Пьеса в четырёх действиях действующие лица icon

Пьеса в четырёх действиях действующие лица



НазваниеПьеса в четырёх действиях действующие лица
страница5/6
Дата конвертации03.12.2012
Размер0.85 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6


^ ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ.

(Клок, Даггер, Галлея).


Галлея заходит также стремительно, как и при первом своём появлении. Снова переступает через Клока. Даггер уже держит её накидку наготове. Галлея чувствует себя явно польщённой.


ГАЛЛЕЯ: Вы не забыли меня! (Поворачивается спиной к Даггеру и заводит руки назад). В моём завтрашнем эссе непременно будет упомянуто, какой феноменальной зрительной памятью обладают апостолы искусства.


ДАГГЕР: Вы так быстро вернулись! Вам настолько понравилась наша выставка? (Цепляет одну прорезь накидки на руку Галлеи).


ГАЛЛЕЯ: Выставки нравятся публике. (Ищет второй рукой другую прорезь). Я же пришла только затем, чтобы произнести слово «божественно» перед какой-нибудь картиной. Публике следует понять, куда смотреть. Ей вначале необходимо напомнить, к чьим словам прислушиваться. (Тыкает мимо прорези).


ДАГГЕР: Ибо сказано: «имеющий уши, да узрит!» (Наконец напяливает накидку на Галлею).


КЛОК: (Разговаривает в трансе). А имеющий ноздри, да услышит!


Даггер пинком заталкивает лежащего Клока в тень. Галлея резко поворачивается и с подозрением смотрит на Даггера.


ДАГГЕР: Я говорю, что у вас прекрасные духи, мадам, я о них много слышал.


ГАЛЛЕЯ: (С нескрываемой гордостью). Да! Их аромат неуловим, и многие могут лишь довольствоваться тем, что наслышаны о них. (Стремительно исчезает).


^ ЯВЛЕНИЕ ШЕСТОЕ.

(Клок и Даггер).


Даггер опять толкает в бок напарника. Клок вскакивает, как новобранец. Он бежит и судорожно открывает зарешечённое окно. Жадно вдыхает свежий воздух, которым повеяло с заднего двора, где стоят контейнеры с мусором за прошедшую неделю.


ДАГГЕР: (Замахав руками). Закрой окно поскорей - лучше уж её всемирнопотопными духами захлебнуться!


КЛОК: (С закрытыми глазами блаженно улыбаясь). Ну что ты, этот позавчерашний рецептик значительно свежее. (Показывает на мусорные баки). Кроме того, он приятней ещё в ином отношении. От него веет послезавтрашней свободой. (Вздыхает). Когда у нас каждую Пятницу забирают мешки с мусором, тот самый раб, который сидит внутри каждого из нас, всякий раз мечтает о том, чтобы лично из меня он был выдавлен на свободу непременно Его Сиятельством Графом Монтекристо, повторившим на бис свой коронный побег.


ДАГГЕР: Неудивительно, что у твоей свободы срок годности уже пропах сроком давности. Да закрой ты окно, говорю – сейчас все запахи перемешаются, и мы своих носов не увидим, как собственных ушей. (Начинает странно хихикать).


КЛОК: (Задумчиво, полусонно мямлит).
Что ж - это вполне в духе современного искусства, которое с каждым годом всё больше напоминает некий спиритический сеанс по вызыванию духов из кладовки классики. В связи с возникшей НОСтальгией… (показывает «носик» Даггеру, когда произносит слово «ностальгия»)… предлагаю пригласить Гоголя, дабы он соблаговолил продиктовать последующие главы своей переработанной трилогии с новым названием «Три Носа», или, выражаясь в духе современности: «Нос 3». (Трёт нос, закрывает окно и незаметно для себя самого безмятежно засыпает, уронив голову на стол).


ДАГГЕР: (Пытается проанализировать сказанное). «Три Носа»!!! (Берёт листик бумаги и ручку). А что, если это действительно возможно?.. (Пауза). Диктовать рассказы после своей смерти... (Обращается к сладко почивающему Клоку). Но почему, собственно, носов должно быть непременно три? Нас пока тут двое: ты да я. Или у тебя уже в глазах двоится? (Пауза). А, я понял! Третий нос – это по Гоголю. Его след и возьмём. (Пауза). Или лучше как раз его вместо своих носов здесь посадим, тогда получится, что мы оставили всех с Носом. Это круто!!! Николай Васильич, я готов – диктуйте!..


Гаснет свет.


^ ДЕЙСТВИЕ ЧЕТВЁРТОЕ


ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ.

(Клок, Даггер, Диана с собакой).


Даггер сидит в ожидании протокола в гоголевском духе. Под креслом, накрытым чёрной клеёнкой, раздаются непонятные сверхъестественные гортанные звуки: «ррр нга-нга-нга ррр».


ДАГГЕР: Так, так я записываю. Оного мартобря... (Старательно выводит буквы). Готово! Дальше что? (Замирает, прислушиваясь).


Опять те же звуки: «ррр нга-нга-нга ррр» и потом «гав-ав-ав-гав нга-нга-нга».


ДАГГЕР: (Спешит всё записать). Какое авангардное начало! Вот это да!!!


С противоположного конца стола слышится храп Клока. Из-под кресла с новой силой доносится: «гав-гав-гав ррр гав-гав-гав».


ДАГГЕР: (Шикает на Клока). Да, тише ты! Ты Гоголя спугнёшь! И меня сбиваешь! (Шепчет под стол). Подождите, я не успел это записать. Итак, утро было зимнее, день весенний, вечер летний, а ночи вообще не случилось - шёл проливной дождь...


За спиной Даггера в глубине коридора, ведущего к гардеробу, раздаётся человеческий голос, который воспринимается либо довольно возвышенным мужским, либо самодовольно униженным женским: «Это возмутительно!»


ДАГГЕР: (Замирает не поворачиваясь). Я полностью с вами согласен. Он больше не посмеет. (Грозит кулаком, сладко спящему напарнику). Успокойтесь. У вас такой взволнованный голос.


Опять таинственный голос: «Это возмутительно! Немыслимо! Как я могу успокоиться?!»


ДАГГЕР: (Хватается снова за ручку). А, я понял – мне это всё записывать? (Пишет). Число Пи середины январгуста... Как я могу успокоиться? Вопросительный знак.


Таинственный голос: «Уму не постижимо! Они попросили меня увести собаку!»


ДАГГЕР: (Выводит языком, помогая руке писать). Уму не постижимо! Восклицательный знак. Как оригинально. Да, да я пишу, пишу.


Таинственный голос: «Очень оригинально! У кого это может быть аллергия на такую милую собачку?! Ума не приложу!»


ДАГГЕР: Следующая запись сделана дробного числа без вечности. (Пауза). Ума не приложу! Записал. (Вытирает пот со лба).


Таинственный голос: «Она так мило делилась со мной своими впечатлениями!»


ДАГГЕР: (Записывая услышанное, качает головой и произносит с восхищением). Какое глубокое понимание животного мира!


Таинственный голос: « Мы никогда с ней не расстаёмся!»


ДАГГЕР: Какая трогательная любовь к природе!!! (Всхлипывает). Шедеврально! Колян, ты просто Король Греции, в которой всё есть!!!


Таинственный голос: «Что за фамильярность?! Какой я вам ещё Колян?! Какой король Греции?! В Греции вообще нет короля!»


ДАГГЕР: Хм, а говорят, что в Греции всё есть… (Спохватившись, зажмуривается). Ой, простите великодушно, Николай Николаевич!


Таинственный голос: «Вы с ума сошли! Какой я вам Николай Николаевич?!»


ДАГГЕР: (Вываливается из кресла). Смилуйтесь, Ни-ко-лай... лай... лай... Я, кажись, ваше отчество с Толстовской фамилией спутал?! Тяжёлое гардеробное детство. Вы уж не обессудьте.


Таинственный голос: "Толстовской! Да как Вы смеете полнить мою талию и сравнивать её с чье-то фамилией! Нахал!!!"


ДАГГЕР: Что вы, что вы! О, я вспомнил! Полно, полно, Николай Васильевич, муза комедии, Талия, конечно же, ваша. Ваша до гроба! И после… В смысле - она давно от вас без ума и, наоборот, на глазах сохнет от обожания!


Из-под кресла вырывается неистовый лай: «ГАВ-ГАВ НГА-НГА-НГА РРР». Таинственный голос кричит: «Фу, Дельфина! Фи, Дельфиночка!»


Даггер осторожно открывает один глаз. Он не в силах произнести ни слова. Нервно моргает вторым глазом. Перед ним стоит босая Диана с рычащей Дельфиной на руках. Клок продолжает спать, не обращая внимания на истошное тявканье.


ДИАНА: Что! Оставьте мою талию в покое! Невежа! (Надменно). Вы лучше присмотрите за моей собакой, пока я досмотрю выставку?


ДАГГЕР: (Хлопает глазами). Вы хотели бы теперь сдать свою собаку в багаж, то есть в гардероб? Я не ослышался? (Пауза).


ДИАНА: (Раздражаясь). Мне не хотелось бы повторяться. Дело в том...


ДАГГЕР: (Придя в себя и, поднявшись на ноги, с достоинством перебивает). Прошу прощения, мадам, но боюсь, что это никак невозможно. У нас здесь хранятся бесценные произведения искусства, которые ваша собака может... (Немножко приподнимает правую ногу).


ДИАНА: (Повышает голос). Можете не продолжать!


ДАГГЕР: Словом, обесценить! (Становится на обе ноги).


ДИАНА: Верните мне мой ошейник и сандалии. Мы пойдём в то место, где нам будут рады! Правда, Дельфиночка?!


Диана сама срывает сандалии и ошейник с вешалки, а затем уходит с гордо поднятой собачонкой, хлопнув дверью на прощание. В коридоре какое-то время раздаётся собачий лай.


ДАГГЕР: (Выкрикивает, с нескрываемым сарказмом). Рекомендую отправиться лучше в баню этажом ниже: вам непременно понравятся рога и одно копыто банщика. (Прислушивается к собачьей реакции). Как любителю экзотических животных! (Победоносно прохаживается по комнате взад и вперёд).


^ ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ.

(Клок, Даггер, Бейсболка, Манто, Дублёнка, Зонтик, Пальто, Плащ).


КЛОК: (Просыпается и сладко потягивается). Ну, и что ты тут гоголем вышагиваешь.


ДАГГЕР: Я самоотверженно охраняю твой безмятежный сон!


КЛОК: Не завидуй! Я тебе сейчас расскажу заключительную часть моего сновидения настолько подробно, что у тебя возникнет ощущение, как будто всё, что ты видел до сих пор, являлось сном, и только теперь пришло настоящее пробуждение. Поверь мне это достойно внимания.


ЛЕЛЬ: Что ж, я внимаю.


Раздаётся органная музыка.


КЛОК: (Понижает голос). Привиделось мне, будто настал день открытия какой-то небывалой международной выставки в престижнейшей галерее Столицы Мира. На вернисаж приглашались самые, что ни на есть, высокочтимые гости. Одним из многочисленных украшений экспозиции бесспорно являлась картина с ярким названием «Пылающий Жираф» кисти Сальвадора Дали. (Шёпотом). Однако то, что иносказательно сбывалось несколько десятилетий на холсте, не шло ни в какое сравнение с драмой, разгоревшейся в гардеробе галереи.


Клок снимает свой пиджак, вешает на плечики и отправляется за гардеробную ширму. Оттуда доносится только его осипший голос. Даггер невольно озирается.


КЛОК: Осознать причину невероятного факта группового самовозгорания лучше получится, начав с просмотра чудом уцелевших фрагментов записи видео-наблюдения. На плёнке представлены диалоги с Гардеробмейстером - иммигрантом из неизвестной варварской страны, - и людьми, с отличием закончившими всемирно известные колледжи.


ДАГГЕР: Это просто труба! (Хватается за голову). Картинки с выставки!


^ КЛОК: ПЕРВАЯ ТРУБА!!!


Из-за гардеробной ширмы вылетает двубортный Плащ, одетый на плечики и Бейсболка, накинутая на крючок. Раздаются фанфары. Плащ начинает кружить вокруг Даггера, размахивая рукавами, и потом замирает посреди комнаты. Даггер пятится к стене и неистово крестится.


БЕЙСБОЛКА: Повесьте мой двубортный плащ и головной убор вместе.


КЛОК: (Выходит из-за ширмы переодетый в ливрею Гардеробмейстера, и поправляет кокарду на фуражке). Простите, сэр.


БЕЙСБОЛКА: Что ещё?!


КЛОК: Тысячу извинений, сэр, но вы накрыли своей гармонично подобранной к плащу бейсболкой крючок.


БЕЙСБОЛКА: И что с того?


КЛОК: Не будет держаться, сэр.


БЕЙСБОЛКА: По-моему, всё прекрасно держится, если иметь голову на плечах и не уронить её в песок, а сами плечики на пол...


КЛОК: Но как же я теперь смогу подвесить, сэр?


БЕЙСБОЛКА: Хм... Тогда засуньте её в карман.


КЛОК: Что засунуть, сэр? Голову в песок?


БЕЙСБОЛКА: Трудно догадаться? Разумеется, бейсболку в песок на дне кармана плаща.


КЛОК: Именно такое решение сразу пришло мне в голову, но не могли бы вы это проделать сами, сэр?


БЕЙСБОЛКА: Да уж надеюсь, что в золотом песке моих карманов никто не будет рыться.


КЛОК: Спасибо за доверие, сэр!


Двубортный Плащ взмывает вверх и исчезает. Клок заскакивает назад за ширму.


^ КЛОК: ВТОРАЯ И ТРЕТЬЯ ТРУБЫ!


Раздаётся трубный дуэт. Из глубины гардероба выплывают: жёлтое Манто и рыжая Дублёнка.


МАНТО: Ни в коем случае не сдавай ему сумочку!


ДУБЛЁНКА: Неужели тут тоже воруют?


МАНТО: Хуже! Он её непременно другому отдаст.


ДУБЛЁНКА: То есть, как?


КЛОК: (Выбегает из-за ширмы, поправляя фуражку). Добрый вечер, мадам! Осмелюсь напомнить, что мы принесли вам извинения ещё в прошлый раз.


МАНТО: Лучше бы вы мой ридикюль обратно принесли. (Дублёнке). Представляешь, я сдала ридикюль, а этот его отдал другой особе.


ДУБЛЁНКА: Что ты говоришь?!


КЛОК: Мадам, если не ошибаюсь, ваш ридикюль был сделан из кожи такого грубого крокодила? Верно? То есть я хотел сказать – из грубой кожи крокодила. (Пауза). Дело в том, что ридикюль оказался довольно баульным для изящного крючка с хрупкими плечиками. Пришлось поставить рядом с ручной кладью остальных гостей.


МАНТО: А мне изящно подсунул совершенно чужой!


КЛОК: Но у другой дамы был меховой рюкзак, мадам. Предполагалось, что каждый безошибочно узнает собственную ручную кладь. К нам приходят только люди, представляющие цвет нации, мадам!


МАНТО: Я же тогда ясно сказала, что моя ручная кладь красного цвета! Трудно было не перепутать?


КЛОК: Но, мадам, рюкзак другой дамы был тоже ярко красного цвета!


МАНТО: Ну, что я тебе говорила? Он так ничего и не понял! У меня просто внутри всё пылает от возмущения!!!


ДУБЛЁНКА: Теперь я и сама вижу, что у тебя есть все основания написать ещё один объективный обзор по поводу их скандальной выставки. Форменное безобразие!


Манто и Дублёнка разлетаются в разные стороны и исчезают. Клок скрывается обратно за ширмой.


КЛОК: (Торжественно). ТРУБА ЧЕТВЁРТАЯ!


Раздаётся истошный вой валторны и в помещение залетает раскрытый Зонтик.


ЗОНТИК: (Или высоким мужским, или низким женским голосом). Перевесьте мой зонтик на другой номерок!


КЛОК: Какой же номер вам больше подходит, мадам, сэр, мадам?


ЗОНТИК: Какой угодно, только не тринадцать! Это мой самый любимый голубой зонтик с ручкой, сделанной из клюва фламинго. Пообещайте, что с ним ничего не случится, пока я буду наслаждаться живописью!


КЛОК: Даю вам честное слово, что к вашему возвращению его голубой цвет не станет для вас менее розовым, мадам, сэр, мадам. Я повешу ваш зонтик на номер шестьсот шестьдесят шесть.


ЗОНТИК: Прекрасно! Чем дальше от этого несчастливого числа тринадцать, тем лучше.


Клок ловит Зонтик, закрывает его и на вытянутой руке уносит за ширму.


КЛОК: (Театральным шепотом). ПЯТАЯ ТРУБА!


Под звуки охотничьих рожков появляется мужское Пальто на плечиках и размахивает рукавами. Даггер складывает пальцы крестиком и, зажмурившись, выставляет руки вперёд.


ПАЛЬТО: Номер пять.


КЛОК: (Выпрыгивая из-за ширмы, поправляя кокарду). Я прекрасно помню вас, сэр.


ПАЛЬТО: Тогда почему вы мне даёте чужое пальто.


КЛОК: Оно ваше, сэр, уверяю вас! Пальто с плечиков под пятым номером.


ПАЛЬТО: Моё было тёмно-зелёное, а это какое-то бледно-серое.


КЛОК: Очевидно, у вашего пальто повышен инстинкт самосохранения, и ему пришлось срочно адоптироваться к окружающей среде...


ПАЛЬТО: Сегодня воскресение! Не пытайтесь сбить меня с толку!!!


КЛОК: (Смотрит на плечики с другой одеждой). Единственное пальто, которое можно было бы назвать тёмно-зелёным из всех оставшихся - вот это, сэр. (Показывает Пальто другое пальто). Но оно женское!


ПАЛЬТО: Значит, в моём пальто ушёл кто-то другой, ибо то, что вы мне подсовываете под нос, я в глаза не видел. Это не мой фасон! Как вы думаете, я в состоянии запомнить одежду, в которой пришёл?! (Машет рукавами).


КЛОК: Вне всякого сомнения, сэр! Однако будьте любезны проверьте на всякий случай карманы этого хамелеона...


ПАЛЬТО: Странно - мои перчатки, зажигалка и ключи от сердца моих миллионов? (Щелчок зажигалки, Пальто загорается и с душераздирающим криком взмывает вверх, где исчезает).


Клок задирает голову и смотрит вверх. Фуражка падает с его макушки на пол. В то время как у Даггера волосы становятся дыбом. С потолка медленно свешивается двубортный Плащ, который возник самым первым из гардеробных видений. Его карман оттопыривает Бейсболка.


КЛОК: (Заворожено). ШЕСТАЯ ТРУБА! ОНА ЖЕ ЛЕБЕДИНОЕ ЭХО ПЕРВОЙ!


Клок спохватывается и подбирает упавшую фуражку. Звучит трубный призыв и вторящее ему эхо разносится повсюду.


КЛОК: Ваш двубортный плащ, сэр.


ПЛАЩ: А где мой головной убор? Я же просил повесить всё вместе!


КЛОК: Смею напомнить, сэр, что вы, как это проделывают заботливые кенгуру со своими непослушными детёнышами, сами засунули бейсболку в наружный карман.


ПЛАЩ: Не забивайте мне головной убор своими кенгуру! Напоминать следовало бы заранее - до того, как я сам спросил. Ведь я мог-таки уйти домой, забыв вытащить голову из песка и надеть на неё кепи.


КЛОК: В таком случае, сэр, я напоминаю вам, что время уже между волком и собакой и пора расходиться по домам.


Даггер сидит на полу, закрыв лицо руками, и поочерёдно то воет по-волчьи, то скулит по-собачьи.


Со всех сторон: сверху, спереди, сзади, справа, слева, - возникают самодвижущиеся плечики с разнообразной верхней одеждой, развешанной на них. Они кружатся в неистовом вальсе, как заводные куклы-марионетки. Слышен смех, крики восхищения, высокопарный гомон великосветских бесед. Клок в униформе Гардеробмейстера мечется между призраками гостей. В его правой руке появляется мегафон, а левая сжимает медную трубу. Вдруг на стене проецируются пылающие яростью глаза. Раздаётся истошный крик Клока в мегафон: «СЕДЬМАЯ ТРУБА!»


ДАГГЕР: (Обхватив голову, тоже орёт). ТОЧНО ТРУБА ВСЕМУ!


КЛОК: (Декламирует в мегафон). Следствие установило, что последняя фраза, которую прошипел в камеру Гардеробмейстер, посылая испепеляющий взгляд вслед дорогим гостям, имеет прямое отношение к причине воспламенения!


Взволнованный ропот толпы постепенно переходит в паническую какофонию.


КЛОК: (Срывающимся голосом). Да горите вы синим пламенем! Всю жизнь вам пальто подавал и только теперь понял, кто вы такие! А главное – кто же я после этого!!!


Клок прикладывает трубу к губам, дует что есть духу в сторону одного из пролетающих мимо него пальто. Призрак немедленно воспламеняется, с криком взмывает под потолок перед тем, как навсегда исчезнуть. Точно такое же действие происходит по отношению к остальным гостям: рёв трубы, воспламенение, крик, исчезновение. Сверкают молнии, и грохочет гром.


КЛОК: (Продолжает кричать в мегафон). Город в тот злополучный вечер обернулся для пожарников воистину Армагеддоном. Такого пожара не было в Кипящем Котле со времён войны Юга и Севера. Верхняя одежда разом вспыхнула на всех, кто имел несчастье оказаться в числе приглашённых на открытие грандиозной экспозиции. Очевидцы пожарища слышали, как с крыши пылающего здания отчётливо доносились загадочные восклицания.


Слышен вой пожарных сирен.


КЛОК: (Нараспев). «Сегодня, я вижу, особенно грустен твой взгляд и руки особенно тонки, колени обняв. Послушай: далёко, далёко на озере Чад изысканный бродит жираф».


Последние слова угасают эхом.


КЛОК: Воцаряется гробовая тишина.


Продолжительная пауза.


КЛОК: Три раза гаснет свет.


Свет троекратно меркнет.


КЛОК: Когда свет опять восстанавливается, он горит уже немного тусклее.


Так и происходит – освещение становится менее ярким.


КЛОК: Так, как это обычно делается в выставочных залах, когда заботливая администрация хочет деликатнейшим образом напомнить праздной публике, зашедшей слишком далеко и позабывшей своего ближнего (указывает на Даггера), о бесцеремонной быстротечности потраченного времени.


ДАГГЕР: Уф! (Вытирает пот со лба и тяжело дышит). Я чуть не проснулся со страху.


КЛОК: Лучше б уж ты лопнул со смеху! (Угрюмо). Вот так всегда: один - ноль в пользу пылающих жирафов.


ДАГГЕР: После твоего Таисия Афинского, между прочим, можно вообще не проснуться.


КЛОК: На войне, как на войне! (Пауза). Я вот о чём подумал: предположим, идёт перестрелка.


ДАГГЕР: А может, лучше предположим теперь что-то более жизнеутверждающее?


КЛОК: Пока моё предположение - это всего лишь отвлечённая аллегория.


ДАГГЕР: Тогда не отвлекайся.


КЛОК: Итак, двое добровольцев ловят на дороге грузовик, чтобы подобрать тяжело раненых и отвезти их в госпиталь. В кабине места не слишком много, а число раненых неизменно растёт. Таким образом, один из голосовавших вынужден остаться и продолжить прятаться от пуль в кустах. Второй же самоотверженно прыгает в машину и едет на передовую. Пассажир в глазах оставшегося в безопасности товарища выглядит несомненным героем. Однако в кабине ситуация меняется. Машина едет прямо на летящую навстречу смерть.


ДАГГЕР: Да, это немножко не тот случай, когда шлёпаешь по улице, а навстречу тебе идет дождь.


КЛОК: Как всегда в тему! (Пауза). Тут герой, словивший грузовик, ловит и себя на мысли, что ему страшно – нет ни малейшего желания получить ранение в голову через лобовое стекло. (Бьёт себя по лбу). Он невольно пригибается. Водила же, видимо, человек бывалый и, не моргнув глазом, крутит баранку. Теперь героем становится шофёр в глазах пассажира.
1   2   3   4   5   6



Похожие:

Пьеса в четырёх действиях действующие лица iconДебри Пьеса в четырех действиях Перевод Л. В. Хвостенко под редакцией Т. Озерской действующие лица
Картина вторая. Туземная хижина на западном берегу реки Луалабе. Декабрь 1898 года
Пьеса в четырёх действиях действующие лица iconЛеонид Николаевич Андреев Екатерина Ивановна Пьеса в четырех действиях действующие лица
Голоса то падают, то возвышаются почти до крика, перебиваются короткими, но глубокими паузами, раз даже слышны слова: "Ты лжешь!"...
Пьеса в четырёх действиях действующие лица iconПьеса в четырех действиях действующие лица
На диване сидят Этель Гросман с Женей. Этель высокая женщина в пеньюаре. В ушах бриллиантовые серьги. На пальцах масса колец. Женя...
Пьеса в четырёх действиях действующие лица iconОзеро пьеса в 4-х действиях Действующие лица
Лужайка перед загородным домом. Крылечко, дверь в дом, чуть правее – застеклённая лестница на второй этаж
Пьеса в четырёх действиях действующие лица iconПьеса в 2-х действиях Действующие лица
Из-под арки выходит Хозяин, солидный мужчина средних лет с уверенными манерами. Он в халате, вытирает волосы полотенцем. Телефонный...
Пьеса в четырёх действиях действующие лица iconДрама в четырех действиях действующие лица
Перед террасой широкая полукруглая площадка, от которой в сад, прямо и вправо, идут аллеи. На правой стороне садовые диванчики и...
Пьеса в четырёх действиях действующие лица iconДрама в четырех действиях действующие лица
В доме Прозоровых. Гостиная с колоннами, за которыми виден большой зал. Полдень; на дворе солнечно, весело. В зале накрывают стол...
Пьеса в четырёх действиях действующие лица iconСцены из деревенской жизни в четырех действиях действующие лица
Сад. Видна часть сада с террасой. На аллее под старым тополем стол, сервированный для чая. Скамьи, стулья; на одной из скамей лежит...
Пьеса в четырёх действиях действующие лица iconБолезни Молодости пьеса в трех действиях Фердинанд Брукнер Действующие лица
Смеется, ноги на столе Little Irene-weenie Ирена поспорила со мной, что она раньше меня защитит докторскую степень, хотя отстает...
Пьеса в четырёх действиях действующие лица iconПьеса в пяти действиях Действующие лица
Голо о том, что вы скоро овдовеете, очаровательная графиня, а в ближайшее время станете соломенной вдовой. Но, пользуясь случаем,...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов