Драма в четырех действиях действующие лица icon

Драма в четырех действиях действующие лица



НазваниеДрама в четырех действиях действующие лица
страница2/6
Дата конвертации04.12.2012
Размер0.85 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6
Шабельский. Хоть к черту в пекло, хоть к крокодилу в зубы, только

чтоб не здесь оставаться. Мне скучно! Я отупел от скуки! Я надоел всем. Ты

оставляешь меня дома, чтобы ей не было одной скучно, а я ее загрыз, заел!

Анна Петровна. Оставьте его, граф, оставьте! Пусть едет, если ему там

весело.

Иванов. Аня, к чему этот тон? Ты знаешь, я не за весельем туда еду!

Мне нужно поговорить о векселе.

Анна Петровна. Не понимаю, зачем ты оправдываешься? Поезжай! Кто тебя

держит?

Иванов. Господа, не будемте есть друг друга! Неужели это так

необходимо!?

Шабельский (плачущим голосом). Nicolas, голубчик, ну, я прошу тебя,

возьми меня с собою! Я погляжу там мошенников и дураков и, может быть,

развлекусь. Ведь я с самой Пасхи нигде не был!

Иванов (раздраженно). Хорошо, поедем! Как вы мне все надоели!

Шабельский. Да? Ну, merci, merci... (Весело берет его под руку и

отводит в сторону.) Твою соломенную шляпу можно надеть?

Иванов. Можно, только поскорей, пожалуйста!


Граф бежит в дом.


Как вы все надоели мне! Впрочем, господи, что я говорю? Аня, я говорю с

тобою невозможным тоном. Никогда этого со мною раньше не было. Ну, прощай,

Аня, я вернусь к часу.

Анна Петровна. Коля, милый мой, останься дома!

Иванов (волнуясь). Голубушка моя, родная моя, несчастная, умоляю

тебя, не мешай мне уезжать по вечерам из дому. Это жестоко, несправедливо

с моей стороны, но позволяй мне делать эту несправедливость! Дома мне

мучительно тяжело! Как только прячется солнце, душу мою начинает давить

тоска. Какая тоска! Не спрашивай, отчего это. Я сам не знаю. Клянусь

истинным богом, не знаю! Здесь тоска, а поедешь к Лебедевым, там еще хуже;

вернешься оттуда, а здесь опять тоска, и так всю ночь... Просто

отчаяние!..

Анна Петровна. Коля... а то остался бы! Будем, как прежде,

разговаривать... Поужинаем вместе, будем читать... Я и брюзга разучили для

тебя много дуэтов... (Обнимает его.) Останься!..


Пауза.


Я тебя не понимаю. Это уж целый год продолжается. Отчего ты изменился?

Иванов. Не знаю, не знаю...

Анна Петровна. А почему ты не хочешь, чтобы я уезжала вместе с тобою

по вечерам?

Иванов. Если тебе нужно, то, пожалуй, скажу. Немножко жестоко это

говорить, но лучше сказать... Когда меня мучает тоска, я... я начинаю тебя

не любить. Я и от тебя бегу в это время. Одним словом, мне нужно уезжать

из дому.

Анна Петровна. Тоска? понимаю, понимаю... Знаешь что, Коля? Ты

попробуй, как прежде, петь, смеяться, сердиться...
Останься, будем

смеяться, пить наливку, и твою тоску разгоним в одну минуту. Хочешь, я

буду петь? Или пойдем, сядем у тебя в кабинете, в потемках, как прежде, и

ты мне про свою тоску расскажешь... У тебя такие страдальческие глаза! Я

буду глядеть в них и плакать, и нам обоим станет легче... (Смеется и

плачет.) Или, Коля, как? Цветы повторяются каждую весну, а радости - нет?

Да? Ну, поезжай, поезжай...

Иванов. Ты помолись за меня богу, Аня! (Идет, останавливается и

думает.) Нет, не могу! (Уходит.)

Анна Петровна. Поезжай... (Садится у стола.)

Львов (ходит по сцене). Анна Петровна, возьмите себе за правило: как

только бьет шесть часов, вы должны идти в комнаты и не выходить до самого

утра. Вечерняя сырость вредна вам.

Анна Петровна. Слушаю-с.

Львов. Что "слушаю-с"! Я говорю серьезно.

Анна Петровна. А я не хочу быть серьезною. (Кашляет.)

Львов. Вот видите, - вы уже кашляете...


VII


Львов, Анна Петровна и Шабельский.


Шабельский (в шляпе и пальто выходит из дому). А где Николай? Лошадей

подали? (Быстро идет и целует руку Анне Петровне.) Покойной ночи,

прелесть! (Гримасничает.) Гевалт! Жвините, пожалуста! (Быстро уходит.)

Львов. Шут!


Пауза; слышны далекие звуки гармоники.


Анна Петровна. Какая скука!.. Вон кучера и кухарки задают себе бал, а

я... я - как брошенная... Евгений Константинович, где вы там шагаете?

Идите сюда, сядьте!..

Львов. Не могу я сидеть.


Пауза.


Анна Петровна. На кухне "чижика" играют. (Поет.) "Чижик, чижик, где

ты был? Под горою водку пил".


Пауза.


Доктор, у вас есть отец и мать?

Львов. Отец умер, а мать есть.

Анна Петровна. Вы скучаете по матери?

Львов. Мне некогда скучать.

Анна Петровна (смеется). Цветы повторяются каждую весну, а радости -

нет. Кто мне сказал эту фразу? Дай бог память... Кажется, сам Николай

сказал. (Прислушивается.) Опять сова кричит!

Львов. Ну и пусть кричит.

Анна Петровна. Я, доктор, начинаю думать, что судьба меня обсчитала.

Множество людей, которые, может быть, и не лучше меня, бывают счастливы и

ничего не платят за свое счастье. Я же за всё платила, решительно за

всё!.. И как дорого! За что брать с меня такие ужасные проценты?.. Душа

моя, вы все осторожны со мною, деликатничаете, боитесь сказать правду, но

думаете, я не знаю, какая у меня болезнь? Отлично знаю. Впрочем, скучно об

этом говорить... (Еврейским акцентом.) Жвините, пожалуста! Вы умеете

рассказывать смешные анекдоты?

Львов. Не умею.

Анна Петровна. А Николай умеет. И начинаю я также удивляться

несправедливости людей: почему на любовь не отвечают любовью и за правду

платят ложью? Скажите: до каких пор будут ненавидеть меня отец и мать? Они

живут за пятьдесят верст отсюда, а я день и ночь, даже во сне, чувствую их

ненависть. А как прикажете понимать тоску Николая? Он говорит, что не

любит меня только по вечерам, когда его гнетет тоска. Это я понимаю и

допускаю, но представьте, что он разлюбил меня совершенно! Конечно, это

невозможно, ну - а вдруг? Нет, нет, об этом и думать даже не надо. (Поет.)

"Чижик, чижик, где ты был?.." (Вздрагивает.) Какие у меня страшные

мысли!.. Вы, доктор, не семейный и не можете понять многого...

Львов. Вы удивляетесь... (Садится рядом.) Нет, я... я удивляюсь,

удивляюсь вам! Ну, объясните, растолкуйте мне, как это вы, умная, честная,

почти святая, позволили так нагло обмануть себя и затащить вас в это

совиное гнездо? Зачем вы здесь? Что общего у вас с этим холодным,

бездушным... но оставим вашего мужа! - что у вас общего с этою пустою,

пошлою средой? О, господи боже мой!.. Этот вечно брюзжащий, заржавленный,

сумасшедший граф, этот пройдоха, мошенник из мошенников, Миша, со своею

гнусною физиономией... Объясните же мне, к чему вы здесь? Как вы сюда

попали?..

Анна Петровна (смеется). Вот точно так же и он когда-то говорил...

Точь-в-точь... Но у него глаза больше, и, бывало, как он начнет говорить о

чем-нибудь горячо, так они как угли... Говорите, говорите!..

Львов (встает и мигает рукой). Что мне говорить? Идите в комнаты...

Анна Петровна. Вы говорите, что Николай то да се, пятое, десятое.

Откуда вы его знаете? Разве за полгода можно узнать человека? Это, доктор,

замечательный человек, и я жалею, что вы не знали его года два-три тому

назад. Он теперь хандрит, молчит, ничего не делает, но прежде... Какая

прелесть!.. Я полюбила его с первого взгляда. (Смеется.) Взглянула, а меня

мышеловка - хлоп! Он сказал: пойдем... Я отрезала от себя всё, как,

знаете, отрезают гнилые листья ножницами, и пошла...


Пауза.


А теперь не то... Теперь он едет к Лебедевым, чтобы развлечься с другими

женщинами, а я... сижу в саду и слушаю, как сова кричит...


Стук сторожа.


Доктор, а братьев у вас нет?

Львов. Нет.


Анна Петровна рыдает.


Ну, что еще? Что вам?

Анна Петровна (встает). Я не могу, доктор, я поеду туда...

Львов. Куда это?

Анна Петровна. Туда, где он... Я поеду... Прикажите заложить

лошадей... (Идет к дому.)

Львов. Вам нельзя ехать...

Анна Петровна. Оставьте меня, не ваше дело... Я не могу, поеду...

Велите дать лошадей... (Бежит в дом.)

Львов. Нет, я решительно отказываюсь лечить при таких условиях! Мало

того, что ни копейки не платят, но еще душу выворачивают вверх дном!..

Нет, я отказываюсь! Довольно!.. (Идет в дом.)


Занавес


^ ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ


Зал в доме Лебедевых; прямо выход в сад; направо и налево двери.

Старинная, дорогая мебель. Люстра, канделябры и картины - все это в

чехлах.


I


Зинаида Савишна, 1-й гость, 2-й гость, 3-й гость, Косых, Авдотья

Назаровна, Егорушка, Гаврила, горничная, старухи-гостьи, барышни и

Бабакина.

Зинаида Савишна сидит на диване. По обе стороны ее на креслах

старухи-гостьи; на стульях молодежь. В глубине, около выхода в сад, играют

в карты; между играющими: Косых, Авдотья Назаровна и Егорушка. Гаврила

стоит у правой двери; горничная разносит на подносе лакомства. Из сада в

правую дверь и обратно в продолжение всего действия циркулируют гости.

Бабакина выходит из правой двери и направляется к Зинаиде Савишне.


Зинаида Савишна (радостно). Душечка, Марфа Егоровна...

Бабакина. Здравствуйте, Зинаида Савишна! Честь имею вас поздравить с

новорожденною...


Целуются.


Дай бог, чтоб...

Зинаида Савишна. Благодарю вас, душечка, я так рада... Ну, как ваше

здоровье?..

Бабакина. Очень вами благодарна. (Садится рядом на диван.)

Здравствуйте, молодые люди!..


Гости встают и кланяются.


1-й гость (смеется). Молодые люди... а вы разве старая?

Бабакина (вздыхая). Где уж нам в молодые лезть...

1-й гость (почтительно смеясь). Помилуйте, что вы... Одно только

звание, что вдова, а вы любой девице можете десять очков вперед дать.


Гаврила подносит Бабакиной чай.


Зинаида Савишна (Гавриле). Что же ты так подаешь? Принес бы

какого-нибудь варенья. Кружовенного, что ли...

Бабакина. Не беспокойтесь, очень вами благодарна...


Пауза.


1-й гость. Вы, Марфа Егоровна, через Мушкино ехали?..

Бабакина. Нет, на Займище. Тут дорога лучше.

1-й гость. Так-с.

Косых. Два пики.

Егорушка. Пас.

Авдотья Назаровна. Пас.

2-й гость. Пас.

Бабакина. Выигрышные билеты, душечка Зинаида Савишна, опять пошли

шибко в гору. Видано ли дело: первый заем стоит уж двести семьдесят, а

второй без малого двести пятьдесят... Никогда этого не было...

Зинаида Савишна (вздыхает). Хорошо, у кого их много...

Бабакина. Не скажите, душечка; хоть они и в большой цене, а держать в

них капитал невыгодно. Одна страховка сживет со света.

Зинаида Савишна. Так-то так, а все-таки, моя милая, надеешься...

(Вздыхает.) Бог милостив...

3-й гость. С моей точки зрения, mesdames, я так рассуждаю, что в

настоящее время иметь капитал очень невыгодно. Процентные бумаги дают

весьма немного дивиденда, а пускать деньги в оборот чрезвычайно опасно. Я

так понимаю, mesdames, что человек, который в настоящее время имеет

капитал, находится более в критическом положении, чем тот, mesdames,

который...

Бабакина (вздыхает). Это верно!


1-й гость зевает.


А разве можно при дамах зевать?

1-й гость. Pardon, mesdames, это я нечаянно.


Зинаида Савишна встает и уходит в правую дверь; продолжительное

молчание.


Егорушка. Два бубны.

Авдотья Назаровна. Пас.

2-й гость. Пас.

Косых. Пас.

Бабакина (в сторону). Господи, какая скука, помереть можно!


II


Те же, Зинаида Савишна и Лебедев.


Зинаида Савишна (выходя из правой двери с Лебедевым, тихо). Что

уселся там? Примадонна какая! Сиди с гостями! (Садится на прежнее место.)

Лебедев (зевает). Ох, грехи наши тяжкие! (Увидев Бабакину.) Батюшки,

мармелад сидит! Рахат-лукум!.. (Здоровается.) Как ваше драгоценнейшее?..

Бабакина. Очень вами благодарна.

Лебедев. Ну, слава богу!.. Слава богу! (Садится в кресло.) Так,

так... Гаврила!


Гаврила подносит ему рюмку водки и стакан воды; он выпивает водку и

запивает водой.


1-й гость. На доброе здоровье!..

Лебедев. Какое уж тут доброе здоровье!.. Околеванца нет, и на том

спасибо. (Жене.) Зюзюшка, а где же наша новорожденная?

Косых (плаксиво). Скажите мне, ради бога: ну, за что мы остались без

взятки? (Вскакивает.) Ну, за что мы проиграли, черт меня подери совсем?

Авдотья Назаровна (вскакивает и сердито). А за то, что если ты,

батюшка, не умеешь играть, так не садись. Какое ты имеешь полное право

ходить в чужую масть? Вот и остался у тебя маринованный туз!..


Оба бегут из-за стола вперед.


Косых (плачущим голосом). Позвольте, господа... У меня на бубнах:

туз, король, дама, коронка сам-восемь, туз пик и одна, понимаете ли, одна

маленькая червонка, а она, черт знает, не могла объявить маленький шлем!..

Я сказал: без козыря...

Авдотья Назаровна (перебивая). Это я сказала: без козыря! Ты сказал:

два без козыря...

Косых. Это возмутительно!.. Позвольте... у вас... у меня... у вас...

(Лебедеву.) Да вы посудите, Павел Кириллыч... У меня на бубнах: туз,

король, дама, коронка сам-восемь...

Лебедев (затыкает уши). Отстань, сделай милость... отстань...

Авдотья Назаровна (кричит). Это я сказала: без козыря!

Косых (свирепо). Будь я подлец и анафема, если я сяду еще

когда-нибудь играть с этою севрюгой! (Быстро уходит в сад.)


2-й гость уходит за ним, за столом остается Егорушка.


Авдотья Назаровна. Уф!.. Даже в жар от него бросило... Севрюга!.. Сам

ты севрюга!..

Бабакина. Да и вы, бабушка, сердитая...

Авдотья Назаровна (увидев Бабакину, всплескивает руками). Ясочка моя,

красавица!.. Она здесь, а я, куриная слепота, и не вижу... Голубочка...

(Целует ее в плечо и садится рядом.) Вот радость! Дай же я на тебя

погляжу, лебедь белая! Тьфу, тьфу, тьфу... чтоб не сглазить!..

Лебедев. Ну, распелась... Жениха бы ей лучше подыскала...

Авдотья Назаровна. И найду! В гроб, грешница, не лягу, а ее да

Саничку замуж выдам!.. В гроб не лягу... (Вздох.) Только вот, где их

найдешь нынче, женихов-то? Вон они, наши женихи-то, сидят нахохлившись,

словно петухи мокрые!..

3-й гость. Весьма неудачное сравнение. С моей точки зрения, mesdames,

если теперешние молодые люди предпочитают холостую жизнь, то в этом

виноваты, так сказать, социальные условия...

Лебедев. Ну, ну!.. не философствуй!.. не люблю!..


III


Те же и Саша.


Саша (входит и идет к отцу). Такая великолепная погода, а вы сидите

здесь, господа, в духоте.

Зинаида Савишна. Сашенька, разве ты не видишь, что у нас Марфа

Егоровна?

Саша. Виновата. (Идет к Бабакиной и здоровается.)

Бабакина. Загорделась, Саничка, загорделась, хоть бы разок приехала.

(Целуется.) Поздравляю, душечка...

Саша. Благодарю. (Садится рядом с отцом.)

Лебедев. Да, Авдотья Назаровна, трудно теперь с женихами. Не то что

жениха - путевых шаферов достать негде. Нынешняя молодежь, не в обиду будь

сказано, какая-то, господь с нею, кислая, переваренная... Ни поплясать, ни

поговорить, ни выпить толком...

Авдотья Назаровна. Ну, пить-то они все мастера, только дай...

Лебедев. Не велика штука пить - пить и лошадь умеет... Нет, ты с

толком выпей!.. В наше время, бывало, день-деньской с лекциями бьешься, а

как только настал вечер, идешь прямо куда-нибудь на огонь и до самой зари

волчком вертишься... И пляшешь, и барышень забавляешь, и эта штука.

(Щелкает себя по шее.) Бывало, и брешешь, и философствуешь, пока язык не

отнимется... А нынешние... (Машет рукой.) Не понимаю... Ни богу свечка, ни

черту кочерга. Во всем уезде есть только один путевый малый, да и тот

женат (вздыхает) и, кажется, уж беситься стал...

Бабакина. Кто это?

Лебедев. Николаша Иванов.

Бабакина. Да, он хороший мужчина (делает гримасу), только

несчастный!..

Зинаида Савишна. Еще бы, душечка, быть ему счастливым! (Вздыхает.)

Как он, бедный, ошибся!.. Женился на своей жидовке и так, бедный,

рассчитывал, что отец и мать за нею золотые горы дадут, а вышло совсем

напротив... С того времени, как она переменила веру, отец и мать знать ее

не хотят, прокляли... Так ни копейки и не получил. Теперь кается, да уж

поздно...

Саша. Мама, это неправда.

Бабакина (горячо). Шурочка, как же неправда? Ведь это все знают.

Ежели бы не было интереса, то зачем бы ему на еврейке жениться? Разве

русских мало? Ошибся, душечка, ошибся... (Живо.) Господи, да и достается

же теперь ей от него! Просто смех один. Придет откуда-нибудь домой и

сейчас к ней: "Твои отец и мать меня надули! Пошла вон из моего дома!" А

куда ей идти? Отец и мать не примут; пошла бы в горничные, да работать не

приучена... Уж он мудрует-мудрует над нею, пока граф не вступится. Не будь

графа, давно бы ее со света сжил...

Авдотья Назаровна. А то, бывает, запрет ее в погреб и - "ешь,

такая-сякая, чеснок"... Ест-ест, покуда из души переть не начнет.


Смех.


Саша. Папа, ведь это ложь!

Лебедев. Ну, так что же? Пусть себе мелют на здоровье... (Кричит.)

Гаврила!..


Гаврила подает ему водку и воду.


Зинаида Савишна. Оттого вот и разорился, бедный. Дела, душечка,

совсем упали... Если бы Боркин не глядел за хозяйством, так ему бы с

жидовкой есть нечего было. (Вздыхает.) А как мы-то, душечка, из-за него

пострадали!.. Так пострадали, что один только бог видит! Верите ли, милая,

уж три года, как он нам девять тысяч должен!

Бабакина (с ужасом). Девять тысяч!..

Зинаида Савишна. Да... это мой милый Пашенька распорядился дать ему.

Не разбирает, кому можно дать, кому нельзя. Про капитал я уже не говорю -

бог с ним, но лишь бы проценты исправно платил!..

Саша (горячо). Мама, об этом вы говорили уже тысячу раз!

Зинаида Савишна. Тебе-то что? Что ты заступаешься?

Саша (встает). Но как у вас хватает духа говорить все это про

человека, который не сделал вам никакого зла? Ну, что он вам сделал?

3-й гость. Александра Павловна, позвольте мне сказать два слова! Я

уважаю Николая Алексеича и всегда считал за честь, но, говоря entre nous*,

он мне кажется авантюристом.

_______________

* между нами (франц.).


Саша. И поздравляю, если вам так кажется.

3-й гость. В доказательство приведу вам следующий факт, который

передавал мне его атташе, или, так сказать, чичероне Боркин. Два года тому

назад, во время скотской эпизоотии, он накупил скота, застраховал его...

Зинаида Савишна. Да, да, да! Я помню этот случай. Мне тоже говорили.

3-й гость. Застраховал его, можете иметь в виду, потом заразил чумой

и взял страховую премию.

Саша. Ах, да вздор все это! Вздор! Никто не покупал и не заражал

скота! Это сам Боркин сочинил такой проект и везде хвастался им. Когда

Иванов узнал об этом, то Боркин потом у него две недели прощения просил.

Виноват же Иванов только, что у него слабый характер и не хватает духа

прогнать от себя этого Боркина, и виноват, что он слишком верит людям!

Все, что у него было, растащили, расхитили; около его великодушных затей

наживался всякий, кто только хотел.

Лебедев. Шура-горячка! Будет тебе!

Саша. Зачем же они говорят вздор? Ах, да все это скучно и скучно!

Иванов, Иванов, Иванов - и больше нет других разговоров. (Идет к двери и

возвращается.) Удивляюсь! (Молодым людям.) Положительно удивляюсь вашему

терпению, господа! Неужели вам не скучно так сидеть? Ведь воздух застыл от

тоски! Говорите же что-нибудь, забавляйте барышень, шевелитесь! Ну, если у

вас нет других сюжетов, кроме Иванова, то смейтесь, пойте, пляшите, что
1   2   3   4   5   6



Похожие:

Драма в четырех действиях действующие лица iconДрама в четырех действиях действующие лица
В доме Прозоровых. Гостиная с колоннами, за которыми виден большой зал. Полдень; на дворе солнечно, весело. В зале накрывают стол...
Драма в четырех действиях действующие лица iconПьеса в четырёх действиях действующие лица
Опушка – посетительница выставки скульптур, накануне обретшая новую ногу, а впоследствии утраченную любовь своей юности
Драма в четырех действиях действующие лица iconДебри Пьеса в четырех действиях Перевод Л. В. Хвостенко под редакцией Т. Озерской действующие лица
Картина вторая. Туземная хижина на западном берегу реки Луалабе. Декабрь 1898 года
Драма в четырех действиях действующие лица iconДжон Голсуорси Схватка Драма в трех действиях Перевод Г. Злобина под ред. Бернштейна действующие лица
Действие второе. Сцена 1 кухня в домике Робертса неподалеку от завода. Сцена 2 пустырь за заводом
Драма в четырех действиях действующие лица iconСцены из деревенской жизни в четырех действиях действующие лица
Сад. Видна часть сада с террасой. На аллее под старым тополем стол, сервированный для чая. Скамьи, стулья; на одной из скамей лежит...
Драма в четырех действиях действующие лица iconЛеонид Николаевич Андреев Екатерина Ивановна Пьеса в четырех действиях действующие лица
Голоса то падают, то возвышаются почти до крика, перебиваются короткими, но глубокими паузами, раз даже слышны слова: "Ты лжешь!"...
Драма в четырех действиях действующие лица iconКомедия в четырех действиях, в стихах Действующие лица
Явление 1Гостиная, в ней большие часы, справа дверь в спальню Софии, откудова слышно фортопияно с флейтою, которые потом умолкают....
Драма в четырех действиях действующие лица iconКомедия в четырех действиях действующие лица
Парка в имении Сорина. Широкая аллея, ведущая по направлению от зрителей в глубину парка к озеру, загорожена эстрадой, наскоро сколоченной...
Драма в четырех действиях действующие лица iconПьеса в четырех действиях действующие лица
На диване сидят Этель Гросман с Женей. Этель высокая женщина в пеньюаре. В ушах бриллиантовые серьги. На пальцах масса колец. Женя...
Драма в четырех действиях действующие лица iconКомедия в трех действиях с прологом Действующие лица
Маски богов – золотые, маски людей – естественного цвета. Юпитер и Меркурий, превращаясь в Амфитриона и Созия, надевают поверх своих...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов