Пьеса в четырёх действиях действующие лица icon

Пьеса в четырёх действиях действующие лица



НазваниеПьеса в четырёх действиях действующие лица
страница4/6
Дата конвертации03.12.2012
Размер0.85 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6


КЛОК: (Толкает Даггера в плечо и орёт). Да ты обкурился, что ли?


Раздаются раскаты грома и сверкают молнии.


ДАГГЕР: (Орёт и толкает обеими руками Клока в грудь). Ты мне больше никто! Знаешь кто ты после этого?!


Они хватают друг друга и начинают бороться. Ошейник и сандалии разлетаются в разные стороны. Долгая возня и пыхтение. Клок, изловчившись, запрыгивает Даггеру на спину и скачет верхом по всей комнате, приговаривая «ну ты, козёл!». Даггер, не стерпев такого оскорбления, уподобившись свободолюбивому мустангу, изо всех сил старается скинуть своего объездчика. Он бегает иноходью, стукаясь обо все косяки задом, к которому Клок прилип, как пластырь. Персонажи сцены двигаются, как в замедленной съёмке! В конце концов, пятясь назад, Даггер попадает одной ногой в мусорное ведро. Теперь он на время забывает о Клоке и остервенело мотает застрявшей ногой во все стороны, отчего уже больше напоминает обезумевшего слона, давящего труппу блошиного цирка. В такой замысловатой акробатической стойке Даггер не удерживает равновесия и со всего размаху шлёпается об пол. Клок выкатывается из седла и влетает в стену. Полотно Пикассо - портрет кубистического периода - в увесистой резной раме соскакивает с крюка и обрушивается на макушку Клока. Картина, крепко огрев незадачливого наездника своим торцом по голове, на какое-то время замирает в вертикальном положении, как бы позволяя некоему искушённому искусствоведу, окажись он в этот кульминационный момент где-нибудь поблизости, сравнить множество композиционных аналогий между смелой трактовкой форм на холсте Мастера и выражением лица Клока. Продемонстрировав, таким образом, мистическую связь вымышленного образа с его прототипом, шедевр модернизма начинает медленно и неумолимо падать вперёд, одержимый стремлением оригинала навсегда слиться со своей вдохновенной моделью. В эту головокружительную в буквальном смысле минуту, когда картина уже почти совсем скрыла под собой Клока, Даггер, вскочив на ноги, профессионально хватает её обеими руками за края рамы и торжествующе замирает в монументальной позе, основательно войдя ногой в мусорное ведро.


ДАГГЕР: (Тяжело дышит). Ну, помоги же! Чего разлёгся!


КЛОК: (Трёт шишку на макушке). На тебя тоже намордник надевать надо.


Оба вешают картину на прежнее место. Тяжело дышат. Стоят и утюжат друг друга тяжёлыми взглядами. Однако постепенно их лица разглаживаются. Они начинают посмеиваться и показывать друг на друга пальцами.


ДАГГЕР: (Безуспешно пытается высвободить ногу из ведра). Слушай, помоги ты мне его снять, наконец-то!


КЛОК: (Корчит из себя знатока моды). А что, - в этом что-то есть! Тебе очень идёт!


ДАГГЕР: (Саркастически аплодирует). Ты стал чертовски наблюдателен. У тебя, похоже, ещё мозгов прибавилось. (Указывает на шишку у Клока на макушке). Как раз насчёт «пойти» у меня очень большие затруднения.
И ничего в «этом», кроме моей ноги, нет. (Подымает ногу в ведре). Тащи, давай!!!


Клок тянет ведро на себя. Даггер упирается руками в стенку. Торжественное освобождение!


ДАГГЕР: Ну, наконец-то! (Разминает затекшую ногу). Спасибо тебе, конечно, что вытащил меня из этой чёрной дыры! (Заглядывает в мусорное ведро, потом достаёт из кармана аккуратно сложенную бумажку и хочет выбросить, но в последний момент останавливается, вздыхает и засовывает обратно). Но ты, оказывается, двуличный человек, низкие страстишки которого дороже ему высоких идеалов!


КЛОК: (Округляет глаза). Это ещё почему?


ДАГГЕР: (Поднимает с пола сандалии и аккуратно несёт их к вешалке). Да потому, что с одной стороны в моём охваченном несбыточной мечтой воображении ты хладнокровно стравил лик девственной богини с образом надменной сучки. А с другой стороны, сам пускаешь длинные слюни, ибо втюрился в неё по уши с первого взгляда.


КЛОК: С чего ты это взял?!


ДАГГЕР: Вначале всех своих собак на неё спустил, а потом за-за-заявляешь, что за-за-заинтригован!


КЛОК: Ой, ой, ой! Прямо Диана в шкуре затравленного охотничьими сосисками Актеона!


Клок начинает дико хохотать. Даггер оборачивается и с недоумением смотрит то на Клока, то на сандалии.


КЛОК: А, так вот ты, оказывается, из-за чего завёлся?! (Успокаивается). Так это двуличие и есть самое интригующее противоречие в нашей убогой мужской действительности. (Машет рукой). Однако я имел в виду нечто совсем иное!


ДАГГЕР: А чего ржёшь тогда, как жеребец?


КЛОК: Я от твоей безумной проницательности, можно сказать, из седла в осадок выпал. Ты свою обиду запряг хвостом вперёд. (Хитро прищуривается). Сам, поди, сандалики полизать мечтаешь? А? Или может ошейничек примерить? (Поднимает с пола ошейник и трясёт им в воздухе).


ДАГГЕР: Да ничего подобного!!! (Отскакивает в сторону, ужаснувшись одновременно и такой непредсказуемой проницательности Клока, и столь непреднамеренной очевидности своих сокровенных желаний).


КЛОК: (Опять смеётся). Ух, ты, - дернулся, как живой! Собачий вальс?.. Разрешите? (Подхватывает Даггера под руку и вальсирует с ним пару кругов, сюсюкая ему на ушко). А заинтриговала меня твоя Собачка, Собачница, Собакевичница вот чем...


ДАГГЕР: (Останавливает кружение и вручает сандалии Клоку). На вот, держи. Теперь она такая же моя, как и твоя!


Даггер решительно достаёт из кармана бумажку, разворачивает и демонстрирует Клоку. Бумажка оказывается фотографией обнажённой Дианы с обложки журнала для мужчин. Продолжительная пауза. Затем Даггер разворачивает фото к себе, окидывает его прощальным взглядом и рвёт на мелкие кусочки. Когда он подкидывает их вверх, с потолка начинает падать снег, который кружится вместе с обрывками фото. Звучит вальс. Вместе с затиханием музыки снежинки постепенно перестают кружить.


КЛОК: (Грустно смотрит на напарника). Согласен - теперь ничья. Это было по-диогеновски! Цепи самообладания разорваны! Дело за малым - вернуть ошейник самодержавия.


ДАГГЕР: (Сквозь зубы). Пусть только вернётся теперь за своим ошейником!


КЛОК: И всё-таки, хотел бы я знать, при каких обстоятельствах могла возникнуть подобная ассоциация? (Задумывается).


ДАГГЕР: Какая ещё ассоциация? (Забирает сандалии обратно).


КЛОК: Та, которой Диана меня за-за-заинтриговала! (Отдает Даггеру также и ошейник). Уму непостижимо! Это же надо! Взять имя такого умницы, весельчака и симпатяги, одним словом, самого добродушного обитателя морей-океанов и отдать его на растерзание этому злобному, отвратительному созданию. Монстру, наверняка, не способному не то, что плавать - куда там! А даже просто-напросто не захлёбываться своей же собственной пеной, капающей изо рта от непрерывного тявканья. (Презрительно кривит рот). Дельфина!!! (Многозначительная пауза). Однако я должен признаться, что будь у этого сандального Цербера другое имя, а также и непременно другая хозяйка, я смог бы найти в себе силы и...


ДАГГЕР: И стал бы ненавидеть шавку только за несносный лай. (Устало машет рукой).


КЛОК: (Внезапно замирает, поражённый какой-то неведомой мыслью). Точно, именно несносный... (Начинает ходить из угла в угол и крутит носом). Нет, ты, что ничего не чувствуешь? (Мечется и принюхивается).


ДАГГЕР: Сам же говоришь, что несносный, то есть не с носа, а чего тогда нос воротишь? Да и кто несносный, в конце-то концов?! (Разводит руками).


КЛОК: Дух... Запах... Просто миазм какой-то!!!


ДАГГЕР: Тьфу, так ты про запах, что ли? Я давно его унюхал. Это просто духи. (Делает широкий жест, указывая в сторону освещённой залы). Как раз теперь этот букет снова входит в моду.


КЛОК: (Машет рукой перед носом). Вот-вот, они как будто приближаются к нам сюда! (Теряет сознание и падает на пол).


^ ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ.

(Клок, Даггер, Галлея).


Даггер с недоумением глядит на растянувшегося перед входной дверью напарника. Пытается поднять его и оттащить в сторонку, но слышит быстрые шаги и принимает непринуждённую позу. В помещение стремительно заходит дама, изо всех сил пытающаяся догнать то время, в котором её возраст ещё можно было бы назвать бальзаковским.


ГАЛЛЕЯ: (Переступая через Клока). Вас мне послало само провидение, любезный!


Галлея поворачивается к Даггеру спиной, пытаясь высвободить руки из двух небольших прорезей, расположенных по бокам накидки замысловатого покроя.


ДАГГЕР: Мадам, вы так любезны!


ГАЛЛЕЯ: (Набожно закатывает глаза). Да свершится воля Твоя! (Запутывается в накидке ещё сильней, беспомощно дёргая руками). Мне хотелось бы выбраться.


ДАГГЕР: (Пытается незаметно пристроить Клока куда-нибудь в тень). Не сомневаюсь, что ваш выбор будет достойным! Аминь!


ГАЛЛЕЯ: Ах, господи, боже мой! (Небрежно бросает взгляд через плечо). Надеюсь, я правильно выбрала того, кто принимает верхнюю одежду. (Отворачивается обратно).


ДАГГЕР: (Клоку, который без сознания). Боюсь, что у меня нет выбора. (Приставляет отключившегося Клока к вешалке и продевает плечики под его пиджак так, чтобы выглядело, будто Клок находится в подвешенном состоянии, как очередное болтающееся пальто). Одни люди постоянно принимают других за свою верхнюю одежду. (Поворачивается к Галлее с располагающей улыбкой).


ГАЛЛЕЯ: В этом, я полагаю, и заключается ваша священная миссия. (Пауза). Стать, наконец, тем, кто примет мою верхнюю одежду! (Демонстративно передёргивает плечами).


ДАГГЕР: Мадам, вы уверены, что моя миссия настолько священна, чтобы я мог принять вид вашей верхней одежды?


ГАЛЛЕЯ: (Себе). Он просто делает умный вид. О, как это трудно - сдерживать себя в стезе добродетели! (Вздыхает от долгого ожидания). Вы собираетесь мне в этом помочь или нет!


ДАГГЕР: Помочь вам одержать верх над собой?


ГАЛЛЕЯ: Просто верх богобоязни! Наставь раба Твоего на путь истины?! (Капризно). Я сейчас просто выйду из себя. (Теряет терпение вместе с надеждой на досрочное освобождение). Да, да, да, поддержать мою верхнюю одежду. Мне необходимо освободится от неё, выбраться из неё, понятно?


ДАГГЕР: Вы желаете, чтобы я поддержал вашу свободу выбора.


ГАЛЛЕЯ: Эти кружевные выборочки! (Жалобно). Ну же! Во имя Отца и Сына и Святого Духа! (Продолжает извиваться кольцами браслетов, как змея, оставляющая прежнюю кожу). Я всегда в них путаюсь!


ДАГГЕР: (Сочувственно). Свободу чаще всего путают с порабощением. Путь же к истинной свободе неуловим!


ГАЛЛЕЯ: Ах, любезный, слови же уже мою накидку в свободное от порабощения попутных истин время.


КЛОК: (Декламирует в трансе из «Фауста» Гёте). "Народ свободный на земле свободной увидеть я б хотел в такие дни".


ДАГГЕР: (Пытается подражать голосу Клока). Бедный, наивный Фауст! Доктор попросту не понял, что от него хотели боги. (С воодушевлением). Но я оправдаю возложенные на меня надежды высшего общества!


ГАЛЛЕЯ: Не надежды, а одежды.


ДАГГЕР: Вот она - разгадка тайны бытия! Какая превосходная находка!


ГАЛЛЕЯ: Не находка, а накидка!


ДАГГЕР: Наконец, я раскрыл высший смысл свого предназначения! Что провидению нужно лично от меня!!! (Пытается поймать накидку дамы двумя руками, словно птицу счастья в золотой клетке верноподданства).


Клок начинает понемногу приходить в себя.


ДАГГЕР: Мгновение, повремени! (Ловит накидку и накидывает её на голову Клока).


ГАЛЛЕЯ: Вы хотите сказать, что я также прекрасна, как и мгновение назад? (Меняется в лице и с облегчением оборачивается к Даггеру). Ах, благодарю! Вы просто Змей Искуситель, свесившийся с ветвей Древа Познания.


ДАГГЕР: Мадам, вы слишком добры ко мне. Я могу возгордиться и решить, что один гардеробщик, даже с номерком тринадцать, куда более полезен обществу, нежели тринадцать апостолов показывающие человечеству один и тот же смертельный номер c единым богом. (Снимает номерок с цифрой тринадцать и протягивает его Галлее).


ГАЛЛЕЯ: (С непониманием смотрит на вешалку под номером 12, на которой висит Клок, спрятанный под её накидкой). Но почему же тринадцать, а не двенадцать?! (Разглядывает номерок).


Клок, накрытый накидкой, чихает.


ДАГГЕР: (Театрально прокашливается, чтобы Галлея не подумала, что это её накидка простудилась). Вообще-то желающих было четырнадцать. Иосифу, называемому Варсавою, которого прозвали Иустом, просто не повезло, и жребий пал на Матфия, занявшего место Иуды Искариота, после того, как последний был снят с вешалки. Однако апостол - это всего лишь пыльный посыльный непонятых мыслей. (Делает несколько хлопков, выбивая пыль из Клока). Словом, как посыльный, Иуда лучше всех справился со своей поучительной миссией. Так что против арифметики жизни даже религия бессильна.


ГАЛЛЕЯ: (Смотрит на Даггера с недоверием, но номерок берёт). Вы правы – я тоже придерживаюсь крайне передовых взглядов и ни капельки не суеверна. Аллилуйя! (Поднимает номерок 13 вверх, как икону). Я ненадолго. (Разворачивается). Вы не успеете меня позабыть. (Быстро выходит).


^ ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЁРТОЕ.

(Клок, Даггер).


Пиджак Клока внезапно срывается с плечиков, и вечный упаковщик падает с вешалки. Он тут же приходит в себя и моментально вскакивает на ноги. Накидка продолжает покрывать его голову. Поначалу он чем-то смахивает на привидение, плавно циркулирующее по комнате. Даггер с интересом наблюдает за воскресшим напарником, который вдруг принимается коротко и картаво выкрикивать имя «Даггер», что моментально делает его похожим на клетку с попугаем, расхаживающую на человеческих ножках и накрытую покрывалом для того, чтобы болтливая птица не запомнила того, чего не следует. Доносится коридорное эхо последних слов Галлеи: «Вы не успеете меня позабыть!»


КЛОК: (Закашливается и машет рукой перед собой). Это невозможно, Мадам! (Срывает с головы накидку, нюхает её и мгновенно отдаёт Даггеру). Её духи нельзя ничем вытравить.


ДАГГЕР: (Вешает накидку на плечики с номером 13). Так ты что, всё это время, оказывается, прикидом прикидывался? Я тут, понимаешь ли, не знаю, чем тебя замаскировать! А ты дурака валяешь?! (Показывает на порог перед дверью). Эта дамочка, кстати, тебя на полном серьёзе за чьи-то шмотки приняла, пока ты здесь на полу валялся. И это чуть не стоило мне безупречной репутации гардеробщика.


КЛОК: (Как одержимый). Пока вы тут любезничали, мне было явлено знамение. (Устремляет взгляд в «грядущее»). Я узрел Апокалипсис Гардеробмейстера!


ДАГГЕР: Что ты плетёшь? Это от её духов у тебя такие глюки? (Нюхает накидку).


КЛОК: (По-прежнему из «грядущего»). А ты знаешь, когда наступает конец света в гардеробе?


ДАГГЕР: (С недоверием смотрит на напарника). Очевидно, тогда, когда здесь погасят свет и все разойдутся по домам.


КЛОК: А вот и не угадал! Когда настанет час второго пришествия Таисия Афинского!!!


ДАГГЕР: Кого, кого?!


КЛОК: Эх ты, имя Великого Преобразователя гардеробной традиции надо знать! Кроме того, Он также считается основателем культа покровительницы всех истопников, пылкой Таис, которая по античным источникам имела непосредственное отношение к такому историческому эпизоду, как сожжение Персеполиса, одной из столиц персидского царства. (Поднимает указательный палец).


ДАГГЕР: (Поднимает брови). И когда же этот Гардеробмейстер окажет нам честь?


КЛОК: Скоро! Когда семь стёганых пальто вострубят своими рукавами.


ДАГГЕР: О чём вострубят?!


КЛОК: О неотвратимом Синдроме Жирафа!!!


ДАГГЕР: (Округляет глаза). У кого?


КЛОК: (Торжественно). У своих длинношеих хозяев!


Наступает продолжительная пауза, во время которой Даггер начинает ходить из угла в угол, пытаясь уловить носом основательно растворившееся в воздухе амбре обладательницы счастливого номерка 13.


ДАГГЕР: Да, сильный парфюм. Жалко, что на меня он такого эффекта не произвёл.


КЛОК: (Зажимает нос). Ты не находишь это странным, что человек с нормальным обонянием добровольно делает себя носителем подобного дурмана.


ДАГГЕР: В большинстве случаев этот запах вызывает полярно противоположную реакцию. Вот тебе кажется, что это зловоние непременно возвещает о конце света, а многие уважаемые люди, как раз наоборот, отправились бы за этим благовонием на край света. Чувствуешь разницу? Ты бесконечно одинок, дружище, в своём недоверии к одному из наиболее развитых органов чувств у общества - нюху! В то время как остальные ценители благополучно приобщаются к вечной притягательной силе искусства.


КЛОК: Но причём тут культурные ценности?


ДАГГЕР: Ты что же не узнал по запаху эту Полигимнию Духа? Она же самый респектабельный художественный критик! Можно сказать, что она комета Галлея в мире изобразительного искусства.


КЛОК: Что, в подлунной области культуры так же, как с появлением кометы, ожидались возмущения в движении Луны, а потом выяснилось, что она ничтожна по своей массе?


ДАГГЕР: Наоборот! Из-за постоянства периодических возвращений её внимания к изобразительному искусству.


КЛОК: С промежутками в семьдесят пять лет?


ДАГГЕР: Темнота! (Стучит пальцем по лбу). Одного её слова достаточно, чтобы у интеллигентной половины человечества сложилось вполне определённое индивидуальное мнение по поводу того, что является вечным, а что приходящим в изобразительном искусстве. Непреложные истины, пропитанные соответствующими испарениями, усваиваются, как с молоком матери. От этих её духов веет многовековой историей, дошедшей до нас из глубины фамильных склепов древнейших родов аристократии!


КЛОК: (Зажимает нос). Угу. Средство по выведению пятен голубой крови. (Пауза). Ты хочешь сказать, что привидения оживают, благодаря этому эликсиру молодости? (Изображает привидение, подхватив плечики с накидкой). В смысле, что такой запах даже покойника из гроба подымет! (Вешает плечики обратно).


ДАГГЕР: (Снисходительно). Я совершенно не это хотел сказать. Но это уже и не важно. Единственное утешение для тебя может состоять в том, что этот фимиам безумно дефицитный и поэтому возносится только в самые заоблачные слои атмосферы общества. Кроме того, сей эликсир молодости, разлит именно среди женщин неуловимого возраста. Посуди сам - люди высшего сословия невероятно заняты...


КЛОК: Собой?


ДАГГЕР: Ну, не тобой же! У них нет времени стоять перед каждой картиной и часами анализировать, составлять мнение, взвешивать все «за» и «против». Люди из общества должны точно знать, чем им восхищаться. Время – деньги! Эти инструкции, поданные в сжатой форме, и предоставляет профессиональный искусствовед - так сказать брокер с биржи духовных ценностей. Дорогостоящий аромат знатока служит стопроцентной гарантией культурных капиталовложений.


КЛОД: (С сарказмом). У меня начинает складываться впечатление, что именно эта безумно благоухающая фемида в погоне за своим безоблачным возрастом и правит современным миром духовных ценностей. (Меняет руку и зажимает нос опять). Пожалуй, ты прав: всё дело действительно в этом парфюме. Во-первых, её элитарные подруги пропахли точно такой же уверенностью в завтрашнем дне. Во-вторых, её чада с пелёнок научились безошибочно улавливать запах родной мамочки, с помощью подобострастного принюхивания пронафталиненых нянек ко всему, что их окружает. И, в-третьих, её муж боится пикнуть что-нибудь отбивающее запах и потерять нюх к своим миллионам в бракоразводном процессе...


ДАГГЕР: Чем больше страшишься потери, тем сильнее удовольствие от обладания!


КЛОК: На самом деле хозяин должен любить мошенника уже только за то, что благодаря последнему, первый признаётся несомненным обладателем похищенного у него сокровища. Да мы сами, чаще всего становимся ворами своих же собственных сокровищ! А как же ещё нам обрести эти богатства?! Только украв их у самих себя первыми, опережая всех остальных, ибо только обладатель приобщится к значимой части человечества. Грешник не знает о своих добродетелях до тех пор, пока он их у себя не отнимет и не обменяет на чужие, тоже в свою очередь краденные, духовные ценности! Чем больше отобрано и накоплено чужих богатств, тем беднее становятся кладовые, но это единственный способ узнать, что же когда-то лежало в собственных сундуках. Чем больше прочитано нами, тем глубже становится пропасть, отделяющая нас от собственных мыслей. В какой-то момент понимаешь, что не в состоянии самостоятельно мыслить вообще! Человечество изо всех сил пытается обобщиться. Чтобы сокровище стало всеобщим достоянием.


ДАГГЕР: Неужели!!!


КЛОК: Неужели! (Пауза). Я не произнёс ни слова о том, что хотел, но зато наговорил кучу того, о чём и не помышлял сказать? То, чем гордится обладатель духовных ценностей, по большому счёту он никогда и не имел, а приобрёл лишь знание о том, чего, якобы, лишился. Может статься, первый натюрморт был создан воображением человека, умирающего с голоду, а человечество стало использовать этот жанр, чтобы отвлечь внимание от еды и притупить аппетиты влиятельных обжор.


ДАГГЕР: Или первое любовное стихотворение создавалось, чтобы при помощи отвлечённых иносказаний разогнать навязчивые мысли о прелестях избранницы. А человечество впоследствии стало использовать это поэтическое направление, дабы мысли о вожделенных формах и изгибах возлюбленной окончательно свели с ума воздыхателя и превратили весь окружающий мир: волны, деревья, звёзды и тому подобное, в объект его навязчивых желаний.


КЛОК: Не отвлекайся. Внимание! Она снова приближается. (Пауза). Мне уже глаза режет. (Снова теряет сознание и падает).
1   2   3   4   5   6



Похожие:

Пьеса в четырёх действиях действующие лица iconДебри Пьеса в четырех действиях Перевод Л. В. Хвостенко под редакцией Т. Озерской действующие лица
Картина вторая. Туземная хижина на западном берегу реки Луалабе. Декабрь 1898 года
Пьеса в четырёх действиях действующие лица iconЛеонид Николаевич Андреев Екатерина Ивановна Пьеса в четырех действиях действующие лица
Голоса то падают, то возвышаются почти до крика, перебиваются короткими, но глубокими паузами, раз даже слышны слова: "Ты лжешь!"...
Пьеса в четырёх действиях действующие лица iconПьеса в четырех действиях действующие лица
На диване сидят Этель Гросман с Женей. Этель высокая женщина в пеньюаре. В ушах бриллиантовые серьги. На пальцах масса колец. Женя...
Пьеса в четырёх действиях действующие лица iconОзеро пьеса в 4-х действиях Действующие лица
Лужайка перед загородным домом. Крылечко, дверь в дом, чуть правее – застеклённая лестница на второй этаж
Пьеса в четырёх действиях действующие лица iconПьеса в 2-х действиях Действующие лица
Из-под арки выходит Хозяин, солидный мужчина средних лет с уверенными манерами. Он в халате, вытирает волосы полотенцем. Телефонный...
Пьеса в четырёх действиях действующие лица iconДрама в четырех действиях действующие лица
Перед террасой широкая полукруглая площадка, от которой в сад, прямо и вправо, идут аллеи. На правой стороне садовые диванчики и...
Пьеса в четырёх действиях действующие лица iconДрама в четырех действиях действующие лица
В доме Прозоровых. Гостиная с колоннами, за которыми виден большой зал. Полдень; на дворе солнечно, весело. В зале накрывают стол...
Пьеса в четырёх действиях действующие лица iconСцены из деревенской жизни в четырех действиях действующие лица
Сад. Видна часть сада с террасой. На аллее под старым тополем стол, сервированный для чая. Скамьи, стулья; на одной из скамей лежит...
Пьеса в четырёх действиях действующие лица iconБолезни Молодости пьеса в трех действиях Фердинанд Брукнер Действующие лица
Смеется, ноги на столе Little Irene-weenie Ирена поспорила со мной, что она раньше меня защитит докторскую степень, хотя отстает...
Пьеса в четырёх действиях действующие лица iconПьеса в пяти действиях Действующие лица
Голо о том, что вы скоро овдовеете, очаровательная графиня, а в ближайшее время станете соломенной вдовой. Но, пользуясь случаем,...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов