Сергей могилевцев золотой век, или безумие свистоплясова icon

Сергей могилевцев золотой век, или безумие свистоплясова



НазваниеСергей могилевцев золотой век, или безумие свистоплясова
страница1/5
Дата конвертации30.10.2012
Размер0.73 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3   4   5


СЕРГЕЙ МОГИЛЕВЦЕВ


ЗОЛОТОЙ ВЕК,


или


БЕЗУМИЕ СВИСТОПЛЯСОВА


комедия в 4-х действиях


Удивительные события происходят в министерстве Блестящих Возможностей! Мелкий клерк по фамилии Свистоплясов, работающий в отделе газетных вырезок, внезапно сошел с ума, и стал вещать непозволительную крамолу. Взобравшись с ногами на стул, а за­тем и на стол, он заявил молодым коллегам, что нет зверя хуже, чем русский чиновник. Потом вообще объявил, что Россия прогибается под его, чиновника, сытым и откормленным задом, и терпеть это больше нет сил! Подобные вещи столь изумили служащих министерства, что народ валом повалил из всех отделов послушать новоявленного Мессию. Работа министерст­ва парализована. В кабинете министра Кордильерова срочно собирается совещание с целью нейтрализовать опасного бунта­ря. Однако выясняется страшная вещь – этого сумасшедшего нельзя тронуть и пальцем, поскольку он, подлец, является автором некоего Проекта, посланного самому президенту! Кто его знает, как отнесется президент к писаниям Свистоплясова? Быть может, он одобрит их, и тогда прости-прощай и крес­ло министра, а заодно уж и всех его заместителей! Самое же неприятное состоит в том, что в своем Проекте Свистоплясов предлагает установить в Россия Золотой Век без чиновника и чиновничества. Страшно даже подумать, что будет, если пре­зидент одобрит этот Проект!.. Все находятся в страшном нап­ряжении, Свистоплясов продолжает вещать крамолу, попутно сделав предложение сначала дочери министра Кордильерова, а потом и его супруге. Он не теряет времени, этот загадочный Свистоплясов! Однако заканчивается на этот раз все тихо и мирно: президент прочитал Проект Свистоплясова, и решил, что Золотой Век в России вводить преждевременно. Но страшно даже подумать, что будет, если президент передумает!

^ Участвует вся труппа. Ролей: 5 жен., 16 муж., а также чи­новники разных рангов, просители, посетители, и пр.

Участвуют:


Свистоплясов Аполлинарий Иванович, мелкий чиновник министерства Блестящих Возможностей.

Кордильеров Афанасий Гаврилович, министр Блестящих Возможностей.

Валентина Петровна, его жена.

Наташа, его дочь.

Стелла, его секретарша.

Бабуинов Зиновий Лаврентьевич, первый заместитель министра.

Заратустра Козьма Пантелеевич, второй зам. министра.

Дубельт Савелий Игнатьевич, третий заммина.




П
чиновники на побегушках.
олуактов.


Полуэктов.


П
чиновники, сослуживцы Свистоплясова.

родуктовый.


Нерусский.

Фридляйн.


Важный чиновник.

Старый чиновник.

Очень старый чиновник.

Расхристанный анархист.

Профессор из глубинки.

Обиженная д а м а.

Восторженная патриотка.

Фельдъегерь.

Чиновники разных рангов, просители, посетители, и пр.


^ ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ


Кабинет министра Блестящих Возможностей.

Присутствуют: Кордильеров, Бабуинов, Заратустра и Дубельт.


Кордильеров (с некоторым смущением, поначалу даже и не глядя на заместителей, то прохаживаясь по кабинету, то садясь за свой стол, то опять вскакивая на ноги). Господа, возможно, что в самое ближайшее время с произволом чиновни­ка на Руси будет покончено! Радуйтесь, господа, ибо событие это спасет нашу страну от страшных и неминуемых потрясений; грядет Золотой Век свободы и справедливости, и все мы, вместе с вами, будем этому прямыми свидетелями!

Бабуинов (озадаченно). Как так покончить с произ­волом чиновника на Руси? не может быть, чтобы по­кончить с произволом чиновника на Руси!

Заратустра (в тон ему). Вот не было печали, так привалило покончить с произволом чиновника! никогда не поверю, что на Руси будет покончено с произволом чиновника; что хотите со мной делайте! хоть живьем режьте, хоть увольняйте без выходного пособия, а не пришло еще время кончать в России с произволом чиновника!

Дубельт (также не верит). Вот тебе и фифти - фифти, вот тебе и баланс с отчетностью в конце года! покончить с произволом чиновника на Руси – это все равно, что взять кредит без всяких процентов! что хотите, Афанасий Гаврилович, хоть выговор мне объявляйте, хоть в долговую яму сажайте до конца жизни, а чиновника на Руси и произвол его оста­новить никому не удастся; да сами-то вы, Афанасий Гаврилович, верите в это, или просто так, шутки ради, устраиваете нам плановую проверку?

Кордильеров (лукаво, стараясь, однако, выглядеть искренним). Какая уж тут, господа, плановая проверка, когда все мы в России подошли к опасной черте?! гнет, господа, и мздоимство чиновника достигли у нас неслыханного масштаба; страна, гос­пода, стонет и прогибается под его, чиновника, лю­бовью к поживе; а потому искоренение в ближайшее время произвола чиновника на Руси следует воспри­нимать, как избавление от чумы, нашествия татаро-монгол и устранение угрозы глобального потепления, вместе взятые; поистине, господа, еще немного, еще самую малость, и новый, Золотой Век, придет к нам, как дуновение свежего ветра; как миллионный выигрыш в руки нес­частливого игрока; поистине, господа, скоро мы все увидим небо в алмазах!

Бабуинов (льстиво, мечтательно, подстраиваясь под начальника). Ах, какое прекрасное, какое чудесное время наступит вскоре для русских людей!

Заратустра (так же фальшиво). Поистине, мечта о Золотом Веке всегда жила в русском народе!

Дубельт (подхватывает на лету). И как прекрасно, что это новое, золотое состояние человечества, то есть, прошу прощения, государства, придется на ваше, Афанасий Гаврилович, руководство министерством Блестящих Возможностей! но, впрочем, верны ли ваши сведения об этом новом, золотом состоянии человечества?

Кордильеров (слегка морщится от слишком явной лести своего заместителя; поправляет его). Не всего человечества, Зиновий Лаврентьевич, не всего, а только лишь населения нашей необъятной страны; только лишь у нас планируется пришествие Золотого Века и наступление всеобщей гармонии; во всех остальных странах как брали взятки, так и бу­дут брать их впредь, как занимались казнокрадством и разбазариванием иностранных инвестиций, так и будут разбазаривать дальше, никого не стесняясь; Золотой Век планируется ввести только в России; а что до верности моих сведений о наступлении эры, смертель­ной для российского взяточника и казнокрада, то мо­жете не сомневаться, они самые верные; не кто иной, как знакомый вам Ниточкин Аристарх Гермогенович, возглавлявший некогда отдел по связям с обществен­ностью нашего министерства, а ныне, как знаете вы, работающий в администрации президента, сообщил мне это сегодня по телефону; сведения эти совершенно секретные, и кроме нас с вами, коллеги, о них пока никто не догадывается; суть же дела сводится к сле­дующему: на стол президента лег Проект, написанный неким русским чиновником об искоренении в России его же, чиновника, произвола и о наступлении в свя­зи с этим эры всеобщего благоденствия; со дня на день ожидается и соответствующий Указ, возводящий этот Проект в ранг закона наравне с Конституцией; одним словом, коллеги, еще несколько дней, и все мы, как я уже говорил, узрим новое небо и новую землю; небо, мне думается, будет в алмазах, а по земле пройти будет нельзя от шелеста зеленых, а также иных, купюр и казначейских билетов.

Бабуинов (верноподданически). Воистину, такой закон перевернет отношение народа к чиновнику! народ полюбит и облобызает чиновника, а чиновник полюбит и облобызает народ!

Заратустра (так же). Очень нужный и своевремен­ный Проект лег на стол нашего президента! не сомне­ваюсь, что и закон, уравнивающий этот Проект в пра­вах с Конституцией, вскоре будет опубликован в печати!

Дубельт (в тон им обоим). Но кто же, кто же он, этот таинственный автор Проекта, сулящего всем нам процветание и благоденствие? кто он, этот таинст­венный брат наш, коллега по трудной и неблагодарной работе, труженик пера, чернил, входящих и нисходя­щих бумаг, жесткого белого воротничка и черных ситцевых нарукавников, дерзнувший обеспокоить своим про­жектом самого президента?

Кордильеров. Не знаю, Савелий Игнатьевич, не ведаю и не знаю; Ниточкин Аристарх Гермогенович мне этого не сообщил; сказал только, что это мел­кий чиновник, служащий в нашем министерстве Блестящих Возможностей, склонный к нестандартному мышлению и недюжин­ным обобщениям; а также добавил, что чиновника это­го ждет, без сомнения, блестящее будущее.

Бабуинов (театрально). Это уж точно, таких прыт­ких чиновников надо или гнать в шею, или сажать как можно повыше; чтобы потом было больнее падать; но как мог он, Афанасий Гаврилович, послать свой Проект, ни у кого не спросясь?

Заратустра (в тон ему). Чем выше посадить и познатнее наградить такого прыткого и недюжинного интеллектуала, тем больше пользы принесет он всем нам и нашей стране! И все же, как мог он нарушить сложившуюся субординацию?

Дубельт (так же). Ах, как же грустно, как плохо, что не знаем мы имени этого первопроходца! но, ес­ли честно, как подло и коварно он поступил, перепрыгнув через голову министра Блестящих Возможностей!

Кордильеров (сокрушенно). Да уж, господа, что верно, то верно, каждый сверчок знай свой шесток! ежели каждый мелкий чиновник будет нарушать сложив­шееся статус-кво, то это будет не Золотой Век, а, извините меня, каменный, и даже хуже того!

Бабуинов (гневно). Таким прытким писакам не место в нашем заслуженном министерстве! пусть пишет в жур­налы, а у нас писать можно лишь по инстанции!

Заратустра (еще более гневно). В шею гнать та­кого писаку! обеспокоил прожектом самого президен­та!

^ Дубельт (подражая коллегам). Вот найти бы его, и лишить всех льгот до скончания века!


Открывается дверь, и мимо испуганной секретарши в кабинет вбегают Полуактов и Полуэктов.


Полуактов (безумно размахивая руками). Неслы­ханное известие! невероятное происшествие!

Полуэктов (еще более безумно размахивая руками и тараща глаза). Неслыханное событие, невиданное представление!

Кордильеров (грозно). Что вы такое несете, какое известие, какое невиданное представление?

Полуактов (выбегая вперед). Такое невиданное, какого в нашем министерстве не было ни­когда! До того невиданное и неслыханное, что будет почище мирового финансового кризиса!

Полуэктов (отталкивая его, протискиваясь вперед). Такое странное и невиданное представление, что ни в каком театре его не увидишь! ни в Большом, ни в Малом, ни даже на Малой Бронной! да что там на Ма­лой Бронной, – даже в театре Сатиры такого предста­вления вы, Афанасий Гаврилович, никогда в жизни сво­ей не увидите! даже если купите билеты в партер, и будете глядеть из первого ряда, – даже и в этом слу­чае все равно такого спектакля ни за что не посмот­рите!

Полуактов. Такие происшествия только в нашем министерстве Блестящих Возможностей и могут произойти! такое ни за что не случится ни в министерстве Верного Направления, ни в, извините за выражение, – не к ночи будь сказа­но, – министерстве Прошлогоднего Снега; даже, про­шу прощения, Афанасий Гаврилович, и в министве Всеобщего Счастья таких происшествий отродясь не бы­вало; бывало, конечно, там всякое, и вы, как друг и товарищ всем остальным нашим министрам, в том числе и министру Всеобщего Счастья, можете с ним об этом проконсультироваться, но наперед вам скажу, что такого кошмара, как здесь у нас, в министер­стве Блестящих Возможностей, вы больше нигде не увидите!

Полуэктов. И даже, Афанасий Гаврилович, обра­тись вы с официальным запросом в министерство куль­туры, все равно вам сразу ответят, что такие спек­такли в нашей стране еще не показывались; может быть, и показывались они где-то в других, более развитых странах, но в нашей стране такого еще не видали; разве что какой-нибудь Питер Штайн, заез­жая знаменитость из-за границы, привозил к нам такие спектакли, но чтобы на отечественной сцене, да с местными режиссерами, – нет, такого еще не бывало!

Кордильеров (рявкает министерским басом). Стоп, довольно, замолчите немедленно! замолчите, или сей же миг уволю вас обоих по сокращению штатов, да еще и с волчьим билетом в придачу! будете тогда торго­вать на рынке дырявыми джинсами, и вспоминать, как о потерянном рае, службу в моем министерстве финансов! заткнитесь, и объясните все по-порядку: что за невиданное происшествие и неслыханное пред­ставление случилось во вверенном мне министерстве?

Полуактов (отталкивая Полуэктова). Я, я, разрешите я обо всем расскажу, Афанасий Гаври­лович!

Полуэктов (отпихивая, в свою очередь, Полуактова). Нет, нет, лучше я обо всем расскажу, Афанасий Гаврилович!

Полуактов (задвигая назад Полуэктова). Не слушайте вы этого Полуэктова, Афанасий Гаврило­вич, он ничего путного вам не расскажет! он еще не дорос до больших рассказов, Афанасий Гаврило­вич, он в нашем министерстве всего лишь мальчик для побегушек, и ничего путного не может узнать; вы лучше меня послушайте, я вам все, как дважды два, вмиг расскажу!

Полуэктов (задвигая назад Полуактова). Это кто в нашем министерстве финансов мальчик для побегушек? это значит я, Полуэктов, мальчик для побегушек, а ты, значит, Полуактов, не мальчик для побегушек? это я, значит, ничего путного со­общить не смогу, а ты, значит, всю правду, как на духу, выложишь, не стесняясь? да знаете-ли вы, Афа­насий Гаврилович, что этот Полуактов ничего путно­го делать не может, кроме как бегать за квасом и за сигаретами в палатку напротив? что его только из жалости, да из-за его лошадиных ног, которые куда угодно вмиг добегут, и держат у нас в министер­стве вот уже двадцать пять лет? что и для вас, и для всех ваших предшественников не то, что за квасом и сигаретами, а и за пивом, а бывало, что и за вод­кой бегал, как молодой? что этот Полуактов и не чи­новник вовсе, а резвый конь о четырех борзых ногах, что он только прикидывается чиновником, пуская всем в глаза пыль и туман? вы ему по этой причине расска­зывать не давайте, – он вам такой пыли, такого ту­мана напустит, что вы потом неделю прокашляться и просморкаться не сможете?!

Полуактов (колотя по спине Полуэктова). А ты, а ты... а ты старый козел! блеешь с утра до вечера по чем только зря, собираешь вся­кую грязную информацию, и нашептываешь на ухо пер­вому встречному! он не только вам, Афанасий Гаври­лович, по секрету сплетни на ухо нашептывает, но и делал это всем вашим предшественникам; такого сплетника, Афанасий Гаврилович, еще не на всякой помойке получится отыскать; вы ему о происшествии рассказывать не давайте, вы лучше мне о происшест­вии рассказать прикажите!

Полуэктов (колотя по спине Полуактова). А ты, а ты... а ты дожил до полста лет дурак-дура­ком, а до сих пор рубль от доллара отличить не уме­ешь! живешь, как Бог положит на душу!

Полуактов (пиная Полуэктова ногами). А ты, а ты... а тебе уже полста стукнуло, а ты из мелких чиновников так и не смог пробиться наверх! никакого таланта в тебе не нашлось, живешь и слу­жишь из милости да из подлости!

Полуэктов (задыхаясь от гнева). А ты, а ты...

Полуактов (задохнувшись от гнева). А ты, а ты...

Кордильеров (в бешенстве, рявкает, как иери­хонская труба). Все, хватит, замолчите немедленно! Вот ты (в растерянности переводит взгляд с Полуактова на Полуэктова, похожих, как две капли воды, и останавливается на п е р в о м). Вот ты, Полуактов, сей же момент расскажешь мне все, ничего не утаивая; а ты, Полуэктов, молчи, словно рыба, вытащенная на лед; итак, что могло случится во вверенном мне министерстве ; такое, о чем я не догадываюсь и не подозреваю?

Полуактов (сразу же успокаиваясь, победно иско­са поглядывая на Полуэктова). Случилось, Афанасий Гаврилович, чрезвычайное происшествие; такое, что и не во всякой газете сможешь иногда прочитать; такое страшное и непонятное происшест­вие, что куда до него статьям в наших газетах, – они о таких страшных событиях и не отважились бы напечатать, пускай и за деньги; конечно, не спорю, "Коммерсант", или там "Независимая газета" может быть и напечатали про такое событие, но "Известия" и "Правда" о нем бы точно не решились сказать; куда там, – смелости бы у них не хватило на это!

Кордильеров (рявкает). Короче!

Полуактов (суетится). Сейчас, сейчас; если ко­роче, то мелкий чиновник нашего министерства по фамилии Свистоплясов сошел в одночасье с ума, и произносит речи возмутительного содержания; такие льстивые и коварные, какие никто у нас произносить не решается; даже вы, Афанасий Гаврилович, не поз­воляете себе произносить подобные речи, а ведь вы у нас главный начальник, Бог и отец, и вообще бла­годетель, какого еще не видывала природа; все мы вашей щедростью, Афанасий Гаврилович, живем и питаемся, все молимся

на вас и на ваши щедроты.

Кордильеров (рычит от злости).Еще короче!


Присутствующие во время этого разго­вора застыли в самых интригующих и выжидательных позах, раскрыв рот, вытаращив глаза и подпрыгивая от нетерпения на месте; больше же всех подпрыгива­ет от нетерпения Полуэктов, показывая министру, что он может гораздо лучше, чем Полуактов, изложить суть исследуемого воп­роса.


Полуактов (успокаивающе машет руками). Хорошо, хорошо, Афанасий Гаврилович, излагаю самую суть, никуда не сворачивая; этот самый чиновник по фами­лии Свистоплясов, – так, ничтожество, сидит на ми­нимальном окладе, и только лишь в прошлом году кон­чил какой-то неведомый институт, – помешался вдруг на вопросах морали, и стал обличать своего же бра­та-чиновника; рубит, подлец, сук, на котором сам же сидит, и который плодоносит приятными на ощупь купюрами, – рубит, и кричит во весь голос, что наш брат-чиновник подлец, и что хуже его, чиновника, зверя в России вообще не сыскать!

Кордильеров (он поражен услышанным). Хуже чи­новника зверя в России вообще не сыскать? так пря­мо и говорит?

Полуактов (радостно). Так прямо, подлец, и ре­жет правду-матку в лицо! нет, говорит, хуже зверя я подлеца на Руси, чем кровопийца-чиновник, и ничем министерство Блестящих Возможностей в этом смысле не отличается от других министерств! даже, говорит, у нас еще ху­же, чем в других министерствах, потому что мы сидим на огромных возможностях, и можем себе сколько хочешь деньжонок давать, а другие это сделать не могут, и вынуждены идти с протянутой рукой к нам на поклон.

Кордильеров (испуганно). Так прямо и говорит?

Полуактов (еще более радостно). Так прямо и шпа­рит, словно прокурор на открытом процессе! мы-де, говорит, не чиновники, а кровопийцы народные, хуже блох, вшей и клещей, вместе взятых, потому как залезли верхом на бестящую пирамиду, и плюем сверху на всех, кто подвернется под руку!


^ Бабуинов, Заратустра и Дубе­льт поражены сказанным и от возмущения переглядываются между собой, делают возмущенные жесты, но не решаются прервать допрос Полуактова. Полуэктов тоже от нетерпения вертится на месте, словно волчок.


Заратустра (гневно, не выдержав, кричит). Да он с ума сошел, этот ваш Свистоплясов! да где же это видано: поносить свое родное министерство Блестящих Возможностей?! рассказывать об интимных вещах, укрытых от постороннего неосторожного взгляда?!

Полуактов (он на седьмом небе от счастья). Ну я же говорю – форменно свихнулся, и выдает то, что надо скрывать даже под пытками!

Бабуинов (изображает оскорбленную добродетель). Поливать грязью собственное министерство и своих коллег по нелегкой работе может только форменный сумасшедший; этот человек явно свихнулся!

Заратустра (изображает на лице еще более оскор­бленную добродетель). В ясном уме и твердой памяти говорить такие гадости никому не позволено; к этому человеку необходимо применить самые суровые ме­ры; думаю, что и помещение в лечебницу для душев­нобольных будет для него не таким уж обременитель­ным.

Дубельт (совсем оскорблен поведением Свисто­плясова). Засадить, мерзавца, в холодную, и дело с концом! пусть посидит и подумает на досуге, можно ли на трезвую голову говорить подобные вещи!

Полуэктов (внезапно протискиваясь вперед, язви­тельно). А ничего не получится, не сможете вы его засадить ни в лечебницу, ни в холодную, ни в какое другое узилище! другого кого может быть и засадите и в лечебницу, и в холодную, а этого сумасшедшего Свистоплясова ни за что не засадите!

Заратустра (подозрительно, в то же время не одобряя внезапное вмешательство Полуэктова). Это почему не сможем мы засадить сумасшедше­го ни в холодную, ни в лечебницу? еще как сможем, если захочем! мы, брат Полуэктов, не кто-нибудь, а министерство Блестящих Возможностей, мы сами себе хозяева, и можем упечь кого угодно хоть на край света; хоть в Сибирь соболей на досуге стрелять!

Полуэктов (упрямо). А вот и не упечете, Козьма Пантелеевич, а вот и не упечете этого Свистоплясова! зато он, может статься, всех нас, вместе взятых, упечет, куда следует! хоть в Африку, хоть в Сибирь соболей на досуге стрелять!

Бабуинов (грозно). Да что ты такое мелешь, несчас­тный клерк? кто это смеет упекать в Сибирь самого министра Блестящих Возможностей?!

Заратустра (так же гневно). Неслыханная дер­зость, нарушение субординации!

^ Дубельт (еще более гневно). Лишитесь премии и три­надцатой зарплаты!

Полуэктов (упрямо). Пускай лишусь и премии, и зарплаты, но все же в данный момент до этого Свистоплясова никто не сможет и мизинцем дотронуться; все дело в том, что он – автор Проекта!

Кордильеров (тревожно, уже начиная о чем-то догадываться). Какого еще Проекта, выражайся кон­кретно?!

Полуэктов (торжественно). Проекта избавления России от всевластья чиновника, посланного им са­мому президенту!

Кордильеров (хватаясь за сердце). Ах, подлец, ах, негодяй! зарезал без ножа, и подкосил под самое сердце! так это он тот самый чиновник, о кото­ром говорил мне утром по телефону Ниточкин Аристарх Гермогенович? чую, что он, чую, что кроме него та­кую заразу из стен министерства никто бы не посмел без санкции выпустить!

Полуэктов (кричит радостно). Он, Афанасий Гаври­лович, конечно же, он! только такой сумасшедший такой Проект и сможет представить!

Полуактов (кричит еще более громко). Он, кому же еще и быть, как не ему! забрался на стул, под­лец, и поучает всех, словно мессия! молодежь из соседних отделов так и валит к нему сплошным пото­ком, ну а люди посолиднее и поопытнее, те, что про­шли через кризисы и потопы, толпятся в двери, и украдкой подслушивают и подглядывают; а иногда даже и высказываются в поддержку; он это, Афанасий Гав­рилович, кому же и быть, как не ему; только такой Че Гевара и сможет сочинить подобный Проект!

Кордильеров (растерянно, заместителям). Да кто он такой, этот новоявленный Че Гевара? как, по крайней мере, звать-то этого Свистоплясова? какую должность занимает он у меня в минис­терстве?

Бабуинов (разводя руками). Не могу знать, Афана­сий Гаврилович! я все больше по части маркетинга и получения инвестиций у иностранных кредиторов.

Заратустра (еще более разводит руками). Не знаю и я, Афанасий Гаврилович! я все больше по блестящим возможностям, которые, как известно, никогда у нас в Рос­сии не кончатся, и которые надо куда-то распределять, я кадровой политикой не занимаюсь; это Саве­лий Игнатьевич занимается у нас работой по кадрам (кивает на Дубельта), он, очевидно, все и доложит вам в целости и сохранности.

Дубельт (от усердия еще больше заговаривается). Не могу знать, ваше превосходительство! я хоть и поставлен вашим превосходительством на кадры и на подбор персонала, но потом ваше превосходительство перекинули меня на работу с просителями; все ходят, ваше превосходительство, все клянчат деньги с утра и до вечера; а мы, между прочим, не резиновые, у нас на всех денег не хватит; так что, ваше превосходительство, не осуждайте, и не гневитесь напрасно, но кто он такой, этот сошедший с ума Свистоплясов, я вам сейчас сказать не могу; может быть, они скажут (кивает на Полуактова с Полуэктовым)? они где только в министерстве у нас не шатаются, каких только сплетен и слухов не слу­шают, они вам все про него вмиг растолкуют; а я, ваше превосходительство, не знаю, кто такой Свис­топлясов, я все больше по кадрам и по работе с потоком просителей.

Кордильеров (плюет с досады). Да что ты мелешь такое, Савелий Игнатьевич, какой я тебе ваше пре­восходительство? совсем, видно, заработался со сво­ими просителями? Ну да ладно, от тебя, я вижу, действительно ничего не добьешься. (Обращается к Полуактову с Полуэктовым.) А вы что скажете, господа хорошие, – ка­ков он из себя, этот злодей Свистоплясов? как звать его, и в каком отделе вверенного мне министерства он в данный момент работает?

Полуактов (с готовностью услужить). Лет ему при­мерно около двадцати трех - двадцати четырех, и работает он у вас в министерстве всего первый год.

Кордильеров (недоумевает, возмущенно). Всего первый год работает в министерстве, и уже так гро­мко заявил о себе? вот это фрукт, из молодых, вид­но, да ранний! ну хорошо, а как выглядит этот ваш возмутитель спокойствия? солидный он по крайней мере на вид, или, наоборот, хлипкий и неказистый?

Полуэктов (протискиваясь вперед). Можно я, мож­но я расскажу, Афанасий Гаврилович?

Кордильеров (строго). Говори, но только корот­ко, и самую суть.

Полуэктов (скороговоркой, радостно). Хорошо, хо­рошо, Афанасий Гаврилович, если самую суть, то этот самый сошедший с ума Свистоплясов ничего особенного и важного во внешности и манерах своих не имеет; так, худенький какой-то, вертлявый, чуть ли даже не нищий студент, которого приняли к нам из милос­ти, или протекции.

Полуактов (оттесняя Полуэктова). Сов­сем незначительный молодой человек, и зарплата то­же у него незначительная!

Кордильеров (задумчиво). Сам незначительный, и зарплата у него незначительная? так он, может, добивается перевода на новую, более солидную дол­жность?

Полуэктов (проскальзывая вперед). Нет, Афанасий Гаврилович, он вовсе не добивается хорошей должнос­ти и повышения размеров оклада; он, по всей види­мости, действительно тронулся!

Полуактов (оттесняя Полуэктова). Он, видимо, действительно сумасшедший, потому что вре­менами, как говорилось уже, залезает на стул, а по­том даже на стол, и начинает прокламировать такие запредельные мысли, от которых сослуживцы его бук­вально впадают в транс; особенно молодежь из сосед­них отделов.

Кордильеров (все так же задумчиво). Ну это, положим, мы посмотрим еще, нужны ли ему повышение в должности и увеличение размеров оклада; нет та­кого человека, пускай и временно тронувшегося умом, которому бы повредили эти две вещи; ну а что за отдел, в котором этот Свистоплясов изволит так недолго служить?

Полуэктов (высовываясь вперед). Отдел газетных вырезок, Афанасий Гаврилович!

Кордильеров (озадаченно). Отдел газетных вы­резок? надо же, кто бы подумал, что такой спокойный отдел может свести с ума совсем еще юного че­ловека? впрочем, неисповедимы пути Господни, и кто только не сходил с ума от событий куда менее зна­чительных, чем работа с ножницами и бумагой?! в на­шем министерстве, как уже было сказано, ни от чего зарекаться нельзя: ни от сумы, ни от тюрьмы, ни да­же от желтого дома!

Полуактов (оттесняя Полуэктова). Толь­ко сума пустая вам, Афанасий Гаврилович, не грозит! желтый дом и тюрьма вполне могут грозить, а вот пустая сума не будет грозить ни за что!

Кордильеров (осеняя себя кре­стным знамением). Чур меня, чур меня, изыди, нечис­тая сила! а, впрочем, постой; скажи еще, как звать этого самого Свистоплясова, который сошел с ума всего лишь спустя три месяца после службы в моем министерстве? есть у него какое-нибудь приличное, достойное чиновника имя и отчество?

Полуактов (нарочито унижаясь). Не знаю, Афана­сий Гаврилович; и про внешность его неказистую знаю, и про платье поношенное, и про стоптанные башмаки, и про то, что служит у вас а министерстве всего несколько месяцев в отделе газетных вырезок, а вот об имени-отчестве разузнать еще не успел; слишком уж ничтожен этот сошедший с ума Свистоплясов, чтобы иметь собственное имя и отчество; у таких ничтожных чиновников не бывает имени-отчес­тва!

Полуэктов (также униженно, оттирая назад Полуактова). Уж на что мы с Полуактовым доси­дели здесь, в министерстве финансов, до пятидесяти с лишком годков, а и то не имеем ни имени, не от­чества, а всего лишь зовемся по нашим фамилиям: Полуактов и Полуэктов; слишком ничтожные и незначи­тельные чиновники мы, Афанасий Гаврилович, чтобы иметь собственные отчества и имена!

Полуактов (подпрыгивая, как мячик). И брюшко уж успели солидное отрастить, и лысину, и седины приличные приобрести, а до сих пор все кличут нас не иначе, как по фамилиям: Полуактов и Полуэктов.

Полуэктов (подпрыгивая рядом с ним, радостно). А мы и не обижаемся, мы понимаем – каждому овощу свой вид и фасон; одному всю жизнь в министрах ходить, а другому бегать по коридорам на побегуш­ках, не имея ни имени, ни отчества, а разве только одну на всю жизнь выданную фамилию!


Полуактов с Полуэктовым, оба в порывах верноподданических чувств, начинают вы­делывать перед Кордильеровым крен­деля, кривляясь и дергаясь, как куклы на ниточках.

  1   2   3   4   5



Похожие:

Сергей могилевцев золотой век, или безумие свистоплясова iconСергей могилевцев голубка комедия
Саши. Кон­чается все застольем во дворе дачи на краю высокого обрыва, и неизбежной катастрофой, которая наконец-то прекращает всеобщее...
Сергей могилевцев золотой век, или безумие свистоплясова iconСергей могилевцев маленькие комедии «Маленькие комедии»
«Маленькие комедии» это 17 небольших пьес, среди которых есть одноактные, как, например, «Антракт» и «Отчет», пьесы абсурда, вроде...
Сергей могилевцев золотой век, или безумие свистоплясова iconНеделя Луиса Бунюэля золотой век реж. Луис Бунюэль сценарий

Сергей могилевцев золотой век, или безумие свистоплясова iconДокументы
1. /Золотой век.doc
Сергей могилевцев золотой век, или безумие свистоплясова iconСергей могилевцев
Гостиная в особняке Гамаюнова. По бокам несколько дверей, ведущих в разные помещения. Шка­фы и столы уставлены всевозможными лекарствами,...
Сергей могилевцев золотой век, или безумие свистоплясова iconСергей могилевцев Пепел
Сверху свешиваются длинные серебряные нити, шелестящие под напором невидимого ветра, похожие на новогодний дождь. Иногда они падают...
Сергей могилевцев золотой век, или безумие свистоплясова icon-
Организатор форума: Русское общественное движение «Возрождение. Золотой Век». Русское Агентство Новостей
Сергей могилевцев золотой век, или безумие свистоплясова iconСергей могилевцев глядя в окно комедия Если сравнивать с чем-то комедию абсурда «Глядя в окно»
В е р о н и к а (глядя в окно). Сегодня облака совершенно другие, и не похожи на те, что
Сергей могилевцев золотой век, или безумие свистоплясова iconДоклад по секции философия на тему: " Золотой Век"
Научный Рамананда Прийа дас (дважды инициированный преданный, член Международного Общества Сознания Кришны)
Сергей могилевцев золотой век, или безумие свистоплясова iconЗигмунд Фрейд
Это был бы золотой век, спрашивается только, достижимо ли подобное состояние. Похоже, скорее, что всякая культура вынуждена строиться...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов