает признание в результате смены одного поколения ученых другим поколением, а не благодаря изменению взглядов более старших представителей научного сообщества, что случается довольно редко. <...> В любой исторический момент естественные науки отражают кросскультур-ный консенсус, который в конечном счете зависит от того, на­сколько эффективно имеющиеся интерпретации моделируют и про­гнозируют внешнюю реальность. Искусство в этом отношении пред­ставляет собой полную противоположность. Эстетические предпоч­тения в большинстве своем действительно являются вопросом куль­турных установок.

Общественные явления занимают промежуточное положение между этими крайними точками. Поведение человека испытывает сильное влияние со стороны культуры, в которой осуществляется его социализация. Однако объективные факторы также устанавли­вают свои пределы; недавним примером может служить крах и дис­кредитация централизованной экономики в странах от Чехослова-

-270-

  1   2   3



Похожие:

Модернизация и [ постмодернизация (Modernization and Postmodernization. Princeton (NJ), Princeton Univ. Press, 1990) iconРастительные галлюциногены
Перевод с английского Богайчука И. К., Copyright ї 1990 Prism Press, Unity Press, Text copyright 1990 by Marlene Dobkin de Rios
Модернизация и [ постмодернизация (Modernization and Postmodernization. Princeton (NJ), Princeton Univ. Press, 1990) iconДокументы
1. /МРБ 1148. Сотников С.К. Модернизация узлов телевизоров (2-е изд.), 1990.djvu
Модернизация и [ постмодернизация (Modernization and Postmodernization. Princeton (NJ), Princeton Univ. Press, 1990) iconЛубский А. В. Модернизация: смена парадигм // Модернизация: Россия и Европа: Сборник материалов. Т. – Ростов н/Д: Изд-во Рост ун-та, 2005

Модернизация и [ постмодернизация (Modernization and Postmodernization. Princeton (NJ), Princeton Univ. Press, 1990) iconМодернизация учебно-лабораторного, компьютерного и спортивного оборудования в образовательном учреждении
Одно из направлений реализации Проекта развития моу «Сланцевская сош №1» до 2014 года модернизация материально-технической обеспеченности...
Модернизация и [ постмодернизация (Modernization and Postmodernization. Princeton (NJ), Princeton Univ. Press, 1990) iconДокументы
1. /1990 - Зловещие Мертвецы/01 - Ой ты, травушка зеленая.txt
2. /1990...

Модернизация и [ постмодернизация (Modernization and Postmodernization. Princeton (NJ), Princeton Univ. Press, 1990) iconДокументы
1. /1990 - Ядрёна вошь/01 - Мы - совковские ребята.txt
2. /1990...

Модернизация и [ постмодернизация (Modernization and Postmodernization. Princeton (NJ), Princeton Univ. Press, 1990) iconДокументы
1. /1990 - Зловещие Мертвецы/01 - Ой ты, травушка зеленая.txt
2. /1990...

Модернизация и [ постмодернизация (Modernization and Postmodernization. Princeton (NJ), Princeton Univ. Press, 1990) iconДокументы
1. /1990 - Ядрёна вошь/01 - Мы - совковские ребята.txt
2. /1990...

Модернизация и [ постмодернизация (Modernization and Postmodernization. Princeton (NJ), Princeton Univ. Press, 1990) iconИсточник: газета "Рыбный Мурман" №16 1990 года
Черевко геннадий Николаевич, капитан тр «Сказочник Андерсен» Севрыбхолодфлота в 1990 году
Модернизация и [ постмодернизация (Modernization and Postmodernization. Princeton (NJ), Princeton Univ. Press, 1990) iconИсточник: газета "Рыбный Мурман" №26 1990 года
Чернигин вячеслав Геннадьевич, капитан на судах объединения "Мурманрыбпром" в 1990 году
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов