Зуева Любовь Петровна Липидный спектр сыворотки крови и полиморфизм генов-кандидатов дислипидемии в пожилом и старческом возрасте icon

Зуева Любовь Петровна Липидный спектр сыворотки крови и полиморфизм генов-кандидатов дислипидемии в пожилом и старческом возрасте



НазваниеЗуева Любовь Петровна Липидный спектр сыворотки крови и полиморфизм генов-кандидатов дислипидемии в пожилом и старческом возрасте
Дата конвертации28.09.2012
Размер356.63 Kb.
ТипАвтореферат

На правах рукописи



Зуева Любовь Петровна


Липидный спектр сыворотки крови и

полиморфизм генов-кандидатов дислипидемии

в пожилом и старческом возрасте


03.00.04 – биохимия

03.00.15 – генетика


АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата медицинских наук





Уфа - 2009



Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования “Башкирский государственный медицинский университет Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации” и Учреждении Российской академии наук “Институт биохимии и генетики Уфимского научного центра РАН”


^ Научные руководители:

доктор медицинских наук,

профессор Гильманов Александр Жанович


доктор биологических наук,

профессор ^ Мустафина Ольга Евгеньевна


Официальные оппоненты:

доктор медицинских наук,

профессор Никоноров Александр Александрович


доктор медицинских наук Бахтиярова Клара Закиевна


Ведущая организация: ГОУ ВПО «Челябинская государственная
медицинская академия МЗ и СР РФ»


Защита состоится « 3 » июня 2009 года в 10.00 час.
на заседании Диссертационного совета Д 208.006.03 при ГОУ ВПО “Башкирский государственный медицинский университет МЗСР РФ” по адресу: 450000, г. Уфа, ул. Ленина, 3; тел./факс (347) 272-41-73.


С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ГОУ ВПО “Башгосмедуниверситет Минздравсоцразвития РФ” (450000, г. Уфа, ул. Ленина, 3).


Автореферат разослан « 30 » апреля 2009 года


Ученый секретарь

диссертационного cовета,

доктор медицинских наук Мирсаева Г.Х.

^ ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы. К концу 20 века наметилась тенденция к увеличению доли людей пожилого и старческого возраста среди населения экономически развитых и развивающихся стран. По прогнозам ООН, к 2025 году число людей старше 60 лет достигнет 1,2 млрд. человек (15% всего населения планеты), при этом ожидается увеличение численности людей в возрасте старше 80 лет. Доля людей старшего поколения (пожилого и старческого возраста) в структуре населения России составляет в среднем более 20 % (в 36 регионах достигла 27 %), и, как ожидается, к 2015 году каждый третий из пожилых людей будет относиться к возрастной группе 75 лет и старше [Сафарова Г.Л., 2004; Гаврилова Н.Е., 2006]. Процесс демографического старения необратим, носит глобальный характер, и в первой половине XXI века его темпы увеличатся.

Всемирная ассамблея ООН в 2002 году приняла программу по исследованию старения в XXI веке. Медико-биологические исследования с участием пожилых, старых людей и долгожителей признаны необходимыми для выявления факторов, маркеров риска и подходов к адекватной терапии возраст-ассоциированных заболеваний, разработки стратегии увеличения продолжительности жизни и улучшения ее качества в пожилом и старческом возрасте, поиска предикторов потенциального возраста дожития, а также для развития фундаментальных представлений о самом феномене старения.

Одной из актуальных задач является исследование особенностей липидного спектра крови в старших возрастных группах населения. Липиды (в частности, холестерин, триглицериды, жирные кислоты) играют значительную роль в пластическом и энергетическом метаболизме, они необходимы для построения биомембран, синтеза гормонов и других биологически активных соединений. В гипотезах о механизмах старения липидам уделяют существенное внимание [Терешина Е.В., 2005]. С нарушениями липидного гомеостаза сопряжены атерогенез и высокий риск развития сердечно-сосудистых и нейродегенеративных заболеваний. По мере увеличения возраста риск развития этих заболеваний нарастает. Пожилой возраст в целом характеризуется полиморбидностью; наиболее серьезными проблемами этой возрастной группы являются артериальная гипертензия, ишемическая болезнь сердца, болезнь Альцгеймера, болезнь Паркинсона.

Результаты целого ряда исследований свидетельствуют в пользу того, что в наследственную предрасположенность к развитию дислипидемий, заболеваний сердечно-сосудистой и нервной систем вносит вклад полиморфизм генов, кодирующих белки, участвующие в метаболизме липидов [Bennet A. et al., 2007; Keavney B. et al., 2004; Myllykangas L. et al., 2008; Paternoster L. et al., 2008]. Однако подавляющее большинство таких работ было проведено на лицах зрелого возраста, и лишь немногие – в старших возрастных группах, в том числе у стариков и долгожителей [Louhija J. et al., 2001; Mayila W. et al., 2005; Senti M. et al., 2001; Seres I. et al., 2008; Stakias N. et al., 2006]. Возрастные ассоциации аллельных вариантов генов-кандидатов дислипидемий, старения и “заболеваний старшего возраста” практически не исследованы, и сведения о полиморфизме этих генов в популяциях разных народов мира ограничены. Вместе с тем современный подход к проблеме управления здоровьем и долголетием и профилактике заболеваний в пожилом и старческом возрасте предполагает обязательный учет особенностей конкретных популяций (климато-географические особенности региона проживания, этнические, культурные и популяционно-генетические характеристики населения). При исследовании отдельных выборок населения Республики Башкортостан ранее было показано, что маркерами риска сердечно-сосудистых заболеваний (ССЗ), в числе прочих, являются аллельные варианты генов аполипопротеина Е, параоксоназы 1, белка-переносчика эфиров холестерина [Мустафина О.Е. и др., 2003]. Вместе с тем комплексных исследований, посвященных анализу липидного спектра сыворотки крови и полиморфизма генов-кандидатов старения и возраст-зависимых заболеваний в пожилом и старческом возрасте у населения Республики Башкортостан, до сих пор не проводилось, что и определило цель настоящей работы.

^ Цель исследования: выявление особенностей липидного спектра крови и распределения частот генотипов и аллелей полиморфных локусов генов-кандидатов дислипидемий у людей пожилого и старческого возраста.


Для достижения поставленной цели решались следующие задачи:

  1. Сбор и анализ демографических и медико-анамнестических сведений у лиц, включенных в исследование; формирование коллекции образцов ДНК и сыворотки крови лиц разного возраста, включая пожилых и стариков.

  2. Анализ возраст-ассоциированной динамики параметров липидного спектра крови – сывороточной концентрации триглицеридов (ТГ), общего холестерина (ОХС), холестерина липопротеинов низкой и высокой плотности (ХС ЛПНП и ХС ЛПВП), величины прогностического коэффициента атерогенности (КА), частоты и фенотипа дислипидемий (ДЛП).

  3. Анализ возрастных ассоциаций частот аллелей и генотипов по полиморфным маркерам генов аполипопротеина Е (АРОЕ), параоксоназы 1 (PON1) и белка-переносчика эфиров холестерина (CETP).

  4. Анализ ассоциаций аллельных вариантов генов АРОЕ, PON1, CETP с параметрами липидного спектра сыворотки крови.

  5. Разработка рекомендаций для организации гериатрической помощи на основании полученных данных.


^ Научная новизна работы. Впервые проведено комплексное исследование липидного спектра сыворотки крови и полиморфизма генов-кандидатов ДЛП в обширной этнически однородной группе жителей Республики Башкортостан в широком возрастном диапазоне (от 14 до 98 лет). Показано, что возрастная динамика сывороточной концентрации липидов, наряду с возрастанием концентрации ОХС, ХС ЛПНП и ТГ, характеризуется относительной стабильностью уровня ХС ЛПВП; в старческом возрасте и у долгожителей наблюдается существенное снижение содержания ТГ, ОХС и ХС ЛПНП. Начиная с пожилого возраста, наблюдается существенное возрастание частоты ДЛП, главным образом, гиперхолестеринемии.

Получены статистические оценки частот генотипов и аллелей по полиморфизму генов-кандидатов ДЛП и ССЗ (APOE, PON1, CETP) в разных возрастных группах, включая пожилых, стариков и долгожителей. Обнаружено, что полиморфизм этих генов вносит вклад в вариабельность концентраций липидов в сыворотке крови. В старческом возрасте повышены частоты аллеля АРОЕ*3 и генотипа АРОЕ*3/*3, понижены частоты аллеля PON1*R и генотипа PON1*R/*R. Среди женщин-долгожительниц повышена доля носителей аллеля СЕТР*V.


Практическая значимость работы обусловлена гериатрическими аспектами исследования факторов риска нарушений липидного гомеостаза. Полученные в настоящем исследовании данные могут быть использованы как исходные для формирования региональных референтных показателей липидного спектра плазмы крови в пожилом и старческом возрасте. Возможно использование полученных результатов для прогнозирования течения и исхода заболеваний, в частности, ССЗ, в старших возрастных группах, планирования и организации адекватных лечебных и профилактических мероприятий и поддержания успешного долголетия.


^ Внедрение результатов исследования. Индивидуальные показатели липидного спектра сыворотки крови используются для планирования и мониторинга лекарственной терапии медицинскими учреждениями по месту жительства лиц - участников проведенного исследования. Данные, полученные в ходе исследования, применяются в учебном процессе кафедр лабораторной диагностики ИПО, биологии, биологической и биоорганической химии ГОУ ВПО “Башкирский государственный медицинский университет Минздравсоцразвития РФ”.


^ Основные положения, выносимые на защиту:

  1. Возрастная динамика сывороточной концентрации липидов характеризуется увеличением концентрации ОХС, ХС ЛПНП, ТГ и относительной стабильностью уровня ХС ЛПВП. В старческом возрасте и у долгожителей наблюдается существенное снижение содержания ТГ, ОХС и его фракций. В пожилом и старческом возрасте повышается частота ДЛП, главным образом за счет увеличения доли лиц с гиперхолестеринемией.

  2. В вариабельность концентраций липидов в сыворотке крови вносит вклад полиморфизм генов APOE, PON1, CETP.

  3. В старческом возрасте наблюдаются изменения в распределении частот генотипов и аллелей: повышаются частоты аллеля^ АРОЕ*3 и генотипа АРО*3/*3, понижаются частоты аллеля PON1*R и генотипа PON1*R/*R. Среди женщин-долгожительниц возрастает доля носителей аллеля СЕТР*V.


Основные результаты диссертационного исследования были представлены на V съезде Российского общества медицинских генетиков (Уфа, 2005), Российской научной конференции с международным участием “Медико-биологические аспекты мультифакториальной патологии” (Курск, 2006), VI European congress “Healthy and active ageing for all Europeans” (Saint-Petersburg, 2007), школе-семинаре молодых ученых УНЦ РАН и Волго-Уральского региона по физико-химической биологии и биотехнологии “Биомика – наука XXI века” (Уфа, 2007), III научно-практической геронтологической конференции с международным участием, посвященной памяти Э.С. Пушковой (Санкт-Петербург, 2007), IV съезде Российского общества биохимиков и молекулярных биологов (Новосибирск, 2008), совместном научном заседании кафедр лабораторной диагностики ИПО, биохимии, и отдела геномики Института биохимии и генетики Уфимского научного центра РАН (Уфа, 2009).


Публикации. По материалам диссертации опубликовано 9 печатных работ, в том числе 2 – в журналах, рецензируемых ВАК.


^ Объем и структура работы. Диссертация состоит из введения, обзора литературы, описания материалов и методов исследования, глав результатов собственных исследований и их обсуждения, выводов и приложения. Список литературы включает 69 отечественных и 270 иностранных источников. Работа изложена на 168 страницах компьютерного текста, иллюстрирована 40 таблицами и 5 рисунками.


^ МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ


Информированное согласие принять участие в проводимом исследовании дали 1005 человек, в том числе 117 лиц пожилого, 153 человека старческого возраста и 16 долгожителей (табл. 1). Все они проживали в сельской местности Республики Башкортостан и принадлежали к этнической группе татар. Разделение выборки на отдельные возрастные группы проводилось согласно классификации, принятой в 1965 году на 7-й Всесоюзной конференции по проблемам возрастной морфологии, физиологии и биохимии в Москве [Хрисанфова Е.Н., 1999]. При опросе лиц, участвовавших в исследовании, принимали во внимание этническую принадлежность, профессию, образование, семейное положение, количество детей, факт семейного долгожительства, наличие вредных привычек, диагноз.


Таблица 1 – Состав исследованной выборки по полу и возрасту


Возрастная

группа

Возрастной

диапазон

Численность

Общая

Мужчины

Женщины

Младшая

14 - 20

211

121

90

Средняя

21 - 29

117

68

49

30 - 39

116

71

45

40 - 49

124

83

41

50 - 55

151

77

74

Пожилая

56 - 74

117

45

72

Старческая

75 - 89

153

54

99

Долгожители

90 - 98

16

1

15

Всего

14 - 98

1005

520

485



В отношении долгожителей применялась особая позиция “успешности” – способности к самообслуживанию, физической активности, сохранности сознания. Из исследования исключались лица с наличием в анамнезе таких заболеваний, как инфаркт миокарда, инсульт, сахарный диабет, болезнь Альцгеймера, болезнь Паркинсона, рассеянный склероз. Однако в отношении людей старшей возрастной группы (пожилых, стариков и долгожителей), у которых возрастные изменения функций органов сердечно-сосудистой системы являются обычными (за редким исключением), допускалось наличие в анамнезе атеросклероза, кардиосклероза и церебросклероза.

Взятие крови из локтевой вены у исследуемых проводили в утренние часы, натощак (спустя 12 и более часов после последнего приема пищи). Сыворотку крови получали путем инкубации взятой крови в закрытых первичных пробирках при комнатной температуре в течение 40 мин и последующего центрифугирования. Пробы сыворотки замораживали, замороженные образцы хранили при –30 оС не более 6 месяцев.

Концентрацию ТГ и ОХС в сыворотке крови определяли энзиматическими методами, содержание ХС ЛПВП – двухстадийным седиментационным методом; для определения использовались стандартные наборы реагентов “Новохол-А”, “Триглицериды-Ново” и “ЛПВП-Холестерин-Ново” (фирма “Вектор-Бест”, г. Новосибирск). Исследование проводили на автоанализаторе CORMAY LIVIA, ежедневный контроль качества исследований осуществляли с использованием аттестованных контрольных сывороток БИОКОНТ (“Агат”, Москва) и HUMATROL (Германия).

Концентрацию ХС ЛПНП рассчитывали по формуле: ХС ЛПНП = ОХС – ХС ЛПВП – ТГ/2,2 [Friedewald W.T. et al, 1972]; прогностический коэффициент атерогенности – по формуле: КА = (ОХС – ХС ЛПВП)/ХС ЛПВП [Климов А.Н., Никульчева Н.Г., 1980].

Для оценки уровня ОХС, ХС ЛПНП, ХС ЛПВП и ТГ принимали во внимание возрастные критерии, предложенные в Национальной образовательной программе по холестерину (National Cholesterol Education Program, 2001). Для констатации ДЛП, кроме концентрации основных липидных компонентов, учитывали результаты теста на наличие хиломикронов (внешний вид сыворотки после отстаивания при температуре +4 оС в течение 16-20 часов) и результаты электрофореза сыворотки крови в полиакриамидном геле с окраской судановым черным [Климов А. Н., Никульчева Н.Г., 1999; Томпсон Г.Р., 1991]. Фенотипирование ДЛП проводили по классификации, предложенной Fredrickson D.S. et al. (1967), одобренной и расширенной Всемирной Организацией Здравоохранения (1970).

Для генотипирования по полиморфным ДНК-локусам использовали образцы ДНК, полученные методом фенольно-хлороформной экстракции из 8 мл цельной венозной крови [Sambrook J. et al., 1989]. В качестве генетических маркеров в работе анализировались полиморфные варианты генов АРОЕ (R158C, C112R, экзон 4), PON1 (Q192R, экзон 6), CETP (I450V, экзон 14). Анализ полиморфизма генов осуществляли с помощью методов полимеразной цепной реакции и полимеразной цепной реакции с последующим анализом полиморфизма длин рестрикционных фрагментов. ПЦР проводили на аппарате “Терцик” (ДНК-технология, Россия). Олигонуклеотидные праймеры синтезировались в фирме “Синтол”, эндонуклеазы и ДНК-полимераза Thermus aquaticus (Taq-полимераза) были получены в фирме “Бион” (Москва). Разделение фрагментов ДНК проводили при помощи электрофореза в полиакриламидном или агарозном гелях. После окончания электрофореза гели окрашивали раствором бромистого этидия и анализировали распределение в них фрагментов ДНК с использованием системы гель-видеодокументации (“Vilber-Lormat”, Франция).

Статистическая обработка полученных данных выполнена с использованием пакета программ Statistica for Windows 5.0 (StatSoft). Для проверки соответствия эмпирического распределения частот генотипов теоретически ожидаемому равновесному распределению Харди-Вайнберга использовали критерий χ2 (Р), определяемый с помощью программы RxC по алгоритму, описанному D. Roff и P. Bentzen (1989). Доверительные интервалы частот аллелей и генотипов рассчитывали на основе точной формулы с использованием F-распределения [Животовский Л.А., 1984]. Относительный риск ДЛП по аллелю или генотипу вычисляли как отношение шансов OR [Bland J., Altman D., 2000].


^ РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ


Липидный спектр сыворотки крови в разных возрастных группах

Результаты исследования показали, что в этнически однородной выборке, сформированной из сельских жителей, концентрации липидных компонентов в сыворотке крови и величины КА сильно варьируют, часто выходя за границы референтных величин. У значительной части лиц, участвовавших в исследовании, были выявлены ДЛП. Поэтому при нормолипидемии (НЛП) особенности липидного спектра в разных возрастных группах оценивали по содержанию липидных компонентов (табл. 2), а при наличии ДЛП – по частотам разных фенотипов ДЛП (табл. 3).

На рис. 1 отображены возрастные особенности анализируемых показателей в группах обследованных лиц с НЛП. Как видно из рисунка, концентрации ОХС, ХС ЛПНП, ТГ и величина КА изменяются с возрастом, содержание же ХС ЛПВП не претерпевает существенных изменений в широком возрастном диапазоне.

В возрасте 21-29 лет по сравнению с младшей возрастной группой концентрации ОХС, ХС ЛПНП, ТГ и величина КА были достоверно повышены (Р<0,001). Статистически значимых различий концентрации липидов и величины КА между группами среднего (40-49, 50-55 лет) и пожилого возраста (56-74 лет) не прослеживается (табл. 2); в то же время значения анализируемых показателей в них более высоки относительно других возрастных групп.

Таблица 2 – Возрастные значения концентрации липидных компонентов в сыворотке крови и значений КА

при нормолипидемии


Показатель

Возрастная группа

Младшая

Средняя (градации по годам)

Пожилая

Старческая

Долгожители

21-29

30-39

40-49

50-55

1

2

3

4

5

6

7

8

ОХС

3,29  0,05 2-7

4,25  0,05 1,3-7

4,60  0,05 1,2,4,7,8

4,93  0,03 1,2,3,7,8

4,74  0,04 1,2,7,8

4,85  0,04 1,2,7,8

3,93  0,10 1-6

3,82  0,413-6

ХС ЛПВП

1,18  0,02

1,26  0,02

1,26  0,02

1,24  0,02

1,23  0,02

1,24  0,03

1,22  0,04

1,19  0,07

ХС ЛПНП

2,11  0,07 2-7

2,81  0,06 1,3-6

3,13  0,06 1,2,4,7

3,43  0,04 1,2,3,7,8

3,26  0,04 1,2,7,8

3,37  0,04 1,2,7,8

2,52  0,10 1, 3-6

2,42  0,41 4,5,6

ТГ

0,61  0,02 2-7

0,86  0,04 1,4-6

1,03  0,040 1,4

1,27  0,040 1,2,3,7

1,21  0,04 1,2,7

1,20  0,05 1,2,7

0,92  0,06 1,4,5,6

1,03  0,34

КА

1,85  0,05 2-7

2,47  0,08 1, 4-6

2,75  0,08 1

3,09  0,07 1,2,7

2,97  0,07 1,2,7

3,03  0,08 1,2,7

2,32  0,12 1,4,5,6

2,26  0,40

Возраст

15,10  0,09

25,23 0,26

34,56  0,27

45,67  0,25

52,93  0,18

64,03  0,34

79,45  0,48

93,29  1,06


Примечание: концентрация липидов — в ммоль/л, возраст – в годах.

Индексами указаны группы, с которыми различия по величине показателя статистически значимы (р<0,05).












Обозначения: ВП – величина показателя (концентрация липидов - в ммоль/л, КА – в относительных единицах). Возрастные группы обследованных: 1-я – младшая (14-20 лет), 2–6 – средний возрастной период (2-я - 21-29 лет, 3-я - 30-39 лет, 4-я – 40-49 лет, 5-я – 50-55 лет), 6-я – пожилая (56-74 года), 7-я – группа старческого возраста (75-85 лет), 8-я – долгожители (старше 85 лет).


Рисунок 1 – Возрастная динамика сывороточной концентрации липидных компонентов и КА в группах с НЛП по гендерному признаку

В старческом возрасте концентрации ТГ, ОХС и ХС ЛПНП были существенно ниже, чем в среднем и пожилом, но оставались более высокими по сравнению с младшей возрастной группой. В целом, как следует из рис. 1, возрастная динамика концентраций ОХС, ХС ЛПНП, ТГ, величины КА имеет характер параболической кривой: как у мужчин, так и у женщин, начиная с младшего возраста, происходит их постепенное нарастание, выход на плато в среднем и пожилом возрасте, и понижение в старческом возрасте.

Согласно результатам дисперсионного анализа влияния пола на сывороточную концентрацию липидов и величину КА, достоверных гендерных различий концентрации ОХС и ТГ не наблюдалось. Вместе с тем концентрация ХС ЛПНП у мужчин в возрасте 30-39 лет была достоверно выше, чем у женщин; в возрасте 21-29 лет и в 40-49 лет у женщин содержание ХС ЛПВП было достоверно более высоким (р=0,002 и 0,015), а значение КА – более низким (р=0,006 и 0,033) по сравнению с мужчинами того же возраста. Однако возрастной группе 50-59 лет и в пожилом возрасте (от 56 до 74 лет) различий такого рода не прослеживалось.

У значительной доли лиц во всех возрастных группах обнаруживались ДЛП (табл. 3). У таких пациентов содержание липидных фракций в сыворотке крови отличалось от аналогичных параметров у лиц с НЛП и имело гораздо больший разброс, что делало невозможным сравнение возрастных групп по концентрации липидов. В связи с этим сравнение групп проводилось только по частоте встречаемости различных фенотипов ДЛП. В младшей возрастной группе (14-20 лет) ДЛП были выявлены в 45 % случаев; преимущественный фенотип составляла гипо--ЛП-емия. Приведенные данные, на первый взгляд, парадоксальны, но они сопоставимы с результатами других исследований (г. Архангельск – Лебедев А.В. и др., 2006; г. Москва – Прохорович Е.А., 1999). В младшей возрастной группе высокая частота ДЛП может быть обусловлена нейроэндокринными перестройками в организме в период полового созревания, а также пубертатной гиперинсулинемией и физиологической инсулинорезистентностью.


Таблица 3 – Частоты обнаружения дислипидемий в разных возрастных группах


Возрастная группа

ДЛП (% от числа обследованных)

Фенотип ДЛП (в % от числа обследованных)

ГЛП IIа

ГЛП IIб

ГЛП III

ГЛП IV

Гипо--ЛП-емия

Младшая

45,02  3,43

(39,23 – 50,92)

6,16  1,66

(3,68 – 9,62)

( – )





38,86  3,36

(33,45 – 44,71)

Средняя

21 – 29

19,66  3,67

(13,82 – 26,69)

7,69  2,46

(4,07 – 13,04)

5,98  2,19

(2,84 – 10,94)






5,98  2,19

(2,84 – 10,94)

30 – 39

12,07  3,02

(7,45 – 18,22)

4,31  1,89

(1,71 – 8,85)

3,45  1,69

(1,19 – 7,72)





4,31  1,89

(1,71 – 8,85)

40 - 49

19,35  3,55

(13,72 – 26,13)

4,84  1,93

(2,13 – 9,33)

7,26  2,33

(3,84 – 12,32)



0,81  0,80

(0,04 – 3,77)

6,45  2,21

(3,25 – 11,34)

50 - 55

25,17  3,53

(19,43 – 31,65)

6,62  2,02

(3,64 – 10,97)

9,93  2,43

(6,22 – 14,88)



0,66  0,66

(0,03 – 3,10)

7,95  2,20

(4,65 – 12,56)

Пожилая

41,88  4,56

(34,17 – 49,90)

22,22  3,84

(16,06 – 29,47)

9,40  2,70

(5,36 – 15,08)



2,56  1,46

(0,70 – 6,49)

7,69  2,46

(4,07 – 13,04)

Старческая

69,28  3,73

(62,57 – 75,42)

45,10  4,02

(38,27 – 52,07)

9,15  2,33

(5,62 – 13,93)

0,65  0,64

(0,03 – 3,06)

2,61  1,29

(0,90 – 5,88)

11,76  2,60

(7,74 – 16,95)

Долгожители

56,25  12,40

(33,34 – 77,33)

37,50  12,10

(17,78 – 60,90)







18,75  9,76

(5,31 – 41,66)




Рисунок 2 – Частоты дислипидемий по гендерному признаку (ДЛП-М и ДЛП-Ж) в разных возрастных группах: 1– младшая, 2, 3, 4, 5 – средняя (21–29, 30–39, 40–49 и 50–55 лет), 6 – пожилая, 7 – старческая возрастная группа, 8 – долгожители


Известно, что ДЛП могут способствовать манифестации атерогенных изменений уже в раннем возрасте. Принимая во внимание полученные нами данные, можно предположить, что у лиц с ДЛП из младшей возрастной группы в дальнейшем может быть повышен риск развития ССЗ.

В возрастных группах 21-30 лет и особенно 30-39 лет частота ДЛП была существенно ниже, чем у подростков. Ее минимум, по всей вероятности, соответствует установившемуся образу жизни и эффективному поддержанию гомеостаза организма. В дальнейшем, по мере увеличения возраста, частота ДЛП нарастает, в пожилом и старческом возрасте – значительно, но у долгожителей-женщин вновь несколько снижается, оставаясь все же большей, чем у лиц пожилого возраста. Возрастная динамика частот ДЛП у мужчин и у женщин в целом сходна (рис. 2), несколько различаясь в молодом возрасте и после 85 лет (у единственного в выборке мужчины-долгожителя была выявлена гипо--ЛП-емия).

В младшей возрастной группе в основном обнаруживалась гипо--ЛП-емия (38,9 %). В других возрастных группах превалировали ГЛП IIa, IIb и та же гипо--ЛП-емия; прочие фенотипы обнаруживались менее чем в 5 % случаев. В пожилом и старческом возрасте, а также среди долгожителей наблюдалось существенное повышение доли лиц с изолированной гиперхолестеринемией (ГЛП IIа), что соответствует повышенному риску ССЗ.


^ Полиморфизм в экзоне 4 гена АРОЕ: ассоциации с возрастом

и концентрацией липидов

В результате типирования по полиморфизму в экзоне 4 гена ^ АРОЕ у этнических татар, проживающих в республике Башкортостан, были выявлены три аллеля и 6 генотипов. Частота аллеля АРОЕ*3 (78,74 %) существенно превышает частоты аллелей АРОЕ*2 (6,34 %) и АРОЕ*4 (14,92 %). Среди обследованных лиц 64,08 % являются носителями генотипа АРОЕ*3/*3 и 20,63 % - носителями генотипа АРОЕ*3/*4, а доли носителей генотипов АРОЕ*2/*2, АРОЕ*2/*3, АРОЕ*2/*4 и АРОЕ*4/*4 составляют 0,52 %, 8,69 %, 2,93 % и 3,14 % соответственно. Наблюдаемое распределение частот генотипов не отличается от теоретически ожидаемого равновесного распределения Харди-Вайнберга (² = 1,35, р = 0,865).

Статистический анализ результатов исследования показал, что в исследуемой популяции сцепленные полиморфные маркеры R158C и C112R в экзоне 4 гена АРОЕ ассоциированы с концентрацией липидов в крови (табл. 4).

В выборке лиц с НЛП сравнительно более высокие концентрации ТГ наблюдались у носителей генотипов ^ АРОЕ*2/*2 (1,28 ммоль/л) и АРОЕ*4/*4 (1,47 ммоль/л), более низкие концентрации ХС ЛПВП – у носителей генотипа АРОЕ*2/*4 (1,09 ммоль/л), а более высокое содержание ОХС, ХС ЛПНП и величина КА – у лиц, гомо- и гетерозиготных по аллелю АРОЕ*4.

Обнаружено, что в выборке лиц с ДЛП по сравнению с группой лиц с НЛП повышены частоты генотипов ^ АРОЕ*2/*4 (5,86 % против 1,33 %, 2=15,01, Р=0,0001) и АРОЕ*4/*4 (5,86 % против 1,66 %, 2=11,99, Р=0,0005), а также наблюдается тенденция к понижению частот генотипов АРОЕ*3/*3 (59,61 % против 65,89 %, 2=3,47, Р=0,063) и АРОЕ*2/*3 (6,84 % против 10,15 %, 2=2,71, Р=0,099). Среди лиц с ДЛП со сравнительно большой частотой обнаруживаются носители аллеля АРОЕ*4 (19,54 % против 12,48 % у лиц с НЛП, 2=16,03, Р=0,0001), с меньшей частотой – носители аллеля АРОЕ*3 (73,78% против 81,11% у лиц с НЛП, 2=13,02, Р=0,0003). Таким образом, шансы развития ДЛП повышены у носителей генотипов АРОЕ*2/*4 (OR = 4,62; CI: 1,98–10,74) и АРОЕ*4/*4 (OR = 3,68; CI: 1,68–8,08).


Таблица 4 – Результаты дисперсионного анализа эффекта разнообразия генотипов и аллелей по полиморфизму в экзоне 4 гена АРОЕ на содержание липидов в сыворотке крови и величину КА


Градация фактора

Частные средние показателей

Генотип

ОХС

ХС

ТГ

КА

ЛПВП

ЛПНП

АРОЕ*2/*2

3,60

1,12

2,22

1,28

2,36

АРОЕ*2/*3

4,05

1,24

2,61

1,07

2,35

АРОЕ*2/*4

4,37

1,09

3,22

1,01

3,07

АРОЕ*3/*3

4,36

1,26

2,93

0,98

2,58

АРОЕ*3/*4

4,58

1,19

3,23

1,07

2,96

АРОЕ*4/*4

4,91

1,19

3,42

1,47

3,22

F

6,598

2,653

9,469

3,658

7,088

P

<0,001

0,022

<0,001

0,003

<0,001

Аллель

АРОЕ*2

4,04

1,21

2,63

1,09

2,43

АРОЕ*3

4,37

1,25

2,94

1,00

2,61

АРОЕ*4

4,61

1,18

3,26

1,12

3,00

F

16,591

5,447

22,798

6,332

16,975

P

<0,001

0,004

<0,001

0,002

<0,001


Примечания: средние величины концентрации липидов – в ммоль/л, КА – в усл. ед.

F – критерий Фишера, Р – вероятность нулевой гипотезы “фактор не влияет на показатель”.

Исследование полиморфизма гена АРОЕ в разных возрастных группах позволило установить, что в диапазоне 75-98 лет (т.е. среди стариков и долгожителей) наблюдается увеличение доли носителей генотипа АРОЕ*3/*3 относительно возрастного диапазона 14-74 года (70,34±3,11 % по сравнению с 62,25±1,78 %, 2=4,70, Р=0,029). Между группами лиц в возрасте старше 75 и младше 74 лет статистически значимы различия и по частоте аллеля АРОЕ*3 (82,41±1,83 % и 77,67±1,08 %, 2=4,48, Р=0,034). Кроме того, среди стариков и долгожителей прослеживается выраженная тенденция к снижению частот аллеля АРОЕ*4 (12,04±1,57 % в сравнении с 15,76±0,95 %, 2 = 3,66, Р= 0,056) и генотипа АРОЕ*3/*4 (16,67±2,54 % в сравнении с 21,79 ± 1,52 %, 2 = 2,68, Р= 0,102). Достоверных различий между мужчинами и женщинами по частотам аллелей и генотипов не выявлено, но все долгожители с НЛП были женщинами, 85,71 % из них – носителями генотипа АРОЕ*3/*3. Среди долгожителей не выявлено носителей редких генотипов АРОЕ*2/*2, АРОЕ*2/*4 и АРОЕ*4/*4.


полиморфизм Q192R гена PON1: ассоциации с возрастом

и концентрацией липидов

В результате проведенного исследования охарактеризовано распределение частот аллелей и генотипов по полиморфизму Q192R гена PON 1 в популяции татар. Аллель PON1*R выявлялся в существенно меньшем числе случаев, чем аллель PON1*Q (31,16 % и 68,84 %). Частоты генотипов PON*Q/*Q, PON*Q/*R и PON*R/*R составляют 46,23 %, 45,23 % и 8,54 % соответственно, их распределение не отличается от равновесного распределения Харди-Вайнберга (² = 0,99, р = 0,768). Статистически значимых различий по распределению частот генотипов между мужчинами и женщинами не выявлено.

Полиморфный маркер Q192R гена PON 1 ассоциирован с концентрациями липидов в сыворотке крови и величиной прогностического показателя КА. Согласно результатам дисперсионного анализа, фактор “полиморфизм Q192R гена PON1” оказывает статистически значимое влияние на концентрацию ТГ (Р=0,047), ХС ЛПВП (Р=0,0001) и величину КА (Р=0,004). У носителей генотипа PON1*R/*R концентрация ТГ и КА выше, чем у носителей других генотипов (табл. 5).

Таблица 5 – Результаты дисперсионного анализа эффекта разнообразия генотипов и аллелей по полиморфизму Q192R гена PON1 на содержание липидов в сыворотке крови и величину КА


Градация
фактора

Частные средние показателей

Генотип

ОХС

ХС

ТГ

КА

ЛПВП

ЛПНП

PON1*Q/*Q

4,39

1,27

2,94







PON1*Q/*R

4,40

1,22

2,98

1,04

2,70

PON1*R/*R

4,34

1,10

3,16

1,15

3,00

F

0,13

11,70

1,98

5,49

3,08

p

0,877

0,000

0,139

0,004

0,047

Аллель

PON1*Q

4,40

1,25

2,95

1,00

2,61

PON1*R

4,38

1,19

3,03

1,07

2,77

F

0,08

18,78

2,89

5,28

9,22

p

0,779

0,0002

0,089

0,022

0,002


Примечания: средние величины концентрации липидов – в ммоль/л, КА – в усл. ед. F – критерий Фишера, Р – вероятность нулевой гипотезы “фактор не влияет на показатель”.


Среди лиц с ДЛП по сравнению с лицами с НЛП статистически значимо повышена доля носителей генотипа ^ PON1*R/*R (11,05 % против 6,99 %, 2= 4,96, Р=0,026) и аллеля PON1*R (34,08 % против 29,35 %, 2= 4,90, Р=0,027). Можно считать, что шансы развития ДЛП выше у носителей генотипа PON1*R/*R (OR=1,65; CI: 1,58-2,58).

По частотам генотипов и аллелей статически значимых различий между группами лиц среднего, пожилого и старческого возраста не выявлено. В младшей возрастной группе сравнительно с объединенной группой более старшего возраста (21-89 лет) выше частота генотипа PON1*R/*R (14,37 % против 8,22 %, 2 = 6,26, Р=0,012) и ниже – генотипа PON1*Q/*Q (35,63 % против 47,44, 2 = 7,93, Р=0,005). При сопоставлении возрастных групп по частотам аллелей обнаружено, что младшая возрастная группа отличается от средней (2 = 9,56, Р=0,002), пожилой (2 = 4,34, Р=0,037) и старческой (2 = 5,75, Р=0,016); частота аллеля PON1*R в группе младшего возраста выше (39,37 %), чем в остальных трех (соответственно 30,27 %, 30,87 % и 30,39 %). В то же время среди долгожителей доля носителей аллеля PON1*R еще выше (46,88 %, 2 = 4,8, Р=0,046).


полиморфизм I405V гена СЕТР: ассоциации с возрастом

и концентрацией липидов

В результате проведенного исследования установлено, что в локальной популяции этнических татар (сельских жителей Республики Башкортостан) аллель СЕТР*I более распространен (68,46 %), чем аллель СЕТР*V (31,54 %). Генотипы СЕТР*I/*I, CETP*V/*I и СЕТР*V/*V выявлены соответственно в 46,13 %, 44,67 % и 9,21 % случаев; эмпирическое распределение их частот не отличается от теоретически ожидаемого равновесного распределения Харди-Вайнберга (² = 1,25, р = 0,656). Статистически значимых различий по частотам генотипов и аллелей между группами мужчин и женщин не наблюдается.

Обнаружено, что генотипическое особенности по полиморфизму I405V гена СЕТР сопровождаются статистически значимыми различиями концентрации ХС ЛПВП. Среди лиц с НЛП носители генотипа СЕТР*V/*V отличаются от носителей генотипов СЕТР*I/*I и СЕТР*I/*V в среднем более высоким содержанием ХС ЛПВП (1,32 ммоль/л, 1,20 ммоль/л и 1,26 ммоль/л соответственно; Р=0,004 и 0,007). Кроме того, у носителей генотипа СЕТР*V/*V ниже величина КА (2,53 по сравнению с 2,75 у носителей генотипа СЕТР*I/*I, Р=0,045). Между группами лиц с НЛП и ДЛП и между возрастными группами достоверных различий по частотам аллелей и генотипов не обнаружено, но выявлена выраженная тенденция к увеличению доли носителей генотипа CETP*V/*V (28,57%) среди женщин-долгожительниц по сравнению с женщинами младшей, средней, пожилой и старческой групп (5,0 %, 8,16 %, 6,56 % и 3,33 % соответственно). Частота аллеля CETP*V среди женщин-долгожительниц (57,14%) выше (р<0.05), чем в других возрастных группах (25,0%, 29,59%, 32,79% и 25,0% в младшей, средней, пожилой и старческой группах соответственно).

Выводы

  1. Липидный спектр сыворотки крови в старческом возрасте изменяется: концентрации ТГ, ОХС и ХС ЛПНП существенно снижаются по сравнению со средним и пожилым возрастом, но остаются более высокими, чем в младшем возрасте. Содержание ХС ЛПВП не претерпевает существенных изменений в широком возрастном диапазоне (14-98 лет).

  2. В пожилом и старческом возрасте повышается частота дислипидемий, главным образом за счет увеличения доли лиц с гиперхолестеринемией.

  3. Полиморфизм в экзоне 4 гена ^ АРОЕ ассоциирован с содержанием липидов в сыворотке крови: у носителей аллеля АРОЕ*4 по сравнению с носителями аллелей АРОЕ*2 и АРОЕ*3 выше сывороточная концентрация ОХС, ХС ЛПНП, ТГ и величина КА, а также ниже содержание ХС ЛПВП. Шансы развития дислипидемий повышены у носителей генотипов АРОЕ*2/*4 и АРОЕ*4/*4. В старческом возрасте повышены частоты аллеля АРОЕ*3 и генотипа АРОЕ*3/*3.

  4. Полиморфизм Q192R гена PON 1 ассоциирован с концентрацией ТГ в сыворотке крови и величиной прогностического показателя КА: у носителей генотипа PON1*R/*R концентрация ТГ, значение КА и шансы развития дислипидемий выше, чем у носителей других генотипов. В старческом возрасте понижены частоты аллеля PON1*R и генотипа PON1*R/*R.

  5. Полиморфизм I405V гена СЕТР ассоциирован с содержанием ХС ЛПВП и величиной КА: у носителей аллеля ^ СЕТР*V и генотипа СЕТР*V/*V сравнительно выше концентрация ХС ЛПВП в сыворотке крови и ниже значение КА. Среди женщин-долгожительниц высока доля носителей аллеля СЕТР*V.



^ ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ

  1. Полученные в настоящем исследовании данные рекомендуется использовать как исходные для формирования региональных референтных показателей липидного спектра сыворотки крови в пожилом и старческом возрасте.

  2. Учитывая естественное снижение сывороточной концентрации ТГ, ОХС и ХС ЛПНП в старческом возрасте, необходимо проявлять осмотрительность при назначении средств гиполипидемической терапии и планировании других лечебно-профилактических мероприятий, в частности, в связи с ИБС у пациентов этой возрастной группы.


^ СПИСОК РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ


  1. Полиморфизм 192Q/R гена параоксоназы 1 у стариков и долгожителей в этнической группе татар / В.В. Данилова, И.А. Туктарова, Т.Р. Насибуллин, Л.П. Зуева, А.Х. Адельгужина, Э.К. Хуснутдинова, О.Е. Мустафина // Молекулярная биология. - 2007. - № 4. - С. 539-545.

  2. Полиморфизм генов ферментов антиоксидантной защиты в связи с продолжительностью жизни / В.В. Паук, Т.Р. Насибуллин, И.А. Туктарова, Л.П. Зуева, О.Е. Мустафина // Успехи геронтологии. - 2008. - Т. 21, № 4. – С. 593-595.

  3. Зуева Л.П. Неврологическая патология у долгожителей Балтачевского района / Л.П. Зуева, Л.Г. Кагирова // Здравоохранение Башкортостана. – 2004. - № 5: Материалы Республиканской научно-практической конференции, посвященной 80-летию профессора Н.А. Борисовой. – Уфа, 2004. - С. 50.

  4. Полиморфизм Q192R гена параоксоназы 1 в популяции татар: анализ ассоциаций с сердечно-сосудистыми заболеваниями, содержанием липидов в крови и градациями возраста / О.Е. Мустафина, В.В. Данилова, Л.П. Зуева [и др.] // Медицинская генетика. - 2005. - № 5: Материалы V съезда российского общества медицинских генетиков (ч. II) (май 2005 г., Уфа). - С. 233.

  5. Исследование полиморфизма гена ангиотензин-превращающего фермента у стариков и долгожителей / В.В. Данилова, Л.П. Зуева, И.А. Туктарова, О.Е. Мустафина // Медико-биологические аспекты мультифакториальной патологии: сборник материалов Российской научной конференции с международным участием. - Курск, 2006. – т. 1. – С. 467-470.

  6. Polymorphism of some genes in ethnic tatars: from young to long-livers / O.E. Mustafina, V.V. Pauk, I.A. Tuktarova, T.R. Nasibullin, L.P. Zueva // Успехи геронтологии. – 2007. - Т. 20, № 3: Advances in gerontology. International association of gerontology and geriatrics. VI European congress “Healthy and active ageing for all Europeans”, July 5-8, 2007, Saint-Petersburg, Russia. - P. 58-59.

  7. Полиморфизм -262C/T гена каталазы у этнических татар в связи с возрастной периодизацией / В.В. Паук, К.А. Сомов, Л.П. Зуева [и др.] // Биомика – наука XXI века: материалы школы-семинара молодых ученых УНЦ РАН и Волго-Уральского по физико-химической и биотехнологии (9-15 сентября 2007 г., Уфа). - Уфа, 2007. - С. 105-106.

  8. Молекулярно-генетическое исследование старения и долголетия: анализ полиморфизма генов-кандидатов / В.В. Паук, Т.Р. Насибуллин, И.А. Туктарова, Л.П. Зуева, О.Е. Мустафина // Пушковские чтения: тезисы докладов III научно-практической геронтологической конференции с международным участием, посвященной памяти Э.С. Пушковой (8-9 ноября 2007 г., Санкт-Петербург). – СПб., 2007. – С. 178-179.

  9. Молекулярно-генетические основы старения и долголетия / О.Е. Мустафина, В.В. Паук, Л.П. Зуева [и др.] // IV съезд Российского общества биохимиков и молекулярных биологов. – Новосибирск, 2008. - С. 246.



Список сокращение и обозначений

ССЗ – сердечно-сосудистые заболевания

ДЛП – дислипидемия (дислипопротеидемия)

НЛП – нормолипидемия

ТГ – триглицериды

ХС – холестерин

ОХС – общий холестерин

ЛПНП – липопротеиды низкой плотности

ЛПВП – липопротеиды высокой плотности

КА – коэффициент атерогенности

PON1 – параоксоназа 1

CETP – белок-переносчик эфиров холестерина

APOE – аполипопротеин Е

OR – отношение шансов (odds ratio)


ЗУЕВА Любовь Петровна


Липидный спектр сыворотки крови и полиморфизм генов-кандидатов

дислипидемии в пожилом и старческом возрасте


03.00.04 – биохимия

03.00.15 – генетика


АВТОРЕФЕРАТ

Диссертации на соискание ученой степени

кандидата медицинских наук


Подписано в печать 09. г. Формат 60х84 1/16

Бумага офсетная. Печать ризографическая. Тираж 100 экз. Заказ .

Гарнитура “Times New Roman”. Отпечатано в типографии

Объем п.л. Уфа,

т/ф





Похожие:

Зуева Любовь Петровна Липидный спектр сыворотки крови и полиморфизм генов-кандидатов дислипидемии в пожилом и старческом возрасте iconВозрастные изменения энергетического обмена и патологии старшего возраста
Атф, т е для обеспечения клетки энергией. Чтобы понять, какие изменения углеводного и липидного обмена происходят в пожилом и старческом...
Зуева Любовь Петровна Липидный спектр сыворотки крови и полиморфизм генов-кандидатов дислипидемии в пожилом и старческом возрасте iconГорячие точки современной геронтологии
Такое глобальное постарение населения сопряжено с проблемой качества жизни в пожилом возрасте. Все это определяет возросший интерес...
Зуева Любовь Петровна Липидный спектр сыворотки крови и полиморфизм генов-кандидатов дислипидемии в пожилом и старческом возрасте iconКак идут работы?
Спектр ехал на небольшом вездеходе в сопровождении трёх Разрушителей в направлении лифта. Скоро из шахты внизу показался лифт с несколькими...
Зуева Любовь Петровна Липидный спектр сыворотки крови и полиморфизм генов-кандидатов дислипидемии в пожилом и старческом возрасте iconДокументы
1. /1988 - Группа крови/Бошентумай.txt
2. /1988...

Зуева Любовь Петровна Липидный спектр сыворотки крови и полиморфизм генов-кандидатов дислипидемии в пожилом и старческом возрасте iconСпектр оставил тесты и пошёл в сторону заводов
...
Зуева Любовь Петровна Липидный спектр сыворотки крови и полиморфизм генов-кандидатов дислипидемии в пожилом и старческом возрасте iconЛица: Анна Петровна Незабудкина, вдова небогатого чиновника
Анна Петровна. Вот тут и живи, как хочешь. Как бы папенька-то твой не мотал без памяти, так бы другое дело было, а то оставил нас...
Зуева Любовь Петровна Липидный спектр сыворотки крови и полиморфизм генов-кандидатов дислипидемии в пожилом и старческом возрасте iconЧто-нибудь поесть
Когда Спектр вошёл, почти все присутствующие как по команде разом посмотрели в его сторону."Тук-тук", -ухмыльнулся Спектр и устроился...
Зуева Любовь Петровна Липидный спектр сыворотки крови и полиморфизм генов-кандидатов дислипидемии в пожилом и старческом возрасте iconЛюбовь освещает
Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не...
Зуева Любовь Петровна Липидный спектр сыворотки крови и полиморфизм генов-кандидатов дислипидемии в пожилом и старческом возрасте iconУрок №17 «Состав и функции крови»
Проанализировать функции плазмы и форменных элементов крови, ввести понятия «фагоцитоз», «антигены», «антитела»
Зуева Любовь Петровна Липидный спектр сыворотки крови и полиморфизм генов-кандидатов дислипидемии в пожилом и старческом возрасте iconДополнение к уроку
Но рекорд холодостойкости принадлежит обитающим в том же регионе широколобикам из семейства нототениевых (род Pagothenia). В их крови...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов