Эдоардо эрба звери в тумане icon

Эдоардо эрба звери в тумане



НазваниеЭдоардо эрба звери в тумане
страница1/4
Дата конвертации05.12.2012
Размер0.51 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3   4

ЭДОАРДО ЭРБА

Звери в тумане

Мистерия

Перевод с итальянского


Действующие лица:

Палома – Ирина Паршуто

Франческо Фуми – Леонид Таранов

Альфонсо – Александр Ленин

Оба – Роман Анушин

Юноша – Александр Волков

Габриелла – Валентина Зудова


1. День, который плохо начался.


Луг в пелене тумана. В прогнозе обещали местами туман, и этот луг, полностью укрыт туманом. Луг слегка спускается вниз, по крайней мере, так кажется с того места, откуда мы наблюдаем. Если бросить мяч, он покатится немного влево, значит, спуск не совсем прямой. Но никто ничего не бросает. Перед нашими глазами только луг в тумане. Сейчас раннее утро и, судя по времени года, можно предположить, что с восходом солнца туман рассеется. Но он не рассеивается. И не рассеется в течение всего дня, а, наоборот, к ночи сгустится еще больше.

При такой видимости и на таком лугу мы меньше всего ожидаем увидеть трехногий столик. Тем не менее, мы различаем белый, или, скорее, бывший когда-то белым столик, теперь основательно проржавевший. Мы замечаем, что этот и без того шаткий стол, становится совсем неустойчивым, если его поставить на спуске. Внезапно рядом появляется хрупкая человеческая фигура. Впрочем, она не такая хрупкая, как нам показалось на первый взгляд. Это женщина лет сорока, с хорошей фигурой, гибкая, но не худая, с красивыми формами. Красивая. На плечах у нее широкий шарф или мантилья. Ее зовут Палома, ей недавно исполнилось сорок лет. Если бы мы могли разглядеть ее вблизи, то обратили бы внимание на блеск умных глаз, который пугает большинство мужчин, и лишь в немногих из них может вызвать совершенно противоположные чувства. Палома держит в руках накрытый для завтрака поднос. Она осторожно ставит его на столик, у которого подгибается ножка. Столик накреняется. Небольшая волна кофе выплескивается из кофейника, но Палома этого не замечает. С задумчивым лицом она смотрит прямо перед собой и глубоко вздыхает.


- Франческо, посмотри, как здесь... прекрасно. Ничего не видно. Какое чудо... Даже дома не видно. Выходи, будем завтракать. Тут немного сыро, но не холодно. Знаешь, мне здесь нравится. Ты прав, здесь нет ничего ровного, но мне нравится. В котором часу мы вчера вечером приехали, в девять? А я уже привязалась к этому месту. Мне ведь обычно никогда ничего не нравится. И дом тоже... Ты говорил, что это развалюха, а на самом деле... конечно, обстановка во вкусе твоей матери, но некая атмосфера здесь есть. Сегодня утром, когда я открыла окно и впустила туман, мне показалось, что дом возвращается к жизни. Конечно, ванные комнаты надо отремонтировать... в таком красивом доме... нет даже душа... и эта веранда наверху... боже мой... Там нужно все открыть, убрать этот ужасный стеклопластик, впустить воздух, небо... можно навес сделать на случай дождя.
А ты собираешься сюда вернуться? Хотя, что я говорю, прежде чем вернуться, нужно уехать, а мы только приехали, правда, Франческо? Иногда побываешь в одном месте, а потом не возвращаешься туда больше никогда. А мне бы хотелось, чтобы это вошло у нас в привычку. Приезжать сюда, я хочу сказать. У нас совсем нет привычек, было бы хорошо иметь хоть одну. Почему бы нам не попробовать пустить здесь корни? Ты меня слышишь? Где ты? Уйди с кухни, там плохо пахнет. Иди, подыши. Там тоже нужно побелить. Я про кухню. Обновить ее. По-моему, твоя мать не белила дом лет тридцать. Здесь пятна сырости и плесень... А ты еще общался со своей матерью тридцать лет назад, или вы уже тогда были в ссоре? Франческо? Почему ты не отвечаешь? Ты все еще сердишься из-за дороги? Еще вчера ты даже не собирался сюда, а теперь переживаешь из-за дороги, которую построили на участке... из-за дорожки, можно сказать. Она хоть и асфальтированная, но все же дорожка... О, наконец-то...


Появляется внушительных размеров мужчина, который несет под мышкой два стула. Это инженер Франческо Фуми, муж Паломы. Ему пятьдесят четыре года, он полный, с почти седыми усами. Он руководит небольшой фирмой, переживающей не лучшие времена. Нас это не интересовало бы, если бы не помогало понять его душевное состояние. Мужчина ставит стулья рядом со столом, но не садится, а продолжает смотреть в одну точку. Палома пытается истолковать его молчание.


- Если тебе холодно, давай вернемся в дом. Я просто хотела побыть на воздухе... Но если хочешь, вернемся внутрь. Давай, пойдем. Так будет даже лучше, здесь такой густой туман. ...Зачем терпеть? Холод есть холод... Это займет у нас минуту... Если ты из-за меня, то я тоже предпочитаю вернуться в дом... Меня знобит. Ну, я не понимаю тебя, когда ты так себя ведешь... тогда давай завтракать.


Они садятся и начинают есть в полном молчании. Лает собака.


  • Слышишь? Протестует. Побегать хочет. Почему бы тебе не пойти потом на охоту? Ты всегда берешь с собой все для охоты, а потом не ходишь. Дал бы разрядку ей и себе. А после обеда можем пойти в деревню и поискать ресторан. Нет, нет, я не собираюсь планировать твой день, мы можем делать все, что хотим. Можем весь день пить вино. Наверняка оно тут хорошее... Вот глупая, у нас же есть пасхальная голубка, я купила ее к Пасхе и оставила дома... Подумать только, уже Пасха... кажется, только вчера было Рождество... годы испаряются. Хотя ты все равно пасхальную голубку не любишь. Что тебе в ней не нравится, миндаль или цукаты?

  • Цукаты.

  • Правильно, цукаты. Я все время забываю. Осторожно, не попади рукавом в кофе... Интересно, где тут продают вино? Я хотела бы сходить посмотреть винный погреб. Знаешь, когда мы проезжали на машине деревню, она мне показалась симпатичной. Хотя мы и ехали по окружной... Франческо, что с тобой? Ты все еще думаешь про эту дорогу? Ну да, ты не спал из-за этого всю ночь... Давай, просто проживем этот день. У меня такое чувство, что ты ищешь предлог, чтобы рассердиться, когда ты со мной. Давай забудем. Это же крестьяне. Здесь долго никто не жил, вот они и сделали, как им было удобно. Теперь мы будем сюда приезжать, и все изменится, вот увидишь.

  • Давай помолчим, а?

  • Почему?

  • Меня раздражает каждое твое слово.

  • Хорошо, давай помолчим.

  • Вот и хорошо, будем есть и молчать.



2. Как Оба попал в историю.


Альфонсо и Оба находятся в соседнем городке в баре. Несмотря на холод, они сидят за столиками на улице. Впрочем, сидит только Альфонсо. Оба стоит в метре от него и не отвечает. Он ничего не понимает, потому что только что приехал. Или только что сбежал, мы этого не знаем. По документам ему двадцать лет, но могло бы быть и девятнадцать, и тридцать пять, потому что документы, как потом выяснится, поддельные, и мы не можем различить возраст черного человека. Оба из тех африканцев, увидев которых, можно позавидовать их телосложению, вьющимся волосами, и втайне даже цвету кожи. Им можно завидовать во всем, кроме содержимого рюкзака, который выглядит грязным и почти пустым и, судя по своему виду, вмещает все имущество Обы. Альфонсо сорок два года. Он маленького роста, коренастый, одет в белую рубашку с высоким воротом. Над ремнем немного нависает живот, и, когда он говорит, то втягивает живот, как будто собирается выпустить газы. Несмотря на его старания казаться любезным, в нем с первого взгляда замечаешь что-то неприятное, и мало кто заговорил бы с ним за столиком в баре.

Оба и не заговорил, хотя он вряд ли смог бы это сделать, не зная языка. Он только приближается к бару, стараясь скрыть свою растерянность. Альфонсо минуту изучает его, потом поднимается, негромко говорит ему какую-то ерунду и пошлепывает по плечу, чтобы дать почувствовать себя в своей тарелке. Оба внимательно выслушивает его до конца, ничего не понимая. От испуга, а может, чтобы не показаться невежей, Оба сначала улыбается, потом отвлекается, вновь сосредоточивается, пытается сказать да, когда это, по его мнению, уместно, и нет, когда нужно говорить нет, разводит руками, когда не знает, что говорить: да или нет. Он сердится, чувствует, как кровь закипает, пугается, и все это в течение пяти минут. Он ни разу не перебивает Альфонсо и, в конце концов, сам не зная как, попадается на приманку.

Если опустить детали и некоторые отступления сомнительного вкуса, речь Альфонсо была приблизительно следующего содержания:


- Пиво будешь? Пиво...cerveza...как ты пиво называешь? Пиво. Я тебя потом угощу. Ты знаешь, что такое расизм? Ра-сизм. Ты всех тут достал. Так что смотри, глаза никому не мозоль. Видишь вон того типа? Он одним ударом зубы тебе вышибет. А если будешь выпендриваться... видишь этот бар? На тебя все тут навалятся и устроят тебе праздник. Потому что все итальянцы козлы. Запомни это ради твоей же пользы. Надо понять, что тут за менталитет, а то камнями закидают. Тут если узнают, что в твоей стране от землетрясения погибли, ну не знаю, миллион человек, знаешь какое им до этого дело? Им всем по барабану!.. У тебя деньги есть? Нет? Работать надо. Здесь без денег сдохнешь. Приспосабливаться, понял? Ты должен делать то же, что и все. Гнуть спину. Вкалывать, гнить. Сдохнуть должен. Тут надо килограмм скинуть, чтобы цент заработать, ты понял или нет, куда попал? Будешь есть дерьмо на обед и на ужин. Потрогай мои руки. Чувствуешь, сколько они работали? А? Чувствуешь мозоль? Да... Правильно догадался. Нет никакой мозоли. Я руками ни хрена никогда не делал. Потому что тот, кто работает, того облапошили. Тебе говорят: работай, работай, а кто командует, ничего не делает, понял? Но это не про тебя. Ты рабом родился, и командовать тебе не светит. Надо слушаться первого встречного, а то камнями закидают. И кого же ты встретил первым? Альфонсо. И тут тебе повезло, потому что ты мог наткнуться на какого-нибудь негодяя, а у Альфонсо голова светлая. Вот тебе практический пример: ну, где твой паспорт? Паспорт. Документы... Нет, нету их у тебя. Они у меня в кармане. Правда, Оба? Я их выудил, когда по плечу тебя шлепнул. Это чтобы показать, какой ты дурень. Да еще и врун к тому же. Это что такое?.. А почему ты сказал, что денег нет? Да отдам я тебе их, отдам... угости меня пивом, и мы в расчете. Два пива, начальник. Ой-ой-ой, что ты делаешь? Тихо, тихо... Ты что, не понял: я мог бы просто уйти? Они уже были у меня в кармане... Успокойся, друг. Послушай меня. Ты всех тут достал, я тебе уже раньше сказал. Меня первого, это я тебе сейчас говорю. Поэтому нечего выступать. Документы я твои посмотрел. Поддельные. И вида на жительство в помине нет. Я скажу тебе кое-что, и ты исчезнешь, понял, Оба? Хотя кто тебя знает, Оба ли тебя зовут? Ты по дерьму соскучился? Хочешь туда скорее вернуться? Тогда друг-товарищ, приготовься работать на Альфонсо, потому что я как раз лишился сотрудника, и мне нужен новый. Парковаться умеешь? Автомобили, машины... парковка. В твоей стране паркинги есть, или вы на верблюдах разъезжаете? А, вот оно что... Это не трудно, я тебе в двух словах объясню. Тут на машине никуда не сунешься. Приведу тебе практический пример: паркуешь ты тут снаружи машину, чтобы зайти пивка выпить, если, конечно, тебе его принесут когда-нибудь... начальни-и-ик, два пива я сказал!.. паркуешь тут машину, приезжает оранжевый эвакуатор и увозит ее. Но Альфонсо появляется раньше. Он уже и полицейского умаслил. Короче, проще простого: вечером встаешь здесь на улице. Сумка через плечо, на голове кепка. Белая, потому что сам ты чернее ночи, не заметят и придавят. Встаешь посреди дороги и делаешь вот так рукой. Когда кто-нибудь останавливается, делаешь знак, что место, мол, свободно, показываешь, чтобы проезжали вперед, назад, стоп, в общем, всю эту хреновину. Потом когда человек выходит из машины, подходишь и делаешь вот так пальцами. Это значит два. Девяносто шансов из ста, найдется хоть один, кто вытащит бумажник и заплатит. Если не заплатит, ты ему повторяешь. Два. А если опять не заплатит, пусть идет. Потом, не торопясь, минут через десять, когда убедишься, что рядом никого нет, вытаскиваешь гвоздь и хорошенько царапаешь ему бок. Деньги будешь класть в сумку. Я буду подходить каждый час, пересчитывать деньги в сумке и царапины на дверцах. И все должно сходиться, понял? Для начала буду платить тебе десять, потом посмотрим. Плюс чаевые, но это дело твое, я про них знать не желаю. Тебе есть, где, ночевать?.. Нет? Тогда те десять будешь платить за комнату. Я обо всем позабочусь. У моего друга переночуешь. Можешь прямо сегодня к нему. Завтра выходишь на работу. Сегодня нет, потому что центр перекрыт. Знаешь, какой сегодня день?.. Эх, даже этого не знаешь. Пятница. А воскресенье знаешь, какое число? Ладно, плевать на воскресенье. Ты мусульманин? Ладно, мусульманин ты или нет, делай, что я тебе говорю, и сможешь заплатить за первую ночь. Потому что здесь подарков никто не делает. Я встречаюсь сегодня с одной девушкой, ты тоже пойдешь. Ей нужны актеры. Для театра. Она белых ищет, но я тебя протащу, вот увидишь. Не переживай, ничего особенного делать не надо, так, ерунда, она тебе объяснит. А, деньги, которые ты положил в паспорт, я беру в залог. Гарантия. Потому что я добрый и всем друг, всем верю, но надувательства не потерплю, понял? Теперь выпей за счастье, которое тебе привалило. Не так-то это просто: приезжаешь сюда, и в первый же день находишь одним махом дом и работу... Ну что, начальник? Принесешь ты пиво, наконец, или нет? А мусульмане пиво пьют? Хотя это легонькое совсем, алкоголь и не чувствуется.


3. На охоте.


Мы снова в поле. Слышно, как лает собака. Сначала поблизости, потом все дальше и дальше. Мы слышим собаку, но не видим, потому что туман сгустился еще больше, он стал почти жидким, как в аквариуме с белой непрозрачной водой, которая закрывает каждое дерево, каждое растение, каждую травинку. Собака – это только дуновение ветра, шелест потревоженной высокой травы или задетых веток. Мы слышим лай и, если у нас хороший слух, слышим, как собака бежит по мокрой траве. Когда этот звук почти затихает, вдалеке слышится бой барабана. Скорее даже это малый барабан с глухим прерывающимся звуком.

Там-там приближается, и мы можем разглядеть фигуру юноши с бородой, который идет по высокой траве и бьет в малый барабан, висящий у него на шее. Юноша уже не очень юн, ему лет тридцать или немногим больше, но взгляд у него юный. На его лице морщина или что-то другое, чего не замечаешь сразу, но если закрыть глаза и задуматься, то понимаешь: в его лице действительно есть что-то странное, морщина или что-то еще: должно быть, след страдания. Его имя не имеет значения, многие называют его юношей, возможно потому, что его светлое лицо остается в памяти.

Юноша осматривается, как будто потерял тропинку. Продолжает бить в малый барабан, но сбивается с ритма и становится ясно, что он не знает, куда идти. В тот момент из ниоткуда появляется охотник, не кто иной, как инженер Фуми с ружьем за плечом. Юноша стоит с застывшей в воздухе палочкой.


  • Ты заблудился, молодой человек?

  • Нет.

  • А, по-моему, да. Ты на частной земле. Наверное, не заметил, как перелез через какую-нибудь сетку.

  • Я не заметил.

  • В следующий раз будь внимательнее.

  • Ты тоже на частной земле.

  • Да, но эта земля моя. Это только кажется несущественной деталью, на самом деле разница большая. На ударных играешь?

  • На досуге.

  • Тебе следует заняться этим серьезно, у тебя талант. Ты мог бы создать группу. Я только тебя прошу не репетировать на моей земле.

  • Земля-то может быть и твоя, но звери, живущие на ней, нет.

  • Да? А чьи же они? Твои?

  • Не всем обязательно иметь хозяина.

  • Знаешь, молодой человек, если бы я не ненавидел спорить, то мог бы часами рассказывать тебе об острых ощущениях во время охоты, потому что очевидно, что ты этого никогда не испытывал, как не испытывал и много другого. Этот разряд в крови стоит ощутить один раз, чтобы понять: бог создал зверей специально, чтобы ты это почувствовал. Это настоящее наслаждение, когда убиваешь что-то живое, неважно что. Это то же, что ощущает лиса перед фазаном, фазан перед....

  • Кроме фазана, у которого нет ружья.

  • Вот видишь, спорить бесполезно.

  • И что же?

  • Один из нас должен уйти. И, учитывая ситуацию, очередь твоя.

  • Что ты сделаешь, если я не уйду, позовешь жандармов?

  • Убирайся без разговоров.

  • На кого вы охотитесь, если никого не осталось. Вы все разрушили.

  • Кто – вы?

  • Здесь было полно зайцев, птиц...

  • Я не охочусь ни на зайцев, ни на птиц, я даже не охотник. Я ищу таких, как ты, негодяев вроде тебя. Ты напугал мою собаку, молись, чтобы она вернулась, экологист чертов, а то на этот раз так легко не отделаешься.

  • Опусти ружье.

  • Ты понимаешь, что сделал? Ты представляешь, сколько стоит эта собака, у которой слабые нервы, от которой теперь не будет никакого толку? Даже если она найдется, ее придется усыпить, и этим я обязан тебе и твоему барабану! Что ты на это скажешь?


^ Юноша плюет в него.


  • Иди к черту. Сегодня туман. Я всегда смогу сказать, что целился в зверя.


В молчании проходит секунда, которая кажется вечностью. В эту секунду мы понимаем, что инженер Фуми не шутит, потому что он прикладывает ствол ко лбу юноши и взводит курок. Юноша слышит щелчок и мгновенно покрывается потом. Если бы мы посмотрели на его голову через увеличительное стекло, то увидели бы, что как минимум дюжина волосков поседела. Возможно, инженер Фуми, в припадке неконтролируемой ярости и правда смог бы нажать на курок. Но на помощь охотнику и жертве приходит Палома. Она появляется из тумана, взволнованная и вспотевшая, и кричит:


  • Франческо!


Услышав свое имя, инженер Фуми резко опускает ружье. Палома смотрит на него отчаянным сердитым взглядом. Все в замешательстве, и мы отмечаем мужество юноши, который не начинает кричать и просить о помощи, как можно было бы ожидать в такой ситуации. Несмотря на то, что Палома ничего не спрашивает у него, Франческо Фуми отвечает на вопрос, читающийся в ее глазах.


  • Ничего такого. Мы просто спорили.

  • Мне так не кажется.

  • Я объяснял ему острые ощущения охотника. Интересно, правда, молодой человек? Забыл, как тебя зовут. Иногда при случайной встрече завязывается такой глубокий разговор, что забываешь представиться.

  • Вернемся в дом, Франческо.

  • Подожди, юноша молодец. Рискует получить тут заряд дроби из-за двух фазанов, в то время как в Бразилии уничтожают амазонский лес.

  • Почему бы тебе не оставить его в покое?

  • Он думает, что есть две природы: одна, в которой живут лисы и фазаны и в которой он чувствует себя свободно, а в другой я со своим ружьем, при этом мы должны соблюдать кучу правил. Я и мое ружье – это не природа, мы... я не понял. Кто я такой, молодой человек?

  • Фашист.

  • Вот видишь Палома, мы шутим.

  • Прошу тебя, пойдем отсюда.

  • Очень симпатичный молодой человек. Он рассуждает так же, как и ты, разница только в том, что ты не плюешься. А так у вас очень много общего, вы бы прекрасно поладили. Ты гей?

  • А что, если гей?

  • Потому что моя жена обожает геев.

  • Перестань, Франческо.

  • Но чтобы охладить вашу стихийную симпатию, скажу тебе, Палома, что из-за барабана убежала собака. К твоему сведению, молодой человек, это ее собака. Это она ее вырастила, и результат налицо: собака всего боится и неспособна ни на какую аппортировку. Зато собака – хорошая компания. Вечером, когда мы ложимся в постель, собака растягивается рядом с ней и рычит на меня, оскалив зубы. По сути дела, собака считает себя ее мужем. И мы не прилагаем особых усилий, чтобы разубедить ее в этом.

  • Почему бы тебе не пойти за ней?

  • Она, наверное, нашла себе убежище. И так напугана, что теперь будет сидеть там до конца дней.

  • Пойди за ней, пожалуйста.

  • Разве ты не торопилась вернуться?

  • Я передумала. Мне кажется, что когда мы одни дома, только и делаем, что ссоримся.

  • Вот ты и получил точное представление о наших с женой отношениях. Мы из тех выдохшихся старых пар, которые каждый день придумывают себе что-нибудь, чтобы жить дальше. Между нами даже есть влечение, не спрашивай только, с чей стороны.


Инженер Фуми хватает жену, сжимает ее в объятиях и долго целует в губы. Юноша недолго наблюдает сцену, но отворачивается, когда это становится неудобным. Внезапно инженер Фуми отрывается и отстраняет женщину, у которой размазалась помада, и лицо приняло обиженное выражение.


  • Я пойду искать собаку. Жди меня здесь. Она вся твоя, молодой человек. Жаль, что ты педик.


Инженер Фуми исчезает. Юноша и Палома слушают шум его удаляющихся шагов. Он смотрит на нее, она смотрит в противоположную сторону, оба стараются унять сердцебиение. Долгая минута проходит в молчании. Кажется, они в затруднительном положении, но, судя по тому, какой оборот примет их разговор, они ждали, пока инженер Фуми не сможет их услышать. Нужно заметить, что с самого начала они обращаются друг к другу на «ты», хотя степень их знакомства предполагает формальное обращение.


  • Не знаю, как мне просить прощения...

  • Зачем? Вы разные люди.

  • Он бы этого не сделал, я хорошо его знаю, он бы не выстрелил.

  • Такое уже случалось?

  • Нет. Но мне неспокойно, когда у него ружье. Он самый добрый человек на свете, но иногда у него такая реакция....

  • Наверное, он не самый добрый человек на свете.

  • Наверное, нет.

  • Если ты так не думаешь, почему говоришь?

  • Не знаю.

  • Ты боишься его?

  • Это не страх. Я просто хорошо его знаю. Даже если он совершает какие-то поступки, мне кажется, я знаю, почему... И не могу сердиться. Он хозяин этой земли, он ведь сказал тебе? Хозяин виллы там, наверху. Если бы не туман, ее было бы видно. Это фамильный дом, где он жил ребенком, и куда с тех пор ни разу не возвращался. Он унаследовал дом недавно, когда умерла его мать. То есть дом уже принадлежал ему после смерти отца, но пока здесь жила мать... ну ладно, что-то я очень подробно... В общем, они с матерью друг друга не выносили. Но теперь вилла его, а вчера он обнаружил, что на участке построили дорогу без его разрешения. Даже не дорогу... так, дорожку. А он терпеть не может, когда трогают его вещи.

  • Почему ты пошла за ним?

  • Как только он ушел, мне позвонила домработница его матери, которая уже много лет следит за домом. Спрашивает, где он. Я говорю, пошел на охоту. Она говорит: экологисты шум поднимут. ...Мама миа...

  • И ты побежала за ним.

  • Да, но я не надеялась найти его в этом тумане. Я побежала, сама не зная куда. Чем дальше я бежала, тем лучше я себя чувствовала. Туман попадал мне в легкие, казалось, что я лечу, плыву. И уже было неважно, найду ли я его, я бежала бы и дальше, пока хватало сил... я слишком много говорю?

  • Нет.

  • Просто я чувствую, что открываюсь тебе.

  • Наверное, ты испугалась.

  • А ты нет?

  • До смерти.

  • Он всегда вызывает сильные эмоции. Почти никогда положительные. Не заявляй на него.

  • Почему?

  • Сделай это для меня. Даже если мы друг друга не знаем... И потом тоже не заявляй... Я же знаю, как бывает: ты можешь кому-то рассказать, рассердишься, и тебе опять придет в голову эта идея.

  • Хорошо.

  • Даешь слово?

  • Я уже дал тебе слово.

  • Я верю тебе. Не знаю, почему. Может потому, что ты оскорбил его. Для этого, знаешь ли, нужно мужество. И он это почувствовал. Понял: или убьет тебя, или проиграет. Поэтому он ушел. Собака – это только предлог. Это ужасная собака, на нее наплевать и мне, и ему. Но прежде ему нужно было унизить меня. По прошествии многих лет он все еще плохо меня знает, и не понимает, что мне это нравится. Я ему, конечно, не рассказываю, притворяюсь обиженной, а он и доволен. Ему нужно всегда чувствовать свою правоту, иначе он расстраивается, как ребенок. Ему надо получать все, но это у него не выходит и...

  • Ты только о нем и можешь говорить?

  • Нет, только...тебе это неприятно?

  • Как ты проводишь время. Ты сама.

  • Что?

  • Чем ты занимаешься? У тебя есть работа?

  • Нет. Раньше я играла на фортепьяно, потом, когда вышла замуж, перестала. По правде говоря, не совсем перестала, просто не играла больше для других... а вообще-то я играла не так уж хорошо, мне нужно было совершенствоваться. Мне нравилось, потому что я пела, но теперь совсем не пою... а ты чем занимаешься? Кроме как ходишь с барабаном?

  • Хочешь пойти со мной?

  • Мне бы хотелось. Идти вперед и дышать туманом, прекрасная прогулка.....

  • Пойдем.

  • Я сказала ему, что буду ждать здесь.

  • Ты ничего ему не сказала. Это он велел тебе ждать здесь.

  • Я ничего не сказала?

  • Ты не произнесла ни слова.

  • Да нет же.

  • Ну, пусть так. Если хочешь, пойдем со мной.

  • Я так не рассуждаю. Никогда не делаю то, что хочу.

  • Но почему?

  • Не знаю. Мне всегда кажется, что мне хочется чего-то неправильного.

  • А кто решает, что правильно, а что нет? Твой муж?

  • Нет, я, всегда я. Я считаю, что есть вещи, которые нужно делать, и я их делаю, вот и все. Сейчас, например, нужно ждать.

  • Тогда я тоже подожду. Хочу посмотреть на его лицо, когда он вернется.

  • Ты занимаешься политикой?

  • А ты как думаешь?

  • Лучше ему этого не говори. Ты ему сказал?

  • Нет.

  • Слушай, будет хуже, если он тебя здесь найдет. Он ушел, но хочет, чтобы тебя здесь не было, когда он вернется. Это имелось в виду.

  • А ты хочешь, чтобы я ушел или нет?

  • Нет.

  • Можно узнать, чего ты хочешь на самом деле?

  • Поцеловать тебя.

  • А....

  • Нет, извини. Я сказала в шутку. Какая дурочка, не знаю, почему я так сказала. Ты молодой человек, я взрослая замужняя женщина... но ты такой закрытый, ничего о себе не рассказываешь, задаешь кучу вопросов... обычно мужчины дают тебе понять, что они и там, и сям, какие они важные, что у них есть и то, и это, и не слушают тебя. Ты много слушаешь, это странно. Это прекрасно. Я говорю с тобой, как женщина. Может, ты и правда гей?

  • Тебе было бы так спокойнее?

  • Да.

  • Так ты хочешь поцеловать меня или нет?

  • Не знаю. А ты?

  • Я хочу трахнуть тебя.

  • Ну, ты деликатностью не отличаешься. Я думала, ты другой. Более утонченный. Ты всегда так ведешь себя с женщинами?

  • Да.

  • Со всеми?

  • Да.

  • И это действует?

  • Да.

  • И ты думаешь, что на меня тоже подействует? Тебе не кажется, что меня что-то отличает от других?

  • Нет.

  • Почему ты говоришь мне это в лицо?

  • Чтобы унизить тебя. Ты же сказала, что тебе это нравится....

  • Ах, вот как! Но это не совсем так, вот так, это уж слишком, я не знаю... Ты хочешь увидеть меня голой?

  • Да.

  • Знаешь, я уже не молода.

  • Ну и что?

  • Я никогда не изменяла мужу.

  • Ну и что?

  • Не знаю. Хотела охладить твой пыл.

  • Еще что-то?

  • У меня была опухоль груди. Но удалили совсем немного, почти не заметно.

  • А потом?

  • Потом, ты, наверное, привык к совершенно другому.

  • А потом?

  • Потом все. Когда я должна это сделать?

  • Ты не должна этого делать. Ты сделаешь это, если захочешь. Если почувствуешь, что хочешь этого.

  • Если мне хочется?

  • Да.

  • Но когда?

  • Сейчас же.

  • Где?

  • Здесь.

  • А потом мы увидимся или это так и останется частным фактом.

  • Не знаю.

  • Ты отвечаешь только «да, нет, не знаю»?

  • Это не я говорю, это говорит возбуждение.

  • Но, может, лучше в кустах, потому что здесь немного... не знаю, здесь я чувствую себя неловко. Если он неожиданно вернется, то застрелит нас.

  • Поторопись.

  • Ты уверен? Что я делаю?..

  • Пойдем.

  • Знаешь, я не из тех, кто ложится в постель с первым встречным. Если ты так думаешь, то глубоко ошибаешься.

  • Пойдем.


4. Как Габриелла купила свое первое курево.


В нескольких километрах отсюда, на вершине кривого холма останавливается фургон. Мы слышим, как выключается двигатель, но фары остаются включенными. Правда, они не улучшают видимость, наоборот, капли тумана отражают свет, как множество маленьких зеркал, и там, куда достигает луч света, очертания предметов становятся еще более расплывчатыми. Из фургона выходит странная троица. Разглядев их лучше, мы узнаем Альфонсо и Обу. Третьей выходит девушка с рюкзаком за спиной. Как выяснится позже, ее зовут Габриелла. Ей лет двадцать пять-тридцать, движения ее немного грубоваты, что резко контрастирует с очень женственной внешностью, которую можно назвать красивой. Эти две характеристики представляют собой смесь, которая инстинктивно может нравиться или не нравиться. Как правило, она не нравится.

  1   2   3   4



Похожие:

Эдоардо эрба звери в тумане iconМуниципальное общеобразовательное учреждение «Добросельская основная общеобразовательная школа» Нетрадиционный урок- путешествие по английскому языку в 3 классе на тему
Айболит, он получил телеграмму из далекой Африки. В африке заболели звери и им нужна помощь, но телеграмма немного испортилась в...
Эдоардо эрба звери в тумане iconВ морозном тумане заснул весь квартал

Эдоардо эрба звери в тумане iconРе ящик. Подошли звери к я

Эдоардо эрба звери в тумане iconЗвери – Напитки покрепче

Эдоардо эрба звери в тумане iconCергей Козлов "ежик в тумане"
Тридцать комариков выбежали на поляну и заиграли на своих писклявых скрипках. Из–за туч вышла луна и, улыбаясь, поплыла по небу
Эдоардо эрба звери в тумане iconБаскервиль-холл, собака, точка
Вдали слышен жуткий собачий вой. Вслед за этим раздается выстрел. Уотсон спешит на звук выстрела, исчезая в тумане
Эдоардо эрба звери в тумане iconДокументы
1. /Звери - Напитки покрепче.doc
Эдоардо эрба звери в тумане iconДокументы
1. /Дикие звери мира.doc
Эдоардо эрба звери в тумане iconПроект по биологии
Акимушкин И. И «Мир животных: Млекопитающие или звери» М.: Просвещение 2-е издание 1988
Эдоардо эрба звери в тумане iconДокументы
1. /Двери, которые открыли звери.doc
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов