Опыт реставрации подлинного мировоззрения михаила булгакова предисловие icon

Опыт реставрации подлинного мировоззрения михаила булгакова предисловие



НазваниеОпыт реставрации подлинного мировоззрения михаила булгакова предисловие
страница6/20
Дата конвертации24.10.2012
Размер4.06 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20

^ 2.3. Луч жизни или луч смерти?

В результате экспериментов волей случая профессор Персиков открыл необыкновенный луч, который, судя по первым признакам, можно было назвать лучом жизни. «Владимир Ипатьич, что же вы толкуете о мелких деталях, об дейтероплазме. Будем говорить прямо: вы открыли что-то неслыханное… вы открыли луч жизни!». [7:208] Этот необыкновенный луч профессор увидел в окуляре микроскопа. Но его ещё нужно было поймать и закрепить, пока он не исчез. Персиков виртуозно осуществил эту операцию. Красный луч, пойманным профессором Персиковым и названный лучом жизни, ничто иное как сатанинская ложь, мобилизующая человека на борьбу за существование. С точки зрения этой «доктрины», мирное сосуществование ведёт общественный организм к застою, параличу жизненных сил, а затем и к гибели. Борьба за существование, наоборот, мобилизует жизненные силы, возвращая организм к жизни. Профессор Персиков сделал это «открытие», подаренное сатаной, на амёбах. Булгаков, однако, намекает на Ленина, подопытным материалом для которого в качестве бессловесных амёб были люди. Открытие Персикова заключалось в том, что красный луч, луч красной пропаганды, благодаря своей привлекательности, греющей сердца, собирал амёб, или людей, или любой другой экспериментальный материал в большие массы, что и обусловливало борьбу за существование на ограниченном пространстве, которого на всех нехватало. Сказывался дефицит жизненного пространства, дефицит средств к существованию. Сильные начинали уничтожать слабых и активно размножаться. Теория эта ложная, потому что тупиковая. Однако в первое время своего практического применения она действительно даёт поразительные результаты, которые не скоро будут опровергнуты жизнью, хотя опровергнуты будут обязательно. Профессор Персиков, а также Ленин, так далеко не заглядывали, ибо им нужны были быстрые результаты. «Но что это сулит?.. Ведь это сулит чёрт знает что такое!.. Боже мой. Ведь даже нельзя представить себе всех последствий». [5:204] Чёрт действительно знает, но человек определить не может, а возможно, и не хочет. Булгаков одной фразой подтверждает трагические последствия этого открытия: «Просто уж такое несчастье, что на несколько секунд луч этот приковал намётанный глаз виртуоза». [6:205]

Булгаков подчёркивает, что это открытие противоречит всем известным законам природы. «Луч жизни» оказалось невозможно получить от солнечного света, несмотря на то, что именно солнечный свет является подлинным источником жизни. Луч получается только от искусственного электрического света, в условиях «мудрой учёной ночи». Мудрая учёная ночь – это ночь царства сатаны, в котором науки, ведущие своё происхождение от плодов с древа познания, процветают, но дают искусственный, неверный, искажённый свет, имеющий мало общего со светом истины. Кроме ложной сатанинской науки есть наука подлинная, которая от Бога.
Однако ведущее положение в обществе, подчинённом сатане, занимает наука искажённая, особенно в области обществоведения. Поэтому и разглядел профессор Персиков под микроскопом то, что санкционировал сатана. «В нём, – в луче, профессор разглядел то, что было в тысячу раз значительнее и важнее самого луча, непрочного дитяти, случайно родившегося при движении зеркала и объектива микроскопа. Благодаря тому, что ассистент отозвал профессора, амёбы пролежали полтора часа под действием этого луча и получилось вот что: в то время, как в диске вне луча зернистые амёбы лежали вяло и беспомощно, в том месте, где пролегал красный заострённый меч, происходили странные явления. В красной полосочке кипела жизнь. Серенькие амёбы, выпуская ложноножки, тянулись изо всех сил в красную полосу и в ней (словно волшебным образом) оживали. Какая-то сила вдохнула в них дух жизни. Они лезли стаей и боролись друг с другом за место в луче. В нём шло бешеное, другого слова не подобрать, размножение. Ломая и опрокидывая все законы, известные Персикову как свои пять пальцев, они почковались на его глазах с молниеносной быстротой. Они разваливались на части в луче, и каждая из частей в течение 2 секунд становилась новым и свежим организмом. Эти организмы в несколько мгновений достигали роста и зрелости лишь затем, чтобы в свою очередь тотчас же дать новое поколение. В красной полосе, а потом и во всём диске стало тесно и началась неизбежная борьба. Вновь рождённые яростно набрасывались друг на друга и рвали в клочья и глотали. Среди рождённых валялись трупы погибших в борьбе за существование. Побеждали лучшие и сильные. И эти лучшие были ужасны. Во-первых, они объёмом приблизительно в два раза превышали обыкновенных амёб, а во-вторых, отличались какою-то особою злобой и резвостью. Движения их были стремительны, их ложноножки гораздо длиннее нормальных, и работали они ими, без преувеличения, как спруты щупальцами». [6:205-206]

Именно это и произошло в обществе, руководимом большевиками. В стране всеобщего дефицита, какой стала Россия, большевики внушили людям мысль, что только их партия и правительство может накормить всех голодных и осчастливить всех несчастных. Все и бросились к «общественной кормушке», названной государственной собственностью, поскольку частная собственность была отменена, так что люди без посредства государства не могли себя прокормить. Такая система общественного потребления противоречила всем известным законам природы и общества и развивала в «потребителях материальных благ» чувство всеобщей зависти и «святой ненависти» ко всем инакомыслящим, а фактически ко всем мешающим приблизиться к общественной кормушке, которые и объявлялись «врагами народа». Фактически врагами народа объявлялись не только те, кто не был согласен с подобным устройством жизни, но и все те, кого общество не в состоянии было прокормить, но которым не позволялось прокормить себя самим, чтобы не разрушать жёстко установленную социальную систему. Тем самым обеспечивалась «чистота эксперимента», осуществляемого большевиками над народом великой страны. «Конечно, впоследствии принятые в СССР законы неизменно накладывали запрет на убийство одного советского гражданина другим. Но правомерность многомиллионных убийств во имя революции никогда не подвергалась сомнению – ни в правительственных документах, ни в учебниках, ни в официальном искусстве. Призывы к убийствам «классовых врагов» и восхищение такими убийствами наполняют поэзию В.В. Маяковского – писателя, наиболее ярко воплотившего пафос новой жизни. В стихотворении «Владимир Ильич» (1920) поэт открыто благодарит Ленина за ясное указание, кого убивать: «Теперь не промахнёмся мимо. Мы знаем кого – мети! Ноги знают, чьими трупами идти». По убеждению Маяковского, уничтожать надо не только «классовых врагов», но и обывателей, – то есть тех, кто не хочет ссориться с коммунистами, но и не стремится переделывать мир, а просто устраивает свой семейный быт. Поэт называет их «дрянью», «мразью» (О «дряни», 1921) и призывает изобрести «порошок универсальный, сразу убивающий клопов и обывателей» («Стихи не про дрянь, а про дрянцо…», 1928). А в поэме «15000000» он предлагает убивать всех стариков, потому что они бесполезны для коммунизма: «Стар – убивать. На пепельницы черепа!». Поэты откровеннее политиков: их стихи говорят о готовности нести человечеству не «счастье и мир», а «мировой пожар в крови». Маяковский в «Левом марше» (1918) призывал бойцов революции: «Крепи у мира на горле пролетариата пальцы!». Обращаясь к жителям Европы, он восклицает: «Пусть столицы ваши будут выжжены дотла! Пусть из наследников, из наследниц варево варится в коронах-котлах!» («Сволочи!», 1922)». [32:27] Парадокс заключается в том, что луч красной кровавой лжи, вселившись в большевиков и революционно настроенные массы, вдохнул в них «дух жизни», но эта «новая жизнь» сеяла смерть вокруг себя и несла семя смерти в самой себе. Поэтому лидеры большевиков санкционировали уничтожение не только тех, кто, не поддаваясь лжи, знал правду о советской действительности, но и прямо уничтожали друг друга, как амёбы Персикова в красном луче. Список видных большевиков, расстрелянных как «враги народа», чуть ли не бесконечен.

Большевики поверили в теорию, которая ещё нигде не прошла опытной проверки, и ложью и силой заставили поверить в эту теорию массы, над которыми и был поставлен чудовищный эксперимент, названный новой жизнью. «Верно ли, что вы изобрели луч новой жизни? – Какой такой новой жизни? – остервенился профессор – что вы мелете чепуху! Луч, над которым я работаю, ещё далеко не исследован, и вообще ничего ещё не известно!». [6:211] Персиков сомневается в успехе эксперимента, и Ленин имел все основания сомневаться и действительно сомневался, однако считал себя обязанным проверить на практике теорию Маркса, уточнив её в ходе уникального эксперимента. И уж если можно проводить эксперименты над лягушками, то почему бы не провести их над людьми? Плох тот учёный, который сомневается, что всякое революционное открытие требует жертв, хотя бы и человеческих. Большевики, и прежде всего их лидеры, придерживались по данному вопросу не христианской морали, а революционно-сатанинской, как и Ницше, как и Белинский. В основу морали «новой жизни» была положена «революционная целесообразность», не только допускающая, но и прямо требующая человеческие жертвоприношения.

Но это – сатанинская мораль. Сатана, волей порочных людей ставший хозяином жизни, вынужден ограничивать себя и людей неким подобием морали, чтобы упорядочить жизнь в своём сатанинском царстве. В некотором смысле сатанинскую мораль можно назвать «болотной», поскольку в болотах, по народному поверью, обитает нечистая сила. Не случайно крем Азазелло, превративший Маргариту в ведьму, издавал запах болотной тины. Но в болоте обитают и лягушки, опыты над которыми проводит профессор Персиков и его сотрудники. «1-го июня камеру установили в кабинете Персикова, и он жадно начал опыты с икрой лягушек, освещённой лучом. Опыты эти дали потрясающие результаты. В течение 2-х суток из икринок вылупились тысячи головастиков. Но этого мало, в течение одних суток головастики выросли необычайно, в лягушек, и до того злых и прожорливых, что половина их тут же была перелопана другой половиной. Зато оставшиеся в живых начали вне всяких сроков метать икру и в два дня уже без всякого луча вывели новое поколение и при этом совершенно бесчисленное. В кабинете учёного началось чёрт знает что: головастики расползались из кабинета по всему институту, в террариях и просто на полу, во всех закоулках, завывали зычные хоры, как на болоте. Панкрат, итак боявшийся Персикова, как огня, теперь испытывал по отношению к нему одно чувство: мёртвенный ужас. Через неделю и сам учёный почувствовал, что он шалеет. Институт наполнился запахом эфира и цианистого калия, которым чуть-чуть не отравился Панкрат, не вовремя снявший маску. Разросшееся болотное поколение, наконец, удалось перебить ядами, кабинеты проветрить». [5:207-208] Разросшееся болотное поколение – партия большевиков, т.е. людей, в которых вселились сатанинские бесы, вышедшие из того же болота, которое является родной стихией лягушек. Возможно, это является причиной приверженности большевиков к хоровому пению, «как на лягушачьем болоте, и это пение слишком часто заменяет им конкретную работу, что ослабляет партию. Чрезмерно разросшаяся партия становится плохо управляемой, отдельные её отряды «расползаются» по своим местным и фракционным углам и размножаются уже бесконтрольно. Поэтому возникает необходимость «партийных чисток», в ходе которых из партии «вычищаются», вплоть до уничтожения, наименее управляемые её члены и целые организации.

Некоторые идеологи утверждают, что «революционная мораль» – вольный пересказ основных заповедей Божиих. Булгаков убедительно показывает, что «новая мораль» – не копия этих заповедей, а кощунственная пародия на них. Более того, революционную практику невозможно увязать с революционной теорией, являющейся в лучшем случае утопией. В революционной практике даже самая красивая и логически безупречная революционная теория неизбежно разоблачает свою лживую и бесчеловечную сущность. Поэтому и обернулись «революционные эксперименты» профессора Персикова страшной трагедией для всей страны. Это же можно сказать и о социальных экспериментах большевиков во главе с Лениным. Большевики, отрекшиеся от Бога, в качестве идеала общественной жизни берут «европейскую жизнь по науке» с её обязательными кровавыми революциями, «организованными на строгих научных принципах». Они отрицают не европейское общество как таковое, а «ошибочную систему принципов», избранных буржуазным обществом. Булгаков намекает, что революционная теория большевиков и проводимые на её основе эксперименты – большая ложь. «Из Германии, после запроса через комиссариат просвещения, Персикову прислали три посылки, содержащие в себе зеркала, двояковыпуклые, двояковогнутые и даже какие-то выпукло-вогнутые шлифованные стёкла. Кончилось всё это тем, что Иванов соорудил камеру и в неё действительно уловил красный луч. И надо отдать справедливость, уловил мастерски: луч вышел жирный, сантиметра 4 в поперечнике, острый и сильный». [6:207] Стёкла, присланные из Германии, – теория Маркса, проливающая новый свет на общественные отношения. Большевики как бы надели «новые очки», через которые мир стал виден в «красном спектре» света. Мир предстал окрашенным кровью Авеля, пролитой Каином, а потому и требовал новой крови. Но стёкла в этих «прогрессивных очках» оказались кривыми (выпукло-вогнутыми и т.д.). Поэтому, вооружённые столь революционной теорией, большевики приступили к строительству «королевства кривых зеркал». И в этом королевстве все общественные отношения оказались перевёрнутыми с ног на голову, как это и полагается в царстве сатаны. Так создавались монстры Персикова-Рокка: сначала виртуально, в воображении, а затем сатана эти воображаемые фантомы оживлял. Разумеется, на практике получалось совсем не то, что предполагалось в теории. Теория являлась приманкой сатаны, всё глубже затягивающей в болото его царства, в котором обитали чудища.

Булгаков не случайно поминает недобрым словом «комиссариат просвещения». Этот комиссариат занимается так называемой «просветительской деятельностью», приобщая народные массы к достижениям европейской научной мысли, прежде всего в области социологии. Заодно он «просвечивает», как рентгеном, человеческие умы на предмет выявления инородных социальных элементов с их последующим уничтожением. «Коммунистическое просвещение» – прокрустово ложе, оказавшееся меркой благонадёжности. Человека укладывают на это ложе, и если он оказывается короче, его растягивают до нужного размера, а если длиннее – его «укорачивают», отрубая – нет, не ноги, а голову, в подражание французской гильотине. В данном случае просвещение – не свет разума, а тьма, пришедшая с Запада в виде чёрной тучи, накрывшей всю великую страну, как когда-то накрыла великий город Иерусалим, скрыв свет религиозной истины. Здесь уместно вспомнить слова Гоголя, которые наверняка помнил Булгаков, один из лучших его идейных учеников. «Мы повторяем теперь ещё бессмысленно «просвещение». Даже и не задумывались над тем, откуда пришло это слово и что оно значит. Слова этого нет ни на каком языке, оно только у нас. Просветить не значит научить, или наставить, или образовать, или даже осветить, но всего насквозь высветить человека во всех его силах, а не в одном уме, пронести всю природу его сквозь какой-то очистительный огонь. Слово это взято из нашей Церкви, которая уже почти тысячу лет его произносит, несмотря на все мраки и невежественные тьмы, отовсюду её окружающие». [10,VI:70-71] Коммунистическое просвещение тоже проносит всю природу человека сквозь огонь, но не очистительный, а губительный огонь преисподней. Комитет просвещения импортирует из Европы не только куриные яйца, но и новейшие социальные теории, которые страшнее монстров Персикова-Рокка. Воплощённые в жизнь через смелые социальные эксперименты, эти теории уносят гораздо больше человеческих жизней, чем мифические чудовища.

Жизнь превращается в сплошной кошмар, что нашло отражение и в ежедневных новостях. «Кошмарное убийство на Бронной улице… Кошмарное появление болезни кур… Кошмарное открытие луча жизни профессора Персикова!». [6:213] Булгаков подчёркивает, что открытие Персикова – часть общей кошмарной жизни, имеющее прямую связь и с убийствами, и с болезнью кур. Предстоящие убийства были уже неизбежны, а куриная чума, погубившая всё поголовье кур в советской России, была не случайным несчастьем, а запланированным «мероприятием» сатаны, готовящим почву для революционных экспериментов на селе. Персиков испытал тягостные предчувствия грядущей глобальной катастрофы, но остановиться уже не мог. «Один раз он покинул зоологическое убежище, чтобы в громадном зале Цекубу на Пречистенке сделать доклад о своём луче и о действии его на яйцеклетку. Это был гигантский триумф зоолога-чудака… Его силой вытаскивал на сцену председатель Цекубу, чтобы кланяться. Персиков кланялся раздражённо, руки у него были потные, мокрые… Но уезжая после доклада, спускаясь по малиновому ковру лестницы, он вдруг почувствовал себя нехорошо. На миг заслонило чёрным яркую люстру в вестибюле, и Персикову стало смутно, тошновато… Ему почудилась гарь, показалось, что кровь течёт у него липко и жарко по шее… И дрожащею рукой схватился профессор за перила. – Вам нехорошо, Владимир Ипатьич? – набросились со всех сторон встревоженные голоса. – Нет, нет, – ответил Персиков, оправляясь, – просто я переутомился… да… Позвольте мне стакан воды». [6:233-234] И тут явился Александр Семёнович Рокк. «Там до вас, господин профессор, Рокк пришёл… Они говорять, с казённой бумагой с Кремля. – Рок с бумагой? Редкое сочетание, – вымолвил Персиков и добавил: – Ну-ка, дай-ка его сюда!». [5:234] Рок с бумагой – не причудливая игра слов, а жестокая действительность. Это оказался именно злой рок, который следует отличать от предназначенной судьбы. Судьба даётся человеку и народу Богом, а злой рок – дамоклов меч сатаны, подвешенный над грешниками, и только сатане известно, когда оборвётся нить, на которой висит этот меч. Року вынуждены подчиниться те люди, которые, не веря в Бога, отказались от предначертанной им судьбы. Булгаков считает закономерным, что пришёл злой рок «с бумагой из Кремля», где и обосновались главные ставленники сатаны.

Злой рок, «излучаясь из Кремля», охватил всю Россию, захватив в свой «красный луч» и Александра Семёновича Рокка. «Вплоть до 1917 года он служил в известном концертном ансамбле маэстро Петухова, ежевечерне оглашающем стройными звуками фойе уютного кинематографа «Волшебные грёзы» в городе Екатеринославе. Но великий 1917 год, переломивший карьеру многих людей, и Александра Семёновича повёл по новым путям. Он покинул «Волшебные грёзы» и пыльный звёздный сатин в фойе и бросился в открытое море войны и революции, сменив флейту на губительный маузер. Его долго швыряло по волнам, неоднократно выплёскивая то в Крыму, то в Москве, то в Туркестане, то даже во Владивостоке. Нужна была именно революция, чтобы вполне выявить Александра Семёновича. Выяснилось, что этот человек положительно велик… В 1928 году Рокк прибыл в Москву… Высшая комиссия… оценила его и назначила ему должность спокойную и почётную. Увы! Увы! На горе республике кипучий мозг Александра Семёновича не потух, в Москве Рокк столкнулся с изобретением Персикова, и… родилась у Александра Семёновича идея, как при помощи луча Персикова возродить в течение месяца кур в республике. Рокка выслушали в комиссии животноводства, согласились с ним, и Рокк пришёл с плотной бумагой к чудаку зоологу». [6:246] Рокк ничего не понимал в сельском хозяйстве, однако его кипучая революционная натура принуждала его надеяться не только на восстановление поголовья кур, но и на мировой переворот в животноводстве. Ему страстно хотелось, чтобы весь мир следил за его судьбоносными свершениями, затаив дыхание, как уже следит за работами профессора Персикова.

Профессор Персиков понимал, что предприятие Рокка – авантюра, поскольку открытие «луча жизни» ещё не прошло необходимую опытную проверку. Однако Рокк, как истинный революционер-большевик, долгому ожиданию результатов лабораторных экспериментов предпочитал совмещать эксперимент с практикой, что должно было, по его убеждению, во много раз сэкономить драгоценное время. Персиков не одобрял такой антинаучной поспешности, но вынужден был подчиниться неизбежности. «Воображаю, что он там напечёт из этих яиц… очень возможно, что куры у него вылупятся. Но ведь ни вы, ни я не можем сказать, какие это куры будут… может быть, они ни к чёрту не годные куры? Может быть, они подохнут через два дня? Может быть, их есть нельзя! А разве я поручусь, что они будут стоять на ногах? Может быть, у них кости ломкие?.. Вы можете поручиться, Пётр Степанович, что они дадут поколение? Может быть, этот тип выведет стерильных кур. Догонит их до величины собаки, а потомства от них жди до второго пришествия». [6:243] Персиков называет Рокка прохвостом, но и отдаёт должное его революционной смелости. «Товарищ профессор, – ответил Рокк, – вы меня, честное слово, сбиваете. Я вам говорю, что нам необходимо возобновить у себя куроводство… – я с яйцами ещё ничего не делал!.. Только собираюсь! – Ей-богу, выйдет, – убедительно вдруг и задушевно сказал Рокк, – ваш луч такой знаменитый, что хоть слонов можно вырастать, не только цыплят. – Знаете что, – молвил Персиков, – вы не зоолог? Нет? жаль… из вас вышел бы очень смелый экспериментатор… Да… только вы рискуете… получить неудачу». [6:238] Персиков и не предполагал, чем он вместе с Рокком рискует.

Рокк увёз камеры, так необходимые Персикову для проведения важного эксперимента. Персиков обиделся, как обижается ребёнок, у которого неожиданно отняли любимую игрушку. И, вместо того чтобы проконтролировать опыты, которые проводит теперь уже Рокк, он заявил: «Простите… Я не могу понять… Как же так? Я… без моего согласья, совета… Да ведь он чёрт знает что наделает!!.. Извините, я не могу понять… Я, наконец, категорически протестую. Я не даю своей санкции на опыты с яйцами… Пока я сам не попробую их… Кончилось тем, что багровый Персиков с громом повесил трубку и мимо неё в стену сказал: – Я умываю руки». [6:236] Своим поступком, заключавшимся в преступном бездействии, Персиков повторил поступок Понтия Пилата, о котором написал роман булгаковский Мастер. Булгаков сознательно обращает на это наше внимание. «Пилат говорит им: что же я сделаю Иисусу, называемому Христом? Говорят ему все: да будет распят! Правитель сказал: какое же зло сделал Он? Но они ещё сильнее кричали: да будет распят! Пилат, видя, что ничто не помогает, но смятение увеличивается, взял воды и умыл руки пред народом, и сказал: невиновен я в крови Праведника Сего; смотрите вы. И отвечая весь народ сказал: кровь Его на нас и на детях наших». [25:гл.27,ст.22-25] Булгаков уточняет: Пилат виновен, но прощён Иисусом, простим ему и мы. Перенесение опытов Персикова из лабораторных в полевые условия и под руководством Рокка были одобрены «первосвященниками новой коммунистической веры», но отнюдь не народом. «А вы знаете, Александр Семёнович, – сказала Дуня, улыбаясь, – мужики в Концовке говорили, что вы антихрист. Говорят, ваши яйца дьявольские. Грех машиной выводить. Убить вас хотели. Александр Семёнович вздрогнул и повернулся к жене. Лицо его пожелтело. – Ну что вы скажете? Вот народ! Ну что вы сделаете с таким народом?». [6:247] Мужики были правы. Яйца действительно оказались дьявольскими. Не в том смысле, что из них вылупились «красные дьяволята», а в том, что они породили целую армию воинства сатаны, против которого оказались бессильными кавалерия и пушки. Пилат делит ответственность за убийство Христа с иудейскими первосвященниками. И Персиков делит ответственность за пролитую кровь народа с большевиками, ставящими над народом дьявольский эксперимент. Именно власть большевиков создала те условия, при которых «социальные эксперименты» неизбежно становились антинаучными, поскольку вся экономическая и иная жизнь в России становилась неуправляемой. Никто ни за что не отвечал, и эта путаница приводила к постоянным трагическим последствиям, ответственность за которые возлагалась на «врагов народа», которые на эту роль произвольно назначались. Поэтому и произошла путаница с заказанными за границей яйцами, посланными не по назначению. Можно было, конечно, «назначить виновников трагедии», но отменить трагедию было уже нельзя. Сказывалась большевистская «круговая порука греха».

Израильский народ поверил своим первосвященникам, и верит им до сих пор, хотя прошли тысячелетия. История израильтян ничему не научила. Русский православный народ, наученный горьким историческим опытом, теряет веру в своих «коммунистических первосвященников», что даёт надежду на освобождение не только от власти большевиков, но и от власти сатаны. Мужики начинают понимать, что наказания посланы им за грехи народа. Поэтому и возможно воскресение казалось бы навсегда погубленных душ и восстановление праведности народа. Булгаков прямо об этом не говорит, но предлагает читателям самим сделать этот логический вывод. Русская природа поборола монстров, созданных Персиковым вместе с большевиками. Булгаков верит, что православная природа русского человека поборет те страшилища, которые временно поработили Россию в наказание за грехи народа. И это будет великим уроком миру, отвернувшемуся от Бога.

Большевики строили «новую Россию» на основании теории эволюции природы и общества. Булгаков мог только предвидеть, что их эксперимент должен закончиться неудачей. В наше время крушение власти большевиков – свершившийся факт. Это доказывает ошибочность теории общественного развития в её марксистском или ленинском варианте. Но это же по крайней мере вносит существенные сомнения в истинности более общей теории эволюции не только общества, но и природы, включая и теорию происхождения человека от обезьяны. Чудовища Персикова-Рокка созданы, хотя и на природном материале, не природой и тем более не Богом, а людьми, наученными сатаной. Этот случай, будто бы придуманный Булгаковым, на самом деле воспроизводит одну из наиболее таинственных страниц так называемой «эволюции природы», а заодно и объясняет одно из наиболее загадочных фрагментов Священного Писания. «И увидел Господь, что велико развращение человеков на земле, и что все мысли и помышления сердца их были зло во всякое время… И сказал Господь: истреблю с лица земли человеков, которых Я сотворил, от человека до скотов, и гадов и птиц небесных истреблю; ибо Я раскаялся, что создал их… Но земля растлилась пред лицем Божиим, и наполнилась земля злодеяниями. И воззрел Бог на землю, и вот, она растленна: ибо всякая плоть извратила путь свой на земле. И сказал Бог Ною: конец всякой плоти пришёл пред лице Моё; ибо земля наполнилась от них злодеяниями. И вот, Я истреблю их с земли». [26:гл.6,ст.5,7,11-13] Речь здесь идёт не об истреблении человечества и всего животного мира, а о спасении их от неминуемой гибели в грехах и пороках. Поэтому были спасены Ной и его семья, а также были сохранены «всякой твари по паре», которые, размножившись после всемирного потопа, вновь заселили землю. Ной был праведником, но и взятые им в ковчег твари не извратили путь свой на земле, иначе они бы не удостоились спасения и сохранения. Но каким образом земля растлилась пред лицем Господа, и как могли растлиться сотворённые Богом животные, кроме немногих? Как это ни странно, через опыты профессора Персикова Булгаков проливает некоторый свет на этот вопрос.

Бог создал земной мир гармоничным, в котором все виды живых существ не только мирно сосуществовали, но и дополняли друг друга. «И увидел Бог всё, что Он создал, и вот, хорошо весьма». [26:гл.1,ст.31] Так было до тех пор, пока не появились динозавры и другие монстры, истребившие всё, что мешало им в борьбе за жизненное пространство. В природе произошла «революция», заключающаяся в том, что закон сосуществования и взаимодополнительности сменился законом всеобщей борьбы всех против всех. Бог этих монстров не создавал, как не создавал чудовищ Персикова-Рокка. Их создала большая ложь сатаны, который вознамерился «пересотворить мир». Изгнанный из рая, человек всегда мечтал о возвращении в Эдем. Сатана воспользовался тоской человека по утерянному раю и предложил себя в качестве проводника в «землю обетованную. Человек пошёл за сатаной, и не только пошёл, но и повёл с собой животных, которые, усвоив наказ Бога, доверяли человеку. Сатана привёл человека в привлекательные места Африки, приятные для глаза и с мягким климатом. Но места эти оказались гиблыми, подверженными непрерывному радиоактивному облучению, поскольку недра земли содержали богатейшие залежи радиоактивных элементов. В результате полученной сильной дозы этого «сатанинского излучения» произошёл сбой в генетическом коде человека и приведённых им животных. Человек превратился в обезьяноподобное существо, а многие животные либо вымерли, либо стали настоящими монстрами, истребляющими вокруг себя всё живое, включая и самого человека. Тем самым сатана добился того, что человек утратил власть над животным миром, и эта власть перешла к сатане. Это и означало, что земля растлилась пред лицем Бога и всякая плоть извратила путь свой на земле. Всё это вместе взятое и вызвало необходимость всемирного потопа, восстановившего прежний облик земли. Праведность же Ноя заключалась в том, что он не позволил своей семье уйти за сатаной и тем самым погубить себя. В ковчег Ной взял только неповреждённых животных, поэтому динозавры и другие монстры там не могли оказаться и погибли. Не было в ковчеге и обезьян, которые появились значительно позднее, когда потомки Хама ушли в Африку и там вновь попали под радиоактивное облучение. Не все потомки Хама стали обезьянами, но все обезьяны являются его потомками.

Таким образом, опираясь на идеи Булгакова, которые он не столько высказал, сколько выразил в образах, можно сделать вывод, что «великая ложь сатаны подобна радиоактивному излучению. Радиоактивное облучение разрушает тело, даже если оставляет человека живым. Сатанинское излучение лжи (в том числе и лжи «научной») разрушает душу, подобно раковой опухоли, убивающей живые клетки организма, телесного и духовного. Сатана не мог быть атеистом. Тем не менее атеизм – большая ложь сатаны. Атеист не обязательно лжец, поскольку верит в то, что говорит. Поэтому его можно назвать не лжецом, а заблуждающимся. Вместе с тем устами атеиста говорит сатана – отец лжи. Поэтому Воланду нравятся московские атеисты, о чём он даёт понять Берлиозу. Булгаков, как и многие большие русские писатели, призывает жить не по лжи, подразумевая, что жить не по лжи – значит жить с Богом. Булгаков особенно подчёркивает, что при безбожном коммунистическом режиме жить не по лжи невозможно, поскольку невозможно жить не по лжи в царстве сатаны. Исходя из этого следует полагать, что грешники, живущие по лжи не в силу своей внутренней испорченности, а в силу неспособности противостоять принуждению, могут быть в будущем прощены и спасены. Залогом этого являются сохранившиеся на Руси монастыри и церкви, в которых священники и верующие молятся о спасении всего русского народа.

Булгакову приписывают безверие, как когда-то безверие приписывали Пушкину. На эту сатанинскую ложь очень удачно ответил Гоголь: «Берегитесь и в своих сужденьях своих обо всём! Не будьте похожи на тех святошей, которые желали бы разом уничтожить всё, что ни есть на земле, видя во всём одно бесовское. Их удел – впадать в самые грубые ошибки. Нечто подобное случилось недавно в литературе. Некоторые стали печатно объявлять, что Пушкин был деист, а не христианин… Я не могу даже понять, как могло придти в ум критику печатно, в виду всех, возводить на Пушкина такое обвиненье, что сочинения его служат к развращению света… Публично выставлять нехристианином человека и даже противником Христа, основываясь на некоторых несовершенствах его души и на том, что он увлекался светом так же, как и всяк из нас увлекался, – разве это христианское дело? Да и кто же из нас тогда христианин?». [10,VI:60-61] Эти справедливые слова можно было бы сказать и о Булгакове. Сам Булгаков считал себя большим грешником, но христианином, и надеялся, что Бог простит его прегрешения, как простит и грехи русского народа, восстановив его праведность. И всю свою жизнь Булгаков добросовестно и жертвенно выполнял ту миссию, которую, как он считал, на него возложил Бог. Это видно из содержания его основных произведений и из того упорства, с которым он пытался донести свои замыслы до общества. Уже это говорит о его великой вере. Разоблачение сатанинской сущности опытов Персикова, а также социальных опытов большевиков является одним из ключевых моментов в замыслах великого писателя.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20



Похожие:

Опыт реставрации подлинного мировоззрения михаила булгакова предисловие iconКрестные муки Михаила Булгакова c пророческим романом Ф. М. Достоевского «Идиот» перекликается роман-предупреждение М. А. Булгакова «Мастер и Маргарита»
Булгаков, в традициях Пушкина, Гоголя и Достоевского, не критикует политический строй страны, а показывает, что формы правления в...
Опыт реставрации подлинного мировоззрения михаила булгакова предисловие iconЯвные и скрытые киевские реминисценции в «московском» творчестве михаила булгакова

Опыт реставрации подлинного мировоззрения михаила булгакова предисловие iconНиколай Богданов «пятое измерение» михаила булгакова
Нет, – ответила Маргарита, – более всего меня поражает, где все это помещается. Коровьев сладко ухмыльнулся…
Опыт реставрации подлинного мировоззрения михаила булгакова предисловие iconКрестные муки михаила булгакова
России. К сожалению, этому мало кто верит, поскольку Булгаков не заклеймил сатанизм и не призывал к свержению большевистского режима....
Опыт реставрации подлинного мировоззрения михаила булгакова предисловие iconУдивительный пациент
Это был удивительный больной. У него была своеобразная "мания величия" он воображал себя профессором Преображенским из известного...
Опыт реставрации подлинного мировоззрения михаила булгакова предисловие iconТеория и история культуры” Центр гуманитарных научно-информационных исследований
Наследие Михаила Булгакова в современных толкованиях: Сб науч тр. / Ран инион. Центр гуманит науч информ исслед. Отд культурологии;...
Опыт реставрации подлинного мировоззрения михаила булгакова предисловие icon"Основы искуственного интеллекта" статья Михаила Елфимова по мотивам монографии А. М. Казанцева "Опыт и концепции компьютерного использования нормализованного естественного языка соан", нгту, Новосибирск 2003г., 316 стр
Основы искуственного интеллекта" статья Михаила Елфимова по мотивам монографии А. М. Казанцева "Опыт и концепции компьютерного использования...
Опыт реставрации подлинного мировоззрения михаила булгакова предисловие iconСветлана Россинская Михаил Булгаков и Елена Шиловская: Шаг в вечность (начало)
Михаил Булгаков и Елена Шиловская: Шаг в вечность, так будет называться литературный вечер календарь, который состоится 10 мая 2011...
Опыт реставрации подлинного мировоззрения михаила булгакова предисловие iconПроектно-исследовательская работа Тема: Значение имен в романе М. А. Булгакова «Мастер и Маргарита»
Роман «Мастер и Маргарита» главный в творчестве Булгакова. Он писал его с 28-40 год, до самой смерти и сделал 8 редакций. Это «закатный»...
Опыт реставрации подлинного мировоззрения михаила булгакова предисловие iconВ. Л. Степанов предисловие
Современные пропагандисты монархических взглядов случайно, или намеренно, игнорируют опыт прошлого. Это приводит к возрождению старых...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов