Драма в четырех действиях действующие лица icon

Драма в четырех действиях действующие лица



НазваниеДрама в четырех действиях действующие лица
страница5/6
Дата конвертации04.12.2012
Размер0.85 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6

тот, у кого нет сердца...

Иванов. Что у меня жена при смерти - я знаю; что я непоправимо

виноват перед нею - я тоже знаю; что вы честный, прямой человек - тоже

знаю! Что же вам нужно еще?

Львов. Меня возмущает человеческая жестокость... Умирает женщина. У

нее есть отец и мать, которых она любит и хотела бы видеть перед смертью;

то знают отлично, что она скоро умрет и что все еще любит их, но,

проклятая жестокость, они точно хотят удивить Иегову своим религиозным

закалом: всё еще проклинают ее! Вы, человек, которому она пожертвовала

всем - и верой, и родным гнездом, и покоем совести, вы откровеннейшим

образом и с самыми откровенными целями каждый день катаетесь к этим

Лебедевым!

Иванов. Ах, я там уже две недели не был...

Львов (не слушая его). С такими людьми, как вы, надо говорить прямо,

без обиняков, и если вам не угодно слушать меня, то не слушайте! Я привык

называть вещи настоящим их именем... Вам нужна эта смерть для новых

подвигов; пусть так, но неужели вы не могли бы подождать? Если бы вы дали

ей умереть естественным порядком, не долбили бы ее своим откровенным

цинизмом, то неужели бы от вас ушла Лебедева со своим приданым? Не теперь,

так через год, через два, вы, чудный Тартюф, успели бы вскружить голову

девочке и завладеть ее приданым так же, как и теперь... К чему же вы

торопитесь? Почему вам нужно, чтобы ваша жена умерла теперь, а не через

месяц, через год?..

Иванов. Мучение... Доктор, вы слишком плохой врач, если

предполагаете, что человек может сдерживать себя до бесконечности. Мне

страшных усилии стоит не отвечать вам на ваши оскорбления.

Львов. Полноте, кого вы хотите одурачить? Сбросьте маску.

Иванов. Умный человек, подумайте: по-вашему, нет ничего легче, как

понять меня! Да? Я женился на Анне, чтобы получить большое приданое...

Приданого мне не дали, я промахнулся и теперь сживаю ее со света, чтобы

жениться на другой и взять приданое... Да? Как просто и несложно...

Человек такая простая и немудреная машина... Нет, доктор, в каждом из нас

слишком много колес, винтов и клапанов, чтобы мы могли судить друг о друге

по первому впечатлению или по двум-трем внешним признакам. Я не понимаю

вас, вы меня не понимаете, и сами мы себя не понимаем. Можно быть

прекрасным врачом - и в то же время совсем не знать людей. Не будьте же

самоуверенны и согласитесь с этим.

Львов. Да неужели же вы думаете, что вы так непрозрачны и у меня так

мало мозга, что я не могу отличить подлости от честности?

Иванов. Очевидно, мы с вами никогда не споемся...
В последний раз я

спрашиваю и отвечайте, пожалуйста, без предисловий: что собственно вам

нужно от меня? Чего вы добиваетесь? (Раздраженно.) И с кем я имею честь

говорить: с моим прокурором или с врачом моей жены?

Львов. Я врач и, как врач, требую, чтобы вы изменили ваше

поведение... Оно убивает Анну Петровну!

Иванов. Но что же мне делать? Что? Если вы меня понимаете лучше, чем

я сам себя понимаю, то говорите определенно: что мне делать?

Львов. По крайней мере, действовать не так откровенно.

Иванов. А, боже мой! Неужели вы себя понимаете? (Пьет воду.) Оставьте

меня. Я тысячу раз виноват, отвечу перед богом, а вас никто не

уполномочивал ежедневно пытать меня...

Львов. А кто вас уполномочивал оскорблять во мне мою правду? Вы

измучили и отравили мою душу. Пока я не попал в этот уезд, я допускал

существование людей глупых, сумасшедших, увлекающихся, но никогда я не

верил, что есть люди преступные осмысленно, сознательно направляющие свою

волю в сторону зла... Я уважал и любил людей, но, когда увидел вас...

Иванов. Я уже слышал об этом!

Львов. Слышали? (Увидев входящую Сашу; она в амазонке.) Теперь уж,

надеюсь, мы отлично понимаем друг друга! (Пожимает плечами и уходит.)


VII


Иванов и Саша.


Иванов (испуганно). Шура, это ты?

Саша. Да, я. Здравствуй. Не ожидал? Отчего ты так долго не был у нас?

Иванов. Шура, ради бога, это неосторожно! Твой приезд может страшно

подействовать на жену.

Саша. Она меня не увидит. Я прошла черным ходом. Сейчас уеду. Я

беспокоюсь: ты здоров? Отчего не приезжал так долго?

Иванов. Жена и без того уж оскорблена, почти умирает, а ты приезжаешь

сюда. Шура, Шура, это легкомысленно и бесчеловечно!

Саша. Что же мне было делать? Ты две недели не был у нас, не отвечал

на письма. Я измучилась. Мне казалось, что ты тут невыносимо страдаешь,

болен, умер. Ни одной ночи я не спала покойно. Сейчас уеду... По крайней

мере, скажи: ты здоров?

Иванов. Нет, замучил я себя, люди мучают меня без конца... Просто сил

моих нет! А тут еще ты! Как это нездорово, как ненормально! Шура, как я

виноват, как виноват!..

Саша. Как ты любишь говорить страшные и жалкие слова! Виноват ты? Да?

Виноват? Ну, так говори же: в чем?

Иванов. Не знаю, не знаю...

Саша. Это не ответ. Каждый грешник должен знать, в чем он грешен.

Фальшивые бумажки делал, что ли?

Иванов. Неостроумно!

Саша. Виноват, что разлюбил жену? Может быть, но человек не хозяин

своим чувствам, ты не хотел разлюбить. Виноват ты, что она видела, как я

объяснялась тебе в любви? Нет, ты не хотел, чтобы она видела...

Иванов (перебивая). И так далее, и так далее... Полюбил, разлюбил, не

хозяин своим чувствам - все это общие места, избитые фразы, которыми не

поможешь...

Саша. Утомительно с тобою говорить. (Смотрит на картину.) Как хорошо

собака нарисована! Это с натуры?

Иванов. С натуры. И весь этот наш роман - общее, избитое место: он

пал духом и утерял почву. Явилась она, бодрая духом, сильная, и подала ему

руку помощи. Это красиво и похоже на правду только в романах, а в жизни...

Саша. И в жизни то же самое.

Иванов. Вижу, тонко ты понимаешь жизнь! Мое нытье внушает тебе

благоговейный страх, ты воображаешь, что обрела во мне второго Гамлета, а,

по-моему, эта моя психопатия, со всеми ее аксессуарами, может служить

хорошим материалом только для смеха и больше ничего! Надо бы хохотать до

упаду над моим кривляньем, а ты - караул! Спасать, совершать подвиг! Ах,

как я зол сегодня на себя! Чувствую, что сегодняшнее мое напряжение

разрешится чем-нибудь... Или я сломаю что-нибудь, или...

Саша. Вот, вот, это именно и нужно. Сломай что-нибудь, разбей или

закричи. Ты на меня сердит, я сделала глупость, что решилась приехать

сюда. Ну, так возмутись, закричи на меня, затопай ногами. Ну? Начинай

сердиться...


Пауза.


Ну?

Иванов. Смешная.

Саша. Отлично! Мы, кажется, улыбаемся! Будьте добры, соблаговолите

еще раз улыбнуться!

Иванов (смеется). Я заметил: когда ты начинаешь спасать меня и учить

уму-разуму, то у тебя делается лицо наивное-пренаивное, а зрачки большие,

точно ты на комету смотришь. Постой, у тебя плечо в пыли. (Смахивает с ее

плеча пыль.) Наивный мужчина, - это дурак. Вы же, женщины, умудряетесь

наивничать так, что это у вас выходит и мило, и здорово, и тепло, и не так

глупо, как кажется. Только что у вас у всех за манера? Пока мужчина

здоров, силен и весел, вы не обращаете на него никакого внимания, но как

только он покатил вниз по наклонной плоскости и стал Лазаря петь, вы

вешаетесь ему на шею. Разве быть женой сильного и храброго человека хуже,

чем быть сиделкой у какого-нибудь слезоточивого неудачника?

Саша. Хуже!

Иванов. Почему же? (Хохочет.) Не знает об этом Дарвин, а то бы он

задал вам на орехи! Вы портите человеческую породу. По вашей милости на

свете скоро будут рождаться одни только нытики и психопаты.

Саша. Мужчины многого не понимают. Всякой девушке скорее понравится

неудачник, чем счастливец, потому что каждую соблазняет любовь

деятельная... Понимаешь? Деятельная. Мужчины заняты делом и потому у них

любовь на третьем плане. Поговорить с женой, погулять с нею по саду,

приятно провести время, на ее могилке поплакать - вот и все. А у нас

любовь - это жизнь. Я люблю тебя, это значит, что я мечтаю, как я излечу

тебя от тоски, как пойду с тобою на край света... Ты на гору, и я на гору;

ты в яму, и я в яму. Для меня, например, было бы большим счастьем всю ночь

бумаги твои переписывать, или всю ночь сторожить, чтобы тебя не разбудил

кто-нибудь, или идти с тобою пешком верст сто. Помню, года три назад, ты

раз, во время молотьбы, пришел к нам весь в пыли, загорелый, измученный и

попросил пить. Принесла я тебе стакан, а ты уж лежишь на диване и спишь

как убитый. Спал ты у нас полсуток, а я все время стояла за дверью и

сторожила, чтобы кто не вошел. И так мне было хорошо! Чем больше труда,

тем любовь лучше, то есть она, понимаешь ли, сильней чувствуется.

Иванов. Деятельная любовь... Гм... Порча это, девическая философия,

или, может, так оно и должно быть... (Пожимает плечами.) Черт его знает!

(Весело.) Шура, честное слово, я порядочный человек!.. Ты посуди: я всегда

любил философствовать, но никогда в жизни я не говорил: "наши женщины

испорчены" или: "женщина вступила на ложную дорогу". Ей-богу, я был только

благодарен и больше ничего! Больше ничего! Девочка моя, хорошая, какая ты

забавная! А я-то, какой смешной болван! Православный народ смущаю, по

целым дням Лазаря пою. (Смеется.) Бу-у! бу-у! (Быстро отходит.) Но уходи,

Саша! Мы забылись...

Саша. Да, пора уходить. Прощай! Боюсь, как бы твой честный доктор из

чувства долга не донес Анне Петровне, что я здесь. Слушай меня: ступай

сейчас к жене и сиди, сиди, сиди... Год понадобится сидеть - год сиди.

Десять лет - сиди десять лет. Исполняй свой долг. И горюй, и прощения у

нее проси, и плачь - все это так и надо. А главное, не забывай дела.

Иванов. Опять у меня такое чувство, как будто я мухомору объелся.

Опять!

Саша. Ну, храни тебя создатель! Обо мне можешь совсем не думать!

Недели через две черкнешь строчку - и на том спасибо. А я тебе буду

писать...


Боркин выглядывает в дверь.


VIII


Те же и Боркин.


Боркин. Николай Алексеевич, можно? (Увидев Сашу.) Виноват, я и не

вижу... (Входит.) Бонжур! ( Раскланивается.)

Саша (смущенно). Здравствуйте...

Боркин. Вы пополнели, похорошели.

Саша (Иванову). Так я ухожу, Николай Алексеевич... Я ухожу. (Уходит.)

Боркин. Чудное видение! Шел за прозой, а наткнулся на поэзию...

(Поет.) "Явилась ты, как пташка к свету..."


Иванов взволнованно ходит по сцене.


(Садится.) А в ней, Nicolas, есть что-то такое, этакое, чего нет в других.

Не правда ли? Что-то особенное... фантасмагорическое... (Вздыхает.) В

сущности, самая богатая невеста во всем уезде, но маменька такая редька,

что никто не захочет связываться. После ее смерти все останется Шурочке, а

до смерти даст тысяч десять, плойку и утюг, да еще велит в ножки

поклониться. (Роется в карманах.) Покурить де-лос-махорос. Не хотите ли?

(Протягивает портсигар.) Хорошие... Курить можно.

Иванов (подходит к Боркину, задыхаясь от гнева). Сию же минуту чтоб

ноги вашей не было у меня в доме! Сию же минуту!


Боркин приподнимается и роняет сигару.


Вон сию же минуту!

Боркин. Nicolas, что это значит? За что вы сердитесь?

Иванов. За что? А откуда у вас эти сигары? И вы думаете, что я не

знаю, куда и зачем вы каждый день возите старика?

Боркин (пожимает плечами). Да вам-то что за надобность?

Иванов. Негодяй вы этакий! Ваши подлые проекты, которыми вы сыплете

по всему уезду, сделали меня в глазах людей бесчестным человеком! У нас

нет ничего общего, и я прошу вас сию же минуту оставить мой дом! (Быстро

ходит.)

Боркин. Я знаю, все это вы говорите в раздражении, а потому не

сержусь на вас. Оскорбляйте сколько хотите... (Поднимает сигару.) А

меланхолию пора бросить. Вы не гимназист...

Иванов. Я вам что сказал? (Дрожа.) Вы играете мною?


Входит Анна Петровна.


IX


Те же и Анна Петровна.


Боркин. Ну, вот, Анна Петровна пришла... Я уйду. (Уходит.)


Иванов останавливается возле стола и стоит, поникнув головой.


Анна Петровна (после паузы). Зачем она сейчас сюда приезжала?


Пауза.


Я тебя спрашиваю: зачем она сюда приезжала?

Иванов. Не спрашивай, Анюта...


Пауза.


Я глубоко виноват. Придумывай какое хочешь наказание, я все снесу, но...

не спрашивай... Говорить я не в силах.

Анна Петровна (сердито). Зачем она здесь была?


Пауза.


А, так вот ты какой! Теперь я тебя понимаю. Наконец-то я вижу, что ты за

человек. Бесчестный, низкий... Помнишь, ты пришел и солгал мне, что ты

меня любишь... Я поверила и оставила отца, мать, веру и пошла за тобою...

Ты лгал мне о правде, о добре, о своих честных планах, я верила каждому

слову...

Иванов. Анюта, я никогда не лгал тебе...

Анна Петровна. Жила я с тобою пять лет, томилась и болела от мысли,

что изменила своей вере, но любила тебя и не оставляла ни на одну

минуту... Ты был моим кумиром... И что же? Все это время ты обманывал меня

самым наглым образом...

Иванов. Анюта, не говори неправды. Я ошибался, да, но не солгал ни

разу в жизни... В этом ты не смеешь попрекнуть меня...

Анна Петровна. Теперь все понятно... Женился ты на мне и думал, что

отец и мать простят меня, дадут мне денег... Ты это думал...

Иванов. О, боже мой! Анюта, испытывать так терпение... (Плачет.)

Анна Петровна. Молчи! Когда увидел, что денег нет, повел новую

игру... Теперь я все помню и понимаю. (Плачет.) Ты никогда не любил меня и

не был мне верен... Никогда!..

Иванов. Сарра, это ложь!.. Говори, что хочешь, но не оскорбляй меня

ложью...

Анна Петровна. Бесчестный, низкий человек... Ты должен Лебедеву, и

теперь, чтобы увильнуть от долга, хочешь вскружить голову его дочери,

обмануть ее так же, как меня. Разве неправда?

Иванов (задыхаясь). Замолчи, ради бога! Я за себя не ручаюсь... Меня

душит гнев, и я... я могу оскорбить тебя...

Анна Петровна. Всегда ты нагло обманывал, и не меня одну... Все

бесчестные поступки сваливал ты на Боркина, но теперь я знаю - чьи они...

Иванов. Сарра, замолчи, уйди, а то у меня с языка сорвется слово!

Меня так и подмывает сказать тебе что-нибудь ужасное, оскорбительное...

(Кричит.) Замолчи, жидовка!..

Анна Петровна. Не замолчу... Слишком долго ты обманывал меня, чтобы я

могла молчать...

Иванов. Так ты не замолчишь? (Борется с собою.) Ради бога...

Анна Петровна. Теперь иди и обманывай Лебедеву...

Иванов. Так знай же, что ты... скоро умрешь... Мне доктор сказал, что

ты скоро умрешь...

Анна Петровна (садится, упавшим голосом). Когда он сказал?


Пауза.


Иванов (хватая себя за голову). Как я виноват! Боже, как я виноват!

(Рыдает.)


Занавес

_____


Между третьим и четвертым действиями проходит около года.


^ ДЕЙСТВИЕ ЧЕТВЕРТОЕ


Одна из гостиных в доме Лебедева. Впереди арка, отделяющая гостиную

от зала, направо и налево - двери. Старинная бронза, фамильные портреты.

Праздничное убранство. Пианино, на нем скрипка, возле стоит виолончель. -

В продолжение всего действия по залу ходят гости, одетые по-бальному.


I


Львов.


Львов (входит, смотрит на часы). Пятый час. Должно быть, сейчас

начнется благословение... Благословят и повезут венчать. Вот оно,

торжество добродетели и правды! Сарру не удалось ограбить, замучил ее и в

гроб уложил, теперь нашел другую. Будет и перед этою лицемерить, пока не

ограбит ее и, ограбивши, не уложит туда же, где лежит бедная Сарра.

Старая, кулаческая история...


Пауза.


На седьмом небе от счастья, прекрасно проживет до глубокой старости, а

умрет со спокойною совестью. Нет, я выведу тебя на чистую воду! Когда я

сорву с тебя проклятую маску и когда все узнают, что ты за птица, ты

полетишь у меня с седьмого неба вниз головой в такую яму, из которой не

вытащит тебя сама нечистая сила! Я честный человек, мое дело вступиться и

открыть глаза слепым. Исполню свой долг и завтра же вон из этого

проклятого уезда! (Задумывается.) Но что сделать? Объясняться с

Лебедевыми - напрасный труд. Вызвать на дуэль? Затеять скандал? Боже мой,

я волнуюсь, как мальчишка, и совсем потерял способность соображать. Что

делать? Дуэль?


II


Львов и Косых.


Косых (входит, радостно Львову). Вчера объявил маленький шлем на

трефах, а взял большой. Только опять этот Барабанов мне всю музыку

испортил! Играем. Я говорю: без козырей. Он пас. Два трефы. Он пас. Я два

бубны... три трефы... и представьте, можете себе представить: я объявляю

шлем, а он не показывает туза. Покажи он, мерзавец, туза, я объявил бы

большой шлем на без-козырях...

Львов. Простите, я в карты не играю и потому не сумею разделить

вашего восторга. Скоро благословение?

Косых. Должно, скоро. Зюзюшку в чувство приводят. Белугой ревет,

приданого жалко.

Львов. А не дочери?

Косых. Приданого. Да и обидно. Женится, значит долга не заплатит.

Зятевы векселя не протестуешь.


III


Те же и Бабакина.


Бабакина (разодетая, важно проходит через сцену мимо Львова и Косых;

последний прыскает в кулак; она оглядывается). Глупо!


Косых касается пальцем ее талии и хохочет.


Мужик! (Уходит.)

Косых (хохочет). Совсем спятила баба! Пока в сиятельство не лезла -

была баба, как баба, а теперь приступу нет. (Дразнит.) Мужик!

Львов (волнуясь). Слушайте, скажите мне искренно: какого вы мнения об

Иванове?

Косых. Ничего не стоит. Играет как сапожник. В прошлом году, в посту,

был такой случай. Садимся мы играть: я, граф, Боркин и он. Я сдаю...

Львов (перебивая). Хороший он человек?

Косых. Он-то? Жох-мужчина! Пройда, сквозь огонь и воду прошел. Он и

граф - пятак пара. Нюхом чуют, где что плохо лежит. На жидовке нарвался,

съел гриб, а теперь к Зюзюшкиным сундукам подбирается. Об заклад бьюсь,

будь я трижды анафема, если через год он Зюзюшку по миру не пустит. Он -

Зюзюшку, а граф - Бабакину. Заберут денежки и будут жить-поживать да добра

наживать. Доктор, что это вы сегодня такой бледный? На вас лица нет.

Львов. Ничего, это так. Вчера лишнее выпил.


IV


Те же, Лебедев и Саша.


Лебедев (входя с Сашей). Здесь поговорим. (Львову и Косых.) Ступайте,

зулусы, в залу к барышням. Нам по секрету поговорить нужно.

Косых (проходя мимо Саши, восторженно щелкает пальцами). Картина!

Козырная дама!

Лебедев. Проходи, пещерный человек, проходи!


Львов и Косых уходят.


Садись, Шурочка, вот так... (Садится и оглядывается.) Слушай внимательно и

с должным благоговением. Дело вот в чем: твоя мать приказала мне передать

тебе следующее... Понимаешь? Я не от себя буду говорить, а мать приказала.

Саша. Папа, покороче!

Лебедев. Тебе в приданое назначается пятнадцать тысяч рублей

серебром. Вот... Смотри, чтоб потом разговоров не было! Постой, молчи! Это

только цветки, а будут еще ягодки. Приданого тебе назначено пятнадцать

тысяч, но, принимая во внимание, что Николай Алексеевич должен твоей

матери девять тысяч, из твоего приданого делается вычитание... Ну-с, а

потом, кроме того...

Саша. Для чего ты мне это говоришь?

Лебедев. Мать приказала!

Саша. Оставьте меня в покое! Если бы ты хотя немного уважал меня и

себя, то не позволил бы себе говорить со мною таким образом. Не нужно мне

вашего приданого! Я не просила и не прошу!

Лебедев. За что же ты на меня набросилась? У Гоголя две крысы сначала
1   2   3   4   5   6



Похожие:

Драма в четырех действиях действующие лица iconДрама в четырех действиях действующие лица
В доме Прозоровых. Гостиная с колоннами, за которыми виден большой зал. Полдень; на дворе солнечно, весело. В зале накрывают стол...
Драма в четырех действиях действующие лица iconПьеса в четырёх действиях действующие лица
Опушка – посетительница выставки скульптур, накануне обретшая новую ногу, а впоследствии утраченную любовь своей юности
Драма в четырех действиях действующие лица iconДебри Пьеса в четырех действиях Перевод Л. В. Хвостенко под редакцией Т. Озерской действующие лица
Картина вторая. Туземная хижина на западном берегу реки Луалабе. Декабрь 1898 года
Драма в четырех действиях действующие лица iconДжон Голсуорси Схватка Драма в трех действиях Перевод Г. Злобина под ред. Бернштейна действующие лица
Действие второе. Сцена 1 кухня в домике Робертса неподалеку от завода. Сцена 2 пустырь за заводом
Драма в четырех действиях действующие лица iconСцены из деревенской жизни в четырех действиях действующие лица
Сад. Видна часть сада с террасой. На аллее под старым тополем стол, сервированный для чая. Скамьи, стулья; на одной из скамей лежит...
Драма в четырех действиях действующие лица iconЛеонид Николаевич Андреев Екатерина Ивановна Пьеса в четырех действиях действующие лица
Голоса то падают, то возвышаются почти до крика, перебиваются короткими, но глубокими паузами, раз даже слышны слова: "Ты лжешь!"...
Драма в четырех действиях действующие лица iconКомедия в четырех действиях, в стихах Действующие лица
Явление 1Гостиная, в ней большие часы, справа дверь в спальню Софии, откудова слышно фортопияно с флейтою, которые потом умолкают....
Драма в четырех действиях действующие лица iconКомедия в четырех действиях действующие лица
Парка в имении Сорина. Широкая аллея, ведущая по направлению от зрителей в глубину парка к озеру, загорожена эстрадой, наскоро сколоченной...
Драма в четырех действиях действующие лица iconПьеса в четырех действиях действующие лица
На диване сидят Этель Гросман с Женей. Этель высокая женщина в пеньюаре. В ушах бриллиантовые серьги. На пальцах масса колец. Женя...
Драма в четырех действиях действующие лица iconКомедия в трех действиях с прологом Действующие лица
Маски богов – золотые, маски людей – естественного цвета. Юпитер и Меркурий, превращаясь в Амфитриона и Созия, надевают поверх своих...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов