Пьеса в четырёх действиях действующие лица icon

Пьеса в четырёх действиях действующие лица



НазваниеПьеса в четырёх действиях действующие лица
страница3/6
Дата конвертации03.12.2012
Размер0.85 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6


Оба тяжело вздыхают. За окном продолжают петь птицы.


КЛОК: Как же всё-таки это быстро и незаметно с людьми происходит! Вдруг наступает момент, когда человек перестаёт сдавать себя в камеру хранения.


ДАГГЕР: Ты намекаешь, что каждый из нас со временем будет выглядеть, как всеми брошенный и совершенно не привлекающий внимания пустой чемодан?


КЛОК: Однажды Диогена спросили, что он будет делать, если у него отнять пустую бочку, в которой он живёт. Киник, не задумываясь, предположил, что тогда от неё должно остаться хотя бы мокрое место.


ДАГГЕР: Ты это к чему? (Пауза). На случай, если у Диогена отнимут бочку, советуешь предложить ему свой пустой чемодан? (Стучит по полупустому животу).


КЛОК: Неплохой выход из положения! (Звонко постукивает по лбу). Жизнь делает из нас пустые чемоданы, а смерть расселяет в них Диогенов.


ДАГГЕР: Какие-то древнегреческие гробницы для невылупившихся Диогенов! (Передёргивает плечами и делает глоток). Как бы то ни было, а до Мусоргского нам с тобой ещё далеко! Мрачноватые картинки для продолжения выставки у нас пока получаются. (Театрально повышает голос, и протягивает руку, как будто для подаяния). Господа, вы случайно не знаете, кому можно было бы продать свою старость?!


КЛОК: Не рано ли ты собрался её продавать? Подожди, пока она поднимется в цене.


ДАГГЕР: Это единственное, что сможет подняться в таком возрасте?


КЛОК: Ну, почему же единственное? Ты забыл про наш легендарный лифт?!


ДАГГЕР: Лифт вместе с мужским достоинством движется с одинаковой настойчивостью, как туда, так и обратно. Хотя, в конце концов: не имеет значение, опускается он или поднимается. (Пауза). Так как работает всё это исключительно из прошлого в будущее!


КЛОК: Это ты заключаешь из того, что никто ещё не наблюдал такой феномен, когда старец в один прекрасный день вдруг становился бы юнцом?


ДАГГЕР: Угу. (Икает).


КЛОК: Сильный аргумент! (Делает глоток). Хотя, согласись, что с точки зрения законов физики, такое утверждение можно считать, по меньшей мере, условным. Люди просто договорилось между собой обозначать прошлым всё то, что вспоминает старец перед смертью, а будущим - всё то, о чём ещё не догадывается младенец после рождения.


ДАГГЕР: А как ещё прикажешь договориться человечеству? (Разводит руками).


КЛОК: (Грозит пальцем в сторону выставочного зала). О, да! С человечеством чаще всего можно договориться до такого, от чего мурашки потом бегут с корабля. (Пауза).


ДАГГЕР: Ещё одна флотская аналогия?


КЛОК: (Хмыкает). Не, лучше воспользуемся более отвлечённой аналогией. Вот послушай! Человечество пялилось на Луну и Солнце, слагая в их честь мифы, сказки и возвышенные стихи, а между тем, перед людьми изо дня в день летали шарообразные космические тела.
Теперь же многим кажется, удивительным, почему лучшим умам человечества понадобилось несколько тысячелетий, чтобы предположить, что и Земля, которую мы до сих пор вращаем ногами, точно такое же шарообразное космическое тело.


ДАГГЕР: (Заглатывает бутербродик). А потом ещё несколько столетий, чтобы доказать всем остальным, что это действительно так. (Хмыкает).


КЛОК: Какое можно сделать из этого умозаключение? Если бородатые мудрецы не способны были изначально додуматься до того, что теперь может понять каждый молокосос?!


ДАГГЕР: (Торжественно поднимает пластиковый «бокал»). Напрашивается сенсационный вывод: наш интеллект может путешествовать сквозь время в обратную сторону: то есть от многовековой мудрости к извечному инфантилизму. Ура! (Отпивает глоток).


КЛОК: Именно! (Тоже пьет). Кстати, о шарообразных космических телах. Тебе не кажется, что мы немного сошли с орбиты и отклонились от темы. (Хватает бутерброд). Так для кого ты там хочешь сохранить свою вечную весну? А? Тебе что, приснилась мисс вселенная? (Хохочет).


ДАГГЕР: (Глубоко вздыхает и делает большой глоток). Нет, она не приснилась мне во сне. (Поглаживает карман с таинственной бумажкой). Она просто находится рядом со мной вот уже целую вечность.


КЛОК: Да кто ж та, наконец? Ужель она - часть силы той, что без числа... творит добро, всему желая зла?


ДАГГЕР: Ну, нет! (Достаёт бумажку и аккуратно разворачивает, но по-прежнему старается не показывать Клоку). Она не из тех, кто стал бы назло вытворять такое со своим добром. (Вдыхает, глядя на бумажку). Иногда я вообще ловлю себя на мысли, что она обращается со всем этим добром именно ко мне. При этом, подступая так близко, что я начинаю бояться: вдруг какая-нибудь безделица в моём облике оттолкнёт её навсегда и исправит эту вредную привычку сближаться с людьми.


КЛОК: Весной люди с такими вредными привычками, просто нарасхват! (Пытается подглядеть, что же изображено на бумажке).


ДАГГЕР: Размечтался! (Поспешно прячет бумажку обратно в боковой карман). Лучше угадай, что настоящий мужчина любит всей душой?


КЛОК: От души попеть в душе? (Замирает с остатком бутерброда в руке).


ДАГГЕР: Тело женщины!


КЛОК: Весьма занятный каламбур. Надо будет непременно запомнить: в прекрасном теле исправный душ! (Иллюстрирует слова пантомимой).


ДАГГЕР: Если честно, я никогда её в жизни не видел, а только то и дело пялюсь на неё с утра до ночи.


КЛОК: Ты просто полон противоречий!


ДАГГЕР: Ситуация, как обычно, складывается неблагоприятным образом. Совершенно не даёт возможности прочесть её мысли в мою сторону.


КЛОК: Ага! Тебе захотелось заняться ТЕЛЕпатией.


ДАГГЕР: Надо же узнать хоть что-нибудь о себе. Скажем, пахнет ли у меня изо рта, когда я шепчу ей на ушко свои пылкие признания?


КЛОК: А она выпить любит? (Заговорщицки показывает на бутылку).


ДАГГЕР: Откуда мне знать? Наверно любит. А что?


КЛОК: Ну, тогда можешь спокойно телепаться дальше - тебе бояться нечего! (Смеётся).


ДАГГЕР: Да пошёл ты! Что ты понимаешь?! (Машет на Клока рукой). У меня никогда не было женщины с таким пышным бюстом.


КЛОК: Всё! (Довольно улыбаясь). Теперь я знаю, на чём ты зациклился!


ДАГГЕР: Не на чём, а на ком! (Пауза). Её груди представляются мне… (Хватается за голову и мучительно пытается найти правильное сравнение).


КЛОК: (Устремляется на помощь). Парой огромных сферических аквариумов с двумя маленькими розовыми рыбками внутри. Да?


ДАГГЕР: (С раздражением повышает голос). Спасибо, нет! Не те масштабы бедствия! (Поэтично). Они представляются мне настоящим Цунами - двумя вздымающимися волнами, которые, достигнув седьмого неба, готовятся угрожающе обрушиться вниз, но вдруг, остановленные моими руками, начинают мирно покачиваться в ладонях. (Застывает с двумя воздетыми к небу руками).


Долгая пауза. За дверью вдруг раздается взрыв аплодисментов. По всей вероятности в выставочном зале в это же время кем-то произносилась речь по поводу открытия очередной выставки. Клок и Даггер вздрагивают от неожиданности. Переглядываются и начинают хохотать.


КЛОК: В таком случае нам остаётся только пожаловаться на судьбу, полную лишений и катаклизмов. Насколько я знаю, у тебя также не было и мулаток, при взгляде на кожу которых начинаешь ощущать вкус спелых персиков. (Смотрит на Даггера). Слюнявчик подвязать, да?


ДАГГЕР: (Лицо искажается невыразимой мукой). Сердце обливается тропическим ливнем слёз, когда понимаешь, что ему уже не суждено поймать за ритм африканских голо… (рисует в воздухе воображаемые пышные женские формы)… систых танцовщиц.


КЛОК: Или, к примеру, доводящая мужчин до того самого извечного инфантилизма, замысловатая грациозность женщин Востока...


ДАГГЕР: Всего этого я, скорее всего не буду иметь никогда! (Чуть не плача). Это трагедия всей моей жизни!!!


Оба опять замирают, уставившись на пустой поднос, и тяжело вздыхают. Допивают остатки вина. Даггер открывает холодильник и долго непонимающе всматривается вглубь. Клок пытается понять, что происходит, выглядывая из-за спины Даггера.


ДАГГЕР: Кажется, вино закончилось! (Продолжает ворочать чем-то в холодильнике). И что нам теперь прикажешь делать?


КЛОК: (Меланхолично). Ждать у моря погоды!


ДАГГЕР: У какого ещё моря?


КЛОК: У моря терпения!


ДАГГЕР: (С досадой). Эх, знал бы наперёд - не торопился бы тогда с последней бутылкой! (Смотрит одним глазом в горлышко бутылки). Я ни в одном глазу. А тебе хоть подмигнуло?


КЛОК: Неа, ни правым - ни левым. (Скашивает к носу оба глаза).


ДАГГЕР: (Хлопает себя по лбу). Слушай, совсем забыл! Вот тебе ещё одна загадка: отгадай с трёх раз, кому Хуан свою Мари оставил?


Клок округляет глаза. Даггер лезет на стул и достаёт со шкафа целлофановый кулёчек с маленькой самодельной сигареткой марихуаны.


ДАГГЕР: Правильно - мне! Сейчас нам третий глаз подмигивать начнёт. (Подмигивает поочерёдно то левым, то правым глазом).


КЛОК: Это тот, что посередине моргает и внутрь нас сквозь замочную скважину подглядывает?


ДАГГЕР: Ага, пока к нам в подсознание кто-то свой золотой ключик не вставит. (Раскуривает сигаретку и делает пару затяжек).


Клок тоже затягивается сигареткой. В окно пробиваются лучи ослепительного летнего солнца, наполняя помещение всеми цветами радуги.


КЛОК: (Затягиваясь). Да, вот и пришло долгожданное лето. (Вздыхает и щурится).


ДАГГЕР: И вместе с пудовой гирей фантазии, перевешивавшей в моей душе всё реальное, упали с хрупких плеч тяжёлые одежды, скрывавшие весь год от моего блуждающего взгляда прекрасную половину человечества. (Пауза). С астрономической точки зрения, это, конечно, полнейший бред…


КЛОК: Только с астрономической?


ДАГГЕР: (Отмахивается). Как бы то ни было, Солнце просто обязано вращаться по орбите вокруг Марса. Оно головокружительно завертелось вокруг моего мужского начала. Огненное светило теперь определённо играет за наши ворота. И вот во всём своём многообразии форм и размеров, женские груди, словно мячи, полетели в мои «Богатырские Ворота».


КЛОК: Ты хотел сказать футбольные?


ДАГГЕР: Я хотел сказать ворота! (Пауза). А мой зрачок, как Великий Голкипер, неистово бросается от одной штанги к другой и не пропускает ни одного мяча, тем самым, не позволяя никому открыть «гамбургский счёт»...


Оба поочерёдно курят. Время, от времени они поглядывают на переливы светопреставления, струящиеся из окна.


КЛОК: А ты знаешь, что заявляют в опросниках женщины из города Большого Яблока?


ДАГГЕР: Яблока раздора?


КЛОК: Раздора, упавшего с ветвей в Новом Эдемчике!


ДАГГЕР: Это в том, где вырубили все яблони познания?


КЛОК: Ага! И засадили каменными джунглями всезнайства!


ДАГГЕР: Да уж, яблоко от яблоньки недалеко падает.


КЛОК: И всё это грехопадение в очередной раз свалят на светлую голову Исаака Ньютона!


ДАГГЕР: Так что же говорят эти леди в яблоках?


КЛОК: Они больше предпочитают иметь дело с мужчинами, которые окончательно тронулись на женских ягодицах, нежели с теми, которые учащённо вздыхают на женской груди. (Затягивается и медленно выпускает дым изо рта).


ДАГГЕР: (Пожимает плечами). Это, наверное, потому, что глазные яблоки этих амазонок сами неотрывно следят за мужскими попками! (Делает затяжку).


КЛОК: Своеобразная версия... (Затяжная пауза). Однако в первоисточнике предлагалось другое объяснение: опрошенные фемиды, якобы, считают, что мужчина, поехавший на женском бюсте, не расположен к длительным и серьёзным отношениям.


ДАГГЕР: (Прокашливается). Что за бред? Если бы у этих Business Women глаза были расположены на зад... то есть на затылке, то они стали бы заправлять про невозможность длительных романтических путешествий с мужчинами, подсевшими на женских ягодицах. Разница лишь в одном: в случае с женскими грудями мужчина выпускает всех своих бесов в надежде осуществить открытые рукопашные маневры с флангов, а в случае с женскими ягодицами мужчина поднимает свою армию демонов с задним умыслом дать возможность «пятой колонне» нанести сокрушительный удар с тыла. (Затягивается).


КЛОК: Со стратегической точки зрения, второй вариант скорее сулит успех, чем первый, потому что более засекречен и, конечно же, требует более длительной подготовки: тщательная разведка боем, отвлекающие диверсии и постепенное внедрение «пятой колонны». Уже принимая во внимание эти соображения, можно было бы согласиться с подобными теориями. (Пускает дым кольцами).


ДАГГЕР: Но что толку раскладывать эти гадальные карты, если на практике мужчины готовы заплатить любые вступительные взносы, чтобы стать почётными членами и того и другого профсоюзов одновременно. Однако та же практика показывает, что как только необъятные женские ягодицы уже приземляются синицей в наши мозолистые ладони, наши затуманенные глаза впиваются в ненаглядные женские груди, ещё парящие журавлём в небе. (Закрывает глаза и затягивается косячком). Эх-хе-хе! Несбыточность – наш жалкий удел!


КЛОК: (Хлопая по плечу Даггера). А ведь на свете так много других вещей, которых ты тоже не будешь иметь никогда. (Хитро подмигивает). Рыбная подводная ловля, например. (Передаёт сигаретку).


ДАГГЕР: (Мечтательно). Поймать бы этакую чешуйчатую тёлочку-русалочку и... (Затягивается и пускает дым из носа).


КЛОК: Лучше тогда поговорим об охоте... (зажмуривает глаза) …на разных диких зверей сафари... (делает внеочередную затяжку) …под лучами медленно умирающего солнца...


ДАГГЕР: (Щёлкает пальцами, требуя сигаретку назад). Э-э-э! Последнего луча, которого ожидает мнущаяся в нетерпении свора гиен... (Жадно затягивается).


КЛОК: А также и слегка взволнованные своей ядовитой слюной представители конкурирующей стаи грифов... (Осторожно принимает коротенький окурок и делает последнюю затяжку).


ДАГГЕР: (Медленно произносит). Я спокойно переношу мысль о том, что мои похороны будут заказаны раньше, чем билеты на Париж. И многое, многое другое, чего никогда не было, нет, и не будет в моей жизни, остаётся даже не пришедшим мне в голову. Женщины - вот единственный объект моих желаний! Я схожу с ума при мысли о том, что всё это разнообразие форм и размеров пролежит в гардеробе моего воображения, так и не примеренным мною!


КЛОК: Опять?!! Какой же ты, однако, конченный дамский угодник! Если бы они только догадывались, что стоит за всеми твоими выданными им номерками. По-моему, тебе давно пора объясниться со «Слабым Полом». (Грозит пальцем).


ДАГГЕР: Со «Слабым Полом»!!! (Топает ногой). Да повалиться мне сквозь пол на этом самом месте. (Пауза). Не забывай, что под полами своих платьев они прячут самое грозное в мире оружие...


КЛОК: Тогда мне срочно придётся принять на себя обязанности парламентёра. (Прокашливается и обращается к воображаемой прекрасной половине человечества). Милые дамы, не поймите нас превратно. Мы и не помышляли сказать ничего похабного, ибо к размерам и формам хотелось бы относиться исключительно так, как это делают скульпторы в их непреодолимом желании прикоснуться к красоте для того, чтобы лучше её понять.


ДАГГЕР: Отлично сказано, чёрт возьми! Жалко вино кончилось. Милые дамы тебе бы точно поверили. (Шепчет). Разговор с красивой женщиной на самом деле может вестись о чём угодно, но почему-то всегда надеешься, что последним словом в нём будет непременно слово "ГАРЕМ". Правда?


КЛОК: (Тоже шепчет). А что, если предпоследним словом в этой многообещающей беседе окажется слово "ЕВНУХ"!


КЛОК и ДАГГЕР: О нет, пожалуйста, только не это!!! (Оба закрывают глаза руками).


Гаснет свет.


^ ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ


ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ.

(Клок, Даггер, Диана с собакой)


Из холла доносится несносный собачий лай. Клок и Даггер открывают глаза, но поспешно затыкают уши. В дверном проёме появляется молодая женщина отрезвляющей красоты. Кроме того, платье красавицы своей полупрозрачностью выполняет скорее функции увеличительного стекла, в несколько раз умножающего эффект от её появления. Клок и Даггер медленно открывают рты, продолжая сидеть с пальцами, заткнутыми в уши, и часто моргать глазами. Женщина незаметным движением высвобождает узкие ступни из элегантных летних сандалий. Она оставляет дорогую обувь, небрежно брошенной на пол. Затем, облегчённо вздохнув, она медленно нагибается, чтобы взять на руки свою неправдоподобно крохотную собачонку. Женщина снимает с любимицы ошейник и бросает его на пол рядом с сандалиями. Губы красавицы приходят в движение. Лицо женщины обращено к собаке. Однако Клок и Даггер невольно отнимают руки от ушей. Колоратурное сопрано собачонки сменяется размеренным контральто красавицы.


ДИАНА: Мы с Дельфиной решили прогуляться и мимоходом заглянуть на вашу распродажу.


Клок прокашливается, от чего шавка опять заходится лаем. Он пытается изо всех сил перекричать проявление собачьего антагонизма. Даггер, как загипнотизированный кролик, с небольшим опозданием дожёвывает огрызки фраз, сказанные Клоком, продолжая находиться под впечатлением от появления красавицы.


КЛОК: Добро пожаловать к нам...


ДАГГЕР: До... ро... по... жалок... ам...


КЛОК: ...на вернисаж! На нашей выставке...


ДАГГЕР: Вернись... аж... нана... шей... вы... став...


КЛОК: ...представлена редкая коллекция шедевров современного...


ДАГГЕР: Елена... едкая... калек... и... я... евро... времен... ого...


ДИАНА: (Так и не посмотрев в их сторону). Как некрасиво перебивать мою маленькую спутницу... (Собачья пауза). Правда, Дельфина? Плохие манеры мы не потерпим! Да, Дельфиночка?! Только оставим этим грубиянам на хранение наш ошейничек и сандалики, моя девочка. (Не оборачиваясь, уходит).


^ ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

(Клок и Даггер).


КЛОК: Мадам, ваш номерок! Подождите же, Мадам! Мадам!!!


Клок оглядывается на напарника, лицо которого искажено разочарованием.


КЛОК: Ты видел что-нибудь подобное? (Поднимает ошейник с пола). Две суки в одной упряжке, или скорее на одном поводке! Одна другую выгуливает. (Начинает нервно смеяться). Глухая она, что ли? Хотя оно и понятно: если её взыскательный слух стремится к полному слиянию с природой, то человеческий язык забыть недолго... (Прислушивается к собачьему лаю, который доносится уже где-то сверху). Как ты думаешь, кто это из них сейчас разговаривает? (Стоит спиной к Даггеру).


Даггер просто убит горем и бормочет себе под нос странный, бредовый монолог.


ДАГГЕР: Зачем я повторял за ним всю эту галиматью? Будь ты неладен, Клок! Из-за тебя она даже не посмотрела в мою сторону. Ещё вдобавок этот клещ на шнурке ей, оказывается, дороже человека, для которого она была смыслом жизни, несбыточной мечтой непризнанного поэта... (Медленно устремляет испепеляющий взгляд в затылок Клоку).


КЛОК: (Продолжая стоять спиной к напарнику). И зачем ей только понадобилось свои балетки тут снимать? (Поднимает с пола сандалии). Своеобразная трактовка концепции кинизма, не правда ли? Надеюсь, что больше никому из наших ДОРОГИХ гостей не придёт в голову, во-первых, игнорировать наши номерки, а во-вторых, сдавать нам свою обувь. Так и собак скоро в гардероб сдавать начнут. Не высшее общество, а просто-таки босоногие последователи Диогена, только с той разницей, что напоминают не столько собак Павлова, сколько дрессированных обезьян, которые соревнуются друг с другом, у кого больше оригинальной человекообразности. Что ж нам теперь штиблеты по размеру ног определять, что ли? Или вообще по запаху?! Вот уж, где не ошибёшься. (Напевает с презрительной гримасой). «Ваши пальцы пахнут ладаном...»


Даггер начинает подкрадываться к Клоку, вытянув руки вперёд.


КЛОК: У меня на их запахи, между прочим, уже развилась хроническая аллергия. (Чихает). Ох, уже мне эти любители номерных знаков, которые самозабвенно нумеруют произвольными цифрами всех и вся, а потом ещё недоумевают по поводу того, когда им самим приходится получить номерок с какой-нибудь невзрачной циферкой. Лишь номер "ЕДИНСТВЕННЫЙ И НЕПОВТОРИМЫЙ", пожалуй, пришёлся бы им по вкусу.


Клок в запале отходит в противоположную сторону и продолжает возмущаться. Даггер идёт за ним, как жаждущий крови маньяк.


КЛОК: Поэтому они и не видят смысла в получении каких бы то ни было номерков. (Пауза). Их же номер, видишь ли, и так всем должен быть хорошо известен. Они не верят тому, кто пытается всучить им номерок с любой другой цифрой. Так и кажется, что кто-то из них забарабанит голыми пятками в грудь и залает: " ЧТО ЗА НОМЕРА?!" (Пауза).


Клок поворачивается к Даггеру, который так и застыл в позе душителя. Однако Клок отдаёт сандалии и ошейник Даггеру, развесив их на растопыренных пальцах напарника.


КЛОК: (Лукаво). Хотя, если быть полностью откровенным эта зануда мне запомнится надолго. И далеко не как цифра, а как заглавная буква, не знающая запятых и прочих знаков препинания. Такую зазнайку и без номерка запросто запомнишь. Она меня заинтриговала... (Смеётся).


ДАГГЕР: За - за - за! (В ярости передразнивает аллитерацию предыдущей фразы Клока). Кто о чём, а Playboy о зайчихах! Что, хочу, но только за-за-заикаюсь – вот и получается, вместо «хочу» - «хохочу», да?


КЛОК: (Хлопает глазами). Ты о чём это?! (Отступает от неожиданности на шаг).


ДАГГЕР: (Наступает, продолжая держать сандалии и ошейник перед собой). Да, о твоём, о кобелино-кроличьем! О чём же ещё?! Ты, наверное, когда по улице чешешь и на такую роскошную даму пялишься, не сводя с неё глаз, сам себе говоришь: "А насрать, если даже и в говно вступлю!!!"
1   2   3   4   5   6



Похожие:

Пьеса в четырёх действиях действующие лица iconДебри Пьеса в четырех действиях Перевод Л. В. Хвостенко под редакцией Т. Озерской действующие лица
Картина вторая. Туземная хижина на западном берегу реки Луалабе. Декабрь 1898 года
Пьеса в четырёх действиях действующие лица iconЛеонид Николаевич Андреев Екатерина Ивановна Пьеса в четырех действиях действующие лица
Голоса то падают, то возвышаются почти до крика, перебиваются короткими, но глубокими паузами, раз даже слышны слова: "Ты лжешь!"...
Пьеса в четырёх действиях действующие лица iconПьеса в четырех действиях действующие лица
На диване сидят Этель Гросман с Женей. Этель высокая женщина в пеньюаре. В ушах бриллиантовые серьги. На пальцах масса колец. Женя...
Пьеса в четырёх действиях действующие лица iconОзеро пьеса в 4-х действиях Действующие лица
Лужайка перед загородным домом. Крылечко, дверь в дом, чуть правее – застеклённая лестница на второй этаж
Пьеса в четырёх действиях действующие лица iconПьеса в 2-х действиях Действующие лица
Из-под арки выходит Хозяин, солидный мужчина средних лет с уверенными манерами. Он в халате, вытирает волосы полотенцем. Телефонный...
Пьеса в четырёх действиях действующие лица iconДрама в четырех действиях действующие лица
Перед террасой широкая полукруглая площадка, от которой в сад, прямо и вправо, идут аллеи. На правой стороне садовые диванчики и...
Пьеса в четырёх действиях действующие лица iconДрама в четырех действиях действующие лица
В доме Прозоровых. Гостиная с колоннами, за которыми виден большой зал. Полдень; на дворе солнечно, весело. В зале накрывают стол...
Пьеса в четырёх действиях действующие лица iconСцены из деревенской жизни в четырех действиях действующие лица
Сад. Видна часть сада с террасой. На аллее под старым тополем стол, сервированный для чая. Скамьи, стулья; на одной из скамей лежит...
Пьеса в четырёх действиях действующие лица iconБолезни Молодости пьеса в трех действиях Фердинанд Брукнер Действующие лица
Смеется, ноги на столе Little Irene-weenie Ирена поспорила со мной, что она раньше меня защитит докторскую степень, хотя отстает...
Пьеса в четырёх действиях действующие лица iconПьеса в пяти действиях Действующие лица
Голо о том, что вы скоро овдовеете, очаровательная графиня, а в ближайшее время станете соломенной вдовой. Но, пользуясь случаем,...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов