Приличные люди комедия в 3-х действиях Виктор Васильевич, глава семейства Элеонора Генриховна, его жена Марина, Юля – их дочери Александр, муж Марины Вика, Нина – подруги Марины Илья – муж Вики, icon

Приличные люди комедия в 3-х действиях Виктор Васильевич, глава семейства Элеонора Генриховна, его жена Марина, Юля – их дочери Александр, муж Марины Вика, Нина – подруги Марины Илья – муж Вики,



НазваниеПриличные люди комедия в 3-х действиях Виктор Васильевич, глава семейства Элеонора Генриховна, его жена Марина, Юля – их дочери Александр, муж Марины Вика, Нина – подруги Марины Илья – муж Вики,
Дата конвертации24.10.2012
Размер333.64 Kb.
ТипДокументы

Елизавета ГАНОПОЛЬСКАЯ


ПРИЛИЧНЫЕ ЛЮДИ


Комедия в 3-х действиях


Виктор Васильевич, глава семейства

Элеонора Генриховна, его жена

Марина, Юля – их дочери

Александр, муж Марины

Вика, Нина – подруги Марины

Илья – муж Вики, компаньон Виктора Васильевича и Александра


Массовик-затейник, дети (не показываются)


Действие происходит в загородном доме Виктора Васильевича и Элеоноры Генриховны


ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ.


Терраса перед домом, слева – двустворчатая высокая дверь в дом, справа – открытый выход в сад, видна дорожка к лужайке, откуда доносятся голоса детей, смех, бодрые речёвки массовика-затейника.

^ Марина и Вика сидят на террасе, Марина вышивает, устроившись в плетёном кресле, Вика покачивается в кресле-качалке.

ВИКА. Надеюсь, в этот раз не двойняшки?

МАРИНА. Надейся.

ВИКА. Скрытная какая.

МАРИНА. Всегда хотела большую семью. Жаль, что мама не родила ещё кого-нибудь после Юльки.

ВИКА. Наверное, именно из-за Юльки она решила не продолжать.

МАРИНА. Тише, тише, враг услышит.

ВИКА. Думаешь, она где-то рядом? Бродит одна-одинёшенька… Интересно, почему не пришёл этот её… Про которого ты сказала, что похож на бандита.

МАРИНА. Юля прекрасно знает, что папа не позволит привести в наш дом этого человека.

ВИКА. Неужели всё-таки бандит?

МАРИНА. Он женат.

ВИКА. Всего лишь? Ему отказали от дома, потому что он женат?

МАРИНА. Ты же знаешь папу.

ВИКА. Твоего папу я знаю, о да. И что с того, что он женат? Наоборот, подозрительно, когда мужчина его возрасте не женат.

МАРИНА. Если он хочет войти в наш дом, ему следует развестись с женой и оформить отношения с Юлей.

ВИКА. Иногда я не понимаю, шутишь ты или нет.

МАРИНА. Сашка говорит, у меня нет чувства юмора.

ВИКА. Значит, если б я приехала с Ильёй, когда он был женат…

МАРИНА. Это другой случай. Вы наши давние товарищи.

ВИКА. Интересная логика.

МАРИНА. Тебя что-то смущает?

ВИКА. Нет, так… Что-то Нинка задерживается. Надеюсь, она тоже приедет одна.

Не могу видеть её мужлана. Видеть, слышать, нюхать! Мне от него физически плохо, честное слово. Я вообще таких не выношу. И дети в него пошли.

МАРИНА. Дети, допустим, ни в чём не виноваты. Дети как дети.

ВИКА. Но согласись, он ей не пара.

МАРИНА. Вика, ты опять сплетничаешь.

ВИКА. Боже мой, Марина, рядом с тобой я чувствую себя ничтожеством! И не только я! Почему ты такая моралистка?

МАРИНА.
Я не моралистка. Мне неприятно, когда… В общем, мне многие вещи не понятны и неприятны. По поводу мезальянсов, разводов и прочего: я думаю, что нам повезло. Тебе, Нине, нам с Сашей. Я уж не говорю про маму с папой: для старшего поколения долгий крепкий брак – это норма. У всех у нас хорошие семьи, которые держатся на любви и уважении. А ты посмотри, что вокруг? Юля и её истории – это ещё не самый яркий пример. Сашка иногда такое рассказывает о коллегах...

ВИКА. Ну-ка, ну-ка, что он рассказывает?

МАРИНА. Перестань! Будто не представляешь!

ВИКА. Расскажи!

МАРИНА. Ни. За. Что. Это вредно в моём положении.

ВИКА. (Встаёт). Ой, какая же ты скучная! Чувства юмора у тебя нет. Посплетничать с тобой нельзя. Не понимаю, за что я тебя люблю, плюшечка моя, ватрушечка! (Обнимает Марину).


^ Со стороны лужайки приближается Александр.


АЛЕКСАНДР. Игры на острове Лесбос? (Обнимает разом жену и Вику). Как же я вас люблю, девчонки!

МАРИНА. Девчонки тоже тебя любят. Милый, прости, не мог бы ты отодвинуться? Я не выношу этот запах.

АЛЕКСАНДР. Тебе не нравится мой одеколон?

ВИКА. Если ты его пил.

АЛЕКСАНДР. Сегодня особенный день – моим сыновьям исполнилось десять лет!

МАРИНА. Моим тоже. Милый, не сердись, что я могу поделать? Меня тошнит от перегара.

АЛЕКСАНДР. Тебя всегда тошнит, ми-ла-я.

МАРИНА. Саша, это гадко.

АЛЕКСАНДР. Пардон-пардон. Ты же знаешь, я пью очень редко.

ВИКА. Но метко. (Снимает руку Александра со своей груди).

АЛЕКСАНДР. Сегодня я не мог не выпить!

МАРИНА. Ты уже говорил, да, я всё понимаю, но я прошу тебя – отойди от меня подальше! Пожалуйста.

АЛЕКСАНДР. Если я тебе неприятен…

МАРИНА. Не передёргивай.


^ С улицы на террасу входит Юля.


ЮЛЯ (Александру). Смылся, бросил на меня мелюзгу? Пойдем, они хотят папу! Папулечка, детки ждут!

МАРИНА. Юля, мы разговариваем, ты помешала.

ЮЛЯ. Ой, простите, ваше величество!

АЛЕКСАНДР. Мы закончили разговор. Идём, Юльхен.

МАРИНА. Мы не закончили.

ЮЛЯ. Саша, к ноге!

МАРИНА. Юлия Викторовна, прошу вас удалиться. Мне нужно поговорить. С мужем. Моим мужем.

ВИКА. Я, пожалуй, тоже пойду.

АЛЕКСАНДР. Мы все пойдём. Марина, тебе следует отдохнуть. Отдыхай. (Подталкивает Вику и Юлю к выходу).


^ Навстречу им входит Илья.


ИЛЬЯ. Вот вы где! Спрятались! А я там отдувайся за всех?

АЛЕКСАНДР. Мы уже идём к тебе на помощь. Команда спасателей в полной боевой готовности. Девочки, идите, я буду буквально через одну секунду. В крайнем случае через две.


^ Вика, Юля, Илья ушли. Александр приблизился к жене, целует в макушку.


АЛЕКСАНДР. Это всё гормоны, гормончики. Не злись, моя маленькая. Скоро этот день закончится. Гости разъедутся, дети уснут, родители тоже уснут, мы с тобою сядем здесь, я заварю тебе чаю, укрою пледом, обниму. Мы будем говорить… О чём-нибудь приятном. О снах, о книгах. Всё будет хорошо. Угу?

МАРИНА. Угу.

АЛЕКСАНДР. Продолжаем сердюкаться?

МАРИНА. Немножко.

АЛЕКСАНДР. Милая моя маленькая. Я тебя лю.

МАРИНА. Я тебя тоже, противненький мой.

АЛЕКСАНДР. Чего это я противненький?

МАРИНА. Сам знаешь.

АЛЕКСАНДР. А я тебя всё равно лю. Ты самая-самая лучшая. Ты совершенство! МАРИНА. Льстец.

АЛЕКСАНДР. Я правду говорю, обожаемая, несравненная моя жёнушка.

МАРИНА. Я толстая.

АЛЕКСАНДР. Ты полненькая. Наполненная.

МАРИНА. Фу! Нет, правда, я толстая. Юлька такая стройняшка, а я толстая, и становлюсь ещё толще!

АЛЕКСАНДР. У Юльки один ребёнок, а у тебя две двойни, и скоро будет ещё… один человечек. Милый крошечный пупсик, один-разъединственный, но мы будем любить его за двоих, да?

МАРИНА. У меня нет чувства юмора.

АЛЕКСАНДР. И прекрасно! Сейчас столько людей с чувством юмора, что когда его нет, это даже украшает. Зачем тебе чувство юмора? Ну-ну, я шучу! Ой, ты же не понимаешь…

МАРИНА. Сашка!

АЛЕКСАНДР. У меня тоже нет чувства юмора, успокойся. Мы с тобой отличная пара!

МАРИНА. Я идеальная.

АЛЕКСАНДР. Не понял: ты продолжаешь перечислять недостатки или уже перешла к достоинствам? Маринка, хватит рефлексировать, у тебя всё хорошо, у нас всё хорошо, сейчас я иду к детям, далее по программе. Я ухожу, трам-пара-рам, но сердце с вами остаётся.

МАРИНА. Я тоже пойду.

АЛЕКСАНДР. Зачем, родная, не надо, там шумно, у тебя разболится голова, а таблеток тебе нельзя, и что мы будем делать? Посиди, отдохни, наконец-то одна, без этой оравы… (Наклонился к Марине, чтобы поцеловать, она отпрянула).


^ Из дома на террасу выходит Нина.


НИНА. Прошу прощения…

АЛЕКСАНДР. Здравствуй, Нина. (Приближается к Нине, берёт её руку для поцелуя и, словно передумав, притягивает к себе и целует в щёку). Тебя не смущает? Мой запах не смущает? В таком случае разреши ещё разок. (Целует в шею).

НИНА. Саша… Марина! Дорогие друзья, Мариша и Саша, поздравляю вас с днём рождения ваших замечательных детей! Я очень рада, что у вас такая замечательная семья! И скоро будет ещё… Ещё замечательнее! Я всегда говорю Митюше…

МАРИНА. А где Дмитрий?

НИНА. Понимаешь, маленьким нездоровится, оставить ни с кем не получилось, и вот Митюша… Он такой славный, такой хороший, отпустил меня на целые сутки, представляете? Я, правда, переживаю, как там они без меня… Но на Митюшу можно полностью положиться.

МАРИНА. Нина, тебе повезло с мужем. Будь уверена, мы всегда рады видеть вас всех. Но раз уж так получилось, что ты сегодня без мужа и детишек, будь моей гостьей, посиди со мной. Или ты хочешь участвовать в детском празднике?

НИНА. Нет-нет, я с удовольствием посижу с тобой. (Не решается сесть в качалку, оглядывается). Сейчас я принесу...

АЛЕКСАНДР. Нина, должен предупредить: трона у нас нет. Точнее, у нас нет второго трона, а первый занят Мариной.

НИНА. Ой, Саша, вы такой шутник.

МАРИНА. Нина, вот кресло. Саша, будь добр…

АЛЕКСАНДР. Не смею мешать. (Уходит).


^ Марина вышивает, Нина встала за спинку кресла.


НИНА. Мариша, у вас всё в порядке? Саша так странно себя ведёт…

МАРИНА. Выпил, только и всего.

НИНА. Но он давно так… Я имею в виду, что он какой-то… Наверное, мне только показалось…

МАРИНА. Тебе показалось. Что с детишками? Температурят?

НИНА. Нет, ты понимаешь… Температуры нет, просто немножко… Знаешь, на днях – Митюша был на работе, я как раз уложила малышей – Саша вдруг позвонил и спросил разрешения приехать.

МАРИНА. Вот как? Он не рассказывал.

НИНА. Странно...

МАРИНА. Пока не вижу ничего странного.

НИНА. Ты знаешь, мы никогда… И вдруг он приехал, попросил сварить кофе, я сварила, мы сели на кухне, но, ты же понимаешь, я переживала, вдруг малыши проснутся, и я была не очень внимательна… Но мне показалось… У меня возникло ощущение, что он хочет поговорить о чём-то важном, но не решается. Потом он попросил посмотреть малышей. Я боялась, что он их разбудит, а он тогда попросил показать фотографии. Я показала.

МАРИНА. Фотографии?

НИНА. Маришенька, не волнуйся, ничего плохого.

МАРИНА. Я не волнуюсь.

НИНА. Правда? А я подумала… Хотя ничего такого… Только…

МАРИНА. Саша попросил показать фотографии, ты показала. Почему ты решила, что Саша хочет поговорить – с тобой! – о чём-то важном?

НИНА. Ну, я не… То есть, я не могу утверждать, но...

МАРИНА. То есть, тебе опять показалось.

НИНА. Саша внимательно посмотрел все фотографии и сказал, что дети не похожи на меня.

МАРИНА. И что из этого?

НИНА. Ничего. Я, наверное, пойду туда… К остальным.

МАРИНА. Нина, сядь рядом, я не могу так разговаривать.

НИНА. Да я ничего такого…

МАРИНА. Сядь.


^ Нина садится в качалку.


МАРИНА. Зачем ты опять мутишь воду?

НИНА. Пустая болтовня, забудь.

МАРИНА. Нагородишь чепухи, а потом говоришь – забудь.

НИНА. Так ведь всем давно известно, что я дура.

МАРИНА. Прекрати! Нина, ты взрослая женщина, у тебя дети. Почему ты до сих пор ведёшь себя как… То тебе показалось, то померещилось! Приснилось! Мало ли что кому снится! Зачем ты… Тебе нравится доводить людей! Им тошно, а ты в сторонке, вроде как ни при чём!

НИНА. Ловко ты меня раскусила.


^ С лужайки доносятся взрывы хлопушек.


МАРИНА. Извини. Что-то на меня нашло.

НИНА. Ты меня извини.


Нина встала, ходит по террасе. Села обратно в кресло. Качается.


НИНА. Знаешь, я подумала: Саша, наверное, имел в виду, что дети не похожи на меня, потому что похожи на отца.

МАРИНА. Возможно.

НИНА. Точно, так и есть! Видишь, ничего сложного. Всё просто объясняется.

МАРИНА (не сразу). Наверное, так, да… Я вспомнила, Саша постоянно подчёркивает, что наши дети похожи на него больше, чем на меня. Это, знаешь ли, предмет особой гордости. Как будто это заслуга мужчины! Мужчины обожают находить в детях сходство с собой. Будь их воля, они бы завели огромный гарем, чтобы оглядывать потомство и говорить: это всё моё! И эти мои, и эти, и те.

НИНА. И негры!

МАРИНА. И негры, и арабы, и китайцы. Безразлично, от каких женщин, лишь бы дети были свои, на него похожие.

НИНА. Да, да, да! Вот это он, наверное, и имел в виду.

МАРИНА. Что это?


^ Нина опять поднялась, вышагивает по террасе.


МАРИНА. Нина, я задала вопрос.

НИНА. Ты опять будешь говорить, что мне показалось.

МАРИНА. А тебе не показалось?

НИНА. Какая разница? Ты опять скажешь, что я выдумываю.

МАРИНА. Как знать.

НИНА. По-моему, Саша имел в виду, что мои дети… Что они… Ну, это глупость, конечно, но я почти уверена…

МАРИНА. Почти.


^ Нина встаёт за креслом Марины.


НИНА. Мои дети. Похожи. На Сашу.

МАРИНА. Что?

НИНА. Не бери в голову. Мне просто показалось.

МАРИНА. Тебе показалось, что твои дети..? Ты бредишь.

НИНА. Как тебе угодно. Я брежу, Саша бредит, Юля бредит.

МАРИНА. Юля тут при чём?

НИНА. Ни при чём.

МАРИНА. Я не понимаю…

НИНА. Пустяки. Ты не беспокойся, тебе нельзя. Вон ты уже побелела, задыхаешься. Позвать Сашу?

МАРИНА. Не надо.

НИНА. Уверена?

МАРИНА. Нина, скажи правду.

НИНА. Я говорю правду. Ты побелела и задыхаешься.

МАРИНА. Не это!

НИНА. Помнишь, в апреле, где-то в начале апреля, я сейчас не помню, какое число… Я всё-таки позову Сашу.

МАРИНА. Убью.

НИНА. Я, правда, не помню, какое число. Мариш… Тебе реально плохо. Я не придумываю.

МАРИНА. Продолжай.

НИНА. В общем, когда мы здесь собирались в апреле, Юля сказала, что где-то вычитала, что дети похожи на мужчину, которого женщина любила, даже если он не их отец.

МАРИНА. И всё?

НИНА. Ну вот, а потом Саша приехал, смотрел фотографии и сказал, что дети не похожи на меня.

МАРИНА. Это я уже слышала. Всё?

НИНА. Да, а перед этим он что-то сказал про Юлю…

МАРИНА. Ты опять?!

НИНА. Успокойся, успокойся!


^ Со стороны лужайки возвращается Юля.


ЮЛЯ. Две почтенные матроны – и кричат. Не сошлись во взглядах на технику вышивания? Марина, нельзя волноваться, это всего лишь рукоблудие. То есть, я хотела сказать, рукоприкладство.

НИНА. Ты имела в виду рукоделие?

ЮЛЯ. Сообразительная, ужас.

МАРИНА. Замолчите, я буду задавать вопросы.

ЮЛЯ. Мамма миа, это другая игра! О чём будешь спрашивать? Учти, я не знаю, как варить прозрачный бульон, отглаживать складки на рукавах-фонариках, учить грудного младенца буквам, и тому подобные ваши хитрости.

НИНА. Правда не знаешь? Прозрачный бульон – это очень легко, я расскажу!

МАРИНА. Нина!

НИНА. Да мне не трудно! Я быстренько расскажу. Значит, так, заливаешь мясо холодной водой…

МАРИНА. Нина, отвечай немедленно, что Саша сказал про Юлю!

ЮЛЯ. Как интересно! Тоже хочу услышать.

НИНА. Ой, да что там… Чепуха. Саша сказал не то, чтобы про Юлю… То есть, как бы про кое-кого, но я догадалась, что он имел в виду…

ЮЛЯ. Не томи уже!

НИНА. Я не помню, как именно он сказал, только примерно. Я что-то сказала, а потом он сказал… В общем, он высказался в том духе, что… Нет, я не могу повторить.

ЮЛЯ. А ты постарайся.

НИНА. Нет, не буду, я напрасно… Извините.

ЮЛЯ. Что значит «извините»? За спиной можешь всякую чушь болтать, а в глаза – трусишь?

МАРИНА. Ты права: надо говорить в глаза. Позови, пожалуйста, Сашу.

ЮЛЯ. Ты мне?

МАРИНА. Надоели сплетни. Все эти шепотки за спиной, бесконечные обсуждения. Я больше не могу, это гнусно!

НИНА. Мариша, ты плохо выглядишь, давай перенесём разговор.

ЮЛЯ. В кои-то веки соглашусь с этой… мокрой мышью.

МАРИНА. Ты заодно с ней?

ЮЛЯ. Я забочусь о тебе.

МАРИНА. Вы все думаете, я не знаю…

ЮЛЯ. Иногда лучше не знать. Даже не иногда, а всегда.

МАРИНА. …ничего не вижу, ничего не слышу, сижу в своём гнёздышке… Мне известно, что ты провоцируешь Сашу, постоянно, и к Илье тоже подкатывала, бессовестная!

ЮЛЯ. Мариша, у тебя беременский токсикоз головного мозга! Так что я даже не обижаюсь!

МАРИНА. Ты…Ты…

ЮЛЯ. Точно, токсикоз.

НИНА. Ей плохо! Саша! (бежит по направлению к лужайке).

ЮЛЯ. Тебе плохо?

МАРИНА. Больно.

ЮЛЯ. Врача?

МАРИНА. Потом! Скажи, скорее, скажи, ты действительно… Саша действительно…

ЮЛЯ. Молчи!

МАРИНА. Ты только скажи…

ЮЛЯ. Сиди спокойно!

МАРИНА. Мне надо знать! Твой сын – от Саши?

ЮЛЯ. Что?! Глупости!

МАРИНА. Поклянись.

ЮЛЯ. Это не Сашин сын. Клянусь.

МАРИНА. Я могу тебе верить?

ЮЛЯ. Можешь.

МАРИНА. Почему же тогда… Почему ты скрываешь его отца?

ЮЛЯ. Потому что это Илья. Довольна?


^ На террасе появляется Александр, за ним Илья и Нина.


МАРИНА. Чудовищно.

АЛЕКСАНДР. Тебе плохо?

МАРИНА. Да. Нет. Где Вика?

ИЛЬЯ. Дети ездят на ней верхом. Позвать? Она будет благодарна.

НИНА. Я сбегаю?

АЛЕКСАНДР. Я не понял, ты нормально себя чувствуешь?

МАРИНА. Позовите Вику и оставьте нас наедине.

ЮЛЯ. Мариша, не надо! (всем) Отойдите, ей нужен воздух!

^ На террасу входит Виктор Васильевич с телефоном в руке.


ВИКТОР ВАСИЛЬЕВИЧ. Мариша, поедем к врачу. (Говорит по телефону) Открой ворота.

АЛЕКСАНДР. Я сам её отвезу!

ВВ. Куда, ты пьяный! (Илье) Помоги довести Маришу до машины.

АЛЕКСАНДР. Это моя жена!

ВВ. (Юле) Скажешь маме. Я позвоню, когда будет ясно.

АЛЕКСАНДР. А я пустое место. Ладно!


^ ВВ и Илья уводят Марину через двери дома.


НИНА. Всё будет хорошо.


Александр садится в кресло, где сидела Марина.


НИНА. Саша, не волнуйтесь, в больнице сделают всё, что надо.

ЮЛЯ. По-твоему, он волнуется?

АЛЕКСАНДР. Юльхен, приказ слышала? Иди выполняй. Шагом марш к маме!

ЮЛЯ. Слушаюсь, младший командир. (Уходит).

НИНА. Элеонора, как обычно, пребывает в неведении? Как ей это удаётся…

АЛЕКСАНДР. Высшее существо.


^ Нина подходит к Александру, касается его плеча.


НИНА. Саша, я очень тебе сочувствую… А почему ты поцеловал меня при жене? Она могла что-то заподозрить.

АЛЕКСАНДР. О чём вы говорили?

НИНА. Обычный трёп.

АЛЕКСАНДР. Ты что-то ей сказала?

НИНА. Ничего!

АЛЕКСАНДР. У меня к тебе просьба.

НИНА. Всё, что угодно!

АЛЕКСАНДР. Нина, я тебя прошу: попробуй хотя бы раз в жизни сказать правду.

НИНА. Я всегда говорю правду.

АЛЕКСАНДР. Давай не как всегда.

НИНА. Не понимаю, в чём ты меня обвиняешь?

АЛЕКСАНДР. Я прошу сказать правду.

НИНА. Саша, ты мне не доверяешь? Я обижусь.

АЛЕКСАНДР. Что в лоб, что по лбу.


^ На террасу со стороны лужайки входят Элеонора Генриховна и Юля.


ЭЛЕОНОРА ГЕНРИХОВНА. Александр, Юля только что сообщила мне о Марине.

АЛЕКСАНДР. Весьма прискорбное происшествие, Элеонора Генриховна.

ЭГ. Вы сгущаете краски. Вспомните, подобное уже случалось...

АЛЕКСАНДР. Когда?!

ЮЛЯ. В сериале, который мама смотрит.

ЭГ. Не с Маришей, но вообще, подобные ситуации не редкость.

АЛЕКСАНДР. У вас большой опыт, Элеонора Генриховна.

ЭГ. Надеюсь, Виктор Васильевич в скором времени известит нас о том, что всё благополучно. Здравствуй, Ниночка.

НИНА. Здравствуйте, Элеонора Генриховна. Извините, что я тут…

ЭГ. Где твои детки?

НИНА. Приболели. Наверное, не стоило приезжать…

АЛЕКСАНДР. Безусловно.

ЮЛЯ. Что ты, мы ужасно рады. Прям светимся от счастья.

ЭГ. Я собираюсь вернуться к детям. Александр?

АЛЕКСАНДР. Присоединюсь к вам позже.

ЭГ. Что ж… Юлия!

ЮЛЯ. То туда, то сюда. Как много у меня командиров.


^ Элеонора Генриховна и Юля уходят в направлении лужайки.


НИНА. Элеонора будто не замечает меня.

АЛЕКСАНДР. Тебя не заметишь…

НИНА. Жалею, что приехала. Ваша семья очень странно ко мне относится, мягко говоря.

АЛЕКСАНДР. В самом деле?

НИНА. Мне лучше уехать.

АЛЕКСАНДР. Вольному воля. Но прежде, чем ты нас покинешь, советую во всём признаться.

НИНА. Во всём?

АЛЕКАСАНДР. Да.

НИНА. Ты уверен? Рассказать обо всём – всем? (Обнимает Александра).

АЛЕКСАНДР (Отпихивая Нину). Идиотка.

НИНА. Как ты со мной обращаешься? Я тебе кто?

АЛЕКСАНДР. Никто.

НИНА. Вот как… И ты думаешь, я буду молчать?

АЛЕКСАНДР. Думаю, что будешь.

НИНА. Нет, миленький, не буду! Хватит с меня унижений. Вы тут все из себя благородные, господа аристократы, а я рылом не вышла? Вы купаетесь в деньгах, а я годами хожу в старье! Твои дети завалены подарками, а моим – фига с маслом!

АЛЕКСАНДР. Остановись.

НИНА. Ты бы раньше это сказал! Когда заделал мне ребёнка! Теперь поздно!

АЛЕКСАНДР. Тихо. Кто знал, что так получится. Ты уверяла, что предохраняешься. Или опять обманула?

НИНА. Я не обманывала!

АЛЕКСАНДР. Ну конечно!

НИНА. Ты не веришь, я для тебя никто! Для тебя Юля свет в окошке!

АЛЕКСАНДР. Да, я дурак, но не настолько.

НИНА. Или Вика?

АЛЕКСАНДР. Зачем я с тобой связался…

НИНА. Точно, Вика. И что ты в них нашёл! Пустышки! Хотя, конечно, когда у человека такая жена…

АЛЕКСАНДР. Какая?

НИНА. Бревно!

АЛЕКСАНДР. Уйди, пока не прибил.

НИНА. Ещё скажи, что я тебе противна!

АЛЕКСАНДР. Противна.

НИНА. Ты серьёзно?

АЛЕКСАНДР. Серьёзнее некуда.

НИНА. Не верю. Ты мне не веришь, я тебе не верю. Не может быть… Я наговорила глупостей, прости. Помнишь, ты рассказывал, что я ещё в школе тебе нравилась? А в институте, когда ты пригласил меня в кафе? Сашенька, неужели..? Нет! (Падает на колени, цепляется за Александра). Прости, прости меня!


Справа входит Вика. Александр поспешно выпутывается из Нининых объятий, ^ Нина не пускает.


АЛЕКСАНДР. (Нине) Да отцепись ты!

НИНА. Прости, прости!

АЛЕКСАНДР. Дура!!!

НИНА. (Александру). Не боишься, что я всем расскажу?

АЛЕКСАНДР. Мужу расскажи.

НИНА. Расскажу.

АЛЕКСАНДР. Расскажи.

НИНА. Подлец.

ВИКА. Считайте, что я ничего не слышала.

АЛЕКСАНДР. Ты удивительная умница. Пойду к детям.

ВИКА. Погоди, есть новости о Марине?

АЛЕКСАНДР. Пока нет.


^ Александр ушёл.


НИНА. Что молчишь? Интересно ведь! Или воспитание не позволяет спросить?

ВИКА. Нина, тебе надо умыться.

НИНА. Копируешь Маришечку. Якобы тоже из благородных. Не трудись, я знаю, какая ты благородная. А знает ли подруга, что ты крутишь…

ВИКА. Это тебя не касается.

НИНА. Дрейфишь!

ВИКА. Нина, успокойся, иначе будешь глубоко сожалеть о своём поведении.

НИНА. Не смей мне угрожать!

ВИКА. Я предупреждаю.

НИНА. Ишь ты! Когда только успела набраться манер! Подцепила богатого муженька, примазалась к этим буржуям! А когда-то колготки зашивала, одну юбку десять лет носила, плакалась мне каждый вечер на тяжёлую жизнь. Забыла? Я-то помню. Я всё помню! Как ты юлила перед Маринкой, заискивала, в подружки набивалась, выслуживалась перед её родителями, только чтоб не прогнали!

ВИКА. Это ты о себе говоришь.

НИНА. Ой ли! Мы вместе, на одной доске были, мы внизу, они сверху, у них всё, у нас ничего. А теперь ты с ними. И тоже, как они, презираешь бедных.

ВИКА. Ты бедная?

НИНА. А то богатая! Разуй глаза! Митя хотел устроиться к ним. Я просила, унижалась, Виктор Васильевич обещал, а когда Митя пришёл, его на порог не пустили! Жалко им? Мы ведь не милостыню просим – работу!

ВИКА. Может, ты что-то не так поняла.

НИНА. А чего тут понимать! Мы для них никто! Мы им дорогие подарки дарим, а они морщатся, будто мы нагадили на их любимый ковёр!

ВИКА. Зачем делать дорогие подарки, если денег нет?

НИНА. А как, скажи, как? Это соседке я могу подарить набор кухонных полотенец, она будет рада, а им? Мы полгода копим на подарки, Митя работает только на подарки, и то приходится часть праздников пропускать, потому что дарить нечего. Не можем же мы заявиться с пустыми руками.

ВИКА. Глупо, как глупо…


^ Справа входит Илья.


ВИКА. Что там, как?

ИЛЬЯ. Нормально. Довезли, сдали.

ВИКА. Что врач сказал?

ИЛЬЯ. Будет жить.

ВИКА. Слава богу. Ты устал?

ИЛЬЯ. Нормально.

ВИКА. Будь добр, отвези Нину домой.

НИНА. Я не собираюсь уезжать!

ВИКА. Тебе лучше уехать.

НИНА. Если ты беспокоишься, что я скажу…

ВИКА. За тебя беспокоюсь. Честное слово, Нина, лучше уехать сейчас.

ИЛЬЯ. Давай, Нинок, прокачу с ветерком.

НИНА. Прогоняете. Ну конечно…

ВИКА. Передавай привет мужу, поцелуй малышей.


^ Илья берёт Нину за плечи и ведёт к дверям дома.

Навстречу им – Виктор Васильевич. Нина дёрнулась к нему, словно порываясь что-то сказать, Виктор Васильевич не заметил этого или сделал вид, что не заметил.


ВИКА. Всё хорошо? Мы так переволновались!

ВВ. Вам-то что волноваться.

ВИКА. Это моя подруга.

ВВ. Оставь. Элеонора где?

ВИКА. Там, с детьми. Они вместе: Юля, Саша… Нина уехала, я попросила Илью отвезти её.

ВВ. Нина?

ВИКА. Подруга наша, одноклассница.

ВВ. А, эта… (садится в кресло). Устал до чёртиков. Неделя выдалась тяжёлая, да ещё этот праздник, да Мариша…

ВИКА. Принести таблетку?

ВВ. Не надо. Есть лекарство получше. Иди сюда.

ВИКА. Полон дом людей, зачем рисковать?

ВВ. Риск возбуждает. Ну? Посидишь на коленках, я тебя покачаю.

ВИКА. А если кто-то войдёт?

ВВ. Успеем.


^ ВТОРОЕ ДЕЙСТВИЕ


Терраса. Александр покачивается в качалке, пьёт. Рядом на столике бутылки, бокалы.

Входит Илья, садится в плетёное кресло.


ИЛЬЯ. Где остальные непьющие?

АЛЕКСАНДР. Кто где.

ИЛЬЯ. Вика?

АЛЕКСАНДР. Угадай.

ИЛЬЯ. Значит, я сегодня холостой.

АЛЕКСАНДР. Как и я.

ИЛЬЯ. Сгоняем в сауну? Попаримся.

АЛЕКСАНДР. Мы с тобой не пара, не пара.

ИЛЬЯ. Не люблю я этих шуток.

АЛЕКСАНДР. Потому что не пьёшь

ИЛЬЯ. Я свою цистерну выпил. Так что: девчушек возьмём, расслабимся?

АЛЕКСАНДР. Сюда – девчушек?

ИЛЬЯ. Включи извилину: зачем сюда? В город сгоняем!

АЛЕКСАНДР. Неохота.

ИЛЬЯ. Неохота ему. Вставай.

АЛЕКСАНДР. Чего ради?

ИЛЬЯ. Ради жизни на земле.

АЛЕКСАНДР. Я уже постарался ради жизни на земле, всем бы так.

ИЛЬЯ. Не всем везёт, как тебе.

АЛЕКСАНДР. Не прибедняйся. Там два сына, здесь один… А может, больше?

ИЛЬЯ. Не считай чужое. Своё вон пересчитывай. Тоже мне Лев Толстой!

АЛЕКСАНДР. Иди в баню.

ИЛЬЯ. Так я о чём! Пойдём, говорю, в баню.

АЛЕКСАНДР. Извини, милый, у меня критический день.

ИЛЬЯ. Кто о чём, а вшивый…

АЛЕКСАНДР. Юльку возьми, она любит париться.

ИЛЬЯ. Опять Юльку.

АЛЕКСАНДР. Зато всегда под боком. Может, развяжешь?

ИЛЬЯ. В смысле? А, не, я себе трезвым больше нравлюсь. Ты бы тоже – завязывал.


^ Александр откупоривает бутылку.


ИЛЬЯ. Волнуешься за Маринку? Понимаю, я же не пень. Такое дело… Я понимаю.

АЛЕКСАНДР. Душевный ты человек.

ИЛЬЯ. Шут гороховый.

АЛЕКСАНДР. Одно другого не исключает.

ИЛЬЯ. Ты – шут.

АЛЕКСАНДР. И ты, и я.

ИЛЬЯ. Я – не шут.

АЛЕКСАНДР. Шут. Ты шут, я шут. Мы все шуты, нас всех... Скажешь, не всех. Ну да. Не всех как бы… натурально. Кого-то фигурально – вот, к примеру, нас с тобой. А кого-то, кое-кого, не станем называть имён...

ИЛЬЯ. Реально достал. Я ведь и врезать могу.

АЛЕКСАНДР. Брось, меня не прошибёшь. Я тренировочная груша. Ого-го, тебе и не снилось, как меня тут… околачивают.

ИЛЬЯ. А ты пробуй вести себя как мужик, для разнообразия. Дай сдачи!

АЛЕКСАНДР. Кому?

ИЛЬЯ. Ему.

АЛЕКСАНДР. Оригинальное предложение. Чур, ты первый! Врежешь ему! Ты ведь мастер врезывать? А я посмотрю, поучусь.

ИЛЬЯ. Не актуально, мои счета закрыты.

АЛЕКСАНДР. Да ну? А Вика?

ИЛЬЯ. Вот именно, Вика. Услуга за услугу.

АЛЕКСАНДР. И тебе по фигу?

ИЛЬЯ. Мне не по фигу. Но я понимаю расклад. Все думают: вот Илья, простой весёлый парень…

АЛЕКСАНДР. Простой весёлый парень! Все так и думают, эт-точно!

ИЛЬЯ. Я подыгрываю, мне это в плюс. В работе – сам знаешь, но и так тоже, по жизни, это помогает.

АЛЕКСАНДР. В тюрьме помогло?

ИЛЬЯ. Я не был в тюрьме.

АЛЕКСАНДР. Прошу пардону, в СИЗО. Вечно путаю. А тот фермер, или как его там, он тоже считал тебя простым весёлым парнем?

ИЛЬЯ. Какой фермер.

АЛЕКСАНДР. Которого ты посадил на цепь.

ИЛЬЯ. Никого я не сажал.

АЛЕКСАНДР. Он сам себя.

ИЛЬЯ. Повторяю: никого я не сажал! Не похищал! Не вымогал! Ясно? Дело закрыли, всё, ничего нет – и не было!

АЛЕКСАНДР. Ну, это я в курсе. Как закрыли, почему закрыли… А мне всё-таки интересно: это правда?


^ Справа входит Юля. Выбирает себе стакан, наливает.


ЮЛЯ. Правда. Всё правда.

ИЛЬЯ. Что ты мелешь.

ЮЛЯ. Дело давнее, мало ли кто кого сажал на цепь. Мы все на цепи.

АЛЕКСАНДР. За это и выпьем.

ИЛЬЯ. Хрен с вами, наливайте.


^ Юля выбирает ещё один стакан, наливает, подаёт Илье.


ЮЛЯ. Сесть никто не предложит? (Садится на колени к Илье).

АЛЕКСАНДР. Детский праздник продолжается!

ЮЛЯ. Твоя мысль уплывает от нас, поясни.

АЛЕКСАНДР. Зачем, всё равно не поймёте. Я сам не понимаю.

ЮЛЯ. (Илье) Он такой сложный, или мы мало выпили? (Александру) Кстати о детском празднике. Про детей опять забыли.

АЛЕКСАНДР. Что-то мне подсказывает, что они спят.

ЮЛЯ. А вдруг не спят? Папу зовут, плачут.

АЛЕКСАНДР. Поплачут и перестанут.

ЮЛЯ. Бездушный, бесчувственный тип!

АЛЕКСАНДР. Поэтому ты выбрала Илюху, он душный и чувственный. Спокойно, Илюха, не делай резких движений, даму уронишь.

ЮЛЯ. (Илье) Не обращай внимания.

ИЛЬЯ (Юле) Ты бы встала, цыпа, устал я. Принеси стул.

ЮЛЯ. (Илье) Оборзел. Сам принеси.

ИЛЬЯ. (Юле) Тогда вообще проваливай.

ЮЛЯ. И не подумаю.

АЛЕКСАНДР. Я бы встал, но мне лень.

ИЛЬЯ. А ну-ка (сталкивает Юлю с коленей).


Илья ушёл в дом, Юля заняла кресло.


АЛЕКСАНДР. Как называется эта игра? Сегодня дети играли… Когда убирают стулья, и кто не успел сесть, выходит из игры?


^ Илья возвращается со стулом. Поднял Юлю с кресла, пересадил на стул. Сам занял кресло.


ЮЛЯ. Илюха, ты меня не уважаешь.

АЛЕКСАНДР. Илюх, ты меня уважаешь?

ИЛЬЯ. Я себя не уважаю.

АЛЕКСАНДР. Какой прогресс! Какой сложный путь проделал наш герой всего за полчаса! От простого весёлого парня до рефлексирующего интеллигента! И что послужило толчком? Глоток виски! Сенсация, сенсация, волшебное зелье превращает обыкновенную гориллу в человека!


^ Илья встал, подошёл к Александру, вытряхнул его из кресла, вернулся к своему креслу.


АЛЕКСАНДР. (Подымаясь) Но будьте осторожны: повышая дозу, вы рискуете получить обратный результат! (Юле) А эта игра как называется?

ЮЛЯ. Не помню.

АЛЕКСАНДР. Весь день провела в обществе массовика-затейника – и не помнишь ни одной игры? Чем вы там занимались с этим… затейником? (Илье) Она весь день изменяла тебе – нам – с массовиком-затейником. Как думаешь, может, ей скучно?

ЮЛЯ. Мне скучно.

АЛЕКСАНДР. Запомни: скука – не повод для измены. Верно, Илюх? Для измены должен быть повод. Зависть, жалость, благодарность. Допустим, муж изменяет жене с подругой дочери. Что в основе? Похоть? Страсть? Последняя любовь? Фригидность жены? Желание почувствовать себя молодым? Всё, что угодно, но не скука. Или: жена изменяет мужу с мужем подруги. Почему? Из зависти к подруге. Или – вообще высокая драма: человека спасли от тюрьмы; человек благодарен; из благодарности женится на любовнице своего спасителя; само собой, получается, что жена изменяет ему – со спасителем, но это измена не просто так, у неё есть повод. Более того, когда обманутый муж изменяет жене с кем попало…

ЮЛЯ. Хватит уже.

АЛЕКСАНДР. … когда он изменяет с кем попало, это тоже понятно: месть, извращённое чувство справедливости.

ЮЛЯ. Беременность жены – тоже повод? (Илье) Ты что молчишь?

АЛЕКСАНДР. Плохо слушала, Юлёнок, я же сказал: один из поводов – жалость.

ЮЛЯ. К жене?

АЛЕКСАНДР. К себе. Жалость, или старая любовь, или воспоминание о любви. Только не скука! Скука – нулевое состояние, ноль, ничего не прибавляет, ничего не убавляет; измена от скуки – пустота от пустоты.

ЮЛЯ. Смешно. Почему тебя волнует, кто кому изменяет…

АЛЕКСАНДР. Меня не волнует.

ЮЛЯ. …зачем этот разговор про измены, когда мы, все, изменили себе! О чём мы говорим, как мы говорим? Мы похожи на самих себя? Вы вспомните, какие беседы мы вели здесь пятнадцать лет назад! Ещё десять лет назад! Какие темы нас волновали! Как мы спорили! Играли! Придумывали, сочиняли…

ИЛЬЯ. Не помню. Это было в другой жизни.

АЛЕКСАНДР. Другая жизнь, была ли она?

ЮЛЯ. Вам не хочется вспоминать. Потому что вы деградировали. Я тоже. Но мне жаль! Того, что было. А вам не жаль.

АЛЕКСАНДР. Ты пей, Юльхен, пей, полегчает.

ИЛЬЯ. Мне эти игры никогда не нравились.

АЛЕКСАНДР. Вот-те на, ты же был первый придумщик. Помнишь «вопросы-ответы»?

ЮЛЯ. Я помню! Даже мама с папой – помнишь, Илья? - мама пришла среди ночи разгонять нашу компанию, а потом папа за ней, и в результате тоже стали играть! Помнишь, Саш? Как мама смутилась от вопроса «что общего между хоботом и хвостом» и сказала, что на такие вопросы не отвечает.

АЛЕКСАНДР. Нет, она сказала «Подобные вопросы выше моего понимания»! И таким тоном!

ЮЛЯ. Точно!

ИЛЬЯ. Сухо и аристократично, будто старая княгиня.

АЛЕКСАНДР. Я чуть не подавился коньяком.

ЮЛЯ. Врать-то! Мы пили чай.

АЛЕКСАНДР. Кто чай, а кто – чего покрепче. По цвету не отличишь. Да, Илюх?

ЮЛЯ. Илья, честно?

ИЛЬЯ. Было дело.

АЛЕКСАНДР. Он приносил тайком, мы разливали под столом. Маринка тоже пила.

ЮЛЯ. Маринка?! Не верю! Это что значит, одна я как дура пила чай?

АЛЕКСАНДР. Нинка тоже пила чай. Боялась запалиться.

ЮЛЯ. Трусиха. Но Маринка! Я поражена.

ИЛЬЯ. Марина не трусиха.

ЮЛЯ. Да я не о том! Надо же, Маринка обманывала родителей.

АЛЕКСАНДР. Не обманывала. Если б они спросили, она бы честно призналась. Маринка – ангел. А вот Нинка…

ИЛЬЯ. Дрянь человек.

АЛЕКСАНДР. Юль, ты знаешь, что там между ними? Ты же там была. Нина что-то сказала? Довела Маринку?


^ Из дома на террасу входит Элеонора Генриховна.


ЭГ. Доброй ночи, мальчики. Юлия? Поздно уже.

ЮЛЯ. (Детским голоском) Ну, ещё немножко, мамочка!

ЭГ. Завтра рано вставать.

ЮЛЯ. Зачем?!

ЭГ. Кто рано ложится и рано встаёт, до старости самой безбедно живёт.

ЮЛЯ. А если человек поздно ложится и поздно встаёт, почему он безбедно живёт?

ЭГ. Не знаю таких примеров. Во всяком случае, он вряд ли доживёт до старости.

ЮЛЯ. Тоже мне перспектива – старость.

ЭГ. Юлия! Саша, я хотела с вами поговорить. Илья?

ИЛЬЯ. Проводить Юлию в спальню?

АЛЕКСАНДР. Разве ты не собирался подождать Вику?

ЮЛЯ. Оба дураки.

ЭГ. Вику давно не видела, она, наверное, легла спать. Я сказала что-то смешное?

ИЛЬЯ. Не обращайте внимание, дражайшая. Сегодня мы все не в себе.

ЭГ. Не стоит говорит за всех, Илья. Я всегда в себе.

ЮЛЯ. Ой, мам, ой, мам…

АЛЕКСАНДР. Юлия собиралась сказать, что у неё пьяная истерика.


^ Юля схватила стакан, плеснула в Александра. Илья схватил Юлю.


ИЛЬЯ. Всё, всё. Элеонора Генриховна, я уведу её, уложу, песенку спою, всё будет в порядке, не беспокойтесь. Доброй ночи.

ЭГ. Доброй ночи, Илья. Спасибо. Утром поговорим, Юлия.


^ Илья уводит Юлю в дом. Элеонора Генриховна садится на стул.


ЭГ. Александр.

АЛЕКСАНДР. Я весь внимание.

ЭГ. Не стану ходить вокруг да около: я случайно услышала фрагмент вашего разговора. Прозвучали слова о том, что Нина довела Марину. До чего довела? Нет, спрошу по-другому: вы знаете, что произошло между Ниной и Мариной? Если что-то произошло. По крайней мере, из услышанного я сделала вывод, что вы обвиняете Нину в том, что случилось с Мариной.

АЛЕКСАНДР. А что с нею случилось, Элеонора Генриховна? Вы же сами сказали, что ничего особенного, рядовой случай.

ЭГ. Не помню, чтоб я сказала именно так. Но допустим. Однако в свете услышанного… Не спешите возразить. У меня создалось впечатление, что вы – впрочем, не только вы -относитесь ко мне как человеку, которому не обязательно знать о происходящем. Я бы даже рискнула предположить, что ко мне относятся как… к больной. Я ощущаю себя человеком, которого по какой-то, необъяснимой для него причине оберегают от лишней информации. В последнее время я существую как будто информационном вакууме. Если это мои домыслы, прошу опровергнуть. И не забудьте просветить меня относительно той фразы про Нину.

АЛЕКСАНДР. Элеонора Гериховна, вы сказали «в последнее время», а сколько времени длится это последнее время, согласно вашим ощущениям?

ЭГ. Вы уклонились от ответа.

АЛЕКСАНДР. Мой ответ зависит от вашего ответа.

ЭГ. Не понимаю, какая здесь связь, но надеюсь получить объяснения. Постараюсь ответить максимально точно. Последнее время – это вечер сегодняшнего дня.

АЛЕКСАНДР. Всего лишь?!


^ Из дома выбежала Вика.


ВИКА. Скорую! Он не дышит! (опускается на пол).

ЭГ. Виктор? Вика?! Александр!

АЛЕКСАНДР. Вызову скорую, а вы… (машет в сторону двери, достаёт мобильный, набирает номер).


^ Элеонора Генриховна ушла в дом.


АЛЕКСАНДР. Надо же, занято. Там бывает занято? Или я неправильно набрал? Как на мобильном набрать ноль три? Так, я вспоминаю, я сейчас вспомню.


^ Александр идёт в дом, пытаясь набрать номер. Вика распласталась на полу, глаза закрыты.

Со стороны лужайки приближается Нина. Перепачкана землёй, платье разорвано, волосы спутаны.

^ Вскарабкивается на террасу, садится рядом с Викой, пытается дотянуться до бутылки на столе, опрокидывает стаканы.


ВИКА. (Открыв глаза) Ты откуда?

НИНА. Я из лесу вышла.

ВИКА. А Илья?

НИНА. Избил. Изнасиловал. Выбросил из машины.

ВИКА. Нет.

НИНА. Я пришла обратно.

ВИКА. Нет.

НИНА. Когда он кончает, он хрипит.

ВИКА. Нет.

НИНА. С тобой по-другому? Ну, извини. (Дотянулась до бутылки, пьёт из горла). Может, ты его не возбуждаешь.

ВИКА. Ты врёшь.

НИНА. Ну, конечно!

ВИКА. Это всё неправда?

НИНА. Нет.

ВИКА. Нет – не правда?

НИНА. Нет – правда.

ВИКА. Расскажи по порядку. С самого начала.

НИНА. Ты будешь слушать? Не станешь перебивать? Дослушаешь до конца? Хорошо, я расскажу всё с самого начала. Было жаркое лето одна тысяча девятьсот...

ВИКА. Сейчас две тысячи.

НИНА. Слушай! Три подружки-девятиклассницы ездили в гости к одной из них в загородный дом. Погода стояла хорошая, они загорали, болтали. Хозяин дома, отец одной из девочек, импозантный мужчина в возрасте… Сорокалетний мужик для пятнадцатилетних – фактически старик. Он не мешал, только посматривал из окна: проверял, всё ли в порядке. Девочки симпатичные, стройные. Хотя нет, одна толстовата. Дочка его. Но по молодости все хороши. Даже с прыщами на попе. Он посматривал, посматривал, иногда выходил к девочкам, предлагал напитки, фрукты, ухаживал – без намёка на пошлость, красиво. И вот однажды…

ВИКА. Подожди…

НИНА. Не перебивай! Однажды одной из девочек стало плохо – наверное, перегрелась на солнце, её уложили в прохладной комнате. Она уснула, а проснулась от того, что кто-то гладил… шарил по её телу, совершенно голому.

ВИКА. Бред!

НИНА. Это было!

ВИКА. Хватит!

НИНА. Слушай! Это был он! Раздел девочку и…

ВИКА. Тебе приснилось!

НИНА. Мне не приснилось! Он лапал меня! Я закричала. Он испугался и убежал!

ВИКА. Он там… А ты…

НИНА. Я закричала! Мне было противно! А вот тебе – нет. Я видела! Тогда ещё, летом, видела, видела!

ВИКА. Врёшь! Всегда врёшь!

НИНА. Я сама себя раздела и лапала?

ВИКА. Да!

НИНА. И про Сашку, скажешь, тоже неправда?

ВИКА. Да!

НИНА. И про Илью? Я сама себя избила, извалялась в грязи, порвала одежду?! Да? Да?!

ВИКА. Не знаю…

НИНА. То есть… Ты веришь? Про Илью?

ВИКА. ... Я думала, он спит, а он…

НИНА. Илья застукал тебя?

ВИКА. Виктор… Я думала, он спит, а он как-то странно… Я послушала – не дышит.

НИНА. Умер, что ли? Вот дела.

ВИКА. Не знаю…

НИНА. Значит, угробила старичка. Интересно, интересно… Давно я этого ждала. Теперь вы поймёте, что такое жизнь. Нет защиты, нет денег, сами барахтайтесь! Ты, Илья твой, Сашка, Маринка, Юлька. И гусыня эта, Элеонора! Наконец-то! (поднимается, садится в кресло, наливает из бутылки в бокал; ведёт себя по-хозяйски).

ВИКА. Я не виновата.


Из дома вышел Илья, чуть не споткнулся о Вику.


ИЛЬЯ. Это кто у нас тут валяется? Супруга наша драгоценная? (^ Поднимает Вику). Что ж ты, матушка, на полу: до постельки не дошла? Напилась – веди себя прилично.

НИНА. Привет.


Илья уронил Вику. Поднимает снова.


ИЛЬЯ. Сама дошла, или довёз кто?

НИНА. Пешком, батюшка. По оврагам, буеракам, шла – и дошла.

ИЛЬЯ. Ну и молодец. Прогулялась, проветрила голову. Только зачем вернулась, не пойму. (Похлопывает Вику по щекам).

НИНА. Боишься?

ИЛЬЯ. Ничего, очнётся. Напилась как чушка.

НИНА. Я говорю: боишься? В этот раз от суда не уйдёшь.

ВИКА. Но есть и божий суд, наперсники разврата!

ИЛЬЯ. До Пушкина допилась.

ВИКА. Двоечник, это Лермонтов.

ИЛЬЯ. Какая разница.

ВИКА. Школьная программа!

ИЛЬЯ. Не помню, я на сборах был. Можешь стоять?

ВИКА. (Виснет на Илье) Позорище, с кем я живу, образованная, культурная женщина.

ИЛЬЯ. Эй, культурная, держись крепче (подхватывает Вику на руки). Ты от знаний такая тяжёлая?

НИНА. Прям умиляюсь, такая любовь. Думаешь, она тебя ждать будет, все восемь лет, или сколько там? Сколько дают за изнасилование?

ИЛЬЯ. (Роняя Вику) Сбрендила? Ты ж сама на меня полезла.


^ Вика стонет.


ИЛЬЯ (Поднимая Вику) Кто тебе поверит.

НИНА. Надеешься на патрона, а зря. Патрон тю-тю, был да вышел. В его возрасте надо остерегаться сексуальных излишеств, это опасно.

ИЛЬЯ. Что с ним?

НИНА. Всё. Нет больше благодетеля вашего.


ИЛЬЯ роняет Вику.


^ ТРЕТЬЕ ДЕЙСТВИЕ


Светает. На террасе сидят закутанный в плед Виктор Васильевич и Элеонора Генриховна.


ЭГ. Тебе надо лечь.

ВВ. Со мной всё в порядке.

ЭГ. Сейчас обошлось, а в следующий раз – кто знает. Ты зря отказался от госпитализации.

ВВ. Повторяю, я здоров.

ЭГ. На всякий случай надо проверить сердце. Витюша, ты безответственно относишься к своему организму, так нельзя!

ВВ. Элеонора, не нуди.

ЭГ. Ну хотя бы поспи.

ВВ. Не хочу. Даже комаров нет, заметила? Хорошо... Будто мы одни на белом свете.

ЭГ. Но мы же не одни.

ВВ. Вечно ты, женщина! То у тебя дети, то внуки, то ещё что-нибудь. Вспомни, как было до детей. Мы одни. Море. Во всю ширь море – и небо. Другого берега не видно. Помнишь? Теперь берег уже близко.

ЭГ. Я посадила красные маки, а выросли жёлтые.

ВВ. Может, им не хватило какого-нибудь элемента.

ЭГ. Думаешь, причина в удобрении? Разве так бывает? Я думаю, это были жёлтые маки, меня обманули.

ВВ. Спросила и сама же ответила.

ЭГ. Слива сохнет, жаль. Неужели придётся её срубить.

ВВ. Маки, слива. Больше тебя ничто не беспокоит?

ЭГ. Баклажаны. Витюша, пора убрать их: мы не огородники. Пусть будет сад, цветник. Баклажаны можно покупать. Ну что за мещанство: выращивать овощи!

ВВ. Я люблю баклажаны.

ЭГ. Люби. Выращивать зачем?

ВВ. Я люблю выращивать.

ЭГ. Хорошо, баклажаны оставим. А сливу?

ВВ. Элеонора, ты можешь помолчать! Слушай тишину.

ЭГ. Я слушаю.


^ Сидят молча.


ЭГ. Виктор, ответь, пожалуйста.

ВВ. Ну?

ЭГ. Хотела услышать твой голос.


Слышны голоса птиц.


ЭГ. На днях прочла статью про египетские пирамиды. Оказывается, древние египтяне…

ВВ. Зачем ты мне это рассказываешь?

ЭГ. Но ведь это очень интересно! Раньше считалось, что древние египтяне построили пирамиды…

ВВ. …а на самом деле их построили инопланетяне. Ерунда!

ЭГ. Откуда ты знаешь, что ерунда? Автор – кандидат наук…

ВВ. Видал я этих кандидатов! Мне тоже предлагали степень, ты знаешь. И ордена-медали, и статьи в энциклопедии – всё, что хочешь, были бы деньги.

ЭГ. Ты мог защитить диссертацию безо всяких денег.

ВВ. Зачем?

ЭГ. Я всегда считала, что ты напрасно отказался от преподавательской карьеры. У тебя талант, ты был хорошим лектором. Студентки обожали тебя.

ВВ. Эля, не начинай этот разговор.

ЭГ. Талантливый, интеллигентный, остроумный, симпатичный молодой преподаватель – разумеется, они были без ума от тебя. Я никогда не спрашивала…

ВВ. И правильно.

ЭГ. Я доверяла тебе.

ВВ. Жена должна доверять мужу.

ЭГ. Ты ушёл из института…

ВВ. Не только я, многие ушли. Время показало, что я поступил правильно.

ЭГ. Иногда меня посещают сомнения. Иногда я даже думаю, что ты что-то скрываешь от меня, чтобы не огорчать. Какие-то тёмные истории.

ВВ. Эля, я уже говорил, и не однажды, что в моей деятельности нет ничего противозаконного. Что касается скрытности, я тоже объяснял: существует коммерческая тайна. И если я посвящаю тебя не во все детали, то я так поступаю ради твоей же безопасности.

ЭГ. Значит, есть опасность?

ВВ. Не цепляйся к словам.

ЭГ. У меня нет уверенности в том, что мы по-прежнему едины. У нас похожие мировоззрение и мировосприятие, политические пристрастия, литературные вкусы…

ВВ. Эля!

ЭГ. Я привыкла считать, что мы – честные люди, несмотря на…

ВВ. Эля, чего ты хочешь.

ЭГ. Я хочу, чтобы со мной считались.

ВВ. С тобой считаются.

ЭГ. Меня держат в информационном вакууме.

ВВ. Опять…

ЭГ. Мне кажется странным, что Вика очутилась в твоём кабинете среди ночи.


^ Из двери справа показалась Вика, ВВ не видит её.


ВВ. Я не знаю, что Вика делала в моём кабинете. Я спал. Вике что-то померещилось с пьяных глаз. Она переполошила весь дом. Вот и всё. Больше я ничего не знаю. Может, она зашла по ошибке. Или хотела взять что-то почитать. Ей не спалось, она пошла в кабинет, зная, что у меня хорошая библиотека; она думала, что там никого нет, а там был я.

ЭГ. Пьяная шла почитать…

ВВ. Я объяснил что мог. Довольна? Иду спать.

ЭГ. Иди, я за тобой.


^ Вика спряталась за дверью, ВВ уходит в дом.

Спустя несколько секунд Вика выходит на террасу.


ВИКА. Извините, я действительно подняла всех на уши.

ЭГ. Я не сержусь. Вика, у меня к вам просьба… Не сочтите за труд прибрать здесь: у помощницы выходной; нехорошо, если дети увидят бутылки, стаканы и всё это.

ВИКА. Хорошо. То есть, я хотела сказать: приберу.


^ ЭГ уходит. Вика собирает посуду со стола, идёт в дом, в дверях сталкивается с Александром.


АЛЕКСАНДР. Доброе утро, золушка. Как спалось?

ВИКА. Плохо. Всё тело в синяках, будто бил кто.

АЛЕКСАНДР. Это королева-мать подложила горошину. Или даже целый стручок.

ВИКА. А ты хорошо спал?

АЛЕКСАНДР. Отвратительно. Всю ночь мучили кошмары: люди в белых халатах, спасатели…

ВИКА. Я думала, он не дышит.

АЛЕКСАНДР. Он дышит, он нам дышать не даёт.

ВИКА. Пропусти.

АЛЕКСАНДР. Я помогу.

ВИКА. Я сама.

АЛЕКСАНДР. Искупаешь вину? (Забирает у Вики часть посуды).


^ Уходят в дом. Со стороны лужайки приближаются Илья и Юля.


ЮЛЯ. Это было просто так?

ИЛЬЯ. Тебе зачем знать. Было – и ладно.

ЮЛЯ. Посидим здесь?

ИЛЬЯ. Спать хочу.

ЮЛЯ. Он хочет спать, а она, как всегда, поговорить.


^ Утягивает Илью в кресло, садится у его ног.


ЮЛЯ. Будто детство вернулось.

ИЛЬЯ. Не похоже. У меня не по-детски трещит башка.

ЮЛЯ. Смотри, какое утро! Они проснулись на заре, и он позвал её на речку. Спустились вниз через окно, сбежали резво по крылечку.

ИЛЬЯ. Чёрт знает что у тебя в голове. И ведь не болит. А у меня разламывается.

ЮЛЯ. Они бежали по росе, приятно холодящей пятки, и были счастливы они, их поцелуи были сладки. Смотри, я помню!

ИЛЬЯ. Заметно, что не Пушкин сочинил.

ЮЛЯ. Вообще не поэт. Просто влюблённый парень.

ИЛЬЯ. Насчёт поэта права, а насчёт влюблённости сильно преувеличиваешь.

ЮЛЯ. Почему ты женился?

ИЛЬЯ. Ты в курсе.

ЮЛЯ. Нет, я том, когда в первый раз.

ИЛЬЯ. Глупый был. Думал, что люблю.

ЮЛЯ. А на мне почему не женился? Не любил?

ИЛЬЯ. Угу.

ЮЛЯ. Я думала, потому что папа не разрешил.

ИЛЬЯ. И поэтому тоже.

ЮЛЯ. А так бы женился?

ИЛЬЯ. Почему бы нет.

ЮЛЯ. Не любил? Просто так? Не верю.

ИЛЬЯ. Твоё дело.


^ Возвращаются Вика и Александр.


АЛЕКСАНДР. Мы сегодня вместо прислуги.

ЮЛЯ. Только сегодня?

ИЛЬЯ. Гарсон – пива! И аспирин.

АЛЕКСАНДР. Самообслуживание.

ИЛЬЯ. А женщины на что. Юля!

ЮЛЯ. У тебя жена есть.

ИЛЬЯ. Вот повезло-то!

ВИКА. Принести аспирин?

ИЛЬЯ. И пиво, радость моя. Холодненькое.


^ В дверях дома появляется Нина. Она в роскошном вечернем платье. В руках поднос со стаканами и пивом.


НИНА. То, что нужно! (Расставляет бокалы и пиво на столике). И аспирин! (достаёт из-за пазухи упаковки с таблетками).

АЛЕКСАНДР. Откуда дровишки?

НИНА. Пиво нашла в холодильнике, стаканы в мойке, аспирин – в ванной. (Разливает пиво по бокалам, подаёт один Александру).

АЛЕКСАНДР. Я про платье.

ЮЛЯ. Это Маринкино.

НИНА. Ну да, я нашла в гардеробе. Не могла же я в своём: грязное, рваное. А это вот – единственное, что подошло по размеру. И то, пришлось немного подтянуть. Остальное – огромное! Как на слониху.

ЮЛЯ. Брать чужое без спроса – нехорошо.

НИНА. А со спросом можно?

ЮЛЯ. Ты не спрашивала.

НИНА. А ты спрашивала?

АЛЕКСАНДР. Сними сейчас же.

НИНА. Прямо здесь?

АЛЕКСАНДР. Сию секунду!

НИНА. Как хочешь. Помоги расстегнуть молнию.

АЛЕКСАНДР. У нас сегодня самообслуживание.

НИНА. Илья, ты?

ВИКА. Я помогу, пойдём. Найду тебе что-нибудь взамен.


^ Из дома выходит Виктор Васильевич.


ВВ. Все в сборе, прекрасно. Я хотел поговорить со всеми.

ВИКА. Как вы себя чувствуете?

ВВ. (Не обращая внимания на Вику) Надеюсь, вы понимаете, что Марина ничего не должна узнать.

ЮЛЯ. А если она уже что-то знает?

ВВ. Опровергнем, успокоим.

ЮЛЯ. Не понимаю, почему такая избирательность: одни в говне, другие в белом.

ВВ. Юля!

ЮЛЯ. Она что, особенная?

АЛЕКСАНДР. Она особенная.


^ Нина фыркнула.


ВВ. (Кивнув в сторону Нины) Это что за маскарад?

АЛЕКСАНДР. Одно из ночных привидений. Скоро исчезнет.

НИНА. Не надейся.

АЛЕКСАНДР. Ночь прошла, канули во тьму привидения, ведьмы, ожившие мертвецы…

ВВ. С тобой потом поговорим, отдельно.

АЛЕКСАНДР. Ура, я тоже особенный.

ВВ. Итак, все меня поняли? Юля? Илья? Вика?

ВИКА. Мы понимаем, Виктор Васильевич, вы правильно решили. Незачем волновать Марину…

ВВ. Рад, что все согласны.

НИНА. Не все.


^ Нина в центре внимания.


НИНА. У меня два условия. Первое: вы принимаете Митю…

ВВ. (Александру) Кто это Митя?

НИНА. Мой муж. Вы примете его на должность вашего зама с соответствующим окладом.

ВВ. Почему я это сделаю?


^ Все кивают: надо сделать.


ВВ. Допустим.

НИНА. Второе: вы назначаете содержание моим детям – как стипендию от фирмы, например, или как-то иначе, дело ваше.

ВВ. Чушь, никогда такого не было.

НИНА. Теперь будет. Иначе я за себя не ручаюсь.

ВВ (Александру) Она может навредить?

ЮЛЯ. Мне – нет.

АЛЕКСАНДР. Она уже навредила. Но способна на большее.

ВВ. Я обдумаю.

НИНА. Думайте быстрее. Пойдём, Викуся, выберем что-нибудь из твоего куцего гардероба. Надеюсь, он не такой слоновий, как у Мариши, и не такой проститутский, как у Юли.

ЮЛЯ. Папа, можно я её пришибу?

ВВ. Можно.

НИНА. Руки коротки.


^ Из дома выходит Марина.


МАРИНА. Только не ругайте меня.


Все, кроме Нины и Юли, бросились усаживать Марину.


ВВ. Как ты, почему?

МАРИНА. Я всю ночь не спала…

ЮЛЯ. Никто не спал.

МАРИНА. …обдумывала твои слова, Юля. И то, что сказала Нина.

ВВ. Ты в норме?

МАРИНА. Врач сказал, что всё в порядке, я написала расписку, меня отпустили. Вызвала такси. Физически чувствую себя нормально.

ВВ. Угрозы нет?

МАРИНА. Всё в порядке. Если не считать того, что мой мир перевернулся.

ВВ. Вернём на место.

МАРИНА. Папа, ты не знаешь!

ВВ. Знаю. Мы поговорили, всё выяснили, Юля и… Нина сознались в клевете.

НИНА. Ничего подобного!

АЛЕКСАНДР. Нина, мы не расскажем Дмитрию о твоём неблаговидном поведении. Всё останется между нами. Муж ничего не узнает.

НИНА. Даже если узнает, его утешит новая работа.

МАРИНА. Не понимаю.

ЮЛЯ. У Нины тепловой удар, как в тот раз, помнишь? Она не в себе. Да-да, я тоже не в себе.

ВИКА. Мы все не в себе.

АЛЕКСАНДР. (Илье) Но я знаю одного человека, который всегда в себе. Т-ссс.

ИЛЬЯ. (Подмигнул Александру) Я тоже, т-ссс.

ВВ. Марина, ты можешь быть уверена, что ничего не изменилось, всё по-прежнему. Я тебя люблю, мы с мамой тебя любим. Твоя семья тебя любит. Друзья...

АЛЕКСАНДР. Твой муж тебя любит.

ВИКА. Мы все тебя любим.

МАРИНА. Это новая игра? Вы сговорились.

АЛЕКСАНДР. Не совсем так. Мы многое пережили за эту ночь, пока тебя с нами не было. Выяснили все недоразумения. Разобрались в себе и друг друге, в наших отношениях.

МАРИНА. Саш, по-моему, ты всю ночь праздновал.

ИЛЬЯ. Вместе с нами.

ЮЛЯ. Мы здорово повеселились. Как тогда, прежде.

МАРИНА. Вот свинтусы, а я скучала в палате.

ВИКА. Мы повторим, с тобой!

МАРИНА. (Обводя взглядом всех) Я могу вам верить?

ВВ. Нет причин, чтоб не верить. Так?


Все кивают. Из дома выходит Элеонора Генриховна.


ЭГ. Дети проснулись. Я видела такси… Марина?

ВВ. Всё в порядке.

ЭГ. А я решила, что кто-то уехал.

НИНА. Наверное, я.

ЭГ. Ниночка, вас не потеряли дома?

НИНА. Вы так деликатны, Элеонора Генриховна!

ЭГ. (Обращаясь к остальным). Сегодня прекрасная погода. Как писал Яков Полонский, «Ни единой тучки на лазурном небе! Ни единой мысли о насущном хлебе!».

ИЛЬЯ. Хороший поэт. Правильный.


2009-2012



Похожие:

Приличные люди комедия в 3-х действиях Виктор Васильевич, глава семейства Элеонора Генриховна, его жена Марина, Юля – их дочери Александр, муж Марины Вика, Нина – подруги Марины Илья – муж Вики, iconСказка на этом отнюдь не заканчивается. Медведиц а, жена Иван а. И в а н, муж Медведиц ы. Мари я
Я ш к а – в о р (обрезая кошельки у п о с е т и т е л е й я р м а р к и). Пардон
Приличные люди комедия в 3-х действиях Виктор Васильевич, глава семейства Элеонора Генриховна, его жена Марина, Юля – их дочери Александр, муж Марины Вика, Нина – подруги Марины Илья – муж Вики, iconМайя Валеева
Этакий кот в мешке. И если муж отечественного производства, хоть тоже и в мешке, но все же более-менее привычный для всех нас кот,...
Приличные люди комедия в 3-х действиях Виктор Васильевич, глава семейства Элеонора Генриховна, его жена Марина, Юля – их дочери Александр, муж Марины Вика, Нина – подруги Марины Илья – муж Вики, icon"дороже денег" Оригинальный сценарий
В одном подъезде, по соседству, живут две девочки-подруги Лена и Вика. Вика имеет врожденный физический дефект. Добрая девочка Лена...
Приличные люди комедия в 3-х действиях Виктор Васильевич, глава семейства Элеонора Генриховна, его жена Марина, Юля – их дочери Александр, муж Марины Вика, Нина – подруги Марины Илья – муж Вики, iconМуж Жена Девушка Èñïîëíèòåëü Ýïèçîä 1
...
Приличные люди комедия в 3-х действиях Виктор Васильевич, глава семейства Элеонора Генриховна, его жена Марина, Юля – их дочери Александр, муж Марины Вика, Нина – подруги Марины Илья – муж Вики, icon-
Квартира Марины и Олега. Кухня. Мебели нет. Только газовая плита и торчащий из разбитой стены кран. Пол застелен клеенкой. Здесь...
Приличные люди комедия в 3-х действиях Виктор Васильевич, глава семейства Элеонора Генриховна, его жена Марина, Юля – их дочери Александр, муж Марины Вика, Нина – подруги Марины Илья – муж Вики, iconИденеев виктор Васильевич
Виденеев виктор Васильевич, капитан Мурманского тралового флота. В начале 1960-х годов возглавлял экипаж траулера «Минусинск», ежегодно...
Приличные люди комедия в 3-х действиях Виктор Васильевич, глава семейства Элеонора Генриховна, его жена Марина, Юля – их дочери Александр, муж Марины Вика, Нина – подруги Марины Илья – муж Вики, iconПрактическое руководство к исполнению желаний тайная книга женщины марина Крымова как сохранить любовь в своей жизни вступление
Соединяясь, два жизненных начала — муж-ское и женское — рождают любовь. Взаимопроникновение, слияние, как естественное проявление...
Приличные люди комедия в 3-х действиях Виктор Васильевич, глава семейства Элеонора Генриховна, его жена Марина, Юля – их дочери Александр, муж Марины Вика, Нина – подруги Марины Илья – муж Вики, iconТест Выбери правильный ответ и обведи его кружком
К этому склонению относятся имена существительные муж­ского рода с нулевым окончани­ем и среднего рода с окончания­ми -о, -е
Приличные люди комедия в 3-х действиях Виктор Васильевич, глава семейства Элеонора Генриховна, его жена Марина, Юля – их дочери Александр, муж Марины Вика, Нина – подруги Марины Илья – муж Вики, iconЖуков александр Васильевич
Жуков александр Васильевич (1918 – 31. 10. 1984), капитан, руководитель промрайона, заместитель генерального директора Мурманрыбпрома....
Приличные люди комедия в 3-х действиях Виктор Васильевич, глава семейства Элеонора Генриховна, его жена Марина, Юля – их дочери Александр, муж Марины Вика, Нина – подруги Марины Илья – муж Вики, iconГуров александр Васильевич
Гуров александр Васильевич, капитан на судах Мурманского тралового флота. В 1960-х годах возглавлял экипаж траулера «Латвия», промышлял...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов