Пьеса в четырех действиях действующие лица icon

Пьеса в четырех действиях действующие лица



НазваниеПьеса в четырех действиях действующие лица
страница1/7
Дата конвертации05.12.2012
Размер0.83 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3   4   5   6   7

С. Юшкевич

Король

Пьеса в четырех действиях

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

  

   Давид Гросман - владелец мельницы.

   Этель - его жена.

   Александр, студент |

   Женя } их дети.

   Маша |

   Петя, гимназист |

   Яков Розенов - врач, муж Жени.

   Вайц - репетитор Пети. Живет у Гросмана.

   Герман - управляющий на мельнице.

   Горничная.

   Эрш - портной.

   Роза - его жена.

   Мирон |

   Бетя } их дети. Рабочие.

   Нахман |

   Шмиль - сапожник.

   Живет у Эрша.

   Маня - сестра госпожи Гросман.

   Абрам - муж ее.

   Чарна - соседка Эрша.

   Старуха.

   Давидка |

   Иоська |

   Арн } рабочие на мельнице Гросмана.

   Яков |

   Степан |

   Рабочие, служащие на мельнице, соседи, соседки.

  

Действие происходит в большом городе.

  

^ ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

  

Столовая в доме Гросмана. Большая, просторная комната. Четыре окна на улицу, балкон. Посреди длинный дубовый стол. Вдоль стен дубовые стулья с высокими спинками. Над столом висит тяжелая бронзовая лампа. Две двери: направо и налево. Дверь с левой стороны ведет в кабинет Гросмана, а с правой в другие комнаты. С правой же стороны колоссальный буфет и стенные часы в деревянном футляре. Несколько картин -- копий в больших золоченых рамах. У стены слева широкий кожаный диван с высокой спинкой. Из окон видно море. Несколько ближе вырисовывается большое здание мельницы с высокой трубой посредине. На диване сидят Этель Гросман с Женей. Этель -- высокая женщина в пеньюаре. В ушах бриллиантовые серьги. На пальцах масса колец. Женя высокая, стройная. Держит на коленях раскрытую книгу. Говорит всегда напыщенно. Ее жесты вульгарны. Голос крикливый, манерный.

  

   Этель. Я и вчера говорила и сегодня говорю одно и то же: не надо было бросать дома.

   Женя. Я не могла более терпеть...

   Этель. Что значит, Женечка, не могла? Я не понимаю, что значит -- не могла. Если надо, то надо. Сегодня или завтра в городе узнают об этом и о нас начнут говорить. Все злорадно скажут: дочь Гросмана бросила своего мужа. Отец ведь, слава богу, имеет врагов.

   Женя. Но я же тебе говорю, мама, что не могла больше тянуть эту жизнь. Вставать по утрам и видеть его заплывшие глаза, его хищный рот...

   Этель (перебивает). По-моему, Яков красивый мужчина.

   Женя.
Чувствовать его грубость во всем: в словах, в тайных мыслях, во вкусах; знать, что самый мозг его заражен пошлостью, и все-таки жить с ним -- стало невозможным. Я случайно узнала о его связи с моей бонной... Подумай, на кого он меня променял? На какую-то грязную служанку! Я даже не страдала... от гордости. (Понизила голос.) Но это, мама, еще не все.

   Этель (со страхом). Что же еще?

   Женя (с отвращением). Он стал биржевиком! Биржевиком! В моем доме появились какие-то странные, неопрятные люди... У него заметно уменьшилась практика. Больные ведь все замечают... Подумай только, мама, кто начал заниматься этим грязным делом. Доктор, интеллигент! Ведь это ужасно! (Подносит платок, к глазам.)

   Этель. Ему захотелось разбогатеть.

   Женя. Я все скрывала от вас. С первого дня моего замужества он дал мне почувствовать, в чьих руках моя судьба, мое достоинство. Он бесконечно груб, циничен. Он равнодушен ко всему прекрасному, идеальному...

   Этель. Почему же ты не пришла к своей матери и не рассказала?

   Женя. Случалось, я по неделям не выходила из своей комнаты. Сидела и спрашивала себя: зачем же я училась в гимназии? Ведь я об университете мечтала. Нет, я не буду плакать... Я была так молода, когда выходила замуж... Мне нравилось быть взрослой, мне хотелось, чтобы считались с моими словами, я жаждала свободы! (Вытирает платком глаза. Напыщенно.) Свободы!

   Этель (мрачно). Все думают, что если человек очень богат, то он счастлив!

   Женя. Счастлив! О, мама! Я бы отдала все свои бриллианты, свою квартиру за простую комнатку, лишь бы быть в ней с человеком, которого уважаешь. У меня трое детей. Они вырастут, и у них будут хищные рты. Они станут биржевиками. (Встает.) Никогда я не вернусь к нему, никогда! (Подходит к окну и выглядывает на улицу.) Как здесь красиво. (Вздыхает.) Вот море, мельница...

   Этель. Я заставлю отца переговорить с Яковом. Ты знаешь, отец не любит этих дел, но я его заставлю.

   Женя (машет рукой). Не надо! Вчерашнее для меня стало прошлым.

   Этель (недовольно). Вот это нехорошо, Женечка. Поссорились -- помиритесь! Мне разве не случалось ссориться с отцом? Но я знаю, когда уступить и когда стать вот так и -- как он ни богат -- сказать ему: этого не будет, Давид!.. Уйти от мужа! А палками меня бы выгнали из своего дома? Что ты будешь у нас делать? Смотреть на стены или слушать разговоры о том, что на мельнице рабочие забастовали. Мы сами умеем слушать. Подумать, из-за чего? У мужа любовница! Пусть любовница. Какой муж не имеет любовниц? Что делает жена? Берет любовницу за косу, выбрасывает ее вон, и конец. Что же еще? Он стал играть на бирже. Какое несчастье! Но ради кого он это делает? Ради тебя же. Больше денег -- больше платьев, больше бриллиантов. Перестань, дурочка. Ты-то гони его от себя, пусть он и постоит на коленях перед тобой, этот разбойник, но в душе ты должна знать, что поедешь домой. (Умоляет.) Женечка...

   Женя. Довольно, мама. Говорить так -- значит не знать, что в моей душе, что держу затаенным в мыслях...

  

Этель удивленно разводит руками. Дверь справа медленно приоткрывается, и в ней на миг появляется голова Эрша, потом скрывается.

  

   Этель. Кто это там? Кажется, Эрш? Женечка, пришел чужой... (Делает ей знаки.)

  

Женя подходит к окну, опирается о подоконник и мечтательно смотрит на мельницу. Опять показывается голова Эрша. Он осторожно открывает дверь и останавливается на пороге. В руках у него узел. Кланяется, заискивающе улыбается, но не решается переступить дверей.

  

   Эрш. Здравствуйте... (Кланяется.) Здравствуйте!

   Этель. Войдите же, Эрш. Вы принесли шубу?

   Эрш. Я принес шубу.

   Этель (невнятно, скороговоркой, Жене). Видишь, кто шьет отцу? Все тот же Эрш. А почему? Потому что он шьет дешево. Мы сами когда-то были бедны и знаем, что деньги не валяются на улицах. Почему же не простить Якову? Пусть делает все, что хочет, лишь бы хорошо зарабатывал. Войдите же, Эрш. Сколько раз вас нужно просить?

   Эрш (входит прихрамывая). Вот я уже вошел. Господин Гросман дома?

   Этель. Давид дома, но он теперь занят. О забастовке вы ведь знаете? Вот он и сидит с Германом в кабинете и работает. Хорошие времена наступили, Эрш, -- нечего сказать.

   Эрш. Ну я подожду. Что, у меня времени нет? Имею время. (Заметил, что Женя смотрит на него.) Здравствуйте.

   Женя (неохотно). Здравствуйте!

   Этель. У вас есть время, Эрш, а мне жалко человека. Я всегда жалею рабочего человека. Пойду и посмотрю, что делает Давид.

   Эрш. Нет-нет... К чему? Имею время. Я вас прошу -- не беспокойте их. Это же человек! Такие дела, и вдруг Эрш со своей шубой. Я вас прошу. Они рассердятся, я потеряю язык, а шуба ведь не скажет, что она хорошо сшита. Вот я уже выхожу в переднюю, уже сижу там, и уже никто не знает, что я пришел...

   Этель. Так посидите здесь. (Указывает ему место в углу.)

   Эрш (твердо). Могу постоять... (Садится и старается сделать вид, что его нет в комнате.)

  

Этель переходит комнату и усаживается на стуле у левой стены. Небольшая пауза.

  

   Будет холодная зима... уже будет зима...

   Женя (вскользь). Если бы можно было уехать отсюда.

   Этель. Расскажите лучше, что в городе слышно, Эрш. Тихо? Вы же должны все знать... Вот я выезжаю. Если Давид очень хочет, я сажусь в свою карету и выезжаю. Но что можно из кареты видеть или слышать? Вот когда Давид работал на сахарном заводе...

   Эрш (перебивает. Когда говорит, встает). Что значит? Разве я не помню, когда господин Гросман работали на сахарном заводе? Сколько раз они у меня закусывали, когда возвращались с работы. Спросите-ка у них? Я тогда был молод, и они были молоды...

   Этель. Об этом, Эрш, нужно уже забыть. Работал? Пусть работал. Но не крал, никого не ограбил. Был человеком, скопил деньги и купил мельницу. Разве у того же хозяина другие не работали вместе с ним? А что они? Где они? Кто любит деньги, тот умеет делать деньги. Купил мельницу, потом перестроил ее, потом сломал и выстроил эту. Что же вы рассказываете, что он у вас закусывал? Вы хотели, вы угощали... А он и тогда не нуждался...

   Эрш (садясь). Я ничего этим не думал.

   Этель. Я не говорю, что вы думали. Еще думать, что вы думали. Перестаньте! Так тогда, Эрш, когда он еще работал на сахарном заводе, я обо всем знала, что делалось в городе. Обо всем. И кто женится, и кто развелся, и кого убили; а теперь я ничего не знаю.

   Женя. Зачем, мама, так много говорить?

   Этель. Почему много? Это ведь Эрш. Не учи меня. Я сама знаю, с кем, и как, и сколько надо говорить.

   Эрш (хочет угодить обеим. Встал). Я ничего не слышал. Эрш слышит? Много он может услышать, когда вот здесь бьется, а тут дрожит... Я бы, кажется, пушки не услышал, если бы она даже выстрелила возле моего уха.

   Этель. Так. (Кивает уверенно головой.) Значит, вы хотите сказать, что очень плохо?

   Эрш (встал). Плохо. Это тоже называется словом? Сидишь и шьешь. Шьешь? А что же делать? Танцевать? Но где душа? Не о чем говорить...

   Женя (заинтересованная). Расскажите, Эрш.

   Эрш. Считайте, что я рассказал. Так уже легче? И какое другое дело есть, как не бить еврея? Это какие-нибудь люди? Это же звери! И теперь идет уже не на шутку. Теперь нас всех вырежут. Что? Вы спрашиваете, как еврей не убегает? Вот так он не убегает. Куда ему бежать? В землю? В Америку? К Герцлю*? Да-да, можно поблагодарить войну.

   Этель. Чем война виновата?

   Эрш. А кто же виноват? Я?..

   Этель. Рассказывайте, Эрш. Ну, ну! Смотрите, как у меня похолодели руки. Они стали холодны как лед. Обо всем могу слушать, но когда услышу об евреях, у меня стынет кровь...

   Эрш. Что же еще сказать? Я уже все сказал. А дома я молчу? Говорю... Ну так говорю! Много это помогает. Сижу со своей женой и толкую: еврей должен сидеть тихо. Бог, -- евреи!.. Что же они делают? Что они делают? И что это за бомбы, я вас спрошу? Бомбы нам нужны? Спрячьтесь в норы, и пусть вашего носа не увидят, когда в стране такое происходит. Я кричу: евреи, сидеть тихо! Зачем нам эти демократы, эти оборванцы мальчишки, девчонки, эти книжки? Они хотят биться головой о стенку, пусть стенка бьет их назад... Им нужна революция, пусть они и целуются с нею. А вы, оборванцы, влезьте в свои норы и затаите дыхание... (Заметил, что стал очень развязным, и оборвал.)

   Женя (вскользь). Какой-то проклятый народ, эти евреи. Скорее бы уже всех перерезали.

   Этель. Что же будет?

   Эрш. Вы хотите, чтобы я сказал, что будет. Хорошо попали! Ну хорошо, я скажу... Будут резать. Даже два раза переспрашивать не надо.

  

Входит Петя, пятнадцатилетний гимназист, с собакой. Одет с иголочки. Нетерпеливый голос. Держится гордо.

  

   Петя. Мама, дай мне десять рублей. Байрон, сюда! Куш, ложись!

   Этель (с любовью оглядывает его). Зачем тебе, Петенька, десять рублей?

   Петя. Стану я рассказывать. (Возится с манжетом.). Проклятая запонка. Если я говорю, что мне нужно десять рублей, значит, мне не нужно двадцати. Байрон! Байрон, сюда!

   Женя. Не понимаю, зачем мальчику могут быть нужны десять рублей?

   Этель. Конечно, Петенька. В среду ты взял у меня пять рублей. Вчера тоже пять. Я ведь не жалею денег. Но деньги ведь отец выдает, а я не получаю у него тысяч на неделю. Нет, нет, Петенька. Если бы отец узнал, что я даю тебе столько денег, он бы меня убил! Возьми, Петенька, два рубля.

   Петя. Отец, деньги!.. Ты всегда строишь из себя нищую, когда я прошу у тебя денег. И не хочу я, чтобы Женька вмешивалась. Какое ей дело? Сама тратит сотни на тряпки...

   Женя. Никогда я не тратила сотен на платья.

   Петя. И почему она здесь поселилась? Теперь она будет во все вмешиваться. Байрон! Байрон! Пусть вернется к своему милому мужу.

   Этель. Петя, Петенька! Здесь ведь чужой человек.

   Петя. Хоть бы сто чужих было. Что правда, то правда. Я сам был при том, когда она заплатила портнихе сто двадцать рублей за платье.

   Этель (рассмеялась). Ну и на здоровье. Муж заработал и купил ей. Дай бог, чтобы он мог купить ей платье в тысячу рублей. Петенька, возьми же два рубля. Возьми. Теперь на мельнице забастовка.

   Петя. Знаю, знаю. Вы всегда вздыхаете. То цена на муку упала, то пшеница вздорожала, то забастовка. А касса полна денег. Я был вчера в кабинете и видел, какую кучу денег папа вложил в кассу. Трудно вам дать десять рублей. И не хочу я разговаривать с вами об этом, я уже взрослый, и у меня большие потребности. Папа платит десять рублей за сотню сигар, а я ведь не говорю, чтобы он курил сигары в два рубля.

   Этель. Но зачем тебе столько денег? Дорогой мой, ведь я боюсь. Подумай -- десять рублей! Петенька, сыночек, возьми три рубля.

   Женя. Бог знает, что из него выйдет.

   Петя. Какое тебе дело? Что из тебя вышло? Училась, училась, и вышла замуж за толстоносого доктора. Хорошая карьера! А вот из меня что-нибудь выйдет. Я не буду вечно возиться с рабочими, как Сашка. Я буду инженером, папа даст мне денег. Открою фабрику и покажу всем, кто я.

   Этель. Ну, Эрш? Как ему не дать десяти рублей? Что скажете на моего сыночка? (Подходит к Пете и целует его.) Петенька, возьми пять рублей. Ну для меня. Ты ведь любишь свою мать.

   Петя (холодно). Десять.

   Женя (с досадой). Ты его губишь, мама.

   Этель (вынимает деньги из кошелька). Уже погубила! Посмотрите на этого погубленного мальчика. Он, бедненький, пьянствует, лазит по карманам. (Рассмеялась. Целует его.)

  

Эрш подобострастно улыбается.

  

   Петя (вытирает платком губы). Всегда ты целуешь прямо в губы. Можно и в щеки целовать.

   Этель (смеется). Что скажете на моего последненького, Эрш? (Дает ему деньги.)

   Эрш. Скажу -- дай бог всем иметь таких хороших, красивых детей, как ваш Петя. Ах, мадам Гросман, мадам Гросман! Почему одни счастливы и богаты, а другие несчастны и бедны? Положим, я уже хорошо спросил. За такие вопросы честные люди не должны меня впускать в свой дом. Но я ведь пришел оттуда. (Указывает пальцем на окно.) Вот там, за моей спиной, что-то плачет, что-то мучается. Мадам Гросман, мадам Гросман! Ведь это же наши братья -- еврей! Потрудитесь и зайдите когда-нибудь к нам. Вот из окна видно, где мы живем, и эти руины говорят, как мы живем.

   Этель. Я сама вышла оттуда.

   Эрш. Вы забыли... Но ведь это же наши братья, вот что я хочу сказать. Почему ругать их, если они бросили работу? Кто соглашается голодать от радости? Ах, мадам Гросман, мадам Гросман! А плач этих святых еврейских женщин и этих бедных детей? И холод, и скорби, и нищета! Кто эти трое, что ходят в наших домах?

   Этель (холодно и строго). А кто велел им бросить работу? Что вы говорите, Эрш? Ведь я могу подумать, что у вас в голове нехорошо или что вас подкупили! Как? Бороться с Гросманом? Кто хочет бороться? Оборванцы, нищие! Разве Гросман не был отцом всем рабочим на мельнице? Или вы так глупы, что думаете -- забастовка нам пользу приносит? Или вам нужно растолковать, что она нас разоряет? Перестаньте, Эрш. Пусть стонут. И скорби, и голод, и нищета... Так им и следует.

   Эрш (уныло). Так, я уже не говорю. Конец. Я уже всего добился. Конец.

   Петя. А когда вы, Эрш, отрежете свою противную бороду? (Подходит к нему, дергает его за бороду и смеется.)

  

Эрш подобострастно улыбается и несмелыми жестами пытается освободить ее.

  

   Эрш. Будьте здоровы. Зачем мне срезать бороду? Я уже красивый.

   Петя. А вот я вам отрежу кусок бороды. Мама, дай мне ножницы.

   Эрш. Вы шутите, Петенька. Кому нужен кусочек еврейской бороды?

   Петя. А я хочу! Непременно евреям нужна вот такая борода. Оттого и мальчишки кричат нам на улице: ты -- жид!..

   Эрш. Так кричат! Пусть кричат. А я смеюсь над ними и иду своей дорогой. Я ведь знаю, кто прав. Отпустите бороду, я вас прошу.

   Петя (с отвращением). Противный народ евреи. Байрон, сюда! (Быстро выходит.)

  

Эрш скорбно смотрит ему вслед; вздыхает.

  

   Этель. Не обижайтесь на него. Ведь он еще мальчик. Вырастет и станет хорошим евреем, как все мы.

   Эрш. Конечно, конечно, мадам Гросман. Теперь он еще немножечко дикий. Пусть живет и растет счастливым.

  

Из комнаты слева доносятся голоса; один громкий, хрипловатый, другой высокий теноровый.

  

   Этель. Вот и Давид. Развяжите узел. Он не любит ждать.

  

Входят Гросман и Герман. Гросман высокий, плотный человек. Борода клином, низко подстрижена. На пальцах массивные кольца. Тяжелая цепь на жилете. Курит сигару. Герман бритый, низенький, толстый.

  

   Гросман. Повторяю еще раз, Герман, что всему виной вы. Не возражайте же.

   Герман (робко). Я не возражаю.

   Гросман. Молчите же. Во всем вижу вашу вину. Но на этот раз я прощаю. Не будем спорить: рабочий распустился! Теперь уже нет того рабочего, который был прежде. Но, но, но и но! Вы своей политикой совсем испортили их.

   Герман. У меня была хорошая политика. Я думал...

   Гросман (резко). Вы думали! Не нужно было думать, а делать... С рабочими может быть только одна политика: строгость и строгость. Закапывать их в землю. Где же была ваша строгость? Вы, управляющий, способны были зазывать рабочего в контору и там с ним разговаривать. Я бы его позвал в контору? Он бы у меня увидел контору? Эта политика стоила мне в прошлом году десять процентов прибавки. Я сказал бы прямо, что вы меня разоряете. (Этель, которая подошла к нему и потянула за рукав.) Что такое?

   Этель. Давид, Эрш здесь. Он принес тебе шубу.

   Гросман (сердито). Какой Эрш, какая шуба? Значит, я должен бросить все дела ради какой-то шубы? Пусть подождет...

   Этель (робко). Ну не сердись. Я думала, что можно. Эрш уже давно ждет тебя.

   Гросман. Так еще подождет. Город не горит.

   Эрш (тихо). Конечно, Эрш подождет. Что значит? (Осторожно выходит.)

   Герман. Вы ударили меня прямо по голове. Я вам служу верно. Что же я делал? Правда, иногда я бывал мягок. Но разве из любви к ним? Я делал все, чтобы расположить их к нам. Если я выдавал им под праздник вперед за работу или зимой отпускал уголь по своей цене, то не для того ли, чтобы они были покорны? Я был строг всегда и редко добр. Но то, что теперь происходит, идет помимо нас. Теперь уже нельзя испугать рабочего...

   Гросман (с силой). Можно.

   Герман. В стране революция...

   Гросман. Это нас не касается. Разве люди уже перестали жить? Лавки торгуют, люди кушают. Задайте им революцию, если они этого хотят. Покажите, как можно подкупить рабочего. У нас есть средства. Уступок на этот раз, Герман, не будет. Никаких прибавок, никакого восьмичасового дня. Никакой врачебной помощи и других глупостей.

   Герман. Мои люди уже работают. Но рабочие теперь просто с ума сошли.

   Гросман. Мы их вылечим. Подойдите-ка сюда. (Отводит его в сторону.) Распустите слух, что я очень озлоблен на рабочих и хочу остановить мельницу. Понимаете? Мозги у вас имеются в голове?

   Герман (покорно). Имеются.

   Гросман. Не моргайте же глазами. Поговорите с русскими рабочими и обещайте им что-нибудь. Надо напоить их... А с еврейскими рабочими не церемоньтесь. Что у вас за противная привычка моргать, когда с вами говорят. Приведите завтра ко мне двух-трех... Я сам с ними поговорю.

   Герман. Уже иду и уже начну, как вы приказали. (Голос его становится молящим.) Господин Гросман, я ведь служу вам хорошей палкой. Вы, может быть, думаете, что рабочие любят меня? Боятся моего духа. Сколько раз эти руки били рабочих ради ваших интересов? А убить меня не хотели? Вы же все знаете. Господин Гросман, -- я не виноват...

   Гросман. Ну-ну, ступайте. Я вас знаю. Ступайте и помните, что за эти пять дней я уже потерял три тысячи.

  

Герман удаляется.

  

   (Опять зовет его.) Я раздумал. Ступайте на мельницу и подождите меня. Позовите Степана и Петра. (Думает.) Ну ступайте! Я уже сам распоряжусь. Я только закушу и сейчас буду там.

   Герман. Уже иду.
  1   2   3   4   5   6   7



Похожие:

Пьеса в четырех действиях действующие лица iconПьеса в четырёх действиях действующие лица
Опушка – посетительница выставки скульптур, накануне обретшая новую ногу, а впоследствии утраченную любовь своей юности
Пьеса в четырех действиях действующие лица iconДебри Пьеса в четырех действиях Перевод Л. В. Хвостенко под редакцией Т. Озерской действующие лица
Картина вторая. Туземная хижина на западном берегу реки Луалабе. Декабрь 1898 года
Пьеса в четырех действиях действующие лица iconЛеонид Николаевич Андреев Екатерина Ивановна Пьеса в четырех действиях действующие лица
Голоса то падают, то возвышаются почти до крика, перебиваются короткими, но глубокими паузами, раз даже слышны слова: "Ты лжешь!"...
Пьеса в четырех действиях действующие лица iconОзеро пьеса в 4-х действиях Действующие лица
Лужайка перед загородным домом. Крылечко, дверь в дом, чуть правее – застеклённая лестница на второй этаж
Пьеса в четырех действиях действующие лица iconПьеса в 2-х действиях Действующие лица
Из-под арки выходит Хозяин, солидный мужчина средних лет с уверенными манерами. Он в халате, вытирает волосы полотенцем. Телефонный...
Пьеса в четырех действиях действующие лица iconДрама в четырех действиях действующие лица
Перед террасой широкая полукруглая площадка, от которой в сад, прямо и вправо, идут аллеи. На правой стороне садовые диванчики и...
Пьеса в четырех действиях действующие лица iconДрама в четырех действиях действующие лица
В доме Прозоровых. Гостиная с колоннами, за которыми виден большой зал. Полдень; на дворе солнечно, весело. В зале накрывают стол...
Пьеса в четырех действиях действующие лица iconСцены из деревенской жизни в четырех действиях действующие лица
Сад. Видна часть сада с террасой. На аллее под старым тополем стол, сервированный для чая. Скамьи, стулья; на одной из скамей лежит...
Пьеса в четырех действиях действующие лица iconБолезни Молодости пьеса в трех действиях Фердинанд Брукнер Действующие лица
Смеется, ноги на столе Little Irene-weenie Ирена поспорила со мной, что она раньше меня защитит докторскую степень, хотя отстает...
Пьеса в четырех действиях действующие лица iconПьеса в пяти действиях Действующие лица
Голо о том, что вы скоро овдовеете, очаровательная графиня, а в ближайшее время станете соломенной вдовой. Но, пользуясь случаем,...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов