Опыт реставрации подлинного мировоззрения михаила булгакова предисловие icon

Опыт реставрации подлинного мировоззрения михаила булгакова предисловие



НазваниеОпыт реставрации подлинного мировоззрения михаила булгакова предисловие
страница14/20
Дата конвертации24.10.2012
Размер4.06 Mb.
ТипДокументы
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   20

^ 3.6. Маргарита женщина и Маргарита ведьма

Так кто же Маргарита: любящая, верная и милосердная женщина или «блудливая ведьма»? У Кураева нет сомнений на этот счёт. «Вот описание мёртвой Маргариты: «ведьмино косоглазие и жестокость и буйность черт». Вот Маргарита ожившая: «Голая Маргарита скалила зубы»… «Коровьев галантно подлетел к Маргарите, подхватил её и водрузил на широкую спину лошади. Та шарахнулась, но Маргарита вцепилась в гриву и, оскалив зубы, засмеялась», – говорилось в ранних рукописях. Булгаков гениально владеет русским языком. И если он для описания героини подобрал именно такие слова – значит не стоит романтизировать Маргариту, отдирать от неё те черты, которые ей придал Булгаков, а насильственно отреставрированный лик ведьмы возносить на одну ступень со светлыми Мадоннами русской классики… Вы можете себе представить, чтобы у Льва Толстого Наташа Ростова улыбалась, «оскалив зубы»?». [12:105] К сожалению, Лев Толстой не может быть авторитетом для православного человека. За светлыми Мадоннами книг Толстого скрывается рафинированный атеизм, враждебный христианству. Внешний облик этого атеизма выглядит чрезвычайно привлекательным, от наивной Наташи Ростовой до непротивленца «человека Христа». Но за всем этим стоит полная ревизия христианства в целом и русского Православия в частности. Разумеется, Наташа Ростова не похожа на булгаковскую Маргариту, но она, помимо своей внешней, а отчасти и внутренней красоты является представителем не православного, а мещанского мира, замкнутого и самодостаточного. Поэтому она просто не смогла бы выжить в том мире, в котором пришлось жить Маргарите. Нет ничего удивительного, что этот мир большевистского сатанизма наложил своеобразный отпечаток на внутренний мир Маргариты и даже на её внешний облик. Поэтому сравнение Маргариты и Наташи Ростовой не может быть корректным.

Вместе с тем Маргарита – вовсе не ведьма, но сделалась ведьмой только в силу непредвиденных обстоятельств и на короткое время. Маргарита – женщина, любящая, верная и милосердная, что бы ни говорили по этому поводу слишком придирчивые критики. Однако её подлинные чувства скрываются до некоторой степени под внешним налётом противоестественных правил её неоднозначного времени. И это обстоятельство нельзя не учитывать. В своём стремлении доказать, что Маргарита – заведомая ведьма, Кураев вынужден постоянно обращаться к черновикам, которые Булгаков фактически забраковал как устаревший поисковый материал. В редакции 1936-1937г.г. Маргарита утешается своей тотальной ненавистью: «О нет, – прошептала Маргарита, – я не мерзавка, я лишь бессильна. Поэтому буду ненавидеть исподтишка весь мир, обману всех, но кончу жизнь в наслаждении… Уже на Арбате Маргарита сообразила, что этот город, в котором она вынесла такие страдания в последние полтора года, по сути дела, в её власти теперь, что она может отомстить ему, как сумеет.
Вернее, не город приводил её в состояние веселого бешенства, а люди. Они лезли отовсюду, из всех щелей. Они высыпались из дверей поздних магазинов, витрины которых были украшены деревянными разрисованными окороками и колбасами, они хлопали дверьми, входя в кинематографы, толкались на мостовой, торчали во всех раскрытых окнах, они зажигали примусы в кухнях, играли на разбитых фортепиано, дрались на перекрёстках, давили друг друга в трамваях… У, саранча! – прошипела Маргарита». Во всех вариантах Маргарита мстит совершенно незнакомым ей людям…». [12:106] На самом деле это – не ненависть, а искушение возможной ненавистью, которое ей посылает Воланд с помощью своего крема.

Ненависть Маргариты – напускная, компенсирующая её бессилие перед мерзостью жизни, в которую её окунула несправедливая судьба. В состояние «весёлого бешенства» привело её ощущение неожиданно свалившейся власти над городом. Но она эту власть не использовала, ей было достаточно насладиться самой возможностью власти. Маргарита сравнивает горожан с саранчой, потому что те духовно уничтожают всё вокруг себя. Именно на себе Маргарита это испытала. Это перекликается с Откровением Иоанна Богослова, которое Булгаков, разумеется, знал. «Пятый Ангел вострубил, и я увидел звезду, падшую с неба на землю, и дан был ей ключ от кладязя бездны: Она отворила кладязь бездны, и вышел дым из кладязя, как дым из большой печи; и помрачилось солнце и воздух от дыма из кладязя. И из дыма вышла саранча на землю, и дана была ей власть, какую имеют земные скорпионы». [22:гл.9,ст.1-3] Саранча в интерпретации Маргариты – это люди, продавшие свои души сатане, поселившего в них легион бесов, которым и принадлежит власть на земле. С высоты птичьего полёта Маргарите хорошо видно, как эта саранча расползается по Москве. Именно сатана превратил порочных людей в подобие саранчи. Маргарита наслаждается возможностью им мстить, но, тем не менее, никому не мстит. То, что она сотворила в квартире критика Латунского, – не месть, а протест против порочного общества и его представителя Латунского. Подобную форму протеста широко используют анархисты и прочие современные глобалисты. Когда Маргарите предоставилась действительная возможность мести, она ужаснулась самой мысли об этом. «Вы, наверно, хорошо стреляете? – Подходяще, – ответил Азазелло. – А на сколько шагов?.. – Во что, смотря по тому… одно дело попасть молотком в стекло критику Латунскому и совсем другое дело – ему же в сердце… – Что за критик Латунский? – спросил Воланд, прищурившись на Маргариту… – Есть такой один критик. Я сегодня вечером разнесла всю его квартиру. – Вот те раз! А зачем же? – Он, мессир. – объяснила Маргарита, – погубил одного мастера. А зачем же было самой-то трудиться? – спросил Воланд. – Разрешите мне, мессир, – вскричал радостно кот, вскакивая. – Да сиди ты, – буркнул Азазелло, вставая, – я сам сейчас съезжу… – Нет! – воскликнула Маргарита, – нет, умоляю вас, мессир, не надо этого. – Как угодно, как угодно, – ответил Воланд, а Азазелло сел на своё место». [7:279-280] Это – очередное искушение, через которое Маргарита успешно прошла. Если бы она санкционировала месть, она бы взяла на душу великий грех и сатана получил бы полное право забрать её душу. Но она не дала сатане к этому ни малейшего повода, поскольку это противоречило бы её христианскому мировоззрению. Именно христианскому, несмотря на всё, что написали о ней современные критики, подражая критику Латунскому.

Пытаясь доказать, что Маргарита не верна своей любви, Кураев в качестве «неопровержимого аргумента» отмечает, что она изменяла с Мастером живому мужу, от которого видела только добро. Однако от этого «добра» она готовилась отравиться и с этой мыслью вышла из дома, неся в руках жёлтые цветы как знак беды. И на этот знак откликнулся Он, тот, кто должен был её спасти, ибо почувствовал в ней и своё спасение. Это и есть мистика любви, выскочившей перед ними, как из-под земли, и поразила обоих, как финский нож. Это – не гибель, а именно спасение, для которого, впрочем, ещё требовались немалые усилия. «Что нужно было этой женщине, в глазах которой всегда горел какой-то непонятный огонёчек, что нужно было этой чуть косящей на один глаз ведьме, украсившей себя тогда весною мимозами?.. Очевидно, она говорила правду, ей нужен был он, мастер, а вовсе не готический особняк, и не отдельный сад, и не деньги. Она любила его, она говорила правду». [6:216] Кураев не поверил этой оценке Булгаковым своей героине, считая, что нельзя верить шутке великого сатирика. Критики не верили и Гоголю, также относя его творчество к сатирическим шуткам. Поэтому Гоголю и пришлось обратиться к читателям напрямую, отбросив маску сатирика. У Булгакова не было такой возможности. Ему оставалось надеяться, что потомки поймут, что все его сочинения написаны кровью сердца, даже тогда, когда они вынужденно облечены в форму сатиры или шутки. Тем более недопустима предвзятая трактовка отдельных фрагментов булгаковского текста. Например: «В рукописи 1936 – 1937г.г. Маргарита не прочь заигрывать даже с Азазелло при первом же их знакомстве на Манежной площади. «Хорошо, пожалуйста, – уже без надменности ответила Маргарита Николаевна, растерялась, подумала о том, что, садясь на скамейку, забыла подмазать губы». [12:107] Здесь речь идёт не о заигрывании, а об определённых нормах приличия. В результате разговора с Азазелло она получила надежду на встречу с Мастером. Надежда отчасти вернула её к жизни, и она увидела себя со стороны и вдруг осознала, что от горя перестала следить за своей внешностью, в том числе и красить губы, как это принято в интеллигентских кругах. Ей стало неприятно выглядеть неприлично в глазах неожиданного посланника от незнакомого иностранца.

В черновиках Булгакова говорится немало гадостей о Маргарите, ставшей ведьмой. Но стоит ли всё это повторять, если сам Булгаков от этих высказываний отказался, поняв их неуместность. Тем не менее Кураев повторяет, чтобы доказать свою версию понимания Маргариты, а заодно и автора романа. Между тем черновики доказывают, что взгляд Булгакова на свою героиню менялся по мере углубления в образ. Черновики – это эскизы художника, работающего над большим полотном и постепенно прорабатывающего в нём конкретные образы. Всё это непредвзятый критик должен был бы учитывать. Необходимо также разделять Маргариту женщину и Маргариту ведьму. Маргарита ведьма позволяла себе то, что ни при каких обстоятельствах не позволила бы себе Маргарита женщина. Правомерно сказать, что Маргарита женщина не может отвечать за поступки своего потустороннего двойника. Поэтому в черновиках поступки Маргариты ведьмы оказываются до некоторой степени неконтролируемыми её сознанием. Однако в дальнейшей работе над образом Булгаков показывает, что Маргарита всё-таки способна контролировать свои поступки как ведьмы, что и помогает ей не подпасть под влияние сатаны. Кураев старается этого не замечать, потому что стремится до предела упростить образ Маргариты, чтобы легче было заклеймить её, что он с успехом и делает. Не случайно Кураев сравнивает персонажи Булгакова с персонажами Толстого, отдавая предпочтение героям графа, упрощённо трактующего христианство. В соответствии с «рафинированным мировоззрением» Толстого герои его гениальных произведений прекрасны, но примитивны, в них нет сложности, которая присутствует у персонажей Достоевского и Булгакова. Можно сказать, что они духовно бедны, чего никак не скажешь о булгаковской Маргарите.

«И ещё до встречи с Воландом Маргарита потеряла свою душу. Она кокетничает, когда говорит, что «заложила бы душу» – ибо, похоже, она вообще не верит в существование души. Оттого и мечтает о самоубийстве (самоубийцы слепо и наивно полагают, будто уничтожение тела тождественно уничтожению души и её боли)… Странно, но даже встреча с сатаной и его призраками не убеждает Маргариту в бессмертии души: и утром после бала она по-прежнему думает о самоубийстве: «Только бы выбраться отсюда, а там уж я дойду до реки и утоплюсь». [12:108-109] Из приведённого текста вовсе не следует, что Маргарита не верит в бессмертие души. В данном случае поверхностный взгляд критика искажает смысл переживаний Маргариты. В бессмертие души Маргарита безусловно верит. Но о собственной душе она думает меньше всего, поскольку помнит, что пришла к сатане не ради собственной прихоти, а ради встречи с Мастером. Она готова была к выбору: либо спасти его, либо погибнуть вместе с ним. И вдруг она увидела, что её предприятие напрасно, что ей придётся уйти ни с чем. Сатана её отпускает, так и не выполнив её сокровенное желание. Она в этом как будто бы сама виновата, попросив не за Мастера, а за Фриду, однако всё это было подстроено сатаной, «отцом лжи». Формально Воланд не нарушал «джентльменского соглашения», но его выполнение сделал невозможным. То, что Маргарита может свободно уйти от сатаны, доказывает её непорочность. Но она не может об этом думать. Она решает пойти на великий грех самоубийства, чтобы вновь попасть к сатане «на законных основаниях». И тогда сатана уже не сможет отделаться от неё и будет вынужден забрать её душу, как забрал душу Мастера. Маргарита осознала, что спасти Мастера уже невозможно, но ещё возможно разделить его судьбу. Булгаков такое решение Маргариты одобряет, считая, что подлинным христианином является тот, кто меньше всего думает о собственном спасении, но жертвует собой ради спасения других, хотя бы даже одного, самого близкого человека.

Противоречивость «революционной эпохи» в какой-то степени отразилась на характере Маргариты, но не убила её страдающую душу, в которой сохранились многие прекрасные качества. Это проявилось даже при разгроме ею «Дома Драмлита». «И неожиданно дикий разгром прекратился. Скользнув к третьему этажу, Маргарита заглянула в крайнее окно… В маленькой кровати с сетчатыми боками сидел мальчик лет четырёх и испуганно прислушивался… – Я боюсь, – повторил мальчик и задрожал. – Не бойся, не бойся, маленький, – сказала Маргарита, стараясь смягчить свой осипший на ветру, преступный голос, – это мальчишки стёкла били. – Из рогатки? – спросил мальчик, переставая дрожать. – Из рогатки, из рогатки, – подтвердила Маргарита, – а ты спи!.. – А ты где, тётя? – А меня нету, – ответила Маргарита, – я тебе снюсь. – Я так и думал, – сказал мальчик. – Ты ложись, – приказала Маргарита, – подложи руку под щёку, а я тебе буду сниться. – Ну, снись, снись, – согласился мальчик и тотчас улёгся и руку подложил под щёку. – Я тебе сказку расскажу, – заговорила Маргарита и положила разгорячённую руку на стриженую голову, – была на свете одна тётя. И у неё не было детей, и счастья вообще тоже не было. И вот она сперва долго плакала, а потом стала злая… – Маргарита умолкла, сняла руку – мальчик спал. Маргарита тихонько положила молоток на подоконник и вылетела из окна». [7:239-240] В этом отрывке говорится о победе Маргариты женщины над Маргаритой ведьмой. При виде беззащитного и испуганного ребёнка в Маргарите проснулись материнские чувства и она не только прекратила бессмысленный разгром, но и осудила себя, назвав злой. Странно, что Кураев усмотрел в этом признание Маргаритой своих дурных наклонностей. Просто под влиянием проснувшихся в ней человеческих чувств она преодолела нервный срыв молодой ведьмы, показав, что «и ведьма может быть человеком».

«Невидима и свободна! Невидима и свободна! Пролетев по своему переулку, Маргарита попала в другой… и тут усвоила, что, даже будучи совершенно свободной и независимой, всё же и в наслаждении нужно быть хоть немного благоразумной. Только каким-то чудом затормозившись, она не разбилась насмерть о старый покосившийся фонарь на углу. Увернувшись от него, Маргарита покрепче сжала щётку и полетела помедленнее, вглядываясь в электрические провода и вывески, висящие поперёк тротуара». [7:233-234] Священник Андрей Дерягин сделал из этого фрагмента довольно странный вывод. «Став ведьмой, Маргарита во всей полноте ощущает то состояние, к которому, быть может, стремилась всю свою жизнь: она «ощутила себя свободной, свободной от всего». «От всего» – в том числе от обязанностей, от ответственности, от совести – то есть от своего человеческого достоинства». [27] Можно подумать, будто Маргарита покинула мир, в котором царили обязанности, ответственность и совесть. На самом деле, – и это парадокс, – Маргарита, улетев к сатане, покинула мир сатаны, в фундаменте которого лежали безответственность и бессовестность, следовательно – несвобода. Подлинная свобода – это свобода от беззаконных законов сатаны. Такую свободу Маргарита и получила. Ей придётся выполнить некоторые обязанности перед сатаной, но не по принуждению, а по собственной воле, ради спасения любимого человека. Первое время своего свободного полёта Маргарита упивалась необыкновенным ощущением свободы, которой у неё никогда не было. Но очень скоро она убедилась, что подлинная свобода требует ответственности и осмотрительности, трезвого учёта внешних обстоятельств. Сатана вынужден был предоставить Маргарите такую свободу, потому что нуждался в услуге не безвольной женщины, а сильной личности королевской крови. Сатане пришлось убедиться, сколь дорого приходится платить за хотя бы временное сотрудничество с русской женщиной, какой и показала себя Маргарита. Он делает вид, что выиграл духовный поединок с ней, хотя на самом деле этот поединок сатана проиграл. Критик этого почему-то не замечают. Сатана, казалось бы, выиграл и поединок с православной Россией, навязав ей «коммунистическое настоящее и будущее». То, что сатана проиграл и этот поединок, стало видно только в XXI веке, до которого Булгаков не дожил. Поединок ещё не завершился, но победа России уже неизбежна, что и предсказывал Булгаков.

Многие критики посчитали, что Маргарита признаётся сама себе в любви к сатане. «Конечно, конечно, – иронически сказал мастер, – теперь, стало быть, налицо вместе одного сумасшедшего двое! И муж и жена… Нет, это чёрт знает что такое, чёрт, чёрт, чёрт!.. – Ты сейчас невольно сказал правду, – заговорила она, – чёрт знает что такое, и чёрт, поверь мне, всё устроит. – Глаза её вдруг загорелись, она вскочила, затанцевала на месте и стала вскрикивать: – Как я счастлива, как я счастлива, что вступила с ним в сделку! О, дьявол, дьявол! Придётся вам, мой милый, жить с ведьмой… – А ты действительно стала похожа на ведьму. – А я этого не отрицаю, – ответила Маргарита, – я ведьма и очень этим довольна!». [7:368] Маргарита счастлива, что удачная сделка состоялась, но довольна она не потому, что ей нравится сатана, а потому, что благодаря этой сделке ей удалось воссоединиться с любимым. Довольна она и своим новым состоянием ведьмы, потому что теперь не нужно притворяться в этой жизни, но можно просто жить. Она интуитивно верит сатане, обещавшему, что всё будет хорошо. Маргарите известно, что сатана – лжец и отец лжи. Но бывают моменты, когда и лжец говорит правду. В данном случае правда – это та цена, которую Воланд вынужден платить Маргарите за оказанную услугу. Не Маргарите ведьме, а Маргарите женщине, перед чувствами которой отступает даже сатана.


^ 3.7. Любовь-гибель и любовь-спасение

Сатана всё ещё остаётся главным героем нашего времени, как и времени Булгакова. Слишком много желающих ему подражать, «быть такими же сильными и безжалостными», как он. Именно в «цивилизованной форме сатанизма» многие видят залог жизненного успеха, не задумываясь о реальной, а вовсе не вымышленной «жизни после смерти». Коварство и ложь давно стали обыденными явлениями, в то время как любовь вышла из моды. Пытаясь оправдать свою патологическую неспособность любить, духовно опустошённые люди придумали тезис о том, что любовь есть эгоистическое чувство, часто приводящее к преступлению. Об этом свидетельствуют многочисленные примеры из классической литературы, прежде всего европейской. Большевики посчитали любовь преступной уже постольку, поскольку она изолирует человека от общества и мешает революционному действию. Сатана – бесспорный герой времени, которое рассматривается Булгаковым. Таким Булгаков его и представляет. Но это вовсе не значит, что сатана – главный герой романа «Мастер и Маргарита». Критики, утверждающие подобное, исходят из внешнего, поверхностного видения романа, не желая в силу сложившейся традиции или внутренних убеждений вникать в его подлинный смысл. Подлинный же смысл роману придают два персонажа, которые тем самым являются главными его героями. Эти герои – Маргарита и Мастер. Смысл произведения заключается в торжестве любви, побеждающей самого сатану. Всё, что пишут критики о невозможности подлинной любви между Мастером и Маргаритой, не соответствует действительности. Их любовь тем более замечательна, что они живут в обществе, в котором любовь не только не престижна, но и почти невозможна. Показателен в этом отношении политический анекдот, возникший усилиями тележурналиста Владимира Познера. Он на весь мир высмеял утверждение, прозвучавшее в телеэфире, что «секса у нас нет». Мужественная женщина, высказавшая это, имела в виду, что у нас нет такой социальной ценности, зато есть любовь как подлинная социальная ценность. Американскому телезрителю это было непонятно, а Познер решил подыграть американской аудитории и тем самым повысить свою популярность. Булгаков как раз и показывает, что подлинную любовь не могут победить никакие силы сатанизма, ни в образе самого дьявола, ни в образе безбожного правительства, контролирующего все сферы жизни, ни в образе предприимчивых журналистов. К сожалению, настали времена, когда секс возведён в ранг непреходящих социальных ценностей, а любовь такого признания лишилась, утратив и свою созидающую роль в обществе. Мастер и Маргарита не «занимаются любовью время от времени», как это сейчас принято говорить, а именно живут в созидательной атмосфере любви. Они строят собственный мир, противостоящий окружающему их миру сатанинского царства. Критики, однако, этого не замечают, настаивая на якобы антихристианском содержании романа «Мастер и Маргарита». Очевидно, этим критикам неведомо понятие «созидательная атмосфера любви».

Главные герои романа буквально заряжены протестом против несправедливого сатанинского царства, так что сатане приходится приложить немало усилий, чтобы вернуть их, прежде всего Маргариту, в сферу своего влияния. Критики творчества Булгакова признают, что роман «Мастер и Маргарита» является оппозиционным по отношению к официальной идеологии и всей официальной культуре советской России, и в то же время называют этот роман «гимном сатане». Однако это не так уже постольку, поскольку главные герои романа находятся в жёсткой оппозиции к культуре, которая по своему смыслу является сатанинской. Тем самым антисатанинским является и весь роман «Мастер и Маргарита». Не случайно Воланду удаётся только временно вовлечь Маргариту и Мастера в сферу своего воздействия (но не влияния!), поскольку любовь между Маргаритой и Мастером, подобно защитной броне, предохраняет их от притязаний сатаны. Но и это остаётся незамеченным современной критикой. «Маргарита владеет Мастером. Мастеру же не обрести свободы от Маргариты. Маргарита грозит Мастеру: «А прогнать меня ты уже не сумеешь». То, что это именно угроза, понимает даже Воланд: «Мастер притянул к себе Маргариту, обнял её за плечи и прибавил: «Она образумится, уйдёт от меня…» – «Не думаю», – сквозь зубы сказал Воланд». [12:111] Если это и угроза, то именно Воланду. Поэтому в ответ он говорит сквозь зубы, разочарованно. Он не может разлучить влюблённых, не может победить их любовь, следовательно, не может покорить их своей воле. Их окружает аура любви, сквозь которую сатане не пробиться. Любовь Маргариты и Мастера особенно впечатляет на фоне тщательно выписанного портрета эпохи, хозяином которой сатана является. Противостоит их чувство ложному духу коллективизма, когда люди загоняются в коммуналки, наполненные не взаимной любовью, а столь же взаимной ненавистью. Во всех своих произведениях Булгаков подчёркивает неизбежный ужас бездуховного коллективизма. Отмечает он и обязательные коммунальные склоки, ставшие визитной карточкой времени повального коллективизма. Невольные соседи, вынужденные терпеть друг друга, мечтают друг друга выселить. «Кстати, о выселении. Если вы, Семеновна, ещё раз начнёте бить по голове Шурку и я услышу крик истязуемого ребёнка, я подам на вас жалобу в народный суд, и вы будете сидеть месяца три, но мечта моя посадить вас на больший срок». [6:387] Своё отношение к коммуналкам выразила и Маргарита, ставшая ведьмой и пролетавшая невидимой мимо окон арбатских домов. «Все окна в них были открыты… Из любопытства Маргарита заглянула в одно из них. Увидела кухню. Два примуса ревели на плите, возле них стояли две женщины с ложками в руках и переругивались. «Свет надо тушить за собой в уборной, вот что я вам скажу, Пелагея Петровна, – говорила та женщина, перед которой была кастрюля с какой-то снедью, от которой валил пар, – а то мы на выселение на вас подадим! – Сами вы хороши, – отвечала другая. – Обе вы хороши, – звучно сказала Маргарита, переваливаясь через подоконник в кухню. Обе ссорящиеся повернулись на голос и замерли с грязными ложками в руках. Маргарита осторожно протянула руку между ними, повернула краны в обоих примусах и потушила их. Женщины охнули и открыли рты». [7:234-235]

Булгаков показал себя гениальным исследователем человеческой души. В связи с этим нелишне напомнить, что Сталин называл писателей «инженерами человеческих душ». Инженеры, как известно, имеют дело с машинами, а не с живыми людьми. В советской России люди были превращены в бессловесные винтики единой государственной машины, стали низовым звеном бездушного бюрократического аппарата. Советской власти нужны были роботы, а не люди как духовные существа. Не случайно Воланд, прибывший с инспекцией в Москву, остался доволен увиденным. «Ну что же, – задумчиво отозвался тот, – они – люди как люди. Любят деньги, но ведь это всегда было… Человечество любит деньги, из чего бы те ни были сделаны, из кожи ли, из бумаги ли, из бронзы или золота. Ну, легкомысленны… ну, что ж… и милосердие иногда стучится в их сердца… обыкновенные люди… в общем, напоминают прежних… квартирный вопрос только испортил их». [7:123] В этой сцене критики почему-то усматривают апологию сатаны. «»Не от Бога – от Воланда изливается на мир справедливость… Воланд твёрдой волей направляет деяния людей, руководствуясь понятиями вполне конкретной справедливости и одновременно испытывая к людям неподдельную симпатию, даже сочувствие: «Ну что же, они – люди как люди… Ну, легкомысленны… ну, что ж… и милосердие иногда стучится в их сердца… обыкновенные люди… Квартирный вопрос только испортил их…». [15:19] Из приведённого текста не видно, чтобы Воланд выражал одобрение или восхищение таким положительным человеческим качеством, как милосердие. Он лишь добросовестно констатирует факт, не высказав своего отношения к нему. И не позволяет никому комментировать свои слова. «Иностранный артист выражает своё восхищение Москвой…, а также москвичами… Воланд, Фагот и кот повернули головы в сторону конферансье. – Разве я выразил восхищение? – спросил маг у Фагота. – Никак нет, мессир, вы никакого восхищения не выражали, – ответил тот. – Так что же говорит этот человек? – А он попросту соврал! – звучно, на весь театр сообщил клетчатый помощник и, обратясь к Бенгальскому, добавил: – Поздравляю вас, гражданин, соврамши!». [6:119] О своём негативном отношении к милосердию Воланд говорит в другом месте. «Ввиду того, – заговорил Воланд, усмехнувшись, – что возможность получения вами взятки от этой дуры Фриды совершенно, конечно, исключена, – ведь это было бы несовместимо с вашим королевским достоинством, – я уж не знаю, что и делать. Остаётся, пожалуй, одно – обзавестись тряпками и заткнуть ими все щели моей спальни! – Вы о чём говорите, мессир? – изумилась Маргарита, выслушав эти действительно непонятные слова… – Я о милосердии говорю, – объяснил свои слова Воланд, не спуская с Маргариты огненного глаза. – Иногда совершенно неожиданно и коварно оно пролезает в самые узенькие щелки. Вот я и говорю о тряпках». [7:283-284] Маргарита вынуждена была отрицать присущее ей милосердие, поскольку понимала, что сатана не может одобрить это человеческое чувство. Но и Воланду пришлось сделать вид, что он верит её объяснению. Булгаков подводит читателя к мысли, что милосердие свойственно всем влюблённым, и это чувство несовместимо с эгоизмом, но соответствует христианству, особенно если оно столь сильно, что ради милосердия человек готов пожертвовать собой, как это и произошло с Маргаритой.

Воланд констатировал, что люди остались такими же грешниками, как и прежние поколения. Поэтому они, вместо того чтобы идти в церковь и готовиться к приближающейся Пасхе, пришли в Варьете в поисках дешёвых наслаждений. Когда Воланд говорит, что «квартирный вопрос испортил их», он имеет в виду, что квартирный вопрос портит грешников, вынуждая их вспомнить естественные человеческие чувства и вызывая протест против навязанных большевиками и сатаной коммунистических общественных отношений. Даже грешники хотят жить не в коммуналках, а с теми, кого любят, потому что только любовь вносит смысл в обыденную жизнь. Если же нет любви, то и квартира не даст счастья. Маргарита это очень хорошо знает. В коммуналках любовь противопоказана, поскольку вносит не единение между людьми, а зависть, создавая атмосферу всеобщего страха и подозрительности. В коммуналках сама любовь вызывает подозрение в «измене общему делу». А изменников, как известно, наказывают. Булгаков, в полном соответствии с православным мировоззрением, считает, что семья – малая церковь, противостоящая любым формам сатанизма и рождающая религиозные чувства. Подлинная любовь посылается Богом, а не сатаной и не земными властями. Поэтому Иешуа и говорит, что настанет время, когда жизнью будет править любовь, а земные власти исчезнут за ненадобностью. «В числе прочего я говорил, – рассказывает арестант, – что всякая власть является насилием над людьми и что настанет время, когда не будет власти ни кесарей, ни какой-либо иной власти. Человек перейдёт в царство истины и справедливости, где вообще не будет надобна никакая власть». Царство истины? Но что есть истина? – только и можно спросить вслед за Пилатом, наслушавшись подобных речей. Что есть истина? – Головная боль?». [15:13-14] Истина есть любовь, и Иешуа показывает это не словами, а каждым своим поступком, не отказывая в любви и милосердии даже Своим мучителям, ибо не ведают, что творят. Все люди добрые, но не все знают об этом, потому что искалечены жизнью и не могут проявить свою доброту. Воланд, разумеется, этому не верит. Булгаков же отмечает, что милосердие стучится в сердца грешников именно потому, что они время от времени вспоминают о доброте, скрытой глубоко в их сердцах. Булгаков нигде не говорит о несовершенстве первозданной природы человека. Наоборот, он верит, что человек рано или поздно сбросит с себя личину зла, навязанную ему сатаной, и вновь станет добрым и любящим. В этом смысле Булгаков прочно стоит на православной позиции, в отличие от многих людей, считающих себя христианами. «Первое, что присуще только христианству, а не другим религиям, – это утверждение, что Бог есть любовь. В других религиях то высшее, чего достигло религиозное сознание в естественном порядке, есть представление о Боге как о праведном, милостивом судии, справедливом, но не более. Христианство утверждает нечто особенное: Бог есть любовь и только любовь. К сожалению, это христианское понимание Бога с трудом находит себе путь к сознанию и сердцу человека… Это – совершенно новое, уникальное в истории человечества понимание Бога. Поистине, только Откровение Божие могло дать такое учение о Боге, ибо нигде в естественных религиях мы не находим такого. В естественных религиях это было немыслимо. И хотя две тысячи лет существует христианство, даже среди христиан это малоприемлемо. Ветхий, страстный человек, господствующий в нашей душе, ищет земной правды, карающей злодеев и награждающей праведников, и потому величайшее откровение Божие о том, что Бог есть любовь и только любовь, никак не принимается человеческим сознанием». [15:22-24] Булгаков именно это и утверждает, но он также показывает, что именно извращённое понимание Бога привело к временному торжеству сатаны на Руси. Мастер ищет Бога, но не в церкви, а в собственной душе. Поэтому он и работает над романом о Пилате, оказавшимся неспособным найти Бога даже тогда, когда Сын Божий Сам к нему пришёл. Он не поверил в Бога, Который есть любовь, потому что у него самого нет любви и он не знает, что это такое. Такова же и русская интеллигенция, поверившая в европейский атеизм, но не верящая собственному православному народу. Маргарита, как и Мастер, ищет Бога и поэтому с энтузиазмом восприняла роман о Пилате. И Маргарита, и Мастер чувствуют, что гибнут в этом мире, и жаждут спасения. Это и стало основой их взаимной любви. Булгаков даёт понять, что они готовы придти к Богу, но между ними и Богом встал сатана, влияние которого необходимо преодолеть. Булгаков заставляет читателя поверить, что «всё будет хорошо», даже вопреки их уходу из земного мира. Отсюда – кажущееся необъяснимым чувство оптимизма, остающегося после прочтения «Мастера и Маргариты». Неправы критики, утверждающие, что Маргарита и Мастер окончательно погибли, потому что умерли. Подобное утверждение «правомерно» только с позиций атеизма, но никак не христианства. У Бога нет мёртвых, у Него все живые и потому могут быть спасены. Булгаков показывает, что это касается и России. Казалось бы, Россия, погружённая в беспросветный атеизм и духовное невежество, безвозвратно погибла. Но даже Воланд имел случай убедиться, что Россия помнит Бога и готова вернуться к Нему. Пока этого не происходит, потому что между Россией и Богом всё ещё стоит сатана. Булгаков не сомневается, что губительное влияние сатаны будет преодолено и Россия обязательно воскреснет, как воскрес Лазарь и как необходимым образом воскреснут Маргарита и Мастер. Можно сказать, что Булгаков обещает читателям будущее воскресение Маргариты и Мастера, но делает это не с помощью слов, а через незаметное мифическое воздействие на читательскую интуицию. Отсюда – светлое чувство у читателей после прочтения романа, который, по утверждению Кураева, кончается плохо и беспросветно.

Кураев справедливо отмечает, что сатана не умеет любить и что в его понимании религиозные отношения носят типично рыночный характер: «ты мне, я – тебе». Но это вовсе не значит, что сатана не мог поразиться силой любви Маргариты и Мастера, убедившись, что любовь есть сила, превышающая силу любого оружия. Само предположение подобной проницательности Воланда кажется Кураеву неприличным. «Неприличие нынешних школьных учебников литературы обнажается простым сравнением: «Поражённый сильным чувством, возникшим между Мастером и Маргаритой, Воланд узнаёт и о том, что Мастер написал книгу об Иешуа Га-ноцри. «Нет, право, – воскликнул поражённый дьявол, – это череда сюрпризов!» (Педчак Е.П. Литература. Русская литература XX века. Ростов-на-Дону, 2002. С. 220). Сравним этот учебник для ПТУ с оригиналом: «О чём роман? – Роман о Понтии Пилате. – Тут опять закачались и запрыгали язычки свечей, задребезжала посуда на столе, Воланд рассмеялся громовым образом, но никого не испугал и смехом этим никого не удивил. – О чём, о чём? О ком? – заговорил Воланд, перестав смеяться – Вот теперь? Это потрясающе! И вы не могли найти другой темы? Дайте-ка посмотреть». Непонятно, и откуда Педчак взял потрясённость Воланда любовью Мастера и Маргариты…». [12:160] Воланд поражён именно силой любви между Мастером и Маргаритой, поскольку увидел, что через эту защитную броню ему не пробиться. Души влюблённых оказались недосягаемы для сатаны. Поразился Воланд и духовным подвигом Мастера, написавшего в эпоху всеобщего атеизма роман на религиозную тему, что казалось бессмысленным, поскольку подобное творчество не только не поощрялось безбожными властями, но и наказывалось. Бессмысленным казалось и поведение Маргариты, подталкивающей Мастера на завершение этой работы и на борьбу за опубликование романа.

Мастер не просто писал роман, а активно занимался поисками Бога. Искал Бога он в библейских событиях и в собственной душе. В своей душе он Бога не нашёл, потому что не смог понять, как можно любить людей, которые не только далеки от совершенства, но и откровенно преступны. Но он нашёл в своей душе любовь к Маргарите как последний островок христианской любви. И этой любовью будет спасён. Что касается евангельских событий, они показали Мастеру, что Бог приходил, но человечество Его отвергло, потому что ожидало совсем другого Бога, который не прощает грешников, а карает их. И в этом непонимании все беды человечества на протяжении тысячелетий. Возникает справедливый вопрос: почему Мастер не искал Бога в русской православной Церкви, которая была рядом, а не где-то в других землях, и заметить которую было невозможно? Всё дело в недоверии, порождённом в людях безбожным правительством и атеистической пропагандой, идущей не столько от внутрироссийского мракобесия, сколько от европейского образования, противостоящего подлинному духовному образованию. Поскольку Церковь допустила власть сатаны в стране, поскольку она не смогла противостоять этой власти, значит, Церковь в чём-то неправа, значит, она успела заразиться пилатовщиной от церкви европейской. Не в Боге Мастер сомневался, а в способности Церкви приблизить человека к Богу. Поэтому он и остался вне Церкви, но это не значит – вне Православия, которое сохранилось в его душе.

У героев Булгакова нет раскаяния. И это не случайно. Булгаков считает, что раскаяние само по себе ещё не приводит к Богу, потому что раскаяние может быть от страха. Иван Бездомный испугался сатаны и временно раскаялся в своём атеизме. Более того, он попытался бороться с сатаной, «изловить его» с помощью иконки и венчальной свечки. Когда это не помогло, он стал требовать пулемёты. Но ничего из этого выйти не могло. На его примере Булгаков показывает, что исполнение внешних обрядов не делает человека христианином, но делает христианином именно любовь. У Ивана не было любви и потому, что он сам не знал, во что верил. В конце концов он поверил не в Христа Спасителя, а во всемогущество сатаны, с которым бессмысленно бороться. Булгаков считает, что бороться с сатаной можно любовью и только любовью. Поэтому Иешуа не пассивно ожидал смертельной развязки, а боролся с Пилатом любовью, не надеясь на быструю победу, но зная, что семена новой веры, посеянные в душе Пилата, дадут всходы у его отдалённых потомков. И даже Пилат в романе Мастера это предчувствует. Об этом свидетельствует его диалог с Левием. «Ты, я вижу, книжный человек, и незачем тебе, одинокому, ходить в нищей одежде без пристанища. У меня в Кесарии есть большая библиотека, я очень богат и хочу взять тебя на службу. Ты будешь разбирать и хранить папирусы, будешь сыт и одет. Левий встал и ответил: – Нет, я не хочу. – Почему?.. ты меня боишься? Та же плохо скрываемая улыбка исказила лицо Левия, и он сказал: – Нет, потому что ты будешь меня бояться. Тебе не очень-то легко будет смотреть в лицо мне после того, как ты его убил… но я зарежу Иуду из Кириафа, я этому посвящу остаток жизни… – Это тебе сделать не удастся, ты себя не беспокой. Иуду этой ночью уже зарезали. Левий отпрыгнул от стола, дико озираясь, и выкрикнул: – кто это сделал? – Не будь ревнив, – оскалясь, ответил Пилат и потёр руки, – я боюсь, что были поклонники у него и кроме тебя. – Кто это сделал? – шёпотом повторил Левий. Пилат ответил ему: – Это сделал я… Этого, конечно, маловато, сделанного, но всё-таки это сделал я». [7:331-333] Пилат пережил запоздалое раскаяние. Иешуа его простил, но Пилат чувствует, что его раскаяние запоздало. Запоздало, потому что не подкреплено любовью, а из-за этого не может быть искренним. Пилат убил не Иешуа, ибо Бог бессмертен, но убил собственную душу. Спасти душу может только любовь. Где есть любовь, там нет смерти. Раскаяние ещё не есть любовь. Оно может стать предпосылкой любви, но не у всех и не всегда. У Пилата раскаяние – от трусости. Он боится, хотя не за жизнь свою, а за своё общественное положение. «Неужели вы… допускаете мысль, что из-за человека, совершившего преступление против кесаря, погубит свою карьеру прокуратор Иудеи?.. Разумеется, погубит. Утром бы ещё не погубил, а теперь, ночью, взвесив всё, согласен погубить. Он пойдёт на всё, чтобы спасти от казни ни в чём не виноватого безумного мечтателя и врача!». [7:321-322] Дело в том, что Пилат не умеет любить, а жить без любви неимоверно трудно. Никакая карьера не компенсирует потерю души. Любовь – это жизнь, это душа, это свобода. Но прокуратор понимает это только ночью, когда не нужно заботиться о мелочах жизни. Проснувшись, он опять будет бояться испортить карьеру, и ему некогда будет думать о спасении души. «И лишь только прокуратор потерял связь с тем, что было вокруг него в действительности, он немедленно тронулся по светящейся дороге и пошёл по ней вверх прямо к луне. Он даже рассмеялся во сне от счастья, до того всё сложилось прекрасно и неповторимо на прозрачной голубой дороге. Он шёл в сопровождении Банги, а рядом с ним шёл бродячий философ. Они спорили о чём-то очень сложном и важном, причём не один из них не мог победить другого. Они ни в чём не сходились друг с другом, и от этого их спор был особенно интересен и нескончаем. Само собою разумеется, что сегодняшняя казнь оказалась чистейшим недоразумением – ведь вот же философ, выдумавший столь невероятно нелепую вещь вроде той, что все люди добрые, шёл рядом, следовательно, был жив. И, конечно, совершенно ужасно было бы даже помыслить о том, что такого человека можно казнить. Казни не было! Не было! Не было! Вот в чём прелесть этого путешествия вверх по лестнице луны… Всё это было хорошо, но тем ужаснее было пробуждение игемона». [7:321-322] Эту духовную двусмысленность у Понтия Пилата унаследовало европейское христианство. Взывая в храмах о спасении души, они в мирской жизни думают не об этом, а о земном благополучии и, более того, о мировом господстве. Они находятся в постоянном споре с Иисусом Христом и ни о чём не могут договориться. О мировом господстве думают и русские большевики, совершенно забывшие Бога. Они, правда, хотели бы использовать своё мировое господство на благо людям, не понимая, что их господство – от сатаны и уже поэтому не может служить людям. В этом отношении Маргарита и Мастер противостоят в равной степени и европейской цивилизации, и русскому большевизму. Особенно это заметно по поведению Маргариты. Она могла бы просить у Воланда всё что угодно, как старуха из русской народной сказки о рыбаке и золотой рыбке.

Казалось бы, Маргарита поймала свою «золотую рыбку» и могла просить обеспеченную и беззаботную жизнь на земле в обществе своего возлюбленного. И Воланд мог всё это дать. Но она полностью пренебрегла земной жизнью, недостойной человека, созданного Богом, и хотела только одного – быть рядом с возлюбленным. Сатана мог дать всё, кроме любви, поскольку любовь вне его компетенции. Но любовь у Маргариты уже есть, осталось только вернуть Мастера. Именно этого она и требует у сатаны, поскольку заслужила право не просить, а требовать. Булгаков как будто бы и не говорит, что спасение – от Бога. Но это подразумевается. Не сатана послал Мастеру и Маргарите взаимную любовь, а именно Бог. Бог посылает любовь тому, кого намеривается спасти. Тем самым Бог заранее «запланировал их спасение». Кто умеет любить, тот полюбит и Бога, когда прозреет. Даже в том случае, когда земная смерть уже позади, а впереди – вечность. Булгаков гораздо глубже своих критиков проник в сокровенный смысл Крестного подвига Иисуса Христа, или Иешуа. Иисус продемонстрировал спасительную для мира силу любви. На это Булгаков намекает уже на первых страницах романа «Мастер и Маргарита», когда об Иешуа ещё и речи нет, но есть диалог сатаны и атеиста, Воланда и Берлиоза. Объясняя Берлиозу невозможность для человека управлять жизнью человеческой и распорядком на земле, Воланд говорит. «Позвольте же вас спросить, как же может управлять человек, если он не только лишён возможности составить какой-нибудь план хотя бы на смехотворно короткий срок, ну, лет, скажем, в тысячу, но не может ручаться даже за свой собственный завтрашний день?». [7:10] Сатана, согласно замыслу Булгакова, не случайно называет срок в тысячу лет. Он точно знает, что Господь, идя на Голгофу, приступил к осуществлению плана освобождения человечества из сатанинского плена, и план этот рассчитан на два или три тысячелетия, что сатана воспринимает как смехотворно малый срок, поскольку ему очень не хочется терять власть над людьми. И православная Россия, согласно плану Господа, освободится от власти сатаны через тысячу лет со дня принятия христианства. И этот срок уже пришёл, и сатанинско-коммунистический режим уже пал, уступив место подлинной свободе и возрождению Православия. Процесс ещё не завершён, но протекает согласно плану Господа, который не может не осуществиться. Булгаков в это верит, и свою веру он зашифровал под видом беседы Воланда и Берлиоза. Получается, что Булгаков мистическим образом посвящён, хотя бы отчасти, в планы Иисуса Христа, выведенного им в образе Иешуа. Не случайно «Мастер и Маргарита» – мистическое произведение. Мистика – это найденная Булгаковым форма общения с читателями, если и не заменяющая, то, по крайней мере, дополняющее логическое обоснование и доказательство. Булгаков вольно или невольно напоминает, что вера в Бога не может быть обоснована или опровергнута логическим путём. Вера в Бога носит мистический характер и потому не только не может быть опровергнута, но и уничтожена в сердцах людей. Даже у атеиста Бездомного этот спасительный уголёк тлеет в самых сокровенных тайниках сердца и может неожиданно разгореться во всёпоглощающий огонь веры, что иногда случается с самыми закоренелыми грешниками.

Достоевский справедливо назвал всемирную отзывчивость неотъемлемым духовным свойством русского человека. Причина этого заключается в том, что вся Россия не просто окружена, но пронизана ореолом любви, или ореолом святости, которая от Бога. Это не может не сказаться на судьбах России. Во исполнение предначертания Свыше, России суждено трижды оказать решающее влияние на судьбы Европы и всего мира. Первый раз – вхождение России в Европу в результате принятия христианства. Православное христианство для России оказалось современным вариантом древнего православного ведизма. Для мира это событие явилось противоядием против католицизма, исказившего подлинную христианскую религию. Вместе с тем католицизм, совместно с различными вариантами вышедшего из него протестантизма, вытеснил православие из Европы, а затем переродился в явный или скрытый атеизм. В результате по всей Европе установилось царство сатаны. Более того, бесы сатанинские проникли и в Россию через прорубленное Петром «окно в Европу». Казалось бы, Россия, святая Русь потерпела поражение. На самом деле это был лишь первый этап спасительной миссии. Известно, что Спаситель после Крестного подвига и Воскресения сошёл в ад, чтобы отменить его. России, как и Христу Спасителю, пришлось спуститься в ад, разделив судьбу Европы. Произошло это в ходе двух русских революций 1917 года. Русский социализм и европейский капитализм оказались двумя вариантами одного и того же царства сатаны. Россия спустилась в этот ад, чтобы отменить его и вывести из него всех грешников. Этот процесс уже начался, а завершится к середине XXI века. Выход из царства сатаны в Царство Небесное, установившееся на земле, прежде всего – в России, является третьим, заключительным этапом спасительной миссии Святой Руси. Булгаков в романе «Мастер и Маргарита» вплотную подошёл к этим идеям, но не имел права высказать это с полной определённостью. Вместе с тем он передал читателям своего бессмертного романа мощный заряд оптимизма, природу которого критики так и не поняли.

1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   20



Похожие:

Опыт реставрации подлинного мировоззрения михаила булгакова предисловие iconКрестные муки Михаила Булгакова c пророческим романом Ф. М. Достоевского «Идиот» перекликается роман-предупреждение М. А. Булгакова «Мастер и Маргарита»
Булгаков, в традициях Пушкина, Гоголя и Достоевского, не критикует политический строй страны, а показывает, что формы правления в...
Опыт реставрации подлинного мировоззрения михаила булгакова предисловие iconЯвные и скрытые киевские реминисценции в «московском» творчестве михаила булгакова

Опыт реставрации подлинного мировоззрения михаила булгакова предисловие iconНиколай Богданов «пятое измерение» михаила булгакова
Нет, – ответила Маргарита, – более всего меня поражает, где все это помещается. Коровьев сладко ухмыльнулся…
Опыт реставрации подлинного мировоззрения михаила булгакова предисловие iconКрестные муки михаила булгакова
России. К сожалению, этому мало кто верит, поскольку Булгаков не заклеймил сатанизм и не призывал к свержению большевистского режима....
Опыт реставрации подлинного мировоззрения михаила булгакова предисловие iconУдивительный пациент
Это был удивительный больной. У него была своеобразная "мания величия" он воображал себя профессором Преображенским из известного...
Опыт реставрации подлинного мировоззрения михаила булгакова предисловие iconТеория и история культуры” Центр гуманитарных научно-информационных исследований
Наследие Михаила Булгакова в современных толкованиях: Сб науч тр. / Ран инион. Центр гуманит науч информ исслед. Отд культурологии;...
Опыт реставрации подлинного мировоззрения михаила булгакова предисловие icon"Основы искуственного интеллекта" статья Михаила Елфимова по мотивам монографии А. М. Казанцева "Опыт и концепции компьютерного использования нормализованного естественного языка соан", нгту, Новосибирск 2003г., 316 стр
Основы искуственного интеллекта" статья Михаила Елфимова по мотивам монографии А. М. Казанцева "Опыт и концепции компьютерного использования...
Опыт реставрации подлинного мировоззрения михаила булгакова предисловие iconСветлана Россинская Михаил Булгаков и Елена Шиловская: Шаг в вечность (начало)
Михаил Булгаков и Елена Шиловская: Шаг в вечность, так будет называться литературный вечер календарь, который состоится 10 мая 2011...
Опыт реставрации подлинного мировоззрения михаила булгакова предисловие iconПроектно-исследовательская работа Тема: Значение имен в романе М. А. Булгакова «Мастер и Маргарита»
Роман «Мастер и Маргарита» главный в творчестве Булгакова. Он писал его с 28-40 год, до самой смерти и сделал 8 редакций. Это «закатный»...
Опыт реставрации подлинного мировоззрения михаила булгакова предисловие iconВ. Л. Степанов предисловие
Современные пропагандисты монархических взглядов случайно, или намеренно, игнорируют опыт прошлого. Это приводит к возрождению старых...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов