Чужой дом (весёлые картинки) icon

Чужой дом (весёлые картинки)



НазваниеЧужой дом (весёлые картинки)
Дата конвертации24.10.2012
Размер326.05 Kb.
ТипДокументы

Елизавета ГАНОПОЛЬСКАЯ


ЧУЖОЙ ДОМ


(весёлые картинки)


Оля, Анюта, Надя, Димон, Света, Люба, Милена-Лена, Галина Борисовна, Влада, Инга.

Хозяйки 1,2,3,4 и т.д.


Пролог


Хозяйка-1, Хозяйка-2, Хозяйка-3 и т.д., Димон говорят, не слыша друг друга.


ХОЗЯЙКА-1. На завтрак надо обязательно кушать молочные продукты. Не понимаю, как можно кушать колбасу?


ХОЗЯЙКА-2. У меня подруга всю жизнь держит кошек. Вонища в квартире невыносимая!


ХОЗЯЙКА-3. Голову мыла, волосы забились в сток. Вся решётка в волосах, по ванне волосы. Трудно за собой убрать? Кто это вместо тебя должен делать? В туалете тоже: сделала свои дела, подняла сиденье, смыла, опустила сиденье, крышку опустила. Элементарно!


ХОЗЯЙКА-4. Главное, я считаю, - уют. Ремонтировали, не ремонтировали, чисто-грязно, мебель старая или новая – это всё ерундистика. Бывает, дом блестит, порядок идеальный, а бежать хочется из такого дома. И наоборот: хлам по углам, полы сто лет не мыты, а почему-то хорошо. Душевно.


ХОЗЯЙКА-5. У нас никогда не было, нет и не будет телевизора! Это страшное зло. Только книги! Книги, книги, книги!


ХОЗЯЙКА-6. Не красна изба углами, а красна пирогами. Гостя надо накормить, напоить, спать уложить.


ДИМОН. Мне, в общем-то, всё равно где жить. А вам не всё равно? Странные люди.


^ Все вместе, наперебой:


- Как можно?

- Как так можно?

- Откуда такие люди?

- Почему люди не понимают?

- Не понимаю таких людей!

- Не понимаю!

- Не понимаю!

- Не понимаю!

- Странные люди…


^ Первая квартира


Прихожая завалена, заставлена вещами.

Посреди прихожей стоит стремянка, на ней висят юбки, брюки, ремни, на перекладинах лежат перчатки, шапки.

По углам, у стен валяются какие-то пакеты, тряпки, обувь.

^ Слева входная дверь, рядом с нею настенная вешалка, завешанная куртками и пальто. Далее расположена спальня, дверь закрыта.

За комнатой – дверь в санузел, на пути стоит вешалка, о которую все запинаются. Иногда она падает под грузом вещей: все крючки заняты – одежда, шапки, шарфы, сумки, зонты.

^ Справа – кухня. Там тоже бедлам.


Перед зрителем – гостиная (она же кабинет, вторая спальня и т.д.). Меблировка стандартная. На диван, кресло и стулья брошена одежда, журнальный столик завален бумагами, книгами, там же стоят грязные чашки, тарелки и блюдца с остатками еды. На письменном столе стоит компьютер, вокруг него диски, тетрадки, ручки, статуэтки…


^ Скрежет замка: кто-то с трудом проворачивает ключ.


В квартиру входит Оля с дорожной сумкой. Оглядывает прихожую.

Сумку поставила возле вешалки. Сняла плащ, не знает, куда его пристроить. Задела вешалку, вещи упали, Оля в раздражении раскидывает всё подряд. Из-за двери спальни голос Нади: «Я сплю!!!»


^ Из санузла выбежала Анюта.


АНЮТА. Думала, потолок рухнул, а это ты. С приездом!

ОЛЯ. Только этого мне не хватало!

АНЮТА. А Валерка, дети – где?

ОЛЯ. С ума сойти!

АНЮТА. Что случилось?

ОЛЯ. Катастрофа!

АНЮТА. Мамочки мои…

ОЛЯ. Чёрт знает что!

АНЮТА. Они… они живы?

ОЛЯ. Кто?

АНЮТА. Э-э… Дети?

ОЛЯ. Какие?

АНЮТА. Твои.

ОЛЯ. Странный вопрос. Живы.

АНЮТА. Слава богу. А Валера?

ОЛЯ. Что Валера?

АНЮТА. Жив?

ОЛЯ. Более чем.

АНЮТА. Значит, всё нормально?

ОЛЯ. Ну, если ты считаешь, что это (обводит рукой разбросанные вещи) – нормально!?

АНЮТА. Мы ждали через месяц, а ты вдруг!

ОЛЯ. Ха-ха! Эти завалы за месяц не разгрести! (Продолжает раскидывать вещи).


НАДЯ (из-за двери). Тихо!


АНЮТА. А так-то всё нормально, да? Ты меня слышишь? Эй! Дети не болеют?

ОЛЯ. Нет.

АНЮТА. А Валера?

ОЛЯ. Валера? Чума и холера!

АНЮТА. Болеет?

ОЛЯ. Здоров! Как сто быков! Осеменителей!

АНЮТА. А, понятно. Я глаза докрашу. (Убежала обратно).

^ Оля продолжает разгром.


НАДЯ (из-за двери). Я хочу спать!!!


Анюта снова прибежала.


АНЮТА. Ты чего? Не трогай моё пальто!

ОЛЯ. На твоё пальто! (Швыряет в Анюту).

АНЮТА. Дура бешеная!


^ Дверь спальни распахнулась, на пороге – растрёпанная Надя в рваной сорочке.


НАДЯ. Немедленно прекратить!

АНЮТА. Пустили Дуньку в Европу, она вернулась бешеная!

ОЛЯ. Свиньи, свиньи!

АНЮТА. Сама свинья! Оставь мои вещи в покое!

НАДЯ. Где Валера, что случилось?!

ОЛЯ. Всё в порядке! Ничего не в порядке! Тут, и тут, и тут!


Надя и Анюта, не сговариваясь, схватили Олю, она попыталась вырваться, но они действовали слаженно, связали её шарфами и поясами от плащей и пальто. Обездвижили. В рот затолкали то ли платок, то ли носок.


НАДЯ. Я задаю вопрос – ты отвечаешь. Что с Валерой? Где дети? Что случилось? Что на тебя нашло? Отвечай!

АНЮТА. Она вроде сказала, всё нормально. Ты спроси, чего она такая бешеная.

НАДЯ. Здесь вопросы задаю я! (Оле). Сейчас вытащу тряпку, ты ответишь спокойно, чётко. (Вытащила кляп).

ОЛЯ. Развяжите меня.

НАДЯ. Сначала ответь.

ОЛЯ. Валера и дети вернутся позже. Я приехала раньше, так надо.

НАДЯ. С ними всё хорошо?

ОЛЯ. Да.

НАДЯ. Ничего такого?

ОЛЯ. Нет.

АНЮТА. А ты чего такая, ты чего?

ОЛЯ. Устала. Нервы. Развяжите.

НАДЯ. Погоди. Почему Валерка не с тобой?

ОЛЯ. А вы у него спросите!

НАДЯ. Поссорились?

ОЛЯ. Что ты, мы никогда не ссоримся. Мы же цивилизованные люди. Просто выбросил жену на помойку – и все дела! И в новую жизнь, заре навстречу!

АНЮТА. Так он не вернётся, что ли?

ОЛЯ. Вернётся, куда денется. Развод-то надо оформить.

НАДЯ. Вот оно что…


^ Олю развязывают.


НАДЯ. (Оле). Хочешь прибираться – прибирайся, только тихо. (Анюте). И ты тоже, не шуми в клозете, не мешай трудящимся. Скоренько собралась – и уматывай.


Анюта убежала докрашиваться, Надя – досыпать, Оля зашла в кухню, остановилась в растерянности, не зная, с чего начать уборку (и если начать, то можно ли когда-нибудь закончить?).

^ Скрежет замка, входит Димон. Куртку бросил по пути, не глядя, вошёл в гостиную.

Оля, услышав шум, тоже переместилась в гостиную.


ОЛЯ. Ты кто?

ДИМОН. А ты кто?

ОЛЯ. Я, вообще-то, хозяйка.

ДИМОН. Классно. А я типа гость (включает компьютер, роется в дисках).

ОЛЯ. Гостей приглашают. Это раз. Ты вошёл со своим ключом. Это два. И третье: отдавай мне ключ и выметайся!

ДИМОН. А что так грубо? (Продолжает заниматься своими делами).

ОЛЯ. Нормально! Я хозяйка и хочу, чтобы здесь сию же секунду никого не было!


^ Димон не обращает внимания на Олю. Надел наушники.

Из прихожей заглянула Анюта.


АНЮТА (скороговоркой). Надюху разбудишь опять! Она с ночной смены всегда злющая.

ОЛЯ. Это кто? Почему у него ключ?

АНЮТА. Приятель, живёт у нас иногда. Наша техподдержка. Ну всё, я побежала!

ОЛЯ. Минуточку! Почему в доме посторонние люди? Даёте ключи кому ни попадя! Вы что здесь устроили!

АНЮТА. Зачем по новой-то опять?

ОЛЯ. Говорила я Валере: не надо пускать твою родню! Нет, он говорит: это лучше, чем оставлять пустую квартиру или сдавать! Свои люди надёжнее! Ничего себе надёжнее! Да свои в тысячу раз хуже чужих!


^ Надя кричит из спальни: «Убью всех!».


АНЮТА. Убьёт, реально.

ОЛЯ. Оставила им квартиру! Загадили, гадины! Я так и знала, так и знала!

АНЮТА. Хочешь сказать, у тебя тут всё блестело, всё по полочкам, ни пылинки? Вот уж враньё!

ОЛЯ. У меня был приличный дом!

АНЮТА. Приличный?! Грязные трусы под кроватью – это прилично? Целая куча! На шкафах пылища, углы в паутине, плита в жире, окна сто лет не мыты, в сортир вообще стыдно зайти! Не удивительно, что Валерка…

ОЛЯ. Ваш Валерка никогда палец о палец не ударил, я ему как прислуга!

АНЮТА. Такую прислугу гнать надо в три шеи! Бельё рваное, скатерти в пятнах, посуда липкая, на кранах ржавчина, унитаз воняет! Батареи ты хоть раз вымыла? Ты хоть знаешь, что их надо мыть? Кафель ты мыла? Духовку мыла?

ОЛЯ. Ничего себе поворот! В моём же доме мне указывают, что я должна, чего не должна. И кто указывает? Засранка!

АНЮТА. На себя посмотри! Десять лет дома просидела, бездельница!

ОЛЯ. Домашний труд, по-твоему…

АНЮТА. Не смеши меня! Домашний труд! Ты на руки свои посмотри с маникюром! Это у нас труд, мы вкалываем, пока некоторые с маникюром по загранкам шляются! Нам, может, тоже хочется так трудиться, крестиком вышивать, только у нас времени на это нет!

ОЛЯ. Наглые твари. Как я вас ненавижу. Немедленно выметайтесь из моего дома. Брысь!

АНЮТА. А чего ты раскомандовалась? Ты кто? Какие у тебя права? Это Валеркина квартира, он хозяин, ты тут не прописана даже!

ОЛЯ. Тебя не касается, кто прописан, кто нет. Это мой дом!

АНЮТА. А докажи!

ОЛЯ. Не буду ничего доказывать!

АНЮТА. Надюха!!! ААААААААААААА!!!


^ На пороге гостиной - Надя с гантелей в руке.


Вторая квартира


Чисто и как будто пусто. Светлые стены, светлые ковры и шторы, мало мебели.

^ Открывается входная дверь, входят Оля и Света. У Оли дорожная сумка.


СВЕТА. Не ступай на этот коврик, пожалуйста. Разуйся там. Спасибо.


Оля старается сделать широкий шаг, чтобы переступить коврик. Балансирует с сумкой. Пытается разуться, держа сумку на весу. Света запирает дверь на несколько замков, поправляет коврик, разувается.


ОЛЯ. Куда поставить сумку?

СВЕТА. Здесь пока. Правее. Левее. Давай лучше я. У тебя много вещей?

ОЛЯ. Не так чтобы… Свет, я тебе не помешаю?

СВЕТА. Как долго ты планируешь у меня пробыть?

ОЛЯ. Понимаешь, не знаю. Но ты не беспокойся, я постараюсь поискать жильё.

СВЕТА. Я не беспокоюсь, живи сколько хочешь. Но я должна знать: сколько. Надень тапочки, пожалуйста. Не эти. Вот эти.

ОЛЯ. Понимаешь, такая ситуация, я не знала, к кому обратиться. Но я завтра же начну обзвон.

СВЕТА. Обзвон? Проходи на кухню. Прямо и направо.


Идут на кухню. Света включает воду, споласкивает руки, аккуратно вытирает их полотенцем, наливает отфильтрованную воду в чайник, включает его. Оля перетаптывается рядом.


СВЕТА. Не люблю, когда стоят за спиной. Присядь, пожалуйста.


^ Оля нерешительно присаживается на один из стульев, расставленных вокруг стола.


СВЕТА. Пожалуйста, не могла бы ты пересесть. Я привыкла сидеть на этом стуле.


^ Оля пересаживается.


СВЕТА. Чай будешь? Возьми чашку, вон там. Нет-нет, эту чашку не бери, это моя. Извини.

ОЛЯ. Я не специально.

СВЕТА. Ничего страшного.

ОЛЯ. Эту чашку можно?

СВЕТА. Да. Только аккуратнее, пожалуйста, не хочу, чтобы она разбилась. Ты не моешь руки?

ОЛЯ. Почему же, мою. Просто не… Можно здесь вымыть?

СВЕТА. Лучше в ванной. Подожди, покажу тебе, как включать кран.

ОЛЯ. Да я справлюсь. Наверное.

СВЕТА. Там надо осторожно переключать, никаких резких движений, прошу.

ОЛЯ. Я буду предельно осторожна. А какое полотенце можно взять?

СВЕТА. У тебя нет полотенца?

ОЛЯ. Боюсь, что нет.

СВЕТА. Хорошо, я дам.


Звонит мобильный телефон. Света отвечает на звонок и уходит с телефоном в дальнюю комнату, закрывает за собой дверь. Оля стоит у двери в ванную, не зная, что делать. Осторожно, как по минному полю, передвигается в прихожую к сумке, расстёгивает молнию, перебирает вещи в поисках полотенца или чего-нибудь подходящего, достаёт вещи из сумки складывает рядом.

^ Звонит стационарный телефон. Оля от неожиданности пошатнулась, упала на вещи. Света вышла из комнаты.


СВЕТА. Убери, пожалуйста, я не выношу беспорядка. (Говорит по мобильному) Потом перезвоню. (Отключает мобильный, снимает трубку стационарного). Да, дома. (Уходит с трубкой в комнату).


Оля спешно складывает вещи в сумку. Звонок домофона.


^ Света выходит из комнаты, отвечает на звонок домофона.


СВЕТА. Что за день сегодня? (Оле) Извини, пожалуйста, ко мне сейчас придут, не могла бы ты погулять?

ОЛЯ. Долго?

СВЕТА. До шести, если тебе не трудно.

ОЛЯ. А сумку с собой забрать?

СВЕТА. Да, пожалуйста. Потом позвони. Договорились?

ОЛЯ. Конечно.

СВЕТА. Ещё раз извини. Не ступай на коврик, пожалуйста.


^ Третья квартира


Обстановка напоминает о Первой квартире. Оля и Люба сидят на кухне, ужинают.


ЛЮБА. Ужас, какие бывают люди! А Валерка? Ты ему сказала?

Это первое, что надо было сделать! Позвонить и сказать: так и так, твоя родня оборзела.

ОЛЯ. Бесполезно.

ЛЮБА. Да почему! Он твой муж или кто? Должен тебя защищать! В первую очередь – от своей родни. Ты жена, ты ближе. И это твоя квартира.

ОЛЯ. Не моя. Я там даже не прописана.

ЛЮБА. Вот те раз. Почему?

ОЛЯ. Сложно объяснить.

ЛЮБА. Какие сложности? Вы сколько живёте, двенадцать лет, больше? И не прописал? Надо было сразу!

ОЛЯ. Свекровь не хочет. Постоянно твердит, что я по расчёту вышла, ради квартиры. Валера говорил: раз мама против, то что я могу поделать?

ЛЮБА. Не, он не мужик.

ОЛЯ. Где надо, очень даже мужик.

ЛЮБА. Это где?

ОЛЯ. Где надо.

ЛЮБА. В постели? Не смеши меня.

ОЛЯ. Ты что-то знаешь?

ЛЮБА. А что я должна знать?

ОЛЯ. Ну, откуда ты знаешь про постель?

ЛЮБА. Так ты сама говорила!

ОЛЯ. Когда?!

ЛЮБА. Всё время!

ОЛЯ. А… Нет, это другое... У него появилась женщина, там. Как-то это неожиданно. Я совсем не готова. Я уверена была…

ЛЮБА. И напрасно! Нельзя быть уверенной. Вот я не удивляюсь.

ОЛЯ. Но почему, почему?

ЛЮБА. Потому что потому. «Наш дом» - ты не смотришь? – жизненный сериал, ситуация один в один. Сначала всё путём, а потом как обычно, жена с детьми, мужик загулял.

ОЛЯ. Он хочет остаться там, с ней. Ты не представляешь, что я пережила…

ЛЮБА. Точно как в «Нашем доме». Говорю, жизненный сериал! А дети? Детей не отдавай! Если помощь нужна, ты мне скажи. Подтяну юристов. А жить где будешь?

ОЛЯ. Я думала, в нашей квартире. Ну, Валериной. Дети там прописаны. Не выгонит же он детей.

ЛЮБА. Так-то да, но знаешь, как бывает? В «Нашем доме» любовница того мужа, настоящая стерва, давила его, давила, чтоб выгнал жену, и он-то вроде приличный мужик, но не выдержал.

ОЛЯ. Валерка не станет. Нет. Нет-нет. И потом, зачем ей наша квартира, у неё там всё есть.

ЛЮБА. Сейчас есть. А завтра другая ситуация. Ты могла такое представить, что тебя выгонят из собственного дома?

ОЛЯ. До сих пор не могу поверить. Как будто это не со мной.

ЛЮБА. Слушай, а если тебе придётся жить с этими его сеструхами?

ОЛЯ. Я не выдержу!

ЛЮБА. Выдержишь. Ради детей всё выдержишь. Хотя, конечно, не хотелось бы. А может, Валерка их выселит?

ОЛЯ. Моя жизнь превратилась в кошмар. Сначала там, потом здесь… Всё как-то подряд, одно за другим.

ЛЮБА. Погоди, наладится. В «Нашем доме» тоже – одно за другим, хуже и хуже, а потом р-р-раз, и всё в порядке, хэппиенд. Потом, правда, опять…

А чего ты поехала к Светке? Надо было сразу ко мне.

ОЛЯ. Я тогда вообще не соображала.

ЛЮБА. Однажды была у неё, пожалела, что хожу, а не летаю. Там не ступай, тут не дыши. Я привыкла босиком ходить, она не разрешила. Тапочки выдала. Ноги мои осмотрела эдак, с подозрением: как будто я ноги не мою, не дай боже испачкаю тапочки. А ванную её ты видела?

ОЛЯ. Не успела.

ЛЮБА. Дворец, а не ванная. И ковёр, слушай, это запредельно! Ковёр в ванной! Причём она до миллиметра выверяет, чтоб ровно лежал. С линейкой каждый день. Или даже два раза в день. Три! С неё станется.

ОЛЯ. Представь, эти хабалки сказали, что я неряха.

ЛЮБА. Ты не как Светка, это точно.

ОЛЯ. Я всегда старалась! Создавала уют...

ЛЮБА. Само собой, конечно.

ОЛЯ. Ну да, я не всё успевала. А кто успевает? Светка? Так у неё нет детей!

ЛЮБА. С детьми совсем не то, конечно.

ОЛЯ. Батареи, действительно, редко мыла. Окна… редко. В ванной не всегда… Но посуда! Игрушки! Одежда! Обувь! Постоянно! А он не ценил.

ЛЮБА. Так оно.

ОЛЯ. И какая награда за все мои труды?

ЛЮБА. Да уж…

ОЛЯ. Несправедливо!

ЛЮБА. Конечно!

ОЛЯ. Ну да, я не всё успевала. А кто успевает? Батареи действительно… Окна… Но я же не сидела сиднем, я вышивала! Я всю квартиру украсила! У меня спрашивали, можно ли купить. Я могла продавать свои картины и на этом зарабатывать, понимаешь? Уже начало что-то получаться. Но потом…

ЛЮБА. В «Нашем доме» тоже есть вышивальщица. Не из главных, но интересный персонаж. Ты обязательно должна посмотреть «Наш дом»! Я все серии записываю.

ОЛЯ. Мне сейчас не до этого.

ЛЮБА. Да тебе понравится! Обязательно посмотрим с самого начала.


^ Люба включает сериал. Смотрят. Люба азартно комментирует, не замечая, что Оля мается.


Четвёртая квартира


Стены затянуты холстом, в комнате и на кухне самодельные деревянные стеллажи, плетёные корзины и короба. Расстелены домотканые дорожки. Хозяйка, Милена-Лена, в заношенном платье, напоминающем старую школьную форму, прикрепляет к косам бумажные цветы.


ОЛЯ. Лен, может, не надо?

МИЛЕНА-ЛЕНА. Лены больше нет. Она умерла.

ОЛЯ. Спаси господи.

МИЛЕНА-ЛЕНА. Семь месяцев назад. Теперь я Милена, милая девочка. Видишь, какое у меня платье?

ОЛЯ. Честно сказать, подумала, что это носила твоя мама, когда в школе училась.

МИЛЕНА-ЛЕНА. Я пришила кружевной воротник, и теперь у меня правильный образ. Мужчины видят во мне девочку из своего детства. Свою первую любовь. Это срабатывает на раз!

ОЛЯ. А цветы зачем?

МИЛЕНА-ЛЕНА. Романтичная деталь. Без неё будет скучно. Надо чем-то разбавить скукоту, завлечь; цветы или бант в волосах смотрятся мило, сразу обращают на себя внимание. Ну-ка, полюбуйся. Хороша?

ОЛЯ. Чудо. Кто увидит – обалдеет.

МИЛЕНА-ЛЕНА. Каждый день придумываю что-нибудь новенькое. Вчера видела похожие цветы в магазине, думаю, почему бы самой не попробовать – и сделала. Лучше магазинных, к тому же бесплатно. Вот какая молодец. Ты тоже можешь, это нетрудно. Давай-ка мы тебя преобразим.

ОЛЯ. Меня уже преобразили. Ты даже не представляешь…

МИЛЕНА-ЛЕНА. А что тут представлять. Муж изменил, квартиру потеряла, работы нет. Обычная история.

ОЛЯ. Ты считаешь, обычная?

МИЛЕНА-ЛЕНА. Дорогуша, я этих историй наслушалась – складывать некуда. И всегда одно и то же: женщина забыла о женственности. Если бы ты правильно одевалась, носила правильную причёску, правильную обувь, правильные аксессуары, правильный макияж, ты бы и семью сохранила, и квартиру, и работу нашла – легко.

ОЛЯ. А ты, значит, правильная. Ну, и где твой муж, твои дети, твоя работа?

МИЛЕНА-ЛЕНА. Моя работа – приносить людям радость. Поклонников полно, и муж найдётся, когда захочу. Пока не хочу. Что же касается детей, то не всякому человеку нужны дети; детей заводят по глупости, случайно или потому что так принято. Я знаю, что материнство – не моё призвание. У меня хватило смелости не рожать. Теперь помогаю тем, кому не хватает смелости, и они тратят жизнь на подтирание грязных поп и соплей.

ОЛЯ. Дикость какая. Дети – это не только попы и сопли. Неужели тебе никогда не хотелось ребёнка?

МИЛЕНА-ЛЕНА. Нет. И я считаю, что это совершенно естественное нежелание. Просто не надо себя обманывать.

ОЛЯ. А если бы ты вдруг забеременела?

МИЛЕНА-ЛЕНА. Во-первых, «вдруг» - это не про меня. Не хочешь детей – предохраняйся. Во-вторых, если бы по какой-то невероятной причине предохранение не помогло, я бы сделала аборт.

ОЛЯ. Страшно тебя слушать.

МИЛЕНА-ЛЕНА. Тебя пугает честность. Как и многих, увы. Скажу тебе вот что: перестань себя обманывать.

ОЛЯ. А мне кажется, это ты себя обманываешь. Не можешь достать виноград и говоришь, что зелен.

МИЛЕНА-ЛЕНА. Будь я прежней, я бы обиделась. Теперь не обижаюсь. Я же понимаю, что ты не со зла, просто запуталась. Но я тебе помогу. Где твои вещи? (Идет в прихожую за сумкой Оли, тащит на кухню, расстёгивает молнию и вынимает вещи). Юбка, хорошо. Женщина должна носить юбки. Но не такие.

ОЛЯ. Отличная юбка, я её в Германии купила.

М-Л. Оно и видно. Немцы ни черта не понимают в женственности.

ОЛЯ. Но она французская!

М-Л. Один чёрт. Французский стиль не всем идёт. Тебе – не идёт. (Роется в сумке). Так. Это что?

ОЛЯ. Рубашка.

М.-Л. Мужская?

ОЛЯ. Почему, моя.

М.-Л. Запомни, дорогуша, это уродство. Мужской воротник – раз, молния – два, клетка – три. Женщина не должна носить мужские воротники, это её огрубляет. Женская блузка застёгивается на пуговицы, но никак не на молнию. Клетке – категорическое нет. В этой рубашке ты смотришься как потрепанный жизнью ковбой.

ОЛЯ. А Валере нравилось. Он говорил, что смотрится симпатично.

М.-Л. Он говорил. А смотрел в другую сторону. Всё, забудь о Валере.

ОЛЯ. Да как же…

М.-Л. Обыкновенно. Чтобы что-то забыть, надо перестать об этом думать. Запретить себе. Найди слово, которым будешь отсекать ненужные мысли. Только захочешь подумать о том, что тебя расстраивает, только заползёт ядовитая мысль – гони! Сразу!

ОЛЯ. Какое слово? Дырбулщил?

М.-Л. Хотя бы.

ОЛЯ. Дырбулщил, дырбулщил, дырбулщил. Эники-беники. Хикори-дикори-док. Крибле-крабле-бумс.

М.-Л. Продолжай.

ОЛЯ. Фигли-мигли.

М.-Л. Ещё!

ОЛЯ. Карамба!

М.-Л. Ещё!

ОЛЯ. Трах-тибидох!

М.-Л. Экспекто Патронум!

ОЛЯ. Ай люли!

М.-Л. Яростней!

ОЛЯ. Ай люллли!!!

М.-Л. Нет, другое!

ОЛЯ. Баста!

М.-Л. Амба!

ОЛЯ. Но пассаран!

М.-Л. Хорошо, но что-то более энергичное.

ОЛЯ. Я придумаю. На голодный желудок плохо придумывается.

М.-Л. Лишние мысли надо отсекать.

ОЛЯ. Я безо всяких мыслей хочу есть.

М.-Л. Ты обманываешь себя. Твой желудок обманывает. Ты говоришь, что не думаешь о еде, а на самом деле думаешь, и это думанье не оставляет места для правильных мыслей. Ты нажираешься и становишься тупой. Сытое брюхо к ученью глухо. Ты нажираешься, толстеешь, от тебя отворачиваются мужчины, ты не нравишься себе, думаешь о том, какая ты несчастная, опять нажираешься. Замкнутый круг! Разорви этот круг! Не жри!

ОЛЯ. Что, совсем не жра… не есть? Я ж помру.

М.-Л. Не помрёшь. Будешь питаться правильно: редко. Маленькими порциями. Тщательно пережёвывая. И запомни: во время еды ни о чём не думаешь. Это важно.

ОЛЯ. Во время еды не думаешь, перед едой не думаешь, а когда думать?

М.-Л. О плохом – никогда. О хорошем – после еды.

ОЛЯ. Ладно, давай попробуем.

М.-Л. У меня разгрузочный день, есть только вода. Кипячёная. Тебе как непривычной могу предложить ложку мёда. Чайную. Разведёшь в воде.


^ Пятая квартира


Плюшевые занавеси, цветастые скатерти, кружевные салфетки, заросли комнатных растений.

В комнате накрыт стол. Галина Борисовна бегает из кухни в гостиную и обратно, уставляет стол кушаньями. Оля протирает столовые приборы полотенцем, сервирует.


ОЛЯ. Как вкусно пахнет!

ГАЛИНА БОРИСОВНА. Пироги испекла, с капустой, с грибами, с яблоками, ещё вчерашний остался с сырком, попробуешь.

ОЛЯ. Разве что немножко.

ГБ. Булки тоже стряпала, простые, с сахаром, и начинкой разной. Повидло, варенье, изюм. Щи, настоящие, вчера варила. А сегодня борщ. Попробуешь и то, и другое.

ОЛЯ. Что вы, я не осилю.

ГБ. Суп обязательно надо кушать. Потом пироги. Лечо, я закатала на зиму, две банки открыла для тебя, обязательно попробуешь. На второе – жаркое. Из баранины! Так удачно купила на рынке, свежайшая баранина, нежная.

ОЛЯ. Гостей ждали?

ГБ. Всегда жду. Сегодня ты пришла, к вечеру ещё кто заглянет. Все знают, что я хорошо готовлю, у меня открытый дом, все ко мне ходят, едят. И я рада угостить, мне не жалко.

ОЛЯ. Столько наготовили, когда успели?

ГБ. А я, девонька, рано встаю, и сразу к плите. Потом на рынок. И опять к плите. Отдохну немного – и опять. Блинов напечь? Я мигом.

ОЛЯ. Куда ещё блинов? Много всего. Неужели вам не надоело готовить?

ГБ. Мне это в радость.

ОЛЯ. Уму непостижимо: такие количества еды варганить каждый день. Вы могли бы армию накормить.

ГБ. Я быстрая, за что ни возьмусь, в руках горит. В сезон закатываю по сорок-пятьдесят банок. Хочешь патиссончики? У меня вкусные!

ОЛЯ. Спасибо, не надо. А я не умею закатывать. Пробовала – не получилось. Или, может, просто ленюсь?

ГБ. Лениться не надо. Я и шью, и вяжу, кружева плела когда-то, макраме, бисер, корзины училась плести. Вышиваю иногда, по настроению.

ОЛЯ. Я тоже вышиваю, крестом.

ГБ. А я всяко! Крестом, гладью, ёлочкой, узелком, мережкой, стеклярусом…

ОЛЯ. Рукодельница вы. Руки у вас золотые.

ГБ. Хочешь, тебе сошью платье? А то, смотрю, совсем обносилась девка. Что за наряд у тебя? Юбка рваная, кофта по швам трещит.

ОЛЯ. Это не мои. Долгая история, Галина Борисовна.

ГБ. Раз долгая, давай сначала подкрепимся. Садись, ешь, пока горячее. Выпьешь чего? У меня наливочка, самодельная. Вино есть, тоже моё.

ОЛЯ. Спасибо, я, пожалуй, вина.


Едят, пьют.


ГБ. Вкусно? Клади побольше, не стесняйся.

ОЛЯ. Я не стесняюсь. Я лопну сейчас.

ГБ. Глупости! Сыт – весел, а голоден – нос повесил. Сытое брюхо – лучший советчик.

ОЛЯ. А как же: сытое брюхо к ученью глухо?

ГБ. Голодное брюхо к ученью глухо. Сама подумай: когда есть хочется, все мысли о еде, какое тут ученье?

ОЛЯ. Никакого.

ГБ. Вот именно.

ОЛЯ. Всё-таки надо поменьше есть. Желудок привыкнет, и организму будет требоваться меньше пищи.

ГБ. Ну-ну.

ОЛЯ. Пережёвывать чаще, тогда пища будет усваиваться лучше, и её потребуется меньше.

ГБ. Кто ж тебе мешает жевать. Жуй. Были бы зубы!

ОЛЯ. И ещё: не надо отвлекаться от еды.

ГБ. Не отвлекайся.

ОЛЯ. Ну, мы же разговариваем.

ГБ. Не разговаривай. Ешь. Картошечки подложить?

ОЛЯ. Спасибо, некуда больше. А главное вот что: пища должна быть здоровая.

ГБ. У меня всегда здоровая пища. Пироги, каши.

ОЛЯ. Это не то. Надо, например, салат…

ГБ. Салата настрогать? Я мигом.

ОЛЯ. Зелёный салат, который на грядках растёт.

ГБ. Где-то у меня было, надо поискать.

ОЛЯ. Да я не к тому! Не надо салата.

ГБ. То надо, то не надо. Ты определись. А то не знаешь, чего хочешь. Пирога с сырком попробуй.

ОЛЯ. Может, это и есть моя проблема: не знаю, чего хочу...

ГБ. Печёночный паштет совсем не ела? Зря! У меня паштеты – объеденье. Вчера заходили племяши, весь паштет срубали, подчистую. Я ещё наделала. Потом соседка заходила, у меня чебуреки оставались, я предложила, она отнекивалась, а у самой, гляжу, глаза горят. Я ей навалила полную миску чебуреков, так что ты думаешь? Все сметала! Щей налила… Ты ела? Ешь, ешь. Она говорит: вкусно готовишь, оторваться не могу. А у самой отрыжка, уже не лезет никуда. Но она ещё колбасы домашней поела, и оладушек, икру я открыла баклажанную – представь, ополовинила банку. После неё всегда пустой холодильник. А вечером гости пришли, с бывшей работы, угощать-то нечем. Так, буженинки кусочек, я позавчера запекала, беляши, пельмени самолепные достала из морозилки – ох, у меня вкусные пельмени, фарш сама кручу, не покупной, и для корочки не жалею молока и яиц, а варю обязательно с луком и сальцем, лаврушку добавляю. В общем, дала им что было, а сама к станку, и опять жарю-парю. Наготовила, как обычно, угостила на славу. Люблю гостей.

ОЛЯ. Вы очень хорошая хозяйка, почему у меня так не получалось?

ГБ. Лень, матушка.

ОЛЯ. Да знаете, не могу сказать, что я очень ленива. Сколько помню, мечтала, что у меня будет большой гостеприимный дом, выпечка свежая, обед из трёх блюд, каждый день новое меню…

ГБ. Мечтать, как говорится, не вредно.

ОЛЯ. Банок накупила, крышек, машинку для закатывания. И каждую осень одно и то же: не доходят руки до консервирования. Овощи гниют, выбрасываю.

ГБ. Лень это, лень, не оправдывайся.

ОЛЯ. Я не успевала! И потом, думаешь: ну и что, разве это так важно? Ну, не успела, и что? Важнее с детьми побыть, с мужем, принарядиться тоже. В конце концов, не забывать, что я женщина!

ГБ. Женщина должна прежде всего создавать домашний уют.

ОЛЯ. Пироги печь?

ГБ. И пироги, и торты, и всё на свете.

ОЛЯ. Целый день в застиранном халате и заляпанном фартуке.

ГБ. На меня посмотри, как я выгляжу.

ОЛЯ. Ну…

ГБ. Платье нарядное – сама, между прочим, сшила, - завивку сделала, макияж, маникюр, серьги на мне – ничего не забываю. Женщина должна следить за собой. А ты?

ОЛЯ. У меня трудные обстоятельства.

ГБ. На обстоятельства нечего сваливать, человек всё может, если захочет.

ОЛЯ. Значит, я не хочу.

ГБ. Что-то ты совсем раскисла.

ОЛЯ. Меня муж бросил.

ГБ. Сама виновата. Сама. Если в семье что не так, виновата женщина.

ОЛЯ. У вас устарелые взгляды.

ГБ. Правильные взгляды. Мы с мужем, упокой господи, жили душа в душу, и ни разу он взглянул в другую сторону. А почему? Потому что я старалась, всё для него делала, окружала заботой. Едет он в командировку – я заранее постираю, поглажу, аккуратно сложу, и в каждый пакет – записочку. Приедет на место, распакует чемодан, достанет рубашку, глянь – записочка выпала. Тапки достанет – опять записочка. Тут и захочешь – не забудешь про жену. Вернётся из командировки, я накормлю, телевизор посмотрим, ляжем, я выспрашиваю, что там у него да как. Если чую, что утаил чего, подожду немного и опять выспрашиваю. Он уснёт, я бегу стирать, шить, гладить. К утру все вещи чистые, стопкой сложены, а я спозаранку опять на ногах, готовлю завтрак. Обедал он тоже дома. Порывался одно время ходить в служебную столовку, я запретила. Зачем желудок портить, когда есть домашняя еда. Опять же, семье это на пользу.

ОЛЯ. Скучаете без мужа?

ГБ. Скучать некогда. Но вспоминаю, конечно…

ОЛЯ. Он ведь давненько..?

ГБ. Лет сорок тому.

ОЛЯ. Молодой был…

ГБ. Молодой. Мало мы пожили… Но я тебе скажу, это были счастливые годы.

ОЛЯ. Я вот несмотря на то, что случилось… Страшно представить, что Валерка… Пусть не мой, но живой. Бывают дурные мысли, обидно становится, злюсь, а потом – нет. Пусть живёт. Хотя…

ГБ. Всякие мысли бывают. Мой как мужчина уже в тридцать лет ничего не мог. Зато я знала, что не изменяет. Он и раньше не очень мог, а потом совсем. Мне-то не надо, а он… Я всё для него делала, чего бы ему не жить? А он удавился.


^ Шестая квартира


Подобие студии. Кухонная зона скопирована из рекламного каталога. В жилой зоне старые облупленные шкафы соседствуют с новой, затянутой в полиэтилен, мягкой мебелью. Кондиционеры. Стереосистема. Компьютер стоит на письменном столе, видавшем виды, монитор прикрыт полотенцем. Перед столом – расшатанный стул. Окна богато и безвкусно декорированы.

^ Влада заваривает чай. Оля выходит из ванной.


ВЛАДА. Получше?

ОЛЯ. Вроде да.

ВЛАДА. Траванулась?

ОЛЯ. Объелась. Всё, больше никогда! Сначала думаешь: ничего с тобой не случится – а потом так плохо… Клянёшь каждый проглоченный кусок.

ВЛАДА. Хоть вкусно было?

ОЛЯ. Куда там, недоварено, пережарено, пересолено, да ещё и жирное.

ВЛАДА. Зачем тогда ела?

ОЛЯ. Из вежливости.

ВЛАДА. Не понимаю. Сейчас чай заварится.

ОЛЯ. Мне покрепче, пожалуйста. В таких случаях помогает крепкий сладкий чёрный чай.

ВЛАДА. Чёрный давно не пьём, только зелёный. Сахар, сахар… Сахара не купили, возьми подсластитель. Хотя зелёный сладкий чай – это извращение, по-моему.

ОЛЯ. Зелёный – да. Лучше тогда несладкий. Спасибо.

ВЛАДА. Могу предложить варенье из шишек. Пробовала когда-нибудь?

ОЛЯ. Я ещё долго ничего не смогу есть.

ВЛАДА. Так это же не еда. Попробуй, совершенно необычное варенье.

ОЛЯ. Я верю, просто сейчас…

ВЛАДА. Зелёный чай с шишечным вареньем – божественное сочетание. Положу тебе ложечку. Заметила, какая красивая розетка? Прабабушкина.

ОЛЯ. Похоже, будто розетку ели вместе с вареньем.

ВЛАДА. Старинная вещь. Ну, как?

ОЛЯ. Специфический вкус.

ВЛАДА. Ты не распробовала, возьми ещё.

ОЛЯ. Честное слово, не могу. Может, потом?

ВЛАДА. Как знаешь. (^ Аккуратно соскребает остатки варенья с розетки в банку, закрывает банку и убирает). Толик задерживается. Как пить дать, зашёл в один из своих любимых магазинчиков и завис там. Пока его нет, кое-что покажу. (Достаёт из-под стола пакеты).

ОЛЯ. Толик не против, что я у вас поживу?

ВЛАДА. А ты собираешься у нас пожить? Понимаешь, у нас не принято оставлять гостей на ночь. Гляди, какое платье.

ОЛЯ. Да… Понятно.

ВЛАДА. Нравится? Примерь.

ОЛЯ. Даже на одну ночь?

ВЛАДА. Никак. Платье как раз на тебя, надевай.


^ Оля переодевается.


ВЛАДА. Совсем другое дело! Теперь ты прилично выглядишь.

ОЛЯ. А раньше – неприлично?

ВЛАДА. Ты меня, конечно, извини, но ты была одета как-то странно.

ОЛЯ. Это одноклассница меня переодела. Мою одежду выбросила, эту дала.

ВЛАДА. Ничего себе одноклассница. Рваньё какое-то даёт.

ОЛЯ. Твоё платье тоже не очень целое.

ВЛАДА. Сравнила! Дырок почти не видно, только если приглядеться. Зашьёшь потом.

ОЛЯ. Пуговиц не хватает.

ВЛАДА. Пришьёшь, если надо.

ОЛЯ. Пятна… И запах странный.

ВЛАДА. По-моему, ты придираешься. Я, конечно, не настаиваю, не хочешь – не бери, но… Я бы на твоём месте взяла. Ткань, ты пощупай! Расцветка! А фасон? На все времена. Этому платью сносу нет.

ОЛЯ. А сама не носишь.

ВЛАДА. Я бы носила. Толику не нравится. Говорит, что я должна теперь одеваться иначе. Понимаешь, мы вышли на другой уровень.

ОЛЯ. Это какой же?

ВЛАДА. Ну, как бы выше, чем раньше.

ОЛЯ. У меня пониже, ага.

ВЛАДА. Нет, зачем… Просто у тебя такой период жизни.

ОЛЯ. Знаешь, я не стану брать это платье.

ВЛАДА. Зря. Подумай.


^ Оля опять переодевается.


ВЛАДА. Вот ещё туфли. Отличные! Я почти не носила, они как новые.

ОЛЯ. Никогда не видела новые туфли с таким количеством трещин.

ВЛАДА. Дурочка, это самый шик! Специально с трещинками, как бы кракелюр.

ОЛЯ. Надо же.

ВЛАДА. Ну, может, замялись чуть-чуть от хранения. Расправятся. Если смазать, будут как новенькие. У меня есть волшебный крем, поищу.


^ Влада роется в прихожей, Оля вертит в руках туфли, нюхает, морщится. Влада возвращается.


ВЛАДА. Нашла! Давай смажем. (Пытается выдавить крем из тюбика).

ОЛЯ. Засох?

ВЛАДА. Не засох, это текстура такая.

ОЛЯ. Может, не надо?

ВЛАДА. Нет, я всё-таки выдавлю.

ОЛЯ. Не стоит. Я всё равно…

ВЛАДА. Погоди, уже получается.

ОЛЯ. Тут ещё стелек нет.

ВЛАДА. Стельки? Там были стельки… Точно! Они мне не понравились, я заменила, а потом, раз эти не ношу, перестелила в другие туфли. Ничего, можно пока носить без стелек.

ОЛЯ. Влада, я не возьму эти туфли.

ВЛАДА. Почему? Опять капризничаешь?

ОЛЯ. Жмут.

ВЛАДА. Ерунда, это потому что их не носили. Разносятся.

ОЛЯ. Что-то я сомневаюсь.

ВЛАДА. Не сомневайся, бери! Бери-бери. Носи на здоровье. Отличные туфли. Теперь, смотри, джемпер. Тут немножко петли разошлись, но если прикрыть, то не видно. Можно платок поверх… Точно! У меня есть великолепный платок.


^ Достаёт из шкафа платок.


ВЛАДА. Пощупай ткань – чувствуешь, какая мягкая? Индийский. Правда, края чуток обтрепались, надо обметать.

ОЛЯ. У меня был такой, свекровь дарила. Линяет при стирке страшно.

ВЛАДА. Олечка, это же платок, не трусы, зачем его часто стирать? Разок постираешь, и носи хоть сколько. Ладно, если приспичит, сдашь в химчистку. Бери, не пожалеешь. Я покупала за тыщу, тебе уступлю. Пятьсот.

Ну а что такого, Олечка? Этот платок мне очень дорог, но он совершенно не подходит к моему гардеробу. Такая жалость!

ОЛЯ. Я не могу купить.

ВЛАДА. Четыреста пятьдесят? Четыреста?

ОЛЯ. У меня нет денег. Как раз хотела попросить… Ты не могла бы дать взаймы… Хотя бы тысячу?

ВЛАДА. Никак. Мы только-только расплатились за машину, и по страховке пора делать взнос, потом ещё видик новый хотим, то да сё – куча трат, ужас. Давай так: бери платок, а заплатишь, когда сможешь. Ой, Толечка пришёл. Ты ему не говори, что я платок отдала, в смысле, что ты потом заплатишь. И этот пакет бери – скажешь, что твой. Скорее! Потом посмотришь: там ободок, ремешки, ещё что-то по мелочи, я не помню. Толечка, ты где там пропадаешь? (Оле) Столько вещей тебе подарила, ты рада?

ОЛЯ. Очень.

ВЛАДА. Я ещё пошарю по сусекам, обязательно что-то найду, приходи потом. Позвоню, и придёшь. Посидим, чаю попьём. А теперь, извини, мне Толика надо кормить.


^ Седьмая квартира


Стены облеплены плакатами, лозунгами, прокламациями. На столах и стульях – стопки бумаг. Шкафы хаотично заполнены папками.

^ Инга печатает на компьютере. Звонок в дверь.


ИНГА. Входите, открыто!


Входит Оля.


ИНГА. Одну минуту.

ОЛЯ. Здравствуйте, мне сказали, что вы…

ИНГА. Закончу – поговорим.

ОЛЯ. Я бы не пришла, но мне сказали…


^ Инга распечатывает текст на принтере.


ИНГА (стоя спиной к Оле). Начинайте, я вас слушаю.

ОЛЯ. С чего начинать?

ИНГА. Лучше с конца.

ОЛЯ. У меня нет дома.

ИНГА. Беженка?

ОЛЯ. Нет, у меня есть дом, точнее был…

ИНГА. Пожар?

ОЛЯ. Что? А, нет. Меня выгнали.

ИНГА. Родители?

ОЛЯ. Что вы! Родня мужа.

ИНГА. Он умер?

ОЛЯ. Тьфу-тьфу-тьфу, жив.

ИНГА. В чём же дело? (Разворачивается к Оле).

ОЛЯ. В двух словах не расскажешь.

ИНГА. Постарайтесь. В двенадцать у нас акция, через десять минут я должна выйти из дома. Итак, вас выгнала родня мужа. Муж не возражал?

ОЛЯ. Я сначала не хотела ему говорить, потом сказала, а он…

ИНГА. Стоп, вы с мужем проживаете раздельно?

ОЛЯ. Да, но…

ИНГА. В разводе?

ОЛЯ. Нет, но…

ИНГА. Он отбывает наказание?

ОЛЯ. Наоборот! Он сейчас в командировке за рубежом, мы были там вместе, он, я и дети, потом он встретил женщину, он хочет развода, я приехала раньше, а тут его сёстры, устроили бардак, я высказала, они отобрали ключи и выгнали!

ИНГА. Какой именно бардак?

ОЛЯ. Ну, какой, обычный. Куча вещей повсюду…

ИНГА. Краденых?

ОЛЯ. Нет, я не думаю… Хотя кто их знает! Столько всего навалено, мусор, грязь! Ходят подозрительные личности…

ИНГА. У вас есть достоверная информация о том, что в вашей квартире ведётся незаконная деятельность?

ОЛЯ. Нет. Это бы мне помогло?

ИНГА. Возможно.

ОЛЯ. Понимаете, там ужас что творится. Грязь, беспорядок…

ИНГА. Вы обращались к участковому?

ОЛЯ. Обращалась.

ИНГА. Что сказал участковый?

ОЛЯ. У них прописка, они имеют право там проживать.

ИНГА. А вы?

ОЛЯ. У меня прописки нет, но я тоже имею право, как жена мужа, поскольку развод не оформлен.

ИНГА. И?

ОЛЯ. Но они не пускают!

ИНГА. Вы ходили туда с участковым?

ОЛЯ. Ходила. Они не хотят меня пускать – и всё! Он говорит: сами разбирайтесь.

ИНГА. Надо через суд.

ОЛЯ. А может, не надо? Скоро муж вернётся, он их как-нибудь приструнит…

ИНГА. Допустим. Дальше что?

ОЛЯ. Может, он их выгонит, и мы снова будем вместе… Я не знаю.

ИНГА. Зачем же вы пришли ко мне?

ОЛЯ. Мне сказали, вы помогаете женщинам в трудной ситуации.

ИНГА. Я помогаю, наша организация помогает: жертвам насилия, одиноким матерям без постоянного источника дохода, женщинам, оставшимся без кормильца и попечения, бездомным…

ОЛЯ. Вот, я бездомная!

ИНГА. У вас есть дом. Вы просто не хотите его вернуть.

ОЛЯ. Почему не хочу! Я хочу!

ИНГА. Послушайте, женщина…

ОЛЯ. Меня зовут Ольга.

ИНГА. Прекрасно, Ольга. У вас есть муж.

ОЛЯ. Но…

ИНГА. Пока развод не оформлен, у вас есть муж. Он бьёт вас?

ОЛЯ. Конечно, нет!

ИНГА. Обеспечивает?

ОЛЯ. Ну, в общем, да… Но…

ИНГА. Есть дети?

ОЛЯ. Есть, но…

ИНГА. Итак, у вас всё есть.

ОЛЯ. Да как же…

ИНГА. У вас есть надежда. Более того, вы почти уверены, что всё наладится.

ОЛЯ. Ни в чём я не уверена.

ИНГА. Это вы так говорите, чтоб вас пожалели. Люди, которые по-настоящему – вы слышите? по-настоящему! - нуждаются в нашей помощи, не имеют даже сотой доли того, что есть у вас. Что вы сделали, чтобы помочь себе? Боролись за свои права? Нет! Вы ходите и жалуетесь! Так сходите к психологу! Всё, мне пора.


^ Восьмая квартира


Роскошь. Без пояснений.


Входит Димон, за ним Оля.


ОЛЯ. Это чьё?

ДИМОН. Наше – до утра.

ОЛЯ. А так, вообще, чьё?

ДИМОН. Не важно.

ОЛЯ. Ты хотя бы знаешь хозяина?

ДИМОН. Без понятия.

ОЛЯ. В чужую хату пришёл как к себе домой и не знаешь хозяина?

ДИМОН. Жильца знаю.


^ Ходят по квартире, Оля осматривается, Димон перебирает диски, включает аппаратуру.


ОЛЯ. А жилец знает, что мы здесь?

ДИМОН. Какая разница. У меня ключи – приходи когда хочешь.

ОЛЯ. Смотрю, у тебя уже коллекция ключей.

ДИМОН. Мне доверяют. Чужого не беру.

ОЛЯ. Чужим пользуешься.

ДИМОН. Ага.

ОЛЯ. Своего-то нет?

ДИМОН. Всё своё ношу с собой.

ОЛЯ. Ясно. Я теперь тоже. Но у меня выбора не было. Только не говори, что выбор есть всегда! Надоели все эти расхожие фразы!


^ Димон возится с аппаратурой.


ОЛЯ. Спасибо, что помог.

ДИМОН. Да чего там.

ОЛЯ. Честное слово, я очень благодарна. Ты ведь меня не знаешь, и всё равно помог. Прости, что я тогда нагрубила.

ДИМОН. Проехали.

ОЛЯ. Я уже думала, что буду жить на лестнице. Они у тебя тоже ключи отобрали?

ДИМОН. Вернут. Помощь понадобится – вернут.

ОЛЯ. Мда, моя помощь им вряд ли понадобится… А ты добрый.

ДИМОН. Не добрый и не злой. Я обычно никого не подбираю на лестнице, ни котёнка, ни щенка, ни тем более человека.

ОЛЯ. А меня пожалел? Я ценю! Правда! Что мне нужно сделать?

ДИМОН. В смысле?

ОЛЯ. Ну, там… Пыль протереть…

ДИМОН. Забей.


^ Димон идёт на кухню, достаёт из холодильника продукты, берёт из шкафа тарелку, нагружает едой, возвращается в комнату. Оля следует его примеру.


ОЛЯ. Надо же, такую квартиру сдают в наём.

ДИМОН. С чего ты взяла?

ОЛЯ. Жилец, ты сказал про жильца.

ДИМОН. А, это… Приятель, или типа того.

ОЛЯ. Приятель хозяина? Как это «типа того»? Бедный родственник, любовник, друг юности?

ДИМОН. Это важно?

ОЛЯ. Просто интересно.

ДИМОН. Ничего интересного.

ОЛЯ. Где я буду спать?

ДИМОН. Где хочешь.

ОЛЯ. А ты когда собираешься ложиться?

ДИМОН. Пока не собираюсь.

ОЛЯ. Может, кино посмотрим?

ДИМОН. Включай, если охота.

ОЛЯ. Или телик?

ДИМОН. Без разницы.


^ Оля включила телевизор, перебирает каналы. Выключила.


ОЛЯ. Как-то странно ничего не делать, не говорить. Ты не хочешь поговорить? Я уже неделю скитаюсь… Люди разные… Вот, например, одна моя приятельница – маньяк чистоты. С одной стороны, я ей завидую: квартира – просто мечта. Знаешь, как в рекламе чистящих средств. Всё сверкает, сияет! Никаких тебе микробов, болезнетворных бактерий, пылевых клещей… Сразу видно, что она никому не оставила шанса. Клиническая чистота. Смешно, да? То есть, это не смешно, а страшно. Поневоле задумаешься… Это ведь на людей переносится, такое отношение. Получается, люди – это зараза и грязь, больше ничего! Ты как считаешь, это нормально?

ДИМОН. Ей – нормально.

ОЛЯ. Серьёзно? А по-моему, немножко грязи не помешает.

ДИМОН. Кому-то помешает.

ОЛЯ. Да ну, это клиника. Главное, она уверена, что так и надо! А раз она уверена, она и другим будет навязывать то же самое. Дай ей волю, она всех заставит жить, как она. Не веришь? Да все люди такие! Хотят навязать своё. Все! Кроме меня. Вот я была у подруги, она в принципе нормальная, но опять: помешалась на сериалах. И она только там живёт, в сериале, ничего вокруг не видит, у неё вместо жизни – сериал. Она живых людей не замечает, их нужды, проблемы… Хотя нет, замечает… Но как-то понарошку. Она почему-то уверена, что все должны интересоваться тем, что интересует её. А если вдруг кому-то скучно смотреть сериал, его всё равно заставят!

ДИМОН. А если кому-то неохота говорить, с ним всё равно говорят.

ОЛЯ. Меня это поражает! Какое тебе дело, казалось бы, как живёт другой человек…

ДИМОН. Вот именно.

ОЛЯ. …Нет же, надо переделать по своему образу и подобию. Вот он создан таким, какой есть, ему так удобно, он привык, как-то приспособился, и ничего, живёт. То есть, жил бы, но ему не дают! Его учат: будь таким, как я, будь таким, как я! Хочет мясо – дают морковку, любит морковку – дают мясо! Голодный – ничего не дают! Сытый? Впихивают еду чуть не силком! Одевается, как ему нравится, – неправильно одевается! Можно подумать, все взрослые, только он ребёнок, все знают, как надо, только он не знает. Все умные, только он дурак. Ладно, ладно, дурак. Учите меня, умные. Учат: надо вот так и так, думаешь: может, и правда, надо вот так и так, может, это лучше. Делаешь. А тебе говорят: неправильно! Опять неправильно! И у каждого – ты понимаешь, у каждого! - свои правила. Я запуталась в чужих правилах.

ДИМОН. Зачем чужие, когда есть свои.

ОЛЯ. Свои… Откуда берутся свои?

ДИМОН. Сам берёшь.

ОЛЯ. Откуда?

ДИМОН. Из тумбочки!

ОЛЯ. Шутишь. Не хочешь говорить на эту тему?

ДИМОН. Как ты догадалась.

ОЛЯ. Извини. Тебе это не интересно.

ДИМОН. Не очень.

ОЛЯ. То есть, немножко всё-таки цепляет?

ДИМОН. Зачем я такой честный… Ну да, цепляет.

ОЛЯ. Тогда давай поговорим.

ДИМОН. Да о чём тут говорить, ё-моё.

ОЛЯ. Расскажи, откуда взялись твои правила.

ДИМОН. Фиг с тобой, давай посмотрим кино.

ОЛЯ. Это тайна? Почему?

ДИМОН. Ты хотела смотреть кино – давай смотреть кино.

ОЛЯ. Я не хочу.

ДИМОН. Тогда отвяжись.

ОЛЯ. Грубо. Почему ты не ответил?

ДИМОН. Так. Я понял, почему тебя выгоняют.

ОЛЯ. Неправда! Меня не…

ДИМОН. Ты паразит.

ОЛЯ. Я?! А ты тогда кто?! Ничего своего, всё чужое!

ДИМОН. Здрасьте! С больной головы на здоровую.

ОЛЯ. Ничего своего! Взрослый мужик…

ДИМОН. Всё моё! Пойми – всё моё! Вот в чём суть!

ОЛЯ. Ага, и эта квартира – твоя.

ДИМОН. Моя!

ОЛЯ. До утра.

ДИМОН. Это моя квартира.

ОЛЯ. Врёшь.

ДИМОН. Родители купили, обставили, оформили на меня. Но суть не в этом! Мне по фигу, есть у меня квартира или нет, я могу жить где угодно.

ОЛЯ. У тебя родители богатые? Избаловали сынка, задарили; конечно, тебе ничего не надо, раз у тебя и так всё есть! Даром! Мне бы такие условия.

ДИМОН. Зря… Не поймёшь.

ОЛЯ. У меня никогда ничего своего не было.

ДИМОН. Ну всё, началось.

ОЛЯ. Тебе повезло, а мне нет.

ДИМОН. Хочешь, подарю тебе эту квартиру?

ОЛЯ. И ещё миллион долларов.

ДИМОН. Миллиона нет. Тысячу дам, хватит?

ОЛЯ. Опять шутишь.

ДИМОН. Короче, вот тебе деньги, вот ключи, живи. Я пошёл.

ОЛЯ. Куда?

ДИМОН. Твоё какое дело.

ОЛЯ. Не уходи!


^ Димон ушёл.


ОЛЯ. Правда, что ли?


Ходит по квартире, притрагивается к вещам. Включает и выключает телевизор. Ложится на диван.


ОЛЯ. И даже не приставал. Может, я уже не возбуждаю?


^ Встаёт, идёт к зеркалу. Раздевается.


Восьмая квартира опять


Оля перед зеркалом. Входит Анюта.


АНЮТА. Ого! А Димка в ванной?


^ Оля спешно одевается.


АНЮТА. Быстро ты Валерку забыла.

ОЛЯ. Не пори чушь. Это не то, что ты думаешь.

АНЮТА. Ну-ну.

ОЛЯ. Ты зачем пришла, и вообще – как? У тебя ключи?

АНЮТА. Быстро соображаешь. Димка!

ОЛЯ. Его здесь нет.

АНЮТА. Его нет, а ты здесь? Димааа! Я ключи принесла!

ОЛЯ. Выгнали человека, а теперь обратно зовёте, понадобился вдруг?

АНЮТА. Дима, ты голый?

ОЛЯ. Пойди посмотри.

АНЮТА. Что я, голого Димку не видела?

ОЛЯ. О, так он у вас не только компьютер обслуживает?

АНЮТА. Очень смешно. Сама-то!

ОЛЯ. А что сама? У нас с ним ничего не было.

АНЮТА. Так я и поверила. Где он там застрял?

ОЛЯ. Я же говорю, нет его. Ушёл.

АНЮТА. Он ушёл, а ты здесь?

ОЛЯ. Это теперь моя квартира, он подарил.

АНЮТА. Врать-то.

ОЛЯ. Спроси его, если не веришь. Моя квартира, поняла? Так что сдавай ключи и убирайся.

АНЮТА. Щаз, шнурки поглажу. (Ходит по комнате). Неужто подарил? Не может быть… Хотя с него станется.

ОЛЯ. Ты уйдёшь или нет?

АНЮТА. Не уйду.

ОЛЯ. Ну и чёрт с тобой. Сделаю вид, что тебя нет.

АНЮТА. Тебе не привыкать. Ты и раньше делала вид, что никого нет. Есть только ты, сама для себя.

ОЛЯ. Много ты знаешь.

АНЮТА. Уж тебя-то знаю. Валерка и дети вечно неприкаянные, а ты где-то там, в своих мыслях. Вот и вышло, что вышло. Поделом тебе.

ОЛЯ. Спасибо, судья, за приговор. Только, как говорится, а судьи кто?

АНЮТА. Ну уж понятно, ты сама всем судья! Все у тебя свиньи.

ОЛЯ. Потому что свиньи.

АНЮТА. Добрее надо к людям быть, Олечка.

ОЛЯ. Они хрюкают, а ты им щетинку почёсывай?

АНЮТА. Можешь смеяться, но так и надо. Так есть, и ничего с этим не поделаешь. Закон природы! Ты к людям по-доброму, и они к тебе. Вот ты приехала, накинулась прям с порога, а зачем? А толку? Если б ты по-человечески, мы бы тоже по-человечески. Хочешь там жить – живи, ты нам не мешаешь.

ОЛЯ. Я вам не мешаю? Спасибо! Зато вы мне мешаете!

АНЮТА. Да чем же мы тебе мешаем!

ОЛЯ. Тем, что вы есть.

АНЮТА. Тогда всех людей надо уничтожить. Вряд ли найдётся человек, который тебя не раздражает.

ОЛЯ. Я сама себя раздражаю.

АНЮТА. Отлично, и тебя тоже. Всех! Будет чистая планета.

ОЛЯ. Мне иногда кажется, что это не моя планета.

АНЮТА. Ого, случай более запущенный, чем я думала!

ОЛЯ. Правда.

АНЮТА. И какая планета твоя?

ОЛЯ. Не знаю. Может, её вообще нет.

АНЮТА. Усложняешь. Проще надо смотреть на вещи. Проще! И больше работай руками, тогда некогда будет задумываться.

ОЛЯ. Проще! Добрее! Больше! Только это и слышу. У каждого свой рецепт, и ни один не подходит. Каждый вроде на своём месте, а я – нет.

АНЮТА. Так ищи своё место!

ОЛЯ. Я не искала? Я постоянно ищу! Сначала притворялась, играла в чужие игры, надеялась, что вот-вот пойму, впишусь, стану другой, и мне будет удобно. Потом пыталась придумать своё. Не из чего придумывать, опять получается из чужого. Не бывает удобно в чужом… Невозможно всю жизнь жить по чужим правилам. Это как в чужом доме: то нечаянно вазочку опрокинешь, то кран не так откроешь, то на винегрет слишком крупно режешь, то картошку неправильно чистишь, то у подушки не тот угол примят… И всегда ты в этом доме живёшь временно, в любой момент могут выгнать, как бы ты ни старалась.

АНЮТА. Не понимаю, в чём проблема. Не нравятся чужие правила, живи по своим.

ОЛЯ. Нет своих.

АНЮТА. Опять придумываешь.


^ Звонок мобильного.


АНЮТА. Привет, Надюх. Да тут… Да ты что! Классно! Привет ему! Я скоро буду!

ОЛЯ. Что?

АНЮТА. Валерка вернулся.

ОЛЯ. Какое счастье.


^ Звонок мобильного.


ОЛЯ. Слушаю. Привет. Что? А как же? Хорошо.

АНЮТА. Валерка?

ОЛЯ. Он. Зовёт вернуться.

АНЮТА. Насовсем?

ОЛЯ. Похоже, что да.

АНЮТА. Ну и прекрасно! Конец твоим страданиям и разочарованиям, и снова наступает хорошая погода!

ОЛЯ. Не знаю…

АНЮТА. Всё. Пошли. Погостили – и будя.

ОЛЯ. А может…


Уходят.


ЭПИЛОГ


ХОЗЯЙКА-1. Знала я одну женщину, её, представьте, выперли из её же квартиры. А она не растерялась! Устроилась домработницей, с правом проживания, трудилась от рассвета до заката, хозяевам угождала. Трудно, конечно, кто спорит. Но она выдержала. И пока суд да дело, заработала прилично, сняла комнату в коммуналке, нашла ещё подработку, а потом ещё… Теперь живёт хорошо. Главное – руки не опускать!


ХОЗЯЙКА-2. Знала я одну женщину, она лишилась жилплощади. Уж не важно почему, не буду вдаваться в детали. Всякое в жизни случается, вот оно и случилось. Так она, эта женщина, пошла к адвокатам, в мэрию, в социальные службы – всюду ходила, ей отвечали: извините, ничем не можем помочь. А она всё-таки ходила. И выходила! Добилась! Главное – добиваться поставленной цели.


ХОЗЯЙКА-3. Знала я одну женщину, её из дома выгнали. Вот так, да, как собаку. Но мир не без добрых людей, ей помогли. Кто деньгами, кто вещами. Потом она в церковь пристроилась, жила при церкви. Когда ни встретишь её – умилишься: глаза такие ласковые, тихая улыбка на губах, и всем-то она рада услужить. Видно, что человек нашёл себя и душу успокоил. Главное – верить.


ХОЗЯЙКА-4. Знала я одну женщину, жила она, жила, а потом вдруг беда: не стало у неё дома. Негде жить. И что же? Поехала в деревню, нашла домишко – там много пустующих, выбирай что хошь. В общем, устроилась она лучше прежнего. Главное – быть открытым для перемен.


ХОЗЯЙКА-5. Знала я одну женщину… Было у неё все как у всех: семья, дом. А потом… Никогда не знаешь, что тебя ждёт. Всё было – и ничего нет. Жизнь прошла зря. Как тут не отчаяться? Ан-нет, встретила она вдруг одноклассника, и оказалось вдруг, что он всегда её любил. И она его вдруг полюбила. Главное – встретить своего человека.


ХОЗЯЙКА-6. Знала я одну женщину, очень ей не повезло. Сперва из дома выгнали, потом друзей растеряла… Отвернулись от неё все. Теперь бомжует. Вот такая печальная история. Главное – ведь всё могло быть по-другому…


2005-2011 гг



Похожие:

Чужой дом (весёлые картинки) iconВеселые старты
Участвовали команды «Попрыгунчики» и «Рваный кед». Было много болельщиков. Задания команды получили очень веселые. Мы интересно провели...
Чужой дом (весёлые картинки) iconНазови предметы одним словом
Определи, с какого звука начинается слово: с гласного или согласного. Картинки, названия которых начинаются с гласного звука, обведи...
Чужой дом (весёлые картинки) iconНазови предметы одним словом
Определи, с какого звука начинается слово: с гласного или согласного. Картинки, названия которых начинаются с гласного звука, обведи...
Чужой дом (весёлые картинки) iconТы желтые листы. Ты из чужой мечты

Чужой дом (весёлые картинки) icon3 глава "can can its your and my world!"
Девочки вошли в дом. Внутри он и вправду напоминал дом Зачарованных. Такая же мебель, телевизор, кухня
Чужой дом (весёлые картинки) iconКартинки

Чужой дом (весёлые картинки) iconВо 2-ом полугодии 2011 2012 учебного года мбоу сош №13 приняла участие в следующих соревнованиях: плавание, легкая атлетика, волейбол, шашки, шахматы, настольный теннис, «Веселые старты»
«Веселые старты». По итогам районных соревнований учащиеся нашей школы выступали на зональных краевых соревнованиях. В г. Тимашевске...
Чужой дом (весёлые картинки) iconВ чужой земле и в городе чужом Мы наконец живем почти вдвоем

Чужой дом (весёлые картинки) iconДом номер двенадцать по Гриммоуд-плейс. А что такое Орден… начал было Гарри
Он отобрал у Гарри кусочек пергамента и зажег его концом своей волшебной палочки. Записка съежилась в огне и спикировала на землю....
Чужой дом (весёлые картинки) iconОн так любил
Двери в дом. Да, не верил он Птица летит, все цветет кругом, лиц не закрыть, точно двери в дом
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы