Сергей могилевцев золотой век, или безумие свистоплясова icon

Сергей могилевцев золотой век, или безумие свистоплясова



НазваниеСергей могилевцев золотой век, или безумие свистоплясова
страница3/5
Дата конвертации30.10.2012
Размер0.73 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5

Кордильеров (с елейной улыбкой, расставив широко руки, направляется к по-прежнему потерян­ному Свистоплясову). Друг, милый друг, как это прекрасно - вместе, взявшись за руки, идти к новому, и неизведанному будущему! (Берет Свистоплясова за локоть, и поднимает его на ноги.) Плечом к плечу, чувствуя рядом дыхание ис­пытанного бойца, встречать рассвет новой жизни! (Обнимает Свистоплясова за плечи.) Войти в Золотой Век не просто мелким чиновником, только что принятым в министерство, но начальни­ком отдела газетных вырезок, с соответствующим повышением оклада и пенсии! (Делает знак секретарше.)

^ Стелла (проходя из дверей через строй перепуганных чиновников, на ходу открывая кожаную, с тиснением, папку, громко читая). "Назначить Свистоплясова Аполлинария Ивановича начальником отдела газетных вырезок, и повысить ему содержание до уро­вня, соответствующего новой ответственной должнос­ти!" Число сегодняшнее, печать, и подпись министра. Еще кого-нибудь назначить, Афанасий Гаврилович?

Кордильеров (весело). Нет, Стелла, спасибо, пока что достаточно; подготовь лишь на всякий слу­чай приказы на увольнение.

Продуктовый (угрюмо). Отказался бы ты, Свис­топлясов, от этой новой коварной должности! не зря они тебе ее предлагают, чует мое сердце, - не зря!

Нерусский (еще более угрюмо). Бойся данайцев, даров приносящих! Три месяца сидели мы здесь без начальника, и еще три месяца ножницами поработаем!

Фридляйн (зловеще, как гадалка). Прежний-то на­чальник с ума сошел от этих газетных статей, и ты сойдешь, если эту должность коварную примешь!


Продуктовый, Нерусский и Фридляйн, переходя от слов к делу, немед­ленно подскакивают к Свистоплясову, пытаясь, очевидно, отговорить его от нового наз­начения, и нашептать что-то на ухо, но Кордильеров отстраняет их властным движением руки, и вся троица неохотно отходит в сторону.


Свистоплясов (внезапно отстраняясь от Кордильерова, с виноватой улыбкой, болезнен­ным голосом). Друзья, соратники, товарищи по ору­жию! ты, Продуктовый, ты, Нерусский, и ты, Фридляйн! мы вместе мечтали, сидя здесь, в отделе, за­валенном газетными вырезками; вместе стремились к новой, чистой и порядочной жизни; но теперь, те­перь, после всего... (внезапно покачивается, хва­тается рукой за Кордильерова); ах, те­перь я уже ничего не знаю, и ни за что не могу от­вечать; кажется, я посылал куда-то Проект; быть может, он что-то изменит в грядущем; быть может, хотя теперь я не знаю уже ничего, я так устал, и потом, потом...
(повисает всем телом на Кордильерове); ах, помогите же мне, иначе я сейчас упаду!

Кордильеров (строгим начальственным голосом, бережно поддерживая за руку Свистопля­сова). Прощу разойтись по рабочим местам! на­чальник отдела вырезок очень устал, и нуждается в немедленном отдыхе и покое! (Наклоняется к Свистоплясову, конфиденциальным голосом.) На­деюсь, вы не откажетесь провести этот вечер у меня дома, в кругу семьи и милых, далеких от нынешних баталий, людей? надеюсь, что общество дочери и жены восстановит ваше здоровье, и даст силы для новых, славных и нелегких свершений в деле работы ножницами и железными скрепками?

Свистоплясов (растерянно). Работать ножницами и железными скрепками? Провести вечер у вас до­ма, в кругу дочери и жены? восстановить здоровье, набраться сил для новых свершений? ах, я согласен на все, только лишь уведите меня куда-нибудь пос­корей!

Кордильеров (торжествующе). Да, только лишь отдых и приятный покой восстановят наше здоровье и дадут силы для завтрашних нелегких свершений! Для поиска новых, прославляющих министерство ста­тей, и для подшития их в надежные, пухлые и солид­ные скоросшиватели! (Выводит Свистопля­сова в дверь, по-прежнему, как большое сокро­вище, поддерживая его за локоть.)


^ Обескураженные чиновники недовольно рас­ходятся.

Последней, бережно закрыв заветную, с тиснением, папку, покидает помещение Стелла.

^ Дверь захлопывается.

Вдали слышится раскатистый бас Кордилье­рова: "Золотой Век, господа, это не значит, что вы должны слоняться по коридорам без дела! все, господа, решится и утрясется в самое ближай­шее время; все мы или падем в неравном бою, или узрим зарю новой жизни; а пока, набравшись мужес­тва, и засучив рукава, готовьте стране новые блестящие потрясения!"


Занавес


^ ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ


Гостиная в доме у Кордильерова. Входят Валентина Петровна и Наташа.


Валентина Петровна (держит в руках за­писку, недоуменно). Прибежал Полуактов, весь в мы­ле, и принес записку от папы, при этом наговорил черт знает что, о какой-то революции, которую-де он сам предвидел давно, и даже предупреждал о ней министра финансов, и о сумасшедших, которые у них в министерстве эту революцию сегодня готовят; мне кажется, что у них в министерстве уже все давно порядком рехнулись.

^ Наташа.И не мудрено, мама, рехнуться, если целыми днями сидишь на таких огромных возможностях!

ВалентинПетровна(продолжает вертеть в руках записку). А этот Полуактов, по-моему, свих­нулся больше других; сидит сейчас на кухне, пьет чай чашка за чашкой, уже не менее восьми штук вы­дуть успел, и несет такую невообразимую околесицу, что я вообще ничего понять не могу; про какой-то Проект, причем обязательно с большой буквы, послан­ный чуть ли не самому президенту, и про автора это­го таинственного Проекта, который, якобы, сейчас к нам прибудет домой; я от волнения ничего здесь ра­зобрать не могу (вертит записку в руках, то подно­ся ее к глазам, то отодвигая назад от себя), будь добра, прочитай сама, что здесь такое написано (от­дает записку Наташе).

Наташа (берет записку в руки, читает). "Душечка моя, Валентина Петровна, накрывай поскорее на стол, но многое не выдумывай, можно просто чаю согреть, и жди с минуты на минуту важного гостя, который на моей машине должен вместе с водителем приска­кать". (Многозначительно.) Прискакать! это что-то новое; такого я еще от папы не слышала! (Продолжа­ет читать.) "Да не обращай внимания, прошу тебя, на его странное поведение: он еще мальчик, хотя и немного свихнулся; ну да с твоей, да Наташиной помощью мы его, думаю, мигом подлечим и поставим на ноги. Твой муж и пупсик министр Кордильеров." (Переворачивает записку другой стороной.) Тут еще приписка небольшая имеется. (Читает.) "На его прокламации и внешний вид внимание не обращай) это все от сумасшествия, и быстро пройдет." (Поднимает глаза на мать.) Вот и все, что папа здесь ус­пел написать.

^ Валентина Петровна (передразнивает ее). "Вот и все, что он успел написать!" Да тебе, что, мало мальчика, который немного свихнулся, и кото­рый будет себя так странно вести, что его надо ста­вить на ноги? тебе, что, мало этих невообразимых вещей?

Наташа (пытаясь возражать). Но, мама, с каких пор ты стала бояться мальчиков, пусть и немного свих­нувшихся? поверь мне, они все сегодня такие, это такое поветрие, и ничего сверхоригинального в этом, конечно же, нет; впрочем, я думаю, что папа тут что-то напутал, и не следует так драматизировать ситуацию; давай лучше накроем на стол, ничего ори­гинального не выдумывая, и подождем этого таинст­венного визитера; который, судя по записке, еще молодой человек, а, значит, с ним вполне можно найти общий язык.

^ Валентина Петровна. Ну как знаешь, ты у нас девушка независимая, ты не только что с полоумным, а и с самим чертом запросто найдешь общий язык; можешь встречать его, и развлекать, как тебе вздумается; а я пойду хозяйством займусь; раз наш министр приказал накрыть стол, и ждать гос­тей к позднему ужину, то и надо выполнять его по­ручение; пусть даже это и ограничится одним чаепитием! (Уходит на кухню.)


Через мгновение раздается звонок, в прихожей слы­шен голос ^ Валентины Петровны: "По­жалуйста, проходите, давно уж вас заждались!", за­тем дверь открывается, и в гостиной появляется Свистоплясов; он крайне смущен.


Наташа (откровенно разглядывает его, насмешливо). Так это вы и есть таинственный незнакомец, которо­го мы должны встретить и ублажить? А где, если не секрет, ваш Проект, который, по слухам, вы посла­ли самому президенту? неужели забыли дома, и не захватили с собой такую важную вещь? ай-ай-ай, какая неосторожность, как же вы оплошали, а вдруг его кто-нибудь похитит в ваше отсутствие!

Свистоплясов (от смущения и неожиданного нападения он заикается, и не знает, что ответить Наташе). Я... я... я, собственно говоря, не­надолго... я, видите-ли, слегка нездоров, и по этой причине нуждаюсь в отдыхе и семейном уюте; но вы не волнуйтесь, я не то, что Продуктовый, или, допустим, Фридляйн, я вас долго не задержу, и все подряд за столом есть не буду, мне и стакана чая будет достаточно! (Окончательно запутывается, и умолкает, потерянно глядя на Наташу.)

Наташа (еще более насмешливо, передразнивая его). Всего лишь стакан чая! не буду есть за столом все подряд! я мальчик хороший, я вас не объем, и ничем не обижу! а я почем знаю, что вы мальчик хороший, и что за ваш Проект, который вы черт-знает куда послали, вас сейчас не придут, и не арестуют пря­мо у нас в доме? а заодно и всех нас, несчастных и неосторожных свидетелей? откуда мне это знать, скажите пожалуйста?!

Свистоплясов (он окончательно потерялся, па­дает на колени, и простирает в отчаянии руки к Наташе). Простите, но вы, вы... не зная вашего имени, и не имея возможности ответить достойно... ах, что же вы делаете со мной, ведь я нездоров, и выпью всего лишь стаканчик чая, не то, что подлец Продуктовый, или, допустим, Фридляйн! они бы у вас весь чайник выдули!

^ Наташа (поднимает Свистоплясова с колен, усаживает на диван). Успокойтесь, не надо так волноваться! Я, конечно, не знаю, кто это та­кие ваши зловещие Продуктовый с Фридляйном, но, пра­во, они не стоят того, чтобы из-за них падать передо мной на колени.

Свистоплясов (страшно волнуясь). О, вы их не знаете, совсем не знаете! Это страшные люди! Про­дуктовый, Фридляйн, и еще этот Нерусский, которые и выдумали всю эту историю; я здесь ни при чем, по­верьте мне, я всего лишь жертва и невольный участ­ник; я не хотел, это они меня заставили и впутали в свои страшные заговоры!

^ Наташа (тоже усаживаясь на диван, с интересом раз­глядывает Свистоплясова). Вы говорите, что не хотели участвовать в заговоре, а эти подлые Фридляйн с Продуктовым, и, как его...

Свистоплясов (быстро подсказывает). Нерус­ский; еще был Нерусский; вся эта странная троица, которая неизвестно откуда взялась в нашем отделе!

Наташа (рассудительно). Ну хорошо, пусть будет еще и Нерусский, хоть это и довольно трудно запомнить. Итак, насколько я понимаю, вы служили в министер­стве у папы в этом своем скромном отделе... кста­ти, а как назывался этот ваш скромный отдел?

Свистоплясов (быстро подсказывает). Отдел газетных вырезок.

^ Наташа (смеется). Что это за отдел - газетных вы­резок! разве может существовать такой странный от­дел?

Свистоплясов (скороговоркой). О да, может, еще как может! газетные вырезки, видите-ли, очень ценный продукт в смысле информации и получения раз­ных полезных сведений (он явно начинает приходить в себя от смущения, и даже с интересом посматрива­ет на Наташу); обратная связь, которая уста­навливается у министерства с общественностью, осу­ществляется именно посредством газетных статей, вы­резки из которых делаются в нашем отделе; впрочем, мне странно рассказывать это девушке, имени кото­рой я до сих пор не знаю...

Наташа (протягивает ему руку). Наташа. И пожалуйста, если можно, без отчества. То, что мой отец министр, еще не значит, что я должна зваться по отчеству; некоторые болваны, и особенно эти, как их, Полуактов и Полуэктов, этого не понимают, и я стараюсь их избегать.

Свистоплясов (восхищенно глядя Наташе в глаза, пожимая ей руку). А я Аполлинарий; Апол­линарий Иванович, но вы можете звать меня Аполло­ном; меня в детстве так все звали.

Наташа (прыскает от смеха). Как?.. как?.. Аполлон? вот уморили! (смеется, разглядывая его со всех сто­рон еще более пристально); впрочем, это не имеет никакого значения; у нас в школе некоторые юноши имеют такие странные имена, что их даже неприлично говорить вслух; одного, например, зовут просто Хо­бот, другого Морской Котик, а у моего соседа по парте подпольная кличка Не Бей Копытом; это оттого, что он, как молодой жеребец, все время стучит в пол ногами; так что ваше имя, - я имею в виду Аполлон, - еще очень даже приятное, и я буду звать вас именно Аполлоном (вырывает наконец у него свою руку); так что вы, Аполлон, говорили мне только что про обрат­ную связь? между министерством и разными общественными организациями, которая устанавлива­ется с помощью ваших вырезок?

Свистоплясов (совершенно осмелев и оправив­шись от остатков смущения, вскакивая с дивана, и прогуливаясь по комнате). О да, да! эта тайная об­ратная связь, о существовании которой совершенно не подозревают миллионы людей, осуществляется с помощью обычных канцелярских предметов: ножниц, скоросшивателей, и пухлых, набитых под самое гор­лышко, папок, завязанных крест-накрест простыми те­семками; но тот, кто владеет этой тайной обратной связью, владеет могуществом, которое не снилось иным министрам; (голосом лектора, вещающего с ка­федры); решили вы, к примеру, начать завтра раздачу блестящих возможностей, или, наоборот, их изъятие у населения, а общественное мнение, отраженное во многих газетных статьях, такому, вроде бы, благоприятству­ет, - не мешкая ни минуты, прямо с утра объяв­ляйте об этом! будут, конечно же, массовые недовольства, будут даже отдельные демонстрации, даже, возможно, покушение на министра Блестящих Возможностей кто-нибудь совершит, или бомбу в "Гуме" взорвет, но в целом все кончится благополучно, и постепенно о катастрофе этой забудут; потому что впереди пла­нируются новые катастрофы, и, сталкиваясь с этими новыми катастрофами, народ совершенно забывает о предыдущих.

Наташа (восторженно). Вот здорово! выходит, что этот отдел газетных вырезок - самый главный отдел в министерстве; главнее даже, чем те отделы, кото­рые возглавляют папины заместители; а кто же руко­водит этим отделом?

Свистоплясов (картинно рисуясь). Ваш покорный слуга! назначен только что приказом министра за ус­пехи, и вообще в виде презента!

Наташа (удивленно, но со скрытой иронией). Такой молодой - и уже начальник отдела! а что, много людей работают под вашим началом?

Свистоплясов. Нет, всего трое! Продуктовый, Фридляйн и Нерусский; раньше-то у нас больше лю­дей работало, но дело в том, что народ здесь дол­го задерживаться не может; некоторые настолько зве­реют от этих газетных статей, что или сами пробуют в газеты строчить, или выдумывают разные обществен­ные проекты, вроде отмены чиновничества в России, или о хождении деревянной валюты, вырезанной Палех­скими мастерами в виде деревянных затейливых ложек, покрытых специальным лаком, и с проставленными на них казначейскими номерами, как на настоящей, бу­мажной валюте; есть и другие, не менее затейливые проекты, вроде поворота северных рек, или строительства башни высотой с Эверест; газетные статьи, если их долго читать, очень плохо на психике отражаются; по этой причине в наш отдел вырезок теперь берут людей с не очень высоким коэффициентом развития; мой, например, не дотягивает даже до сорока; по этой причине я еще пытаюсь держаться, и даже, как только что было сказано, вышел на повышение; хотя Продуктовый, Фридляйн и Нерусский меня и пытались отговорить; и даже, мерзавцы, втянули в эту историю с отменой чиновничества на Руси; я, между прочим, Проект самому президенту об этом послал, хотя, если чес­тно, послал я его, или не послал, я уже толком не помню; впрочем (блаженно улыбаясь, посматривает на Наташу), это теперь совершенно не важно!

Наташа (всплескивает руками). Как это не важно! ты, Аполлон, послал президенту какой-то проект, и говоришь, что это неважно! по-моему, ты действи­тельно начитался разных газет!

Свистоплясов (опять падает на колени, протя­гивает к Наташе руки, театральным голосом). Ах, Наташа, я их столько уже прочитал, что для ме­ня теперь важны не проекты, посланные президенту, и не русские революции, отменяющие чиновников и чи­новничество, а один-единственный ласковый взгляд, ради которого не жалко пожертвовать любой револю­цией!

Наташа (она озадачена, но одновременно и польщена). По-моему, Аполлон, ты окончательно спятил в своем отделе газетных вырезок! второй раз ты падаешь пе­редо мной на колени! как это следует понимать, - ты что, делаешь мне предложение?

Свистоплясов (так же театрально). Да, Ната­ша, да, ибо ты - та единственная и прекрасная де­вушка, о которой мечтал я, работая ножницами и ско­росшивателем, и готовя отмену чиновничества на Руси!


^ Дверь открывается, и входит Валентина Петровна, бережно неся на подносе чай и варенье.


Валентина Петровна (в сторону). Не даром предупреждал меня Полуактов, - это действительно сумасшедший! не успел войти в дом, как сразу же падает на пол! (Наташе и Свистопля­сову, елейным голосом). Ну, дети, я вижу, вы вполне уже нашли общий язык!

Наташа (весело). Мама, это Аполлон, он работает у папы начальником отдела газетных вырезок!

Свистоплясов (вскакивая с колен). Разрешите представиться! Свистоплясов Аполлинарий Иванович, но можете звать меня попросту Аполлоном!

^ Валентина Петровна (рассудительно). Ну что же, Аполлон, так Аполлон; в конце-концов, ка­кая разница, как назвать человека? хоть груздем, говорят, назови, только в кузов после этого не клади! (Расставляет на столе чай и варенье, дела­ет рукой широкий жест.) Прошу вас, садитесь за стол, в ногах правды нет; сейчас я налью вам чаю, и уго­щу вареньем собственного приготовления (наливает чай, накладывает в вазочки варенье); вот это малиновое, прошлого года, сама на даче готовила, без помощников и домработницы.

^ Наташа (усаживая Свистоплясова за стол, и сама садясь рядом с ним). У нас в семье родители придерживаются демократических взглядов, и принципиально не держат в доме прислугу; по этой причине мне время от времени приходится выполнять роль домработницы, и иногда я так устаю, что даже сил нет сбегать на дискотеку, и пообщаться с дру­зьями.

Свистоплясов (иронично). С Хоботом, Морским Котиком и Свиным Рылом?

Наташа (удивленно, одновременно поправляя его). А у тебя, Аполлон, хорошая память, что очень странно для человека, чей коэффициент умственного развития не дотягивает даже до сорока; все правильно, толь­ко не со Свиным Рылом, а с Не Бей Копытом; моего соседа по парте зовут Не Бей Копытом.

^ Валентина Петровна (прихлебывая из чаш­ки чай, отставив в сторону пальчик). У них в школе у всех очень странные имена; это такая мода теперь, у современной молодежи пошла, на это не стоит об­ращать большого внимания.

Свистоплясов (весело, также прихлебывая из чашки). Да, я знаю, я сам только три месяца, как работаю в министерстве, и хорошо еще помню школь­ные годы; у нас в школе тоже были странные имена, в том числе и у вашего покорного слуги; все счита­ли меня умственно очень отсталым, и даже удивлялись, как это я поступил в институт? я, кстати, и сам это­му удивляюсь; но теперь, поработав в отделе вместе с Фридляйном, Нерусским и Продуктовым, я так повы­сил свой интеллект, что, думаю, мог бы вполне за­нять кресло министра; газетные вырезки очень спо­собствуют умственному развитию!

Наташа (весело). Ты знаешь, мама, Аполлон недавно послал какой-то Проект, и, кажется, не кому-нибудь, а самому президенту!

^ Валентина Петровна (рассудительно, нак­ладывая в вазочку варенье). Ну что же, главное, чтобы человек был хороший, а президент он, или не президент, это не имеет большого значения!

^ Наташа (так же весело). Но, мама, этот Проект мо­жет вызвать революцию в нашей стране!

Валентина Петровна (так же рассудитель­но). Главное, чтобы малина и вишня вовремя созре­вали, а во времена революций это происходит, или в какие-другие, большого значения не имеет; на качестве варенья это не отражается.

^ Наташа (нарочито серьезно). Между прочим, Аполлон сделал мне предложение!

Валентина Петровна (удивленно глядя на Свистоплясова). Да, он уже и это успел? (В сторону.) Не зря, не зря предупреждали меня По­луактов и муж - от этого странного человека можно ждать любых неприятностей; одно имя его - Аполлон, - уже заставляет тревожиться материнское сердце! (С улыбкой, Наташе.) И что же ты ответила Апол­лону? Сказала, что ты еще учишься в школе, и не можешь по этой причине принять его лестное пред­ложение?

Наташа. Нет, мама, я еще ничего ему не ответила, поскольку, во-первых, ты помешала ему ответить, и, во-вторых, я еще думала, что же такое сказать Апол­лону.

^ Валентина Петровна (резонно). Хоботу и Не Бей Копытом ты, помнится, отказала, когда они сделали тебе аналогичное предложение.

Наташа (пристально глядя на Свистопля­сова). Да, им, и Морскому Котику, и еще нес­кольким своим одноклассникам и соседям по клубной тусовке; но Аполлону я не буду отказывать, правда, с одним условием: если он станет министром Блестящих Возможностей!

^ Валентина Петровна (поперхнувшись, и чуть не роняя чашку на стол). Да ты с ума сошла! нынче министры падают на землю один за другим, как перезрелые желуди со столетнего дуба! нет нынче в России более ненадежной должности, чем министр, и особенно министр Блестящих Возможностей! (Уже более спокойно, рассудительно.) Ты зря ему так сказала!

Наташа (беспечно отмахиваясь рукой). Ничего, мама, страшного, пускай назначают! для нас с тобой, во всяком случае, ничего не изменится; просто раньше ты была женою министра, а теперь буду я, вот я все!

Свистоплясов (весело). От перемены мест сла­гаемых, мама, сумма не изменяется!

^ Валентина Петровна (всплескивая руками). Он меня уже мамой зовет! он действительно сумасшед­ший!


Звонок в дверь.

1   2   3   4   5



Похожие:

Сергей могилевцев золотой век, или безумие свистоплясова iconСергей могилевцев голубка комедия
Саши. Кон­чается все застольем во дворе дачи на краю высокого обрыва, и неизбежной катастрофой, которая наконец-то прекращает всеобщее...
Сергей могилевцев золотой век, или безумие свистоплясова iconСергей могилевцев маленькие комедии «Маленькие комедии»
«Маленькие комедии» это 17 небольших пьес, среди которых есть одноактные, как, например, «Антракт» и «Отчет», пьесы абсурда, вроде...
Сергей могилевцев золотой век, или безумие свистоплясова iconНеделя Луиса Бунюэля золотой век реж. Луис Бунюэль сценарий

Сергей могилевцев золотой век, или безумие свистоплясова iconДокументы
1. /Золотой век.doc
Сергей могилевцев золотой век, или безумие свистоплясова iconСергей могилевцев
Гостиная в особняке Гамаюнова. По бокам несколько дверей, ведущих в разные помещения. Шка­фы и столы уставлены всевозможными лекарствами,...
Сергей могилевцев золотой век, или безумие свистоплясова iconСергей могилевцев Пепел
Сверху свешиваются длинные серебряные нити, шелестящие под напором невидимого ветра, похожие на новогодний дождь. Иногда они падают...
Сергей могилевцев золотой век, или безумие свистоплясова icon-
Организатор форума: Русское общественное движение «Возрождение. Золотой Век». Русское Агентство Новостей
Сергей могилевцев золотой век, или безумие свистоплясова iconСергей могилевцев глядя в окно комедия Если сравнивать с чем-то комедию абсурда «Глядя в окно»
В е р о н и к а (глядя в окно). Сегодня облака совершенно другие, и не похожи на те, что
Сергей могилевцев золотой век, или безумие свистоплясова iconДоклад по секции философия на тему: " Золотой Век"
Научный Рамананда Прийа дас (дважды инициированный преданный, член Международного Общества Сознания Кришны)
Сергей могилевцев золотой век, или безумие свистоплясова iconЗигмунд Фрейд
Это был бы золотой век, спрашивается только, достижимо ли подобное состояние. Похоже, скорее, что всякая культура вынуждена строиться...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов