Буцан. Доброе утро, Фёдор Михайлович. Брызгалов icon

Буцан. Доброе утро, Фёдор Михайлович. Брызгалов



НазваниеБуцан. Доброе утро, Фёдор Михайлович. Брызгалов
страница2/6
Дата конвертации26.10.2012
Размер0.79 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6

Мордвинская. Что ж… Теперь я ваша должница. А я не люблю оставаться в долгу.

Брызгалов. Отличное правило.

Мордвинская. Какое еще правило? Не люблю – и всё!

Брызгалов. Сонечка, но это же так просто исправить.

Мордвинская. Как же?

Брызгалов. Заканчиваем интервью, и вы соглашаетесь со мной поужинать. Ваше слово «да» - и уже я ваш должник. Причём навеки.

Мордвинская. Поужинать? Оригинально. А после ужина?..

Брызгалов. Чего пожелаете.

Мордвинская. Ха-ха-ха. Вот именно: «чего пожелаете». (Театрально). И все-го, че-го по-же-лаете.

Брызгалов. Постойте-постойте. Что-то не так?

Мордвинская. Да всё не так!

Брызгалов. Я не понимаю вас.

Мордвинская. Не понимаете? Неужели? А разве вы не слышали о том, что неделю назад у меня свадьба намечалась?

Брызгалов. Ну-у, вы человек публичный…

Мордвинская. А о том, что за пять дней до свадьбы мой жених ушёл из нашей газеты и тут же устроился в газету, которая явно благоволит к вашей партии? (В лицо Брызгалову). Гнида поганая.

Брызгалов. Вы так фанатично верите в?..

Мордвинская. Да какое там фанатично? Просто терпеть не могу предателей.

Брызгалов. Отличное правило.

Мордвинская. К чёрту ваши правила. После того, как этот слизняк… Короче, свадьба сорвалась. Полный облом. Признайтесь, ваша работа?

Брызгалов. Сонечка, вы себе не представляете, что такое тупые, но жаждущие угодить подчинённые. Это просто что-то…

Мордвинская. «Семён Семёныч…»

Брызгалов. Каюсь. Глупо отрицать очевидное. Но согласитесь, мы оказали вам огромную услугу.

Мордвинская. Какую?

Брызгалов. Мы открыли вам глаза на этого типа. Представьте, если бы он вас предал через год, через два… А когда-нибудь это обязательно произошло бы.

Мордвинская. А-а-а, так я вам ещё спасибо должна сказать? А за то, что моего отца затаскали по судам, я тоже должна благодарить? А за то, что мою мать лишили любимой работы, - тоже?

Брызгалов. Сонечка, неужели вы думаете?..

Мордвинская. Не думаю, а знаю.

Брызгалов. Ну да, всё правильно: что бы я сейчас ни сказал, будет воспринято вами как ложь и жалкие оправдания.

Мордвинская. Совершенно верно. Так что можете не напрягаться.

Брызгалов. И на том спасибо. (Тяжело вздыхает). Даже легче как-то стало. (Закуривает). Вы себе не представляете, какую шваль и падаль приходится держать у себя в подчинении.

Мордвинская. Приходится?

Брызгалов. Приходится.

Мордвинская. Но почему?

Брызгалов.
А иначе нельзя. Они ведь пронизывают все поры организма, каждую клеточку. Эти безликие серые инфузории. Они везде. Они встраиваются в любую структуру. Скажи какому-нибудь Сан Санычу: «ах, что за прелесть эта бабочка», и через пять минут он принесёт ёё вам наколотой на булавку.

Мордвинская. Вы всё-таки оправдываетесь.

Брызгалов. В чём? В том, что живу в свинарнике? Так я там действительно живу.

Мордвинская. И как вам такая жизнь?

Брызгалов. В любой ситуации можно оставаться человеком.

Мордвинская. Что-что-что? Боже, какой пафос! Где мой диктофон?

Брызгалов. Стоп. Это я сейчас сказал?

Мордвинская. А кто же?

Брызгалов. Ни фига себе!

Мордвинская. Вот только не надо. Слово – не воробей.

Брызгалов. Да ладно, чего уж там. Главное ведь что?

Мордвинская. Что?

Брызгалов. А то, что когда живёшь в свинарнике… желательно пореже видеть эти свиные рыла вокруг себя. Вот почему я заместителей подбираю с физиономиями, хоть как-то похожими на человеческие.

Мордвинская. Это они-то человеческие? Однако.

Брызгалов. Но что хуже всего…

Ордунская. Да-да?

Брызгалов. Когда опираешься на людей насквозь фальшивых и порочных, когда твои ноги погружаются в трясину и слизь… когда твоё тело сползает куда-то…

Мордвинская. О, о, о. Уже теплее.

Брызгалов. …то и сам поневоле становишься…

Мордвинская. А-а-а, так значит знает кошка, чьё мясо съела? Но только что это вы так скромненько: «поневоле»… «становишься»… У вас там в свинарнике зеркала вообще есть?

Брызгалов. Сонечка, поверьте, мы всё уладим. Одно ваше слово, и…

Мордвинская. Хрен тебе! Не будет этого слова. (Встаёт). Понял? (Идёт к выходу). Борец за справедливость. Защитник непризнанных гениев. (Оборачивается). Адью. (Выходит).


Брызгалов подходит к проигрывателю, включает музыку, слушает.

Музыка заканчивается. Входит Буцан.


^ Буцан. Разрешите?

Брызгалов. Садись. Да, Юра, тяжёлый случай.

Буцан. Что, совсем ничего?

Брызгалов. Неа.

Буцан. Я же говорил.

Брызгалов. Да при чем тут… Я говорил, ты говорил… Юра, ты не понимаешь? Жребий брошен. Рубикон перейдён.

^ Буцан. В каком смысле?

Брызгалов. Я не могу просто так утереться.

Буцан. Ого.

Брызгалов. Вот тебе и ого.

Буцан. Но должно же у неё быть слабое место.

Брызгалов. Ахиллесова пята?

Буцан. Вот-вот. Если не отец, не мать, не жених, то что же?

Брызгалов. Что, говоришь? А я тебе скажу, что.

^ Буцан. Ну?

Брызгалов. Работа. Да-да-да. Работа!

Буцан. То есть?

Брызгалов. Скажи мне, кто она?

Буцан. Журналист.

Брызгалов. Не-е-ет. Она не просто журналист, она – журналист от бога. Да?

^ Буцан. Безусловно.

Брызгалов. И ради своего дела она пожертвует чем угодно. Согласен?

Буцан. Пожалуй.

Брызгалов. Для неё работа – это всё.

Буцан. Ну что ж, сделаем так, чтобы она потеряла работу.

Брызгалов. Конкретнее.

Буцан. Чего уж конкретнее? Сделаем так, что её уволят.

Брызгалов. Работает она в газете наших конкурентов. Уволить её… Это реально?

^ Буцан. Это непросто. Но… Для вас… Нет ничего невозможного.

Брызгалов. А стоит ли? Поверь мне, это ничего не даст. А вот если закрыть всю её газету…

^ Буцан. О-о-о, это гораздо проще.

Брызгалов. И главное – она завтра же будет здесь, у меня.

Буцан. Гениально. Разрешите выполнять?

Брызгалов. Действуй.


Затемнение. Музыка.


^ Та же комната. Брызгалов сидит. Вбегает Мордвинская.


Мордвинская. Как вы посмели?!

Брызгалов. Что?

Мордвинская. Я говорю, как вы посмели? Как у вас рука поднялась?..

Брызгалов. Рука? На что?

Мордвинская. Нет, ну как вы вообще… посмели… закрыть…

Брызгалов. Посмел.

Мордвинская. Что?!

Брызгалов. Посмел. Вот так, взял и посмел.

Мордвинская. Да какое вы имеете право?!

Брызгалов. Право? Ха-ха. А зачем оно мне, ваше право?

Мордвинская. Нет, ну… Это полный произвол!

Брызгалов. Согласен. Полный. (Долгая пауза). Садитесь, Сонечка.

Мордвинская. Хорошо. Прекрасно! Олимпийское спокойствие. (Садится). А вы себя как чувствуете? Нормально?

Брызгалов. Абсолютно.

Мордвинская. А про рейтинг свой вы думаете?

Брызгалов. Не думаю и не собираюсь думать об этом ближайшие четыре года.

Мордвинская. И совершенно напрасно. О рейтинге следует думать постоянно, каждый день. Иначе проиграете.

Брызгалов. А ваши думают?

Мордвинская. Наши думают.

Брызгалов. Что-то результатов не видно.

Мордвинская. Цыплят по осени считают.

Брызгалов. Ну-ну, считайте.

Мордвинская. Послушайте, неужели вы не понимаете, что душить оппозицию, сажать их лидеров в тюрьму, закрывать оппозиционные газеты и прочее и прочее… Это просто глупость.

Брызгалов. Почему?

Мордвинская. Вы забиваете гол в свои ворота.

Брызгалов. Ну, положим, вашу газету я закрыл не потому, что она оппозиционная.

Мордвинская. Для публики это неважно. Факт в том, что вы её закрыли. И это ещё один гвоздь в гроб…

Брызгалов(наигранно). Гроб? Ах. Вы меня пугаете.

Мордвинская. Серьёзнее, Фёдор. Серьёзнее.

Брызгалов. О боже!

Мордвинская. Что такое?

Брызгалов. Вы впервые назвали меня по имени.

Мордвинская. Машинально.

Брызгалов. Тем более. За это стоит выпить. Чего желаете?

Мордвинская. Ну, раз пошла такая пьянка… Шампанского.

Брызгалов(в пространство). Шампанского!

Мордвинская. Если можно, брют.

Брызгалов. Без проблем. (В пространство). Брют!


Моментально входит Буцан с двумя бокалами шампанского.


Мордвинская(берёт в руку бокал, отпивает). Однако.

Брызгалов(берёт в руку бокал). За что выпьем?

Мордвинская. За демократию. (Чокается с Брызгаловым).

Брызгалов. За демократию? (Выпивает целый бокал). Почему за демократию?

Мордвинская. Как? Разве непонятно?

Брызгалов. А почему не за прогресс или электрификацию всей страны?

Мордвинская. Хотите сказать, что демократия – пустой звук? Да, слово это действительно заездили.

Брызгалов. Как и многие другие.

Мордвинская. Но если вдуматься, демократия – это величайшая мистификация. Какая классная замануха – власть народа.

Брызгалов. А на самом деле? Чья же она, власть?

Мордвинская. Да ваша она, ваша. И вы это прекрасно знаете.

Брызгалов. Сегодня наша, а завтра…

Мордвинская. Она всегда ваша. Меняется только вывеска. Но вы всё потеряете, если не поймёте правила игры.

Брызгалов. Какой игры?

Мордвинская. Игры в демократию. Какой же ещё?

Брызгалов. Игры в демократию?

Мордвинская. Вот именно. А одно из правил этой игры заключается в том, что вам нужна сильная оппозиция. Она вам нужна как воздух.

Брызгалов. О-о-о, открыли Америку. Разве не об этом я говорю каждый день? Во все микрофоны и видеокамеры.

Мордвинская. Говорить-то вы говорите… А думаете что?

Брызгалов. Ну-у-у, в политике не всегда говорят то, что думают.

Мордвинская. А надо и думать так. Поверьте, вам действительно нужна сильная оппозиция.

Брызгалов. Которая будет бить по нас из всех крупнокалиберных орудий.

Мордвинская. Значит, нужно сделать так, чтобы все удары проходили мимо.

Брызгалов. Мне что же, на каждую их пушку поставить своего наводчика?

Мордвинская. Зачем? Просто нужно так воду замутить, чтобы они не видели, куда стреляют.

Брызгалов. Туману напустить?

Мордвинская. Вот-вот. А для этого нужна свобода слова, которую вы так не любите.

Брызгалов. Неужели?

Мордвинская. Не любите, не любите. Даже боитесь. А свободы слова не нужно бояться. Не нужно её запрещать.

Брызгалов. С нею надо смириться как с неизбежным злом?

Мордвинская. Да нет же. Почему злом? Свобода слова – это наш верный товарищ и друг.

Брызгалов. Наш – то есть ваш?

Мордвинская. Наш – это наш.

Брызгалов(наливает себе шампаского). О-о, за это стоит выпить (выпивает).

Мордвинская. Повторяю: свобода слова – это наш товарищ и друг. Просто надо её правильно использовать. Мало того, её нужно дискедитировать.

Брызгалов. Дискредитировать?

Мордвинская. Вот именно. Ваши оппоненты жаждут свободы слова? Пожалуйста. Выплесните на них ушаты полуправды-полулжи, чтобы они захлебнулись в этих помоях.

Брызгалов. У вас есть конкретный план?

Мордвинская. Вот это по-деловому.

Брызгалов. Так есть?

Мордвинская. Нет, конечно. Мне же никто не делал подобных предложений.

Брызгалов. Считайте, что я уже сделал.

Мордвинская. Ну что ж, для начала вам следует поменять всех спикеров вашей партии.

Брызгалов. Чем же они вам не угодили?

Мордвинская. Нет, среди них есть весьма толковые и уважаемые люди…

Брызгалов. Но?

Мордвинская. В данный момент на этом месте нам нужны совсем другие.

Брызгалов. «Нам»? Я не ослышался? Значит ли это, что мы с вами могли бы работать в одной команде?

Мордвинская. Ни в коем случае. Повторяю, я патологически не переношу предателей.

Брызгалов. Хотя знаете цену и нашим и вашим.

Мордвинская. Да. Но вы возбудили во мне профессиональный интерес. Даже азарт.

Брызгалов. Я счастлив.

Мордвинская. Поэтому я готова с вами сотрудничать, но при двух условиях. Во-первых, вы снимаете запрет на нашу газету.

Брызгалов. Я не привык отменять свои решения.

Мордвинская(встаёт). До свидания.

Брызгалов. Какое второе условие?

Мордвинская(садится). Полная конфиденциальность нашего сотрудничества. Если хоть капля информации об этом куда-то просочится…

Брызгалов. Ну, это совсем просто. За этой дверью (показывает) находится помещение, из которого есть проход в другое здание, а из него – выход на другую улицу.

Мордвинская. Отлично. И вот ещё что. Я должна иметь доступ в ваше закулисье.

Брызгалов. Ого.

Мордвинская. А иначе, какой от меня толк? Зачем тогда всё это?

Брызгалов. Логично.

Мордвинская. Я, конечно, понимаю, что…

Брызгалов. Нет-нет, всё правильно. Сказал «а», говори «б».

Мордвинская. Итак?

Брызгалов. Хм. Самые важные встречи я провожу в этом кабинете. Зеркало за вашей спиной – не совсем обычное.

Мордвинская. Оно прозрачное?

Брызгалов. Да. Находясь в соседней комнате, вы сможете видеть и слышать всё, что происходит тут. Зная вашу безупречную репутацию, смею надеяться…

Мордвинская. Об этом можно было бы и не говорить.

Брызгалов. Однако, я прервал вас. Так какие же спикеры нужны нашей партии?

Мордвинская. Прежде всего, это должны быть люди не менее известные, а ещё лучше - скандально известные. Но при этом они должны быть из той породы людей, про которых говорят: «ты ему плюнь в глаза, а он отвечает – божья роса». Людей, которые самого святого человека обвинят во всех смертных грехах и глазом не моргнут. Людей, которые с самым невинным видом чёрное называют белым, а белое – чёрным. Короче, людей, на которых клейма негде ставить. И при этом они должны быть прекрасными ораторами.

Брызгалов. Есть у меня одна такая. Настоящая базарная торговка. Тысяча слов в минуту. Любому рот заткнет, не даст словечка вставить.

Мордвинская. Нахрапистость – это хорошо. Но ей в противовес нужно что-нибудь совсем противоположное.

Брызгалов. Как плохой и хороший следователь?

Мордвинская. Совершенно верно. Есть один такой уникум у эсдеков. Но они его совсем не используют. Не ценят. А жаль – талант пропадает. И какой талант! Рафинированный интеллигент, умница, эрудит, блестящий полемист. В его речах правда и ложь каким-то непостижимым образом переливаются одна в другую. За три минуты он успевает нагородить такую гору несуразицы, абсолютно убедительной и безупречной по форме, что его оппоненту ничего не остаётся, как ухватиться за последнюю фразу, вполне безобидную, и попытаться что-то возразить, в то время как вся остальная гора так и остается нетронутой.

Брызгалов. Я, кажется, догадываюсь, о ком вы.

Мордвинская. Советую вам его перекупить.

Брызгалов. Подумаем.

Мордвинская. У социалистов есть один феномен. В любой дискуссии так филигранно переводит стрелки, что его визави сам не замечает, как оказывается в куче собственного дерьма.

Брызгалов. И о нём я, кажется, тоже догадываюсь.

Мордвинская. Причём заметьте, тоже невостребован. Просто какие-то непризнанные гении.

Брызгалов. А-ха-ха. Камень в мой огород.

Мордвинская. И вообще, надо скупить всю шваль, всю нечисть, которая без толку болтается в разных политических партиях. Пора загрузить их настоящей работой.

Брызгалов. Да именно этим мы сейчас и занимаемся.

Мордвинская. Занимаетесь, вижу. Но как-то скромненько.

Брызгалов. Скромненько?

Мордвинская. Как будто стесняетесь кого-то. «А что на это скажет Марья Алексевна?» Да наплевать, что она скажет! Чем скандальнее, тем лучше.

Брызгалов. Фантастика! Вы просто читаете мои мысли. (Наливает шампанское в оба бокала). За это мы просто обязаны выпить.

Мордвинская. С удовольствием.

Брызгалов. Вы знаете, не все мои товарищи по партии думают так же. Порой приходится их переубеждать. А с вами… Мы как будто поём в унисон.

Мордвинская (чокается с Брызгаловым). Я этому только рада.

Брызгалов А я? (Выпивает бокал до дна). Я просто в восторге.

Мордвинская. Ваши товарищи… Ну те, что не согласны…

Брызгалов. Да-да, есть такие.

Мордвинская. Они просто… ну как бы это помягче сказать… они интеллигенты. Они врут и сами чувствуют, что врут. А это видно. Это сразу видно.

Брызгалов. Вот-вот, я сам что-то такое хотел…

Мордвинская. Проходит только наглая, беспардонная ложь. И чем наглее, тем лучше.

Брызгалов(вдруг трезвеет). Это вы о чём?

Мордвинская(невозмутимо). Цитата. Из Геббельса.

Булдыин. А-а-а.

Мордвинская. Так вот, когда таких шулеров и аферистов наберётся хотя бы человек семь-восем, и можно начинать настоящую информационную войну.

Брызгалов. Войну? Не слишком ли?

Мордвинская. Вот именно – войну. И никаких полумер. На каждом канале – ток-шоу, аналитическая передача, брифинг и т. д. и т. п. Ни минуты покоя, ни дня передышки. Надо открыть все шлюзы. Чтобы народ в результате перестал вообще что-либо понимать: где белое, где чёрное, где свои, где чужие…

Брызгалов. При таком открытом футболе можно нарваться и на контратаку.

Мордвинская. Не боись, Федя. «Нет у них методов против Кости Сапрыкина». А почему?

Брызгалов. Почему?

Мордвинская. Потому что они хлюпики и чистоплюи.

Брызгалов. Это вы о своих-то?

Мордвинская. Да какие они мои? Все вы одним миром мазаны.

Брызгалов. Да ладно, бог с нами со всеми. (Наливает шампанское). Зато у меня появился ещё один повод выпить. (Поднимает свой бокал). За успех нашего безнадежного предприятия.

Мордвинская(чокается). Верного. Верного. Абсолютно верного предприятия.


^ Затемнение. Музыка.

Сцена освещается. Сквер, скамейка, фонари. Возле скамейки стоит Шкабара с букетом цветов. Вид у него какой-то потертый, помятый, как говорят на Украине «підтоптаний». Он похож на Петю Трофимова, которого Чехов назвал «облезлый барин». Увидев Мордвинскую, он идет ей навстречу, вручает цветы. Они подходят к скамейке.


Шкабара. Помнишь, я признался тебе в любви именно на этой скамейке?

Мордвинская. Послушай, Саша, ты вызвал меня сюда, чтобы вспоминать всё это?

Шкабара. Ты что, не помнишь эту скамейку?

Мордвинская. «Что тот солдат, что этот». Да они все одинаковые.

Шкабара. Да нет. Неодинаковые. Присядем?


^ Они садятся на скамейку.


Протяни правую руку, потрогай край скамейки.

Мордвинская. Ой.

Шкабара. Что?

Мордвинская. Гвоздь.

Шкабара. Ну и?..

Мордвинская. Вспомнила. Ёлы-палы, ей богу вспомнила. Ты меня захотел обнять, я дернулась и порвала платье. Вот об этот самый гвоздь.

Шкабара. И мне всю дорогу до твоего дома пришлось вести тебя, обнимая левой рукой, чтобы закрыть собой место разрыва.

Мордвинская. Хм, «пришлось».

Шкабара. Да уж, ляпнул так ляпнул. «Пришлось». Выпало великое счастье.

Мордвинская. Отчего же ты не поднялся ко мне тогда? Помнится, я предлагала тебя чаем угостить.

Шкабара. А ты что, не поняла?

Мордвинская. Что, что я должна была понять?

Шкабара. Ну это же… так просто. Влюблённый юноша впервые прикасается к плечу девушки своей мечты. И в этот момент вся вселенная для него переворачивается, он не чувствует ног под ногами, он ощущает такое неимоверное…

Мордвинская. Аркадий, не говори красиво.

Шкабара. Ну что ты? Ну зачем ты так? Нет, всё таки, в тебе нет ни капли романтики.

Мордвинская. Романтики?! Чёрт побери. Когда я слышу слово «романтика», я хватаюсь за пистолет.

Шкабара. Это что-то из Гитлера?

Мордвинская. Возможно. Не в этом дело.

Шкабара. А в чём же дело?

Мордвинская. А в том, что из самых ярых романтиков получаются самые злобные диктаторы. Тот же Гитлер, например. Ты знаешь, каким романтиком он был в юности?

Шкабара. Чёрт. При чём тут Гитлер? Мы говорили о моих чувствах. Переживаниях. При чём тут Гитлер?

Мордвинская. Как знать, как знать… Может, и при чём.

Шкабара. Что ты имеешь в виду?

Мордвинская. Знаем, не проболтаемся.

Шкабара. Детский сад какой-то.

Мордвинская. Уж скорее – пионерский лагерь.

Шкабара. Пионерский лагерь? Почему пионерский лагерь?

Мордвинская. Так ведь именно оттуда родом эта фраза: «знаем, не проболтаемся».

Шкабара. Фраза? При чём тут фраза? Я тебе о чувствах, а ты… Нет, ты совсем не изменилась. Ты всегда была такая… холодная, жёсткая, невозмутимая.

Мордвинская. Говори уж прямо – грубая, жестокая, невыносимая.

Шкабара. А что, скажешь нет?

Мордвинская. А ты… ты всегда был хлюпиком. Такой робкий, такой нерешительный. Прямо скулы сводило.

Шкабара. Я просто любил тебя. А любовь не может быть решительной и победоносной.

Мордвинская. «Победоносной». Слово-то какое.

Шкабара. Да разве дело в слове? Любовь не может быть агрессивной, наступательной, наглой…

Мордвинская. Откуда ты знаешь?

Шкабара. Знаю. Потому что до сих пор люблю.

Мордвинская. Да любовь ли это, Саша?

Шкабара. Именно это и есть любовь. Теперь-то я точно знаю.

Мордвинская. Любовь без взаимности? Хм. Да это же просто… желание.

Шкабара. Как-как? Желание?

Мордвинская. Ну да, желание. «Имею желание купить корову, но не имею возможности».

Шкабара. Да-да. «Имею возможность купить козу, но не имею желания». Но… все… рано или поздно… покупают козу.

Мордвинская. Ты хочешь сказать…

Шкабара. Да. Неразделённая любовь – единственная истинная любовь. А как только её разделили – проще говоря, уступили, снизошли, кинули подачку – вот тут-то и конец любви. И начинается чёрт знает что.

Мордвинская. Саша, мы с тобой живём в разных вселенных. И слова у нас с тобой имеют разный смысл.

Шкабара. Да какие к чёрту разные вселенные? Вот сейчас, когда ты говорила эту дурацкую фразу… О чём ты думала?

Мордвинская. О чём же?

Шкабара. А я скажу тебе, о чём. О мести.

Мордвинская. Что?! Что ты сказал?

Шкабара. О мести ты думала, о мести.

Мордвинская. Фантастика. Как это можно угадать?

Шкабара. Я ничего не угадываю.

Мордвинская. Но как тогда?..

Шкабара. Пойми, я – мужчина, который тебя любит. Неужели не понятно?

Мордвинская. А-а-а, вот оно что. Ты узнал, что моя свадьба сорвалась… И решил, что тебе здесь что-то обломится?

Шкабара. «Ты, Люсь, на грубость нарываешься, всё, Люсь, обидеть норовишь».

Мордвинская. Извини. Я что-то действительно… не того. Но поверь, к своему бывшему жениху я не испытываю никакого чувства мести.

Шкабара. Правильно. Ты испытываешь его к другому.

Мордвинская(удивлённо). Однако.

Шкабара. Ладно, замнём для ясности. Я, собственно, что хотел сказать… Зачем я назначил тебе эту встречу…

Мордвинская. Вот именно – зачем? Через столько лет – объявился.

Шкабара. Понимаешь, я придумал гениальную идею.

Мордвинская. Ну конечно, гениальную. Как же иначе? Хм. От скромности ты не умрёшь.

Шкабара. Нет, идея действительно классная.

Мордвинская. И что за идея?

Шкабара. Идея абсолютно нового ток-шоу. Для телевидения.

Мордвинская. Саша, дорогой, ну что же может быть нового в ток-шоу? Говорящие головы изрекают избитые фразы, но при этом так надувают щёки…

Шкабара. …так много врут и обещают…

Мордвинская. …так рьяно перебивают друг друга. Что же в этом жанре может быть нового?

Шкабара. Вот-вот, это главное заблуждение.

Мордвинская. Неужели?

Шкабара. Да. Меняются ведущие, меняются названия, меняется антураж. Но не меняется суть. А почему?

Мордвинская. Почему ?

Шкабара. А потому, что у них там, на телевидении, нет ни одной оригинальной идеи.

Мордвинская. А у тебя она есть?

Шкабара. У меня она есть. И не одна. У меня их куча, море.

Мордвинская. Изложи хотя бы одну.

Шкабара. Ну, например, вот такая. Ты сама только что заметила, что в политических ток-шоу собеседники постоянно перебивают друг друга, а порой просто слова не дают вставить.

Мордвинская. Ну-у, это же один из элементов технологии.

Шкабара. Чьей технологии? Политиков или создателей передачи?

Мордвинская. Как правило, и тех и других.

Шкабара. А меня как зрителя это раздражает.

Мордвинская. А кому-то нравится.

Шкабара. Поверь мне, всех это уже достало.

Мордвинская. И что ты предлагаешь?

Шкабара. Я придумал, как с этим бороться. Надо, чтобы политики во время ток-шоу не просто болтали, а чем-нибудь ещё занимались.

Мордвинская. Мыли пол, прокручивали мясо на фарш?

Шкабара. Тоже неплохо. Ну а если серьезно… Представь себе диалог политиков, который они ведут во время игры в шахматы или в бильярд. Правило одно – тот, кто думает над ходом, должен молчать. В это время говорит его противник. Хочешь перебить его – делай ход. Вот так.

Мордвинская. Неплохо. Но позволь, разве это не ещё один новый трюк? Антураж – и только.

Шкабара. Антураж? А если в корень посмотреть? Ведь участники шоу попадают в совершенно необычную ситуацию. Ну сама посуди: хочешь победить в словесной дуэли, надо много говорить, а будешь много говорить, проиграешь партию в шахматы…

Мордвинская. Или в бильярд.

Шкабара. Или в покер. А проигрывать никто не любит.

Мордвинская. Даже в крестики-нолики.

Шкабара. Тем более публично, перед огромной аудиторией.

Мордвинская. Ну что ж, неплохо. Бог в помощь. Дерзай.

Шкабара. Дерзай? О чем ты? Ну куда я сунусь со своими идеями? На телевидении я – чужак. Меня просто используют и выбросят. Разве не так?

Мордвинская. Пожалуй. Но почему ты говоришь всё это именно мне?

Шкабара. Потому что именно ты можешь мне помочь.

Мордвинская. Каким образом? Я такой же журналист, как и ты.

Шкабара. Не прибедняйся. Такой, да… Такая, да не такая.

Мордвинская. Ну-у, если ты о популярности, то…

Шкабара. Да какая к чёрту популярность? Соня, ты мне реально можешь помочь. И тебе для этого нужно только пальцем пошевелить.

Мордвинская. Что-что-что?

Шкабара. Только одно слово сказать.

Мордвинская. Слово? Кому?

Шкабара. Сама знаешь, кому.

Мордвинская. Оп-па, приехали. Ты о чём?

Шкабара. О том, о том.










Мордвинская. Стоп. Терпеть не могу намёков. Ты хочешь сказать…

Шкабара. Да. Речь идёт о Брызгалове. О Фёдоре Михайловиче.

Мордвинская. Это что, так заметно?

Шкабара. Совсем не заметно.

Мордвинская. Постой-постой. Может, все уже знают, а я, как обманутая жена, узнаю обо всём последней?

Шкабара. Никто ничего не знает. Успокойся. Знаю только я.

Мордвинская. Но как?

Шкабара. Неужели не понятно? Мужчина, который столько лет любит… Может, ты наконец услышишь меня? И перестанешь искать во всём подвох?

Мордвинская. Фу-у-ух. Напугал. Не хватало ещё…

Шкабара. Успокойся. Никто даже не догадывается.

Мордвинская. Это хорошо. Но… Чего же ты хочешь? Ах да, ты уже… И что, я должна?..

Шкабара. Должна? Соня, о чём ты…

Мордвинская. Ну что ж, всё – в порядке вещей. Условия понятны.

Шкабара. Условия? Бог с тобой, Соня. Какие условия? Я обратился к тебе за помощью. Как к хорошему товарищу.

Мордвинская. Ладно, проехали. Я поговорю с Брызгаловым.

Шкабара. Неужели он снизойдёт до такого муравья, как я?..

Мордвинская. Муравья? А что, у муравьёв есть зубы?

Шкабара. Соня, какие зубы? У меня от всех органов остался только язык. Так и передай своему Брызгалову: лизать его буду во все места. В какие захочет.

Мордвинская. О-о-о, чего-чего, а лизальщиков у него и так хватает. До крови зализывают.

Шкабара. Есть и другие методы доказать свою преданность.

Мордвинская(в сторону). Дурачок. Ты сам не представляешь, в какое дерьмо ты так жаждешь вляпаться.

Шкабара. Я готов перед ним так пресмыкаться, так его обожествлять, как никто никогда никого…

Мордвинская …не любил.

Шкабара. Ха-ха-ха. Кстати, он уже затащил тебя в постель?

Мордвинская. А вот хамить не надо.

Шкабара. Да ладно, Соня. Дело житейское. Не хочешь, не говори.

Мордвинская. Так было бы о чём говорить, а то ведь… Ты знаешь, когда он закрыл нашу газету…

Шкабара. Крайне нерациональный шаг с его стороны. Что весьма нетипично для Брызгалова.

Мордвинская. Типично-нетипично… Я тогда об этом не думала. Ради спасения газеты я была готова на всё. Но он…

Шкабара. Что, не воспользовался?

Мордвинская. Даже не попытался. И до сих пор не пытается.

Шкабара. Ого, да у него к тебе серьёзно. Слушай, а может, он – импотент?

Мордвинская. Я тоже сначала так подумала. Но вчера он мне устроил такое… настоящий порно-спектакль. В котором сыграл главную роль.

Шкабара. Порно-спектакль? Это что-то новенькое.

Мордвинская. Ну, порно-фильм в живом исполнении.

Шкабара. Так сказать, он-лайн? Но каким образом?

Мордвинская. Видишь ли, он дал мне возможность наблюдать за его деловыми встречами, которые происходят в его кабинете.

^ Шкабара(свистит). Что ты говоришь? Ничего себе!

Мордвинская. Боже, что я делаю?

Шкабара. Не боись, Соня. Я – могила!

Мордвинская. Слово не воробей… Ладно. Проехали. Так вот, вчера, после очередной деловой встречи с вице-премьером этот козёл… прямо на моих глазах… устроил оргию с двумя молодыми актрисами.

Шкабара. В том же кабинете?

Мордвинская. Да! Прямо на письменном столе.

Шкабара. Ого! Так у него к тебе серьёзнее, чем я думал. Слушай, он тебя действительно…

Мордвинская. Что?

Шкабара. Ну, любит, не любит… Такие люди вообще не знают, что это такое. У них все человеческие чувства давно атрофировались.

Мордвинская. Отморозились.

Шкабара. Отморозились? А, может быть, только за-морозились? Временно. И тут, под действием твоих чар они начинают оттаивать, обретать новую жизнь. Ты просто представь себе – мёртвое такое тело, настоящий моральный труп. Ржавая глыба льда. И вот появляешься ты. Бесовщиночка в глазах. Бровью только повела, и словно по мановению волшебной палочки глыба начинает таять. Из под бесформенных кусков льда и грязи появляются первые веточки, зелёные листочки, а там…

Мордвинская. Аркадий, не говори красиво.

Шкабара. А что собственно такого я сказал? Всего лишь констатирую силу твоих женских чар. Если даже такой монстр на глазах превращается…

Мордвинская. Да плевать мне, во что он там превращается.

Шкабара. А вот это правильно. «Правильной дорогой идёте, товарищ».

Мордвинская. Ты о чем?

Шкабара. Я о тактике. Правильную тактику ты избрала.

Мордвинская. Тактику? Какую ещё тактику?

Шкабара. Тактику поведения с Брызгаловым.

Мордвинская. Ты о чём? Что ты имеешь в виду?

Шкабара. Хотя б вот это твоё «да плевать мне!» А ну скажи ещё раз: «Да плевать мне, во что он там превращается!»

Мордвинская. Да ты что вообще?

Шкабара. А что? Самая лучшая тактика. Лучше всего на твоём месте – это и дальше разыгрывать из себя разгневанную фурию, оскорблённую добродетель, неприступную крепость.

Мордвинская. Что-что-что? Что ты себе позволяешь? «Разыгрывать из себя»… «неприступную крепость»… Может, ты мне прочтёшь лекцию о том, как завлекать в свои сети кавалеров?

Шкабара. Ты так это поняла?

Мордвинская. А как это вообще ещё можно понять?

Шкабара. А так, что неприступная крепость может быть не только средством… сама знаешь, чего… но и целью.

Мордвинская. Что-что-что?

Шкабара. Не только средством, но и целью. Для него.

Мордвинская. Целью чего? Что-то я совсем ничего не уловлю.

Шкабара. Потому что ты на всё смотришь со своей колокольни. В твоём представлении крепость – это сеть, банальная женская уловка.

Мордвинская. Ну да. А ты смотришь на это иначе?

Шкабара. Не важно, как я на это смотрю. Важно, что Брызгалов смотрит на твою крепость не как на объект, который надо взять штурмом.

Мордвинская. А как на что?

Шкабара. Как на объект поклонения, как на объект восхищения. Как на произведение искусства, которое рассыпется, если попробуешь взять его в руки. И это очень мудро. Взятая крепость никому не нужна.

Мордвинская. Ты что же, действительно думаешь, что всё именно так и обстоит?

Шкабара. Не думаю – уверен.

Мордвинская. Ого. Хорошенькое дело. И вот это я сейчас во всём этом дерьме… Ну ничего. Он у меня получит. Я ему покажу. Я ему этого просто так не спущу. Скотина!

Шкабара. Уф-уф-уф. Закипела.

Мордвинская. Да за кого он меня держит?

Шкабара. Не знаю, за кого он тебя держит. Но знаю, что он к тебе явно неравнодушен. И точно знаю, что он дорожит этим чувством.

Мордвинская. Ага. Так дорожит, что развлекается со шлюхами прямо у меня на глазах.

Шкабара. Думаю, дело не в шлюхах, а именно в том, что ты это наблюдала.

Мордвинская. То есть?

Шкабара. Похоже, именно это его возбуждает.

Мордвинская. Возбуждает?! Возбуждает! Я ему покажу «возбуждает».

Шкабара. Слушай, а ведь ты к нему тоже…

Мордвинская. Что «тоже»?

Шкабара. Неравнодушна.

Мордвинская. Кто, я?

Шкабара. Да-да, это очевидно.

Мордвинская. Я?! Да ты что? Да я этого козла… (Задыхается).

Шкабара. Ненавидишь? Правильно. И ненавидишь, и в то же время…

Мордвинская. Не говори чепухи. Лучше подскажи, как мне ему отомстить. Я не я буду, если…

Шкабара. Стоп. Во-первых: не надо дёргаться.

Мордвинская. Он ещё узнает, на что способна обиженная женщина.

Шкабара. Во-вторых: ни в коем случае не выдавать свою обиду.

Мордвинская. Я его сотру в порошок, я ему…

Шкабара. И в-третьих: только ясный ум, только холодный расчёт. Железная воля – и никаких эмоций. Помнишь Медею?

Мордвинская. Что?

Шкабара. Я говорю, помнишь Медею?

Мордвинская. Медею? Это Софокл, что ли?

Шкабара. Еврипид.

Мордвинская. Стоп! Слушай, а какое у тебя первое образование? Ты ведь на режиссёра учился.

Шкабара. Учился-то учился, да вот… не пригодился.

Мордвинская. А вот и пригодился.

Шкабара. Ты о чём?

Мордвинская. Кажется, я нашла тебе работу.

Шкабара. Работу? Но я вроде бы в некотором роде…

Мордвинская. Вот именно: «в некотором роде».

Шкабара. Не понял. С каких это пор работа журналиста считается?..

Мордвинская. Да брось ты. Заштатный репортёришка заштатной газетки? Я предлагаю тебе настоящую, творческую работу. Разве ты не мечтал когда-нибудь поставить «Гамлета», «Вишнёвый сад», «Утиную охоту»?

Шкабара. Где? В сельском клубе?

Мордвинская. А если зарплату тебе за это будут платить как в гранд-опера?

Шкабара. Ого. И это реально?

Мордвинская. Это реально.

Шкабара. И где же эти молочные реки?

Мордвинская. Совсем рядом. Представь себе, этот придурок…

Шкабара. Брызгалов?

Мордвинская(кивает). …решил театр придворный организовать.

Шкабара. Как это – придворный?

Мордвинская. Ну, театр при партии. При своей партии.

Шкабара. Во как! Партии уже свои театры открывают?

Мордвинская. Как там другие партии, не знаю… Но Брызгалов…

Шкабара. Он что, театр любит?

Мордвинская. Театр? Хм…На счёт театра не знаю. Но что касается актрис… особенно молоденьких…

Шкабара. Молодец, губа не дура. Актрисы, да еще молоденькие… тонкие, возвышенные… М-м-м.

Мордвинская. Актрис-то хватает. Да и актёров – тоже. Одна незадача – режиссёра нет.
1   2   3   4   5   6



Похожие:

Буцан. Доброе утро, Фёдор Михайлович. Брызгалов iconФедор Михайлович Достоевский
Пассаже. Имея уже в кармане свой билет для выезда (не столько по болезни, сколько из любознательности) за границу, а следственно,...
Буцан. Доброе утро, Фёдор Михайлович. Брызгалов iconЛекция 22. Фёдор Михайлович Достоевский. Схождение во ад
Михаил Михайлович Достоевский (его брат) вспоминает, что припадки эпилепсии мучили Фёдора Михайловича и до каторги, но усилились...
Буцан. Доброе утро, Фёдор Михайлович. Брызгалов icon«Здравствуй, школа»
Ведущий 1: Доброе утро, дорогие гости, учителя, уважаемые родители! Доброе не только из-за ясной погоды, а прежде всего, из-за добра,...
Буцан. Доброе утро, Фёдор Михайлович. Брызгалов icon1ребенок. — В доме добрыми делами занята, Ходит по квартире доброта, Утро доброе у нас, Добрый день и добрый час, Добрый вечер, ночь добра, Было доброе вчера. 2 ребенок
Красная Шапочка.— А вовсе и не сорок, не верьте вы ему! Раз, два, три, четыре, пять и еще один,всего шесть пирожков!
Буцан. Доброе утро, Фёдор Михайлович. Брызгалов iconСценарий праздника «Здравствуй школа» Звучит музыка. Построение классов Ведущий
Доброе утро, дорогие гости, учителя, уважаемые родители! Доброе – не только из-за ясной погоды, а прежде всего из-за добра, которое...
Буцан. Доброе утро, Фёдор Михайлович. Брызгалов iconДоброе утро, Солнышко!
Солнце. Лето. Парк за городом. Отец с девочкой запускают фанерный голубой самолетик
Буцан. Доброе утро, Фёдор Михайлович. Брызгалов iconСледует Поднять трубку до четвертого звонка телефона
Сказать «Доброе утро (день )», «Говорите» представиться и назвать свой отдел
Буцан. Доброе утро, Фёдор Михайлович. Брызгалов iconФедор Михайлович Достоевский
Жена моя вчера, в бытность нашу у Семена Алексеича, весьма кстати подшутила над вами, говоря, что вас с Татьяной Петровной вышла
Буцан. Доброе утро, Фёдор Михайлович. Брызгалов iconФедор Михайлович Достоевский
Однажды утром, когда я уже совсем собрался идти в должность, вошла ко мне Аграфена, моя кухарка, прачка и домоводка, и, к удивлению...
Буцан. Доброе утро, Фёдор Михайлович. Брызгалов iconФедор Михайлович Достоевский ползунков
Я начал всматриваться в этого человека. Даже в наружности его было что-то такое особенное, что невольно заставляло вдруг, как бы...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов