Пьеса в четырёх действиях действующие лица icon

Пьеса в четырёх действиях действующие лица



НазваниеПьеса в четырёх действиях действующие лица
страница2/6
Дата конвертации03.12.2012
Размер0.85 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6


ДАГГЕР: Яблоко съедает свинья, свинью в яблоках сжирает человек. (Вдруг лицо искажается ужасом). О, боже! А продолжением чьего дальнейшего существования в свою очередь должен стать тогда сам человек? (Устремляет взгляд к потолку, на котором начинают мелькать проекции всевозможных гуманоидов вперемешку с ликами святых и богов всех религий).


КЛОК: (Иронично хлопает в ладоши). Браво, мой жизнерадостный друг, наконец-то ты ужаснулся! Уже со времён Вольтера люди поневоле начали вести себя гораздо скромнее. Многие из них, нехотя, но допускали, что во вселенной такая звезда, как Солнце, вокруг которой и вращается наша не самая большая и, тем более, не единственная планета, оказалась одной из неисчислимого количества других звёзд.


ДАГГЕР: Я что-то от подобного Вольтера уже слышал! То есть, что-то подобное от Вольтера. (Икает). Что, мол, если Солнце является наиважнейшим ресурсом для жизни на нашей планете, то и другие звёзды, в свою очередь, могут способствовать возникновению жизни на планетах, вращающихся вокруг них. (С надеждой). Я правильно излагаю? (Опять заискивающе поднимает глаза к потолку, на котором начинают кружиться космические вихри галактик, как в планетарии).


КЛОК: (С гордостью указывает на Даггера). Вот! Доводы просветлённых людей с каждым днём становятся менее антропоморфны. (Поднимает стаканчик в честь Даггера).


ДАГГЕР: (Смущённо прокашливается и обращается к звёздному потолку). Человеческое самосознание, скромно отмечая наше существование на Земле, допускает такое же скромное существование нам подобных существ и в других уголках мироздания.


КЛОК: (Дружески похлопывает Даггера по плечу). Человеку просто трудно предположить, что он бесконечно одинок! (Грустно улыбается). Ему никак не даёт покоя мысль о своей исключительности. (Пауза).


Оба рассматривают друг друга с какой-то скрытой надеждой и, в то же время, с опаской, как будто они только что случайно встретились, стремясь к неведомой цели с разных концов вселенной.


КЛОК: (Разочаровано машет рукой). Показалось! (Пауза). Вначале человек думал, что подчинит себе всё, то и дело, примеряя одежду созданного им же самим божества. (Указывает в сторону вешалки, на которой болтаются шляпа и зонтик).


ДАГГЕР: (Пытается скорее угадать, чем поддакнуть). Возможно, из желания стать соавтором божественного замысла, за который предлагаю немедленно выпить? (Поднимает свой стаканчик в честь потолка).


Чокаются и пьют.


КЛОК: Чем больше для человека становилось очевидным, что мир не вращается вокруг него одного, и он вовсе не является венцом всех творений...


ДАГГЕР: (Разочарованно). И, получается, никак не может претендовать на титул властелина вселенной?! (С надеждой косится в космический калейдоскоп на потолке).



КЛОК: Увы!


ДАГГЕР: Я так не играю!


КЛОК: (Одобрительно кивает). Тем сильнее человеку становится не по себе!


ДАГГЕР: (Запальчиво). Но ведь человек - разумное существо! Что может быть прекрасней и полезней его рассуждений? Для чего-то же крутится эта планета, освещаемая именно этой звездой? Наверняка для того, чтобы на ней зародилась жизнь исключительного создания?


КЛОК: (С сарказмом). Создания, которое бы непрерывно поднимало тосты и так пытливо задавало бесконечные вопросы?


ДАГГЕР: (Обиженно). А что ты имеешь против тостов?! И эти вопросы, кстати, поиск ответов на которые, возможно, и окажутся, в конце концов, смыслом бытия! (Подобострастно кивает потолку).


КЛОК: А кто-то некоторое время назад утверждал, что не стоит путать понятие о справедливости с уникальными способностями человека.


ДАГГЕР: Что же это опять получается? (Вскакивает и нетерпеливо размахивает руками). Избавляясь от одной антропоморфной крайности, мы неизбежно впадаем в другую?!


КЛОК: Старая модель "божественного замысла", в котором человек играл первопричинную роль, не оправдала ожидания, и планета, населённая людьми, к сожалению, оказалась не в центре вселенной. Теперь те же самые самонадеянные заявления замаскированы в самоуничижающем с виду предположении, что, мол, такое разумное существо, как человек, по всей видимости, существует не только на одной планете, но и ещё где-то.


ДАГГЕР: (Неуверенно поглядывает на потолок). И, скорее всего даже не в одном месте, а во многих?


КЛОК: Ага – везде и сразу!!!


ДАГГЕР: (В недоумении). А иначе, зачем было бы создано всё это бесконечное время и бескрайнее пространство?


КЛОК: (Перебивает со смехом). Если не для того, чтобы заселить его разумными человекообразными? (С издёвкой). Ах, простите - человекоподобными существами? (Делает реверанс). Если человек существует на нашей планете, то он, непременно, должен существовать где-то ещё! (Самодовольно скрещивает руки на груди). Железная логика! Мы в смешном положении, дорогой Даггер! Ибо с одной стороны род человеческий, несмотря на его невиданное самомнение и любовь к неоправданному приписыванию себе подобным знаков отличия, стал скромнее и разочарованно признаёт, что, мол, существование цивилизации ничтожно и по времени, и по содержанию в сравнении с вселенской эволюцией. Короче со всем остальным, что создано природой.


ДАГГЕР: А с другой стороны?


КЛОК: Допуская мысль о сверхъестественной закономерности тех случайностей, повлиявших на возникновение благоприятных условий, при которых зародилась жизнь человека на нашей планете, мы впадаем в новое искушение и присваиваем себе уникальное происхождение, забывая при этом об остальном непостижимом разнообразии.


ДАГГЕР: Совершенно верно! (Несколько уязвлён). Мы начинаем спрашивать себя - почему бы такие случайные условия не могли возникнуть где-нибудь ещё? Ведь наше солнце не единственное в своём роде, да и сама планета, наверное, тоже. Теоретически вполне возможно предположить благоприятные условия для зарождения подобных нам разумных существ и на бесконечно далёких планетах. Что в этом предосудительного?


КЛОК: Мы постоянно жаждем общения с другими мирами, взываем к помощи извне. Кому интересен человек, сидящий за столом напротив?


Опять с любопытством рассматривают друг друга, но потом на их лицах постепенно появляются скука, разочарование и раздражение.


ДАГГЕР: (Капризно). Нет уж, нам подавай его, непременно, из другой галактики!


КЛОК: Однако! (Смеряет взглядом Даггера). Наблюдается ещё и такой парадокс человеческого восприятия. (Кривляется). Мы продолжаем приписывать не только нашей жизни, но и собственной смерти не менее сверхъестественное значение, наделяя обыкновенные камни, растения, животных, качествами, присущими человеку. Доводим до абсурда размышления о подобных трансформациях людских мыслей, чувств и пристрастий. (С вызовом выкрикивает в сторону выставочного зала). Но где же, чёрт возьми, были вы, господа, когда можно было совершенно запросто поговорить с человеком, сидящим напротив, насладится общением с его уникальным талантом? (Указывает на себя). Ведь каждый человек уникален, не правда ли? (Пауза). Тогда вам почему-то этот человек был не так интересен.


Даггер с сочувствием смотрит на Клока и принимается пылко поддерживать его нелепый выпад против ничего не подозревающих гостей выставки.


ДАГГЕР: (Указывает на Клока, как адвокат на подсудимого во время своей проникновенной речи перед судом). Только когда человек безвозвратно исчезнет из жизни, остальных начнёт невероятно беспокоить, куда же он отправится, что станется с его великими мыслями, его уникальным видением! (Пополняет стаканчики). За нас - уникумов!


КЛОК: (Тронут внезапным сочувствием Даггера и чокается со стаканчиком Даггера). Интерес оставшихся в живых возбуждается от неведения, что же будет с ними самими, когда придёт их черёд исчезнуть. (Медленно поднимает руку к потолку и жестом предлагает Даггеру устремить взгляд за некий призрачный предел). Допустим, что каждому человеку, прежде всего, интересен он сам. Но как часто кто-то из нас действительно задаётся вопросом о своём предназначении? Не о том, что с ним будет, когда его не станет, или не о том, существуют ли такие же, как он, там, где никого нет. А сейчас, здесь, в настоящем!!!


Гаснет свет, слышится завывание вьюги. В темноте звучит шёпот Клока.


КЛОК: Что это - лень или страх узнать о себе что-то немыслимое? Признаться в чём-то, без чего жить дальше не сможешь, или, наоборот, после чего жизнь станет невыносима?


^ ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ


ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ.

(Клок, Даггер, Опушка).


За окном валит снег. В дверях появляется следующая посетительница. Теперь это маленького роста старушка с клюкой.


ОПУШКА: Мне сказали, что здесь находится раздевалка?..


ДАГГЕР: Эти слухи двусмысленно преувеличенны, мадам. Нам ещё не посчастливилось здесь никого по-настоящему раздеть... Вот, полюбуйтесь, - только шляпа, зонтик и портфель! Здесь всего лишь гардероб, мадам!


КЛОК: Не стоит разочаровываться. Ваша шубка будет принята здесь со всеми «почистями»! (Помогает старушке снять шубку и отряхивает с воротника и рукавов снег). От слова «почистить».


ДАГГЕР: Да, зимец всегда подкрадывается незаметно. (Сочувственно качает головой и оглядывает старушку).


КЛОК: (Поглаживает мех на шубе, любуясь игрой снежинок, тающих на ворсинках). Игрушка-опушка! От слова «пух»! У меня в детстве был игрушечный мишка, Вини Пух, такого же цвета. Мне подарили его как раз на Новый Год. А вот и наш подарочек... (Протягивает номерок и улыбается).


ОПУШКА: (Берёт номерок и, разволновавшись, хихикает). Вы так мило шутите и столь обходительны, что я хотела бы просить вас об ещё одной услуге. У вас такая крутая лестница!..


ДАГГЕР: А выставка девяти скульптур Бекманна, пожалуй, ещё круче!


ОПУШКА: Как, только девяти Бекманнов?


ДАГГЕР: Вы полагаете, что одного Бекманна нам с вами будет недостаточно?


ОПУШКА: Да, но я имела в виду, что выставка всего из девяти скульптур – это как-то?..


КЛОК: Уверяю вас, что для экспрессиониста Бекманна этого было вполне достаточно, а стало быть, и для нас с вами тоже.


ОПУШКА: О, экспрессиониста! (В глазах загорается экспрессия). Не будете ли вы так любезны, сопроводить меня на второй этаж посмотреть эту многообещающую выставку. (Немножко кокетливо). Мне только недавно сделали операцию на ноге!


Клок и Даггер переглядываются, не решаясь, кому из них следует принять столь заманчивое приглашение.


КЛОК: Осмелюсь предложить к вашим услугам наш антикварный лифт.


ОПУШКА: (Придя в неописуемый восторг). Как интригующе!!!


КЛОК: Позвольте мне вас немного проинструктировать.


ОПУШКА: Только немного - я так взволнована. (Внезапно забеспокоившись). А я не застряну в нём навечно?


ДАГГЕР: Не извольте беспокоиться - с таким оптимизмом вам уже ничего не грозит.


Клок и Даггер оставляют свой пост и провожают Опушку к лифту.


Лифт и впрямь старинный. Внешняя дверь его открывается очень неохотно, издавая пронзительный скрежет. Это гидравлическая система, ревностно охраняющая покой двери, упрямо возвращает её в первобытное положение. Внутренняя же дверь представляет собой металлическую решётку, которую входящий должен отодвинуть в сторону. Когда окрылённый пассажир оказывается внутри лифта и отпускает решётку, она возвращается со звуком падающей гильотины.


Даггер открывает внешнюю дверь. Опушка пытается прикрыть оба уха. Рукоятка клюки в поднятой к уху правой руке ударяет её прямо в лоб. От неожиданности старушка дёргает рукой в обратную сторону и тыкает другим концом клюки в живот Даггеру. Тот от удара отпускает дверь и хватается за живот. Дверь же медленно зажимает наполовину вошедшую в лифт Опушку. Она повизгивает, сражаясь с дверью. Клок принимает активное участие в спасении пленницы допотопного механизма. Идет неловкая возня, обильно смазанная взаимными извинениями. Даггер, несмотря на ранение в живот, самоотверженно путается под ногами. Наконец, Опушка освобождена. Обе двери лифта - внешняя и внутренняя, - радушно отворены. Упаковщики-гардеробщики стоят по обе стороны лифта и широко улыбаются, держа строптивые двери. Клок отвешивает приглашающий жест. Опушка делает несколько нерешительных шажков и оказывается в лифте. Клок отпускает внутреннюю дверь. Старушка вскрикивает, но продолжает покорно стоять за решёткой в ожидании дальнейших инструкций.


КЛОК: Когда закроется внешняя дверь, нажмите, пожалуйста, КНОПКУ №1...


Опушка старательно жмёт на КНОПКУ №2.


ОПУШКА: (Чуть не плача). Ну что же он не трогается?!


КЛОК: Нет, нет, жмите КНОПКУ №1! Тогда лифт поднимется с вами на второй этаж, где идет выставка. Первый этаж в этом лифте обозначен не цифрой, а буквой "G".


ОПУШКА: А какую букву я нажала?..


КЛОК: Вы нажали цифру.


ОПУШКА: Какую букву?


КЛОК: КНОПКА № 2 - это уже будет третий этаж, а выставка у нас на втором - надо жать КНОПКУ№1. Теперь поняли?!!


ОПУШКА: А что у вас на третьем этаже?


КЛОК: Там у нас постоянная экспозиция: разные картины с ангелами.


ДАГГЕР: Лучше в другой раз. Не стоит никогда туда торопиться. На ту выставку вы всегда успеете. ( Молитвенно складывает руки и закатывает глаза).


Опушка крестится и усердно жмёт на КНОПКУ №1.


ОПУШКА: (Исступленно). Он не подымается!


ДАГГЕР: Это очень распространённая проблема в таком возрасте. (Разводит руками и отпускает внешнюю дверь).


Гидравлическая система начинает медленно и неумолимо её закрывать.


ДАГГЕР: Теперь всё зависит от вашего прикосновения!


КЛОК: Вы правильно жмёте, только начните это делать, когда закроется дверь. Он непременно поднимется! Я верю в вас.


ДАГГЕР: (Скороговоркой). Это он просто нас стесняется. Поверьте, скоро вы испытаете космические ощущения! Пять, четыре, три, два, один, ПУСК!!! Жмите ОДИН!!!


Дверь закрывается. Опушка нажимает на заветную кнопку. Лифт угрюмо стартует. Старушка вскрикивает.


ОПУШКА: Я с ним одна не справлюсь. Помогите! (Продолжает повизгивать).


ДАГГЕР: (Кричит, сложив руки рупором). Не волнуйтесь! Наверху вас уже заждались! (Вполголоса). Слышь, Клок, сбегай-ка наверх проверь, как доехал этот багаж. А я тут за двоих поработаю.


КЛОК: (Усмехается). Смотри не переработайся, Даггер! (Направляется к лестнице).


ДАГГЕР: (Вслед). Заодно и закуску какую-то присмотри. Надеюсь, что гости ещё не всё слопали!


Клок прислушивается к внезапно воцарившейся тишине в лифте.


КЛОК: Ага, я мигом. Похоже, наш лифт повстречал свою ровесницу. Того и гляди, начнут вместе вспоминать молодость.


ДАГГЕР: В каком месте?!! Она ж ему в праматери годится!


^ ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ.

(Клок, Опушка).


Клок стремительно взбегает по лестнице на второй этаж. Лифт с Опушкой только подъехал. Клок открывает внешнюю дверь.


ОПУШКА: А что я ещё не сдвинулась?.. Мне казалось, что он начал подниматься?! (Пытается опять судорожно нажать кнопку).


КЛОК: Нет, нет, ваш сдвиг прошёл успешно. Поздравляем вас со счастливым поднятием праздничного настроения или скорее даже силы духа! Экипаж лифта благодарит вас за правильное обращение с деликатным механизмом и торжественно сообщает, что Перводвижитель благополучно доставил вас в следующий круг вашего увлекательного путешествия! (Отодвигает внутреннюю дверь с решёткой).


ОПУШКА: А как же это вы опять здесь? Ничего не понимаю! (Не решается выйти на свободу и смотрит с явным недоверием).


КЛОК: Не волнуйтесь! (Понижает голос). В той жизни - там внизу, - это был не я, а мой Сиамский брат-близнец.


ОПУШКА: Ой! (Переводит дыхание и успокаивается). Вы с ним так похожи! Просто одно лицо! (Улыбаясь, выходит из лифта).


КЛОК: У нас недавно была операция, в результате которой нас разлучили и поставили на разные этажи...


ОПУШКА: Да что вы говорите! Какое невероятное совпадение – и мне недавно делали операцию!


КЛОК: Ваш Сиамский брат-близнец тоже теперь где-то торчит без вас?..


ОПУШКА: У меня теперь торчит новая НОГА!!! (Торжественная пауза). А вы, взаправду, те самые Сиамские Близнецы?!


КЛОК: Уже нет. Теперь мы, скорее сиамские мусорные коты.


ОПУШКА: Как грустно вы говорите. (Заигрывая). А ваш двойник снизу мне очень понравился.


КЛОК: Да, он в целом парень, хоть куда! (Неожиданно для самого себя подмигивает старушке).


ОПУШКА: Да? Хоть куда?! Хм, какой услужливый молодой человек! (Кокетливо облизывает губы и поправляет слегка сбившийся на сторону паричок).


КЛОК: Он - весь в меня! Я старше его всего на двадцать... (пауза) …ступенек.


ОПУШКА: Ах, как мило! (Хлопает в ладоши). Невероятно остроумно! Вы оба так галантны. Я уже забыла, зачем сюда пришла...


КЛОК: Всегда к вашим услугам. Не смею вам мешать вспоминать. (Улыбается и стремительно исчезает в толпе гостей). А то я и сам забуду, зачем пришёл.


^ ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ.

(Клок и Даггер).


Клок хватает один из подносов с крохотными бутербродами и лавирует между гостей в сторону гардероба.


КЛОК: А вот и я с подносом наших скромных желаний. (Вертит подносом под носом у Даггера).


ДАГГЕР: Ух, ты, здорово! Отлично! Итак, продолжаем. (Грустно окидывая взглядом бутерброды). Один вопрос: любопытно, что помешало тебе принести поднос с нашими нескромными желаниями? (Аккуратно берёт бутербродик).


КЛОК: Интересно, что ты ещё ожидал увидеть на подносе с бутербродами для гостей? Уж не меня ли самого, нескромно сидящего в центре? Я надеюсь, что мы никаким местом не входим в чёрные списки нескромных желаний друг друга?! (Тоже берёт бутерброд).


ДАГГЕР: (Мысленно представляет услышанное и решительно мотает головой). Ты прав, как никогда! (Разливает в стаканчики остатки белого вина). Для чёрных списков мы ещё не так много выпили белого вина. (Тост). Лучше ограничиться скромным обзором. Это пусть другие задним числом себе перечни пополняют. (Делает глоток и закусывает бутербродиком). Древние же считали, что скромность - это закуска номер один!


КЛОК: Оно и видно, что ты с первого номерка не закусывал - уже закуску с добродетелью путаешь. (Делает пару глотков и отправляет в рот бутерброд).


Оба некоторое время сидят молча. За окном слышится весеннее пение птиц. Даггер нежно поглаживает себя по боковому карману пиджака, где лежит загадочная, сложенная в несколько раз, бумажка.


ДАГГЕР: (Задумчиво). Ах, боже мой, как же я хочу эту женщину!!!


КЛОК: Это кого ещё – Мисс Скромность, что ли?


ДАГГЕР: Да, мне уже не до скромностей от всех её прелестей!


КЛОК: Ты просто меня пугаешь. Уж, не о нашей ли отставной лифтерше ты тут вздыхаешь? В какое место она тебя ткнула своей волшебной палочкой?!


ДАГГЕР: (Прыскает вином от неожиданности). Смеёшься? (Вытирает салфеткой рот и стол).


КЛОК: Смеётся над нами только время... (Разводит руками).


ДАГГЕР: Придет же такое в голову! Это на тебя весна так тлетворно влияет?


КЛОК: А признайся, не лукавя. Будь эта старушка на опушке девушкой лет двадцати, ты, наверняка, напряг бы все свои душевные силы, чтобы добиться от неё тех же самых приятных слов, которыми она нас здесь приручала. И, услышав их, ты не стал бы хохотать от ужаса и отвращения, а унёс бы её слова в своей памяти, как настоящие сокровища, дарящие лучи надежды и восторга. А?!


ДАГГЕР: (Высокомерно стряхивает воображаемую пыль с пиджака). Это чудо реставрации уже не воспринимается мною как лицо, принадлежащее какому-либо определённому полу. Даже странно, но я чувствую какое-то необъяснимое превосходство. Я непроизвольно оцениваю себя выше, только потому, что люди в моём возрасте ещё очень даже привлекают к себе эротический интерес.


КЛОК: Ты просто образец скромности!


ДАГГЕР: Спасибо. Согласись, что как женщина она уже полностью утратила свою ценность. Молодость - вот настоящая весна жизни!


КЛОК: Ну, это ещё бабушка надвое сказала. (Пауза). А Пушкин, например…


ДАГГЕР: Какой ещё Опушкин? (Достаёт из холодильника последнюю бутылку).


КЛОК: Александр Сергеевич…


ДАГГЕР: А, понял! (Достает своим нетрадиционным способом пробку). Продолжай. (Наливает себе и делает глоток).


КЛОК: (Смотрит на Даггера с укоризной). Классик, продолжая плодотворно творить в наши дни уже под псевдонимом ИНТЕРНЕТ, по-прежнему утверждает, что «любви все возрасты покорны!»


ДАГГЕР: (Наливает Клоку). Кстати, а чего ты вдруг вспомнил про эту? Как там у него? (Цитирует). «И вдруг прыжок, и вдруг летит, летит, как пух от уст Эола; то стан совьёт, то разовьёт, и быстрой ножкой ножку бьёт». (Когда Даггер произносит слово «пух», то показывает на шубку Опушки, произнося же слова «совьёт» и «разовьёт», он сгибается и разгибается, как страдающий радикулитом). Словом, воскрешённую музу классика? Она что - вписала тебя в своё завещание?!


КЛОК: Увы. По-моему, она просто хотела соблазнить меня своей новой НОЖКОЙ! Эх, всё-таки было бы здорово, если бы женщины говорили нам всё, что они о нас на самом деле думают в более раннем возрасте, а не тогда, когда они уже сами забывают то, что хотели сказать...


ДАГГЕР: Да ты с ума сошёл, что ли? Такого бы наслушались! С меня на худой конец хватит и того, чтобы они, хотя бы иногда, верили в то, на что мы их уламываем.
1   2   3   4   5   6



Похожие:

Пьеса в четырёх действиях действующие лица iconДебри Пьеса в четырех действиях Перевод Л. В. Хвостенко под редакцией Т. Озерской действующие лица
Картина вторая. Туземная хижина на западном берегу реки Луалабе. Декабрь 1898 года
Пьеса в четырёх действиях действующие лица iconЛеонид Николаевич Андреев Екатерина Ивановна Пьеса в четырех действиях действующие лица
Голоса то падают, то возвышаются почти до крика, перебиваются короткими, но глубокими паузами, раз даже слышны слова: "Ты лжешь!"...
Пьеса в четырёх действиях действующие лица iconПьеса в четырех действиях действующие лица
На диване сидят Этель Гросман с Женей. Этель высокая женщина в пеньюаре. В ушах бриллиантовые серьги. На пальцах масса колец. Женя...
Пьеса в четырёх действиях действующие лица iconОзеро пьеса в 4-х действиях Действующие лица
Лужайка перед загородным домом. Крылечко, дверь в дом, чуть правее – застеклённая лестница на второй этаж
Пьеса в четырёх действиях действующие лица iconПьеса в 2-х действиях Действующие лица
Из-под арки выходит Хозяин, солидный мужчина средних лет с уверенными манерами. Он в халате, вытирает волосы полотенцем. Телефонный...
Пьеса в четырёх действиях действующие лица iconДрама в четырех действиях действующие лица
Перед террасой широкая полукруглая площадка, от которой в сад, прямо и вправо, идут аллеи. На правой стороне садовые диванчики и...
Пьеса в четырёх действиях действующие лица iconДрама в четырех действиях действующие лица
В доме Прозоровых. Гостиная с колоннами, за которыми виден большой зал. Полдень; на дворе солнечно, весело. В зале накрывают стол...
Пьеса в четырёх действиях действующие лица iconСцены из деревенской жизни в четырех действиях действующие лица
Сад. Видна часть сада с террасой. На аллее под старым тополем стол, сервированный для чая. Скамьи, стулья; на одной из скамей лежит...
Пьеса в четырёх действиях действующие лица iconБолезни Молодости пьеса в трех действиях Фердинанд Брукнер Действующие лица
Смеется, ноги на столе Little Irene-weenie Ирена поспорила со мной, что она раньше меня защитит докторскую степень, хотя отстает...
Пьеса в четырёх действиях действующие лица iconПьеса в пяти действиях Действующие лица
Голо о том, что вы скоро овдовеете, очаровательная графиня, а в ближайшее время станете соломенной вдовой. Но, пользуясь случаем,...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов