Кира Худолей пьеса в одном акте страсти по иоганну действующие лица вильгельм Фридеман Бах – старший сын Баха, композитор,74 года Карл Филипп Эммануэль Бах – средний сын Баха, композитор,70 лет Мария – соседка Фридемана Баха, золотошвейка, 45 лет. icon

Кира Худолей пьеса в одном акте страсти по иоганну действующие лица вильгельм Фридеман Бах – старший сын Баха, композитор,74 года Карл Филипп Эммануэль Бах – средний сын Баха, композитор,70 лет Мария – соседка Фридемана Баха, золотошвейка, 45 лет.



НазваниеКира Худолей пьеса в одном акте страсти по иоганну действующие лица вильгельм Фридеман Бах – старший сын Баха, композитор,74 года Карл Филипп Эммануэль Бах – средний сын Баха, композитор,70 лет Мария – соседка Фридемана Баха, золотошвейка, 45 лет.
страница1/3
Дата конвертации03.12.2012
Размер395.27 Kb.
ТипДокументы
  1   2   3


Кира Худолей


ПЬЕСА В ОДНОМ АКТЕ


СТРАСТИ ПО ИОГАННУ


ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА


Вильгельм Фридеман Бах – старший сын Баха, композитор,74 года

Карл Филипп Эммануэль Бах – средний сын Баха, композитор,70 лет

Мария – соседка Фридемана Баха, золотошвейка, 45 лет.

Клаус, ее сын, 12 лет.

Господин средних лет, судебный исполнитель


Место действия Берлин

Год 1784.


Звучит негромкая оркестровая музыка.

В неубранной комнате, где вперемежку лежат книги, ноты, игральные карты, несколько музыкальных инструментов, остатки пищи, разбросана неухоженная одежда, сидит пожилой мужчина, около 75 лет в несвежем халате, наброшенном поверх мятой рубашки. Он лихорадочно что-то пишет.

В комнату заходит симпатичная полная женщина средних лет, в руках у нее кувшин с молоком и хлеб. Музыка с ее приходом постепенно умолкает.

Мария:

Господин Фридеман, я прошу прощения, но уже утро.

Фридеман рассеянно:

Да-да.

Мария:

Я принесла вам еду.

Фридеман:

Спасибо.

Мария:

И еще… хозяин дома сказал…

Фридеман:

Мария, я знаю, что говорит хозяин дома…


Пауза


Мария:

Наверное, нужно открыть окно? Здесь очень душно…

Фридеман:

Нет, не надо, мне будет мешать шум. Минуту, я лишь допишу…


Фридеман кашляет.


Мария:

Вам необходимо выздоравливать, а вы мучаете себя ночной работой. И совсем не едите.

Фридеман:

К старости, Мария, совершенно исчезает аппетит.


Пауза.


Фридеман:

И к тому же совсем пропадает сон. В ваши годы, Мария, этого не понять. Вы, видимо, хорошо спите?

Мария:

Я очень устаю, господин Фридеман. Иногда, кажется, не смогу дойти до кровати. С ног валюсь от утомления. Засыпаю прямо на стуле…А тут еще мои сорванцы…

Фридеман:

Вы счастливая женщина, Мария. У вас прекрасное и почетное ремесло, дружная большая семья…


Мария:

Я каждый день благодарю господа.


Фридеман:

И у вас еще хватает сил на меня, старика…Впрочем, когда я был таким, как вы, я не понимал цену времени… Знаете, с возрастом дни убыстряют ход, а так много еще хочется успеть…

Мария:

Да-да. Я сужу по тому, как быстро растут мои дети. Представляете, старший уже вот-вот обзаведется собственным домом. А малыш Клаус еще недавно сам не мог надеть рубашку…А теперь он все дни проводит на улице, и иногда приносит мне монету-другую, которую он зарабатывает посыльным. Даже не верится…


Пауза


Фридеман:

Мне не нравится, что вы занимаетесь здесь уборкой, у вас и так полно забот. К тому же вы не служанка, - мы просто соседи…Вы снова протирали пыль, когда я вчера выходил на прогулку?

Мария:

У меня была свободная минута… И потом мне совсем не в тягость заглянуть к вам, господин Фридеман. Особенно, когда вы играете…

Фридеман:

Я очень благодарен вам, Мария.


Пауза


Мария:

Я прошу прощения, господин Фридеман, но выглядите вы неважно…

Фридеман:

А чувствую я себя лучше. Спасибо за молоко, - вашими заботами только и жив.

Мария:

Ну что вы, господин Фридеман...

Фридеман:

Конечно, а то чем бы я питался? Музыка давно перестала меня кормить.

Мария:

У вас очень приятная музыка…

Фридеман:

Приятная?.. Какое странное определение музыки.

Мария:

Я простая женщина, господин Фридеман, и не умею, может быть, выражать свои мысли правильно... Мне нравится ваша музыка.

Фридеман:

Вы хотите доставить мне удовольствие своим незамысловатым комплиментом? Да, Мария? Признайтесь, это так?

Мария:

Я много лет живу рядом с вами, с тех пор, как вы переехали в наш квартал, и никогда не обманывала вас, господин Фридеман. У вас очень хорошая музыка… такая трогательная…только… только, понимаете…


Фридеман:

Что?..

Мария:

Я не знаю, как объяснить… Она такая красивая, но в ней нет…


Пауза


Фридеман:

Смелее, Мария. Что вы хотели сказать? В ней нет чего…?

Мария:

…В ней нет Бога.


Пауза. Фридеман подходит к окну, замирает.


Мария:

Я не думала вас огорчать, господин Фридеман…

Фридеман:

Вы меня совсем не огорчили…


Пауза.


Фридеман:

Нет бога? Нет бога. Просто нет Бога.

Мария:

Извините, господин Фридеман... Я, правда, не хотела вас обидеть…Вы поедите?.. Не забудьте, - молоко на столе…Если вам будет что-нибудь нужно, позовите меня или Клауса, он играет на улице… Мне пора идти, меня ждет работа.

Фридеман:

Да-да. Идите, конечно. Спасибо, что зашли...


Мария уходит.


Фридеман в полном одиночестве. Он оглядывает комнату, будто видит ее в первый раз. Подходит к виоле, берет ее в руку, тихо трогает струну. Она звучит очень жалобно и одиноко. Фридеман закрывает глаза.


Фридеман, обращаясь к кому-то невидимому:

Прости меня…


Несколько мгновений звучит оркестровая музыка, во время которой Фридеман стоит, замерев, с виолой в руках.


В комнату неслышно входит холеный пожилой господин (Эммануэль). Он оглядывает помещение, на его лице появляется легкое недоумение и брезгливость.


Эммануэль:

Фридеман…


Фридеман медленно возвращается к действительности, он открывает глаза и поворачивается к гостю.


Фридеман:

Эммануэль? Как ты здесь?

Эммануэль:

Почему ты удивляешься? Ты же мне писал, приглашал меня приехать.

Фридеман:

Я писал тебе столько раз, и столько раз звал тебя…

Эммануэль:

Но ты же знаешь, это не так просто, я уже старый человек. И потом Гамбург довольно далеко от Берлина.


Он подходит к Фридеману, приветственно приобнимает его, осторожно касаясь несвежего халата брата.


Эммануэль:

Здравствуй, дорогой брат.

Фридеман:

Здравствуй… Твой парик пахнет слишком сладко. Как у женщин. Это теперь модно в столице?

Эммануэль:

Французская пудра, сейчас ею пользуются все.

Фридеман:

Разве? Ты, как всегда, стараешься не отставать от придворных франтов. А я, видишь ли, совершенно далек от современной жизни… Блестящий костюм, но, на мой взгляд, несколько не по возрасту криклив…

Пауза.


Фридеман:

Впрочем, я мало что смыслю в моде, к тому же тебе удается выглядеть моложе своих лет…

Эммануэль:

Я веду спокойную жизнь.

Фридеман:

О да! А я живу даже хуже, чем ты предполагал! Не так ли?..

Эммануэль:

Я этого не говорил…

Фридеман:

Ты тоже не хочешь меня обидеть…

Эммануэль:

Что значит «тоже»?

Фридеман:

Пустое. Садись, прошу.


Он указывает брату на стул. Тот придирчиво осматривает стул, затем садится на его край.


Фридеман:

Так что привело тебя в Берлин? Какие-то дела?

Эммануэль:

Ты не слишком хорошо выглядишь, как ты себя чувствуешь?

Фридеман:

Как обычно. Старею, мы давно не виделись…Дорога была тяжелой?

Эммануэль:

Пожалуй, слишком долгой, к тому же, я отвык путешествовать… Но я уже успел отдохнуть…

Фридеман:

Если ты голоден, я могу предложить тебе молоко и хлеб.

Эммануэль поспешно:

Нет-нет. Я плотно позавтракал в трактире.

Фридеман:

Где ты остановился?

Эммануэль:

В «Золотом Вальдшнепе».


Пауза


Эммануэль:

Недорого, но я не вижу смысла выкидывать деньги на ветер. Я предполагаю пробыть в Берлине всего пару дней. К тому же обслуга и кухня меня вполне устраивают.

Фридеман:

Да, кухня там, и правда, хороша! В лучшие времена я, бывало, захаживал туда…Надеюсь, там еще подают кролика в чечевичном соусе?..


Эммануэль неопределенно кивает. Пауза. Эммануэль обводит взглядом жилище брата.


Фридеман:

Прекрасная комната, ты не находишь? Очень светлая. И не сырая...


Он подходит к окну, распахивает его, оттуда врываются звуки улицы. Фридеман неожиданно высовывается в окно, кричит.


Фридеман:

Э-эй, берлинцы, с добрым утром!


Но тут же его настигает приступ болей в сердце. Фридеман, прижав руку к груди, почти сползает с окна, и падает на стоящий рядом стул.


Эммануэль, привставая:

Да ты совсем болен. Тебя наблюдает врач?


Фридеман не может отвечать из-за боли. Но он отрицательно мотает головой, тяжело дыша


Эммануэль:

Обязательно нужно показаться врачу. В наши годы надо быть особенно внимательным к своему здоровью…Тем более, что твой организм совершенно истощен прошлой разгульной жизнью… Ты совсем погубишь себя…


Пауза.


Фридеман, преодолевая боль:

Как смешно. Погубишь… Мне семьдесят пять. Я давно пережил всех своих сверстников, хотя они вели праведную жизнь…Ты помнишь, каким пожилым казался нам твой крестный Телеман? А ему было сорок лет, всего сорок лет… Но, когда тебе десять, это очень почтенный возраст… Если бы мне сейчас было хотя бы пятьдесят…

Эммануэль:

Давай я помогу тебе прилечь. Сними халат.


Эммануэль пытается подвести Фридемана к кровати. Тот продолжает говорить, тяжело дыша.


Фридеман:

А ты? Тебе часто приходят такие мысли?.. Или ты умеешь не думать о том, что жизнь подходит к концу? (он пытается смеяться) А?

Эммануэль:

Тебе не стоит волноваться. Успокойся, приляг.

Фридеман, делая паузы для вдоха:

Я не хочу ложиться… И на самом деле не хочу, чтобы мне было пятьдесят… Я только сейчас, кажется, начал понимать…


Снова приступ боли прерывает его речь, Фридеман морщится.


Эммануэль:

Кто за тобой ухаживает, Фридеман? Я позову прислугу…

Фридеман:

У меня нет прислуги, только долги…Не волнуйся, они меня уже совершенно не беспокоят. Их слишком много...(он снова пытается смеяться)


Пауза.


Эммануэль:

Я хочу послать в трактир за горячим вином, - это то, что тебе сейчас нужно.

Фридеман:

Попроси сбегать кого-нибудь из соседских ребят, что играют у двери.


Эммануэль кивает и выходит. Слышны голоса его и ребятишек, но текст неразборчив. Фридеман тяжело встает, прижимает руки к вискам. И вдруг полу-тишину разрывает оркестровая музыка, очень экспрессивная. Она звучит буквально несколько секунд.

Возвращается Эммануэль. С его приходом музыка резко замолкает.


Эммануэль:

Мальчишка сейчас принесет вино.

Фридеман:

Благодарю тебя, брат.


Фридеман вдруг о чем-то задумывается, подходит к столу, садится. Пауза. Фридеман что-то записывает.


Эммануэль:

Ты все-таки должен показаться врачу.

Фридеман задумчиво:

Да-да.

Эммануэль:

Ты много работаешь?


Фридеман несколько рассеянно кивает головой.


Эммануэль:

Мне не хотелось бы тебе мешать…

Фридеман:

Ты мне не мешаешь… Одну минуту…


Пауза.


Фридеман:

Ты помнишь, что играл отец перед тем, как начать импровизировать?

Эммануэль:

Ну да. Обычно что-то…

Фридеман:

Обычно что-то не свое…Странно, не правда ли?.. Из него ежеминутно лилась собственная волшебная музыка, он никогда не пользовался чужими мыслями… Он как будто даже сдерживал свой гений. Тогда зачем?..


Входит мальчик лет 12 с кувшином вина (Клаус)


Клаус:

Господин, я принес то, что вы просили.


Фридеман встает из-за стола. Эммануэль принимает у мальчика вино, протягивает ему монету. Мальчик тотчас зажимает ее в руке.


Эммануэль:

Спасибо, малыш.


Фридеман берет мальчика за подбородок.


Фридеман:

Посмотри, Эммануэль, неправда ли он очень похож?

Эммануэль:

На кого?

Фридеман:

На Готфрида.

Клаус, неловко освобождаясь:

Позвольте мне идти, господин Фридеман.

Фридеман:

Беги, малыш.


Мальчик убегает. Фридеман глядит ему вслед и затем поворачивается к Эммануэлю, который вопросительно смотрит на брата.

Фридеман:

На нашего слабоумного брата Готфрида.

Эммануэль:

Я совершенно не нахожу сходства.

Фридеман:

Похож. Только у этого мальчишки в отличие от Готфрида совсем неплохо с головой. И он абсолютно глух к музыке, быть может, в этом его счастье…Он проживет долгую, полную повседневных забот и радостей жизнь простого трудяги… И в конце концов, умрет, окруженный многочисленным добропорядочным семейством, полностью удовлетворенный честно прожитой жизнью…Нам это сложно представить, правда, Эммануэль?... А ведь я завидовал Готфриду. И ты тоже, не так ли?..


Эммануэль делает протестующее движение.


Фридеман:

Над нашей с тобой игрой отец ни разу не проронил ни слезинки, а над его сумасшедшими импровизациями он плакал, как ребенок. Когда он играл, мне хотелось исчезнуть, это было выше моих сил… Я не мог понять – его дар от бога или от дьявола…

Эммануэль:

Фридеман, у тебя воспалено воображение. К чему ты вдруг вспомнил брата, упокой Господь его душу?

Фридеман:

Возможно, он был единственный истинный наследник отца. Хорошо, что его разум спал. Он бы не вынес этого бремени…

Эммануэль:

Меня тревожит твое настроение, Фридеман. Ты и раньше был склонен к преувеличениям, но сейчас…


Фридеман наливает вино себе и брату. Одновременно взрываются бурным пассажем несколько музыкальных предложений. Фридеман встряхивает головой, будто стремясь освободиться от наваждения.


Фридеман:

Что ж, давай будем пить вино, пока оно еще горячее. Я рад, что ты приехал ко мне, Эммануэль.


Пауза. Эммануэль чуть касается стакана губами, затем ставит на стол.


Фридеман:

Ты так и не сказал, что привело тебя в Берлин.

Эммануэль:

Привез своего ученика на прослушивание, он хотел поступить на должность…

Фридеман:

С каких это пор появилась необходимость сопровождать учеников?


Пауза.


Эммануэль:

Да! Совсем забыл, я прихватил для тебя клавирные ноты отца.


Эммануэль протягивает клавирную книгу брату.


Фридеман:

Спасибо. Это те, что ты издал?

Эммануэль, кивая:

Очень плохо продается. За 7 лет я продал всего тридцать штук. Это не покрывает даже расходы на издание. Пришлось продать и печатные пластины… Никто сегодня не покупает Баха.

Фридеман:

Конечно, им не нужен Бах. Как его называют? Кажется, «старый парик»? Им теперь нужна другая музыка. Модная и легкая…Музыка итальянской оперы, например…

Эммануэль:

Хочешь упрекнуть в том, что я изменил манере отца?.. Да, у меня другой подход, - я положил в основу человеческий голос…Но, согласись, это ново и благодаря мне стало очень популярно…

Фридеман:

Конечно, я совершенно ничего дурного не имел ввиду…

Эммануэль:

Ты не понимаешь, – само время требовало перемен, всем надоело слушать устаревшую музыку…

Фридеман:

Ты говоришь о произведениях Баха?

Эммануэль:

Безусловно, нет… Просто надо было предложить что-то другое, новое, непривычное для немецкого уха…


Пауза


Фридеман:

Разве такая музыка может стать привычной?

Эммануэль:

Перестань…Ты прекрасно понимаешь, о чем я говорю…

Фридеман:

Да-да. В конце концов, это не мое дело…


Фридеман берет виолу-помпоза, любовно гладит ее.


Фридеман:

Посмотри, как сохранилась виола…У нее все то же волшебное звучание…Я не продал ее в самые тяжелые дни. Все продал, а виолу нет. Ее придумал и сделал сам Иоганн Себастьян Бах.

Эммануэль:

Да, она прекрасна…Ты действительно продал все?

Фридеман:

Практически все. От наследства почти ничего не осталось. Почти. Я нищий… Сегодня я нищий… Впрочем, тебе это хорошо известно.


Фридеман натужно смеется, его смех переходит в кашель. Эммануэль хочет что-то сказать, но Фридеман, нетерпеливо машет рукой, затем садится за клавикорд.


Фридеман:

Оставь… Лучше послушай. Это я написал совсем недавно…


Фридеман хочет начать игру. Но Эммануэль встает, останавливая его.


Эммануэль:

Подожди. Хорошо, что ты начал этот разговор. Я хотел поговорить о твоем денежном положении…

Фридеман:

Почему это вдруг стало беспокоить тебя?

Эммануэль:

Мне бы хотелось выяснить нынешнее состояние твоих дел. Вероятно, я смогу помочь уладить тебе отношения с кредиторами.

Фридеман:

Откуда такая щедрость? Я не понимаю, почему ты этим интересуешься…

Эммануэль:

У меня просто есть возможность…

Фридеман:

Разве раньше ее не было? Или раньше не было желания?

Эммануэль:

Ты странно себя ведешь, Фридеман. Я предлагаю тебе помощь.

Фридеман:

Зачем тебе это нужно, Эммануэль?

Эммануэль:

Это нужно тебе! В конце концов, ты мой брат.

Фридеман:

Странно, что ты только теперь вспомнил об этом.


Пауза


Фридеман тихо:

Какое у тебя ко мне дело, Карл Эммануэль? Ты проделал долгий путь…

Эммануэль:

Я узнал, что ты болен…


Фридеман:

Не продолжай…Мы знакомы больше семидесяти лет, но я совершенно не знаю тебя. Страшно осознавать, что на этой земле у меня есть только один близкий человек, которому я, надеюсь, небезразличен. И этот человек - мой брат, далекий и непонятный, которого не видел уйму времени и даже не встречался с его детьми…Но он тот единственный, чьи пальцы клал рядом с моими на орган Иоганн Себастьян Бах…

Эммануэль:
  1   2   3



Похожие:

Кира Худолей пьеса в одном акте страсти по иоганну действующие лица вильгельм Фридеман Бах – старший сын Баха, композитор,74 года Карл Филипп Эммануэль Бах – средний сын Баха, композитор,70 лет Мария – соседка Фридемана Баха, золотошвейка, 45 лет. iconАлан Эйкборн Невероятный иллюзион Эрни Пьеса в одном действии Перевод с английского Сергея Лойко Действующие лица
На одной стороне сцены приемная Док­тора. В приемной полно пациентов. Они кашляют, сморкаются, чихают и стонут. Сре­ди них сидят...
Кира Худолей пьеса в одном акте страсти по иоганну действующие лица вильгельм Фридеман Бах – старший сын Баха, композитор,74 года Карл Филипп Эммануэль Бах – средний сын Баха, композитор,70 лет Мария – соседка Фридемана Баха, золотошвейка, 45 лет. iconЛюблю я Баха, как ты не крути

Кира Худолей пьеса в одном акте страсти по иоганну действующие лица вильгельм Фридеман Бах – старший сын Баха, композитор,74 года Карл Филипп Эммануэль Бах – средний сын Баха, композитор,70 лет Мария – соседка Фридемана Баха, золотошвейка, 45 лет. iconКак иван-крестьянский сын марью-царевну спасал действующие лица
Выбегает Царь-батюшка в гневе. Одет небрежно: в одном сапоге, корона набекрень, кафтан расстегнут
Кира Худолей пьеса в одном акте страсти по иоганну действующие лица вильгельм Фридеман Бах – старший сын Баха, композитор,74 года Карл Филипп Эммануэль Бах – средний сын Баха, композитор,70 лет Мария – соседка Фридемана Баха, золотошвейка, 45 лет. iconАлександр Николаевич островский богатые невесты комедия в четырех действиях лица: Анна Афанасьевна Цыплунова, пожилая дама. Юрий Михайлович Цыплунов, ее сын, лет 30.
Всеволод Вячеславич Гневышев, важный барин, действительный статский советник в отставке, лет под 60
Кира Худолей пьеса в одном акте страсти по иоганну действующие лица вильгельм Фридеман Бах – старший сын Баха, композитор,74 года Карл Филипп Эммануэль Бах – средний сын Баха, композитор,70 лет Мария – соседка Фридемана Баха, золотошвейка, 45 лет. iconДокументы
1. /Баха-ад-Дин.Саладин.doc
Кира Худолей пьеса в одном акте страсти по иоганну действующие лица вильгельм Фридеман Бах – старший сын Баха, композитор,74 года Карл Филипп Эммануэль Бах – средний сын Баха, композитор,70 лет Мария – соседка Фридемана Баха, золотошвейка, 45 лет. iconДокументы
1. /Носина - Символика музыки Баха....doc
Кира Худолей пьеса в одном акте страсти по иоганну действующие лица вильгельм Фридеман Бах – старший сын Баха, композитор,74 года Карл Филипп Эммануэль Бах – средний сын Баха, композитор,70 лет Мария – соседка Фридемана Баха, золотошвейка, 45 лет. iconОбращение магомета к Народам Ислама
Обращается к вам Верный Сын Аравии, Сын Мекки, Сын Матери Жизни Пророк Магомет (Ахмет)
Кира Худолей пьеса в одном акте страсти по иоганну действующие лица вильгельм Фридеман Бах – старший сын Баха, композитор,74 года Карл Филипп Эммануэль Бах – средний сын Баха, композитор,70 лет Мария – соседка Фридемана Баха, золотошвейка, 45 лет. iconЯрослава Пулинович Кукла-Фикус-Магазин. Комедия в двух действиях. Действующие лица: Аглая Федоровна – 48 лет, Ольга – 35 лет, Марина – 35 лет, Яна – 19 лет, Андрей – 20 лет,
При покупке трех бутылок водки, вы получаете четвертую на опохмел, при покупке четырех кусков мыла «Хозяйственное», вы получаете...
Кира Худолей пьеса в одном акте страсти по иоганну действующие лица вильгельм Фридеман Бах – старший сын Баха, композитор,74 года Карл Филипп Эммануэль Бах – средний сын Баха, композитор,70 лет Мария – соседка Фридемана Баха, золотошвейка, 45 лет. iconПьеса в 2-х действиях Действующие лица
Из-под арки выходит Хозяин, солидный мужчина средних лет с уверенными манерами. Он в халате, вытирает волосы полотенцем. Телефонный...
Кира Худолей пьеса в одном акте страсти по иоганну действующие лица вильгельм Фридеман Бах – старший сын Баха, композитор,74 года Карл Филипп Эммануэль Бах – средний сын Баха, композитор,70 лет Мария – соседка Фридемана Баха, золотошвейка, 45 лет. iconКонтактная информация
Адрес: Республика Коми, г. Сосногорск, ул. 40 лет Коми д. 2 кв. 67. Дата рождения: 2 апреля 1967 г. (43 года) Семейное положение:...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов