Опыт реставрации подлинного мировоззрения михаила булгакова предисловие icon

Опыт реставрации подлинного мировоззрения михаила булгакова предисловие



НазваниеОпыт реставрации подлинного мировоззрения михаила булгакова предисловие
страница7/20
Дата конвертации24.10.2012
Размер4.06 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   20

^ 2.4. Жизнь земная и потусторонняя

Принято считать, что Булгаков никак не выразил своего отношения к теории эволюции. Но это не совсем так. Теория эволюции не может быть истинной уже постольку, поскольку она отрицает загробную жизнь, а Булгаков в загробную жизнь верил, что видно и по его отдельным высказываниям, и, что более важно, по его произведениям. Ошибочно думать, будто его произведения – чистейшая фантазия, созданная на потеху читателей. О потусторонней жизни Булгаков писал совершенно серьёзно. Но это значит, что Булгаков не мог не считать теорию эволюции ложной. У него просто не было повода прямо высказываться об этом, поскольку эта тема далеко выходила за рамки его конкретных исследований, которые многие критики принимают за причудливую игру воображения. Вместе с тем во многих его произведениях земная жизнь тесно переплетается с жизнью потусторонней. Особенно это проявилось в его ключевом романе «Мастер и Маргарита».

В самом начале романа Берлиоз становится свидетелем материализации одного из демонов сатаны. «И тут знойный воздух сгустился перед ним, и соткался из этого воздуха прозрачный гражданин престранного вида. На маленькой головке жокейский картузик, клетчатый кургузый воздушный же пиджачок… Гражданин ростом в сажень, но в плечах узок, худ неимоверно, и физиономия, прошу заметить, глумливая. Жизнь Берлиоза складывалась так, что к необыкновенным явлениям он не привык. Ещё более побледнев, он вытаращил глаза и в смятении подумал: «Этого не может быть!..» Но это, увы, было, и длинный, сквозь которого видно, гражданин, не касаясь земли, качался перед ним и влево и вправо. Тут ужас до того овладел Берлиозом, что он закрыл глаза. А когда он их открыл, увидел, что всё кончилось, клетчатый исчез, а заодно и тупая игла выскочила из сердца. – Фу ты чёрт! – воскликнул редактор, – ты знаешь, Иван, у меня сейчас едва удар от жары не сделался! Даже что-то вроде галлюцинации было, – он попытался усмехнуться, но в глазах его ещё прыгала тревога, и руки дрожали». [7:4-5] Материализация духов – таинство, которое не должен видеть ни один человек. Берлиозу пришлось это увидеть только потому, что этот демон, воплотившийся в глумливую личность, пришёл по его душу, ибо «настало время платить по счетам». К Ивану Бездомному это не относилось, поэтому он ничего не увидел. Несуразный вид посланника сатаны говорит о том, что жизнь атеиста Берлиоза была непрерывным глумлением над святынями, а действие, как известно, равно противодействию, поэтому ему и послан глумливый проводник в мир иной. «»Тут у самого выхода на Бронную со скамейки навстречу редактору поднялся в точности тот самый гражданин, что тогда при свете солнца вылепился из жирного зноя.
Только сейчас он был уже не воздушный, а обыкновенный, плотский, и в начинающихся сумерках Берлиоз отчётливо разглядел, что усишки у него, как куриные перья, глазки маленькие, иронические и полупьяные, а брючки клетчатые, подтянутые настолько, что видны грязные белые носки. Михаил Александрович так и попятился, но утешил себя тем соображением, что это глупое совпадение и что вообще сейчас об этом некогда размышлять. – Турникет ищете, гражданин? – треснувшим тенором осведомился клетчатый тип, – сюда пожалуйте! Прямо, и выйдете куда надо». [6:43] Куда надо, т.е. прямо под трамвай.

Воланд материализовался таким же образом, как и его клетчатый сотрудник, но предстал перед Берлиозом и Иваном Бездомным уже в воплощённом виде, пожелав принять участие в их «учёной беседе» об Иисусе Христе. Сатану интересовала полемика об Иисусе Христе как исторической личности, развернувшаяся среди московских образованных атеистов или же, более широко – среди новой русской интеллигенции. «И всё же полемика Берлиоза и Бездомного – отражение той полемики в рамках советского атеизма, которая прошла через всю его историю. Одни богоборцы удовлетворялись тем, что низводили Христа с Неба на землю и говорили о Нём, как об обычном человеке. Другим хотелось смести Христа даже с лица земли и вычеркнуть Его вообще из истории. Они видели в Иисусе лишь литературно-мифологический персонаж и отрицали какую бы то ни было его историчность… И оказалось, что взгляд сатаны на Христа вполне совпадает со взглядом на него атеистической государственной пропаганды. Так как же тогда назвать эту пропаганду? Научной или?.. Оказывается, в интересах сатаны видеть во Христе идеалиста-неудачника. А значит, чисто «научного» атеизма нет. Атеизм – это просто хорошо замаскированный (или забывший о своём истоке) сатанизм». [12:32,43] Воланд Берлиозу понравился и в то же время внушил смутные и необъяснимые предчувствия надвигающейся опасности, исходящей неизвестно откуда. «Наступило молчание, и Берлиоз побледнел. – Вы… вы сколько времени в Москве? – дрогнувшим голосом спросил он. – А я только что сию минуту приехал в Москву, – растерянно ответил профессор…». [7:40] Сию минуту можно материализоваться, но приехать в конкретное место невозможно, на это нужно время.

Булгаков показывает и то, где находится потусторонний мир, являющийся как бы «изнанкой обычного мира». «Тут стали подниматься по каким-то широким ступеням, и Маргарите стало казаться, что конца им не будет. Её поражало, как в передней обыкновенной московской квартиры может поместиться эта необыкновенная невидимая, но хорошо ощущаемая бесконечная лестница. Но тут подъём кончился, и Маргарита поняла, что стоит на площадке… «Удивительно странный вечер, – подумала Маргарита, – я всего ожидала, но только не этого!.. Но самое поразительное – размеры этого помещения. Каким образом всё это может втиснуться в московскую квартиру? Просто-напросто никак не может». Как ни мало давала свету коровьевская лампадка, Маргарита поняла, что она находится в совершенно необъятном зале, да ещё с колоннадой, тёмной и по первому впечатлению бесконечной… – Нет, – ответила Маргарита, – более всего меня поражает, где всё это помещается… – Самое несложное из всего! – ответил он. – Тем, кто хорошо знаком с пятым измерением, ничего не стоит раздвинуть помещение до желательных пределов… до чёрт знает каких пределов!». [7:249-250] Булгаков прямо говорит о том, что потусторонний мир находится не где-нибудь за тридевять земель, а рядом с нами, но в пятом измерении, куда обычный человек войти не может без проводника, обитающего в потустороннем мире.

Не случайно сатану иногда называют «обезьяной Бога». Обезьяна пытается подражать действиям человека, но оказывается лишь живой карикатурой на него. Так и сатана стремится подражать действиям Бога, но копирует формы, вкладывая в них новое содержание, а фактически придавая им противоположное содержание и смысл. Обезьяна не понимает свои действия, сатана осознанно строит систему своего поведения на двух факторах: логика и ложь. На основе ложных постулатов он строит безупречные логические схемы, подкупающие своей «строгой научностью». С помощью совращённого человечества сатане удалось создать своё царство на земле, свой мир, противоположный миру, созданному Богом. В мире сатаны, как показывает Булгаков, действуют логически безупречные юридические законы, но не действуют законы Бога. Поэтому в мире торжествует беззаконие, с которым не в силах справиться никакие «совершенные» юридические нормы, как это, например, происходило в большевистской России. Впрочем, в царстве сатаны и юридические нормы не могли быть совершенными, как и любые другие общественные отношения.

Мир Бога не ограничивается земным миром, но включает в себя и мир потусторонний, а именно Небесный, в котором наряду с ангелами обитают и праведники, покинувшие земной мир. Аналогично этому и в мир сатаны наряду с земным миром включён и мир потусторонний, в котором обитают демоны, или падшие ангелы, а также грешники, душами которых завладел сатана. Грешники попадают в потусторонний мир сатаны после своей физической смерти. Бог может взять в Царство Небесное и живого человека, как это произошло с пророком Илией, взятым в огненной колеснице на небо. В «Мастере и Маргарите» Воланд как будто тоже берёт с собой в потусторонний мир живых людей. Так, на ежегодный бал сатаны была приглашена Маргарита (в качестве хозяйки бала). Появился на балу и барон Майгель, понадобившийся Воланду в качестве имитации «жертвенного агнца». Не случайно Воланд, разыгрывая фарс жертвоприношения, разговаривает с якобы живым бароном Майгелем так же, как и с отрезанной головой Берлиоза. Но до какой степени в этот момент Маргарита и Майгель были живыми? При ответе на этот вопрос следует учитывать, что сатана – не Бог, и брать с собой в потусторонний мир живых людей не может. В этом смысле он вовсе не всесилен. Но он может брать с собой души живых людей, а затем, если захочет, возвращать их обратно. Поэтому не лишено основания предположение, что на балу были души Маргариты и Майгеля, в то время как их тела находились в другом месте. Разумеется, души были живые, поскольку после смерти физического тела жизнь не прекращается, что подтверждает и Воланд, обращаясь к отрезанной голове Берлиоза. «Михаил Александрович, – негромко обратился Воланд к голове, и тогда веки убитого приподнялись, и на мёртвом лице Маргарита, содрогнувшись, увидела живые, полные мысли и страдания глаза. – Всё сбылось, не правда ли, – продолжал Воланд, глядя в глаза головы, – голова отрезана женщиной, заседание не состоялось, и живу я в вашей квартире. Это – факт. А факт – самая упрямая вещь в мире. Но теперь нас интересует дальнейшее, а не этот уже совершившийся факт. Вы всегда были горячим проповедником той теории, что по отрезании головы жизнь в человеке прекращается, он превращается в золу и уходит в небытие. Мне приятно сообщить вам, в присутствии моих гостей, хотя они и служат доказательством совсем другой теории, о том, что ваша теория и солидна и остроумна. Впрочем, ведь все теории стоят одна другой. Есть среди них и такая, согласно которой каждому будет дано по его вере. Да сбудется же это! Вы уходите в небытие, а мне радостно будет из чаши, в которую вы превращаетесь, выпить за бытие». [7:274]

Для Воланда истина относительна, потому что представляется частным случаем большой лжи. Поэтому все теории стоят одна другой. Относительно и пребывание в земном или потустороннем мире. Гости на балу у сатаны выходят в бальный зал прямо из огня адской печи, где они испытывают вечные муки, за которые сатана «вознаграждает» их ежегодным балом полнолуния. Но и на земле люди живут в муках, сравнимых с адскими, время от времени прерываемых праздниками. Эти праздники – от сатаны, который пытается заглушить в них муки совести. Гости Воланда по окончании бала превращаются в прах, но и земная жизнь – ничто иное как прах, который по недоразумению называется жизнью. Воланд продемонстрировал это на сеансе в театре Варьете, где зрители невольно оказались гостями сатаны. Гостям ассистенты Воланда преподнесли щедрые подарки: «А Фагот, спровадив пострадавшего конферансье, объявил публике так: – Таперича… давайте откроем дамский магазин! И тотчас пол сцены покрылся персидскими коврами, возникли громадные зеркала, с боков освещённые зеленоватыми трубками, а меж зеркал витрины, и в них зрители в весёлом ошеломлении увидели разных цветов и фасонов парижские женские платья. Это в одних витринах, а в других появились сотни дамских шляп… сотни же туфель… Между туфель появились футляры, и в них заиграли светом блестящие грани хрустальных флаконов…Фагот, сладко улыбаясь, объявил, что фирма совершенно бесплатно производит обмен старых дамских платьев и обуви на парижские модели и парижскую же обувь. То же самое он добавил относительно сумочек, духов и прочего». [7:124-125] К этому добавились деньги, слетевшие к зрителям с потолка. Разумеется, после сеанса всё это исчезло, так что некоторые наиболее «удачливые» зрители ушли домой, в чём мать родила. Казалось бы, сатана зло и жестоко подшутил над ними. Но Воланд хотел не этого, а напоминания грешным людям о бренности земной жизни, ибо, возвращаясь из временной земной жизни в жизнь вечную, ни деньги, ни красивую одежду с собой не возьмёшь, как это и произошло на сеансе в театре. Всё есть прах, одна душа грешника в прах не обращается и продолжает свою жизнь в огне адского пламени, оставаясь во власти сатаны. Воланд желает сообщить зрителям, или гостям, что все земные блага – награда сатаны, который все эти благо волен взять по своему усмотрению. Это создаёт иллюзию вечной власти сатаны над душами грешников. На примере Фриды, наказанной за убийство собственного ребёнка, Булгаков показывает, что власть сатаны не является вечной. Воланд вынужден был исполнить желание Маргариты о помиловании Фриды, хотя как будто бы и не одобрял её просьбу. Интересно, что и священник Андрей Кураев разделяет это неодобрение. «Хорошо ли, что Фрида получает возможность забыть свой страшный грех (убийство ребёнка)? Разве она действительно изменилась? Где следы её раскаяния? Она ненавидит свою тюрьму, а не своё преступление. Вспомним, как Коровьев представляет её: «А вот это – скучная женщина, обожает балы, всё мечтает пожаловаться на свой платок». Глаза у Фриды «беспокойные, назойливые, мрачные». Ещё один её портрет – «одно совершенно пьяное женское лицо с бессмысленными, но и в бессмысленности умоляющими глазами». «Я счастлива, королева-хозяйка, быть приглашённой на великий бал полнолуния. – А я, – ответила ей Маргарита, – рада вас видеть. Очень рада. Любите ли вы шампанское? – Я люблю. – Так вы напейтесь сегодня пьяной, Фрида, и ни о чём не думайте». До чего же пошлый разговор. И мерзкий ответ той, которая носит имя Маргариты… Плюнуть на свой грех и забыть, а совесть затопить шампанским – вот уровень нравственного мышления той ведьмы, в которой некоторые литературоведы видят чуть ли не воплощение «русской души». [12:96-97] На самом деле уровень нравственного мышления Маргариты проявился не в её ничего не значащих словах, а в её последующем нравственном поступке. Не заметить этого мог только очень предвзятый критик.

Но зачем же требовать вечного наказания за единственное, хотя и тяжкое, преступление? Вряд ли это совместимо с христианским подходом. Думается, что прав не Кураев, а Булгаков, показавший, что наказание не приводит к раскаянию, но, наоборот, порождает ожесточение и лишь усугубляет порок. Не осудил Иисус Христос женщину, взятую в прелюбодеянии, а простил, и тем склонил к праведной жизни. Преступление Фриды неизмеримо тяжелее, однако нет такого преступления, которое нельзя было бы простить. Образ Фриды столь же важен, как и образ прелюбодейки, прощённой Христом. Фрида вовсе не является закоренелой преступницей, какой её понимает Кураев. Своё преступление она совершила от отчаяния, в состоянии аффекта, будучи уверена, что ребёнок всё равно умрёт голодной смертью, поскольку кормить его нечем. Маргарита оправдала Фриду, но и Христос пришёл на землю, чтобы оправдать грешников, ибо не ведают, что творят. Маргарита проявила сожаление и милосердие. Кураев не верит её чувствам, но верит её словам, сказанным Воланду. «Я о милосердии говорю, – объяснил свои слова Воланд, не спуская с Маргариты огненного глаза… Вы, судя по всему, человек исключительной доброты? Высокоморальный человек? – Нет, с силой ответила Маргарита, – я знаю, что с вами можно разговаривать только откровенно, и откровенно вам скажу: я легкомысленный человек. Я попросила вас за Фриду только потому, что имела неосторожность подать твёрдую надежду. Она ждёт, мессир, она верит в мою мощь. И если она останется обманутой, я попаду в ужасное положение. Я не буду иметь покоя всю жизнь. Ничего не поделаешь! Так уж вышло. – А, – сказал Воланд, – это понятно». Как видим, свой внутренний комфорт Маргарита ценит выше встречи с Мастером. Воланд предупредил, что исполнит лишь одну её просьбу. Маргарита имеет все основания подозревать, что Мастер в тюрьме. Но просит она не за него. За себя. За свой покой. Так что Маргарита успешно прошла испытание Воланда. Вот если бы она бросилась сразу просить за Мастера, жертвуя собой, вот тогда она явила бы чуждость своего духа духу Воланда. А так – они оказались одного поля ягодами». [12:104] Что Маргарита просит за себя, за свой покой – неправда. О каком душевном покое, внутреннем комфорте может идти речь, если она, облегчая участь Фриды, губит себя и уже решает утопиться. Но она не может перешагнуть через судьбу преступницы Фриды, неожиданно оказавшуюся в её руках. Кроме того, Маргарита слишком строго себя судит. На самом деле именно милосердие постучало в её сердце и заставило совершить не просто высоконравственный, но по-настоящему героический поступок. Неправда, что Фрида ненавидит свою тюрьму, а не своё преступление. Её мучит платок как орудие преступления, потому что в ней живы материнские чувства. Неправда и то, будто она любит балы. Она ищет здесь возможность забыться, а также вымолить прощения, хотя бы даже у сатаны, потому что больше обратиться не к кому, тем более что Воланд внушил ей, что Бог её отверг раз и навсегда и обращаться к Нему бесполезно. Для Маргариты, да и для внимательного читателя внутренний облик Фриды проявляется именно в её вечно умоляющих глазах. Кураев утверждает, что об уровне нравственного мышления Маргариты говорит её предложение Фриде напиться пьяной и найти в этом забытье. Кураев называет их диалог «пошлым разговором и мерзким ответом». Однако судить нужно не по словам, сказанным в соответствии с обстоятельствами, а по делам. Поступила же Маргарита по отношению к Фриде именно по-христиански, и Воланду пришлось с этим смириться.

На балу у сатаны присутствовали и знаменитейшие европейские музыканты, оркестром которых дирижировал Иоганн Штраус. Все они давно покинули земной мир, а их живые души оказались во власти сатаны, как это и положено грешникам. И дело здесь не в личности Штрауса, а в том, что вся европейская культура, за исключением немногих её фрагментов, является антихристианской и потому порочной. Булгаков не мог говорить об этом прямым текстом, поскольку это не понравилось бы ни большевистским властям, ни друзьям писателя из среды интеллигенции, являющимся приверженцами именно европейской культуры. Но уже намёк на антихристианскую культуру Европы ставит Булгакова в один ряд с Пушкиным, Гоголем, Достоевским и другими виднейшими представителями русской православной культуры. Ещё до бала Маргариту приветствовал лягушачий оркестр. Поскольку лягушки – обитатели болот, в которых прячется и нечистая сила, можно предположить, что в артистических лягушек вселились сатанинские бесы, которые и приветствовали будущую королеву бала. Не обошлось на балу у сатаны и без экзотики. «На эстраде за тюльпанами, где играл оркестр короля вальсов, теперь бесновался обезьяний джаз. Громадная, в лохматых бакенбардах горилла с трубой в руке, тяжело приплясывая, дирижировала. В один ряд сидели орангутанги, дули в блестящие трубы. На плечах у них верхом поместились весёлые шимпанзе с гармониями. Два гамадрила в гривах, похожих на львиные, играли на роялях, и этих роялей не было слышно в громе, и писке, и буханьях саксофонов, скрипок и барабанов в лапах гиббонов, мандрилов и мартышек». [7:271-272] Никому ещё не удавалось создать полноценный оркестр музыкальных инструментов, исполнители в котором – исключительно человекообразные обезьяны. Сатана же такой оркестр сформировал, поскольку это в его силах. Это объяснимо, если иметь в виду, что обезьяны – не предки, а потомки человека, а более точно – потомки согрешившего Хама. Это – та ветвь «колена хамова», которая пошла за сатаной в предполагаемую «землю обетованную», в результате чего «нашла своё счастье» в звероподобном облике обезьяны, живущей на природе и не знающей сложных человеческих забот. И за это своё «счастье» бывшие люди заплатили утратой не только человеческого облика, но и души, которую взял у них сатана. Таким образом, человекообразные обезьяны – бывшие люди, утратившие душу, которую сатана держит в потустороннем мире. Обезьяньи оркестранты на балу у сатаны – те самые души, получившие свои обезьяньи тела «во временное пользование». Они не подражают людям, а реализуют свои творческие способности, чего обезьяны, лишённые души, не могли делать при жизни. Они не могут играть в симфоническом оркестре, поскольку их чувства не оформлены разумом, данным человеку, но их джаз, в котором они выражают стихийность первобытных инстинктов, бесподобен. Более того, Булгаков показывает, что именно люди подражают обезьянам, создавая псевдокультуру двадцатого столетия. И проявляется это не в последнюю очередь именно в джазе, один из которых заиграл в «Доме Грибоедова» ровно в полночь, и играл в том же стиле, что и обезьяний оркестр на балу у сатаны. «И ровно в полночь… что-то грохнуло, зазвенело, посыпалось, запрыгало. И тотчас тоненький мужской голос отчаянно закричал под музыку: «Аллилуйя!!» Это ударил знаменитый грибоедовский джаз. Покрытые испариной лица как будто засветились, показалось, что ожили на потолке нарисованные лошади, в лампах как будто прибавили свету, и вдруг, как бы сорвавшись с цепи, заплясали оба зала, а за ними заплясала и веранда… Тонкий голос уже не пел, а завывал: «Аллилуйя!» Грохот золотых тарелок в джазе иногда покрывал грохот посуды, которую судомойки по наклонной плоскости спускали в кухню. Словом, ад». [7:57-58] Ад – это обычное состояние царства сатаны на земле и в потустороннем мире. Человек, покидая земной мир, идёт либо к Богу, либо в сатанинскую преисподнюю. Большинство людей – грешники, поскольку трудно, живя в аду, оставаться праведником. Грешники остаются в царстве сатаны и после своей физической смерти. Их души довольствуются тем, что им назначает сатана: либо муки в геенне огненной, либо небытие, как Берлиозу, «предоставившему» Воланду свою квартиру, либо вечный покой, заслуженный Мастером и Маргаритой. Воланд пытается внушить людям, что его власть над душами грешников, т.е. большинства людей, – не временная, а вечная. Но если это так, то Бог в поединке с сатаной потерпел поражение, что невозможно. Истина же заключатся в том, что вечное – разновидность временного, или высшая форма временного.

Вечность – от слова век. Имеется в виду век царства сатаны, который скоро завершится, ибо придёт Спаситель и установит Царство Божие на земле. «И увидел я новое небо и новую землю; ибо прежнее небо и прежняя земля миновали,… И услышал я громкий голом с неба, говорящий: се, скиния Бога с человеками, и Он будет обитать с ними; они будут его народом, и Сам Бог с ними будет Богом их; И отрёт Бог всякую слезу с очей их, и смерти не будет уже; ни плача, ни вопля, ни болезни уже не будет; ибо прежнее прошло». [22:гл.21,ст.3—4] Не только смерти не будет, но и времени уже не будет, ни дней, ни годов, ни вечности. Будет бесконечная и безмерная жизнь с Богом. Поэтому нет ничего страшного в том, что Мастер и Маргарита обрели вечный покой за пределами земного бытия. «А вам скажу, – улыбнувшись, обратился он к мастеру, – что ваш роман вам принесёт ещё сюрпризы. – Это очень грустно, – ответил мастер. – Нет, нет, это не грустно, – сказал Воланд, – ничего страшного уже не будет». [12:294]

Кураев неправомерно утверждает, что Маргарита и Мастер – такие же сотрудники Воланда, как и окружающие его демоны, и поэтому именно Воланд «дарит им покой в вечном доме», что означает – могильный покой. «О судьбе Мастера сказано красиво: «Он не заслужил света, он заслужил покой». И несколькими поколениями советских интеллигентов эти слова переживались как символ их скудных эсхатологических надежд. «Счастливый финал…» Почему все так рады за Мастера, что завидуют его «синице в руке», совсем и не задумываясь о его утрате – о «журавле в небе», о Свете? Ведь в русской литературной традиции свет и покой едины… Неужели непонятно, что покой, оторванный от света, – это тёмный покой, могильный мрак? Так в чём же грех Мастера? Почему он не заслужил света? В чьих глазах он «согрешил»? От кого он принимает свою полу-награду, полу-наказание? Ясно, что его грех связан с его романом. Но что же было грехом – написание романа в синергии с Воландом или его сожжение? Приговор Мастеру выносит Иешуа (второстепенный персонаж его романа о Пилате). Персонаж судит своего автора. Но автор не один: есть соавтор – Воланд. Иешуа – создание не только Мастера, но и Воланда. Поэтому Воланда он просит о покое для Мастера. Для Воланда эта просьба призрака, вызванного им же самим к жизни, досадна и нелепа. И без неё Воланд уже решил, что делать с Мастером, а заодно и с Маргаритой. Тогда понятно, что грехом (с точки зрения Воланда и Иешуа, а отнюдь не моей) оказывается именно сожжение романа… Мастер должен был впустить евангелие от Воланда в мир, но – испугался». [12:113-114] На самом деле совсем не очевидно, что грех Мастера связан с его романом. Подобная трактовка замысла Булгакова – выдумка критика, не опирающаяся на факты. Роман не мог быть напечатан не потому, что этого испугался Мастер, но потому, что его не могла пропустить советская цензура. Кураев это знает, но по каким-то причинам игнорирует. Более того, Мастер не имеет никакого отношения к «евангелию от Воланда». Роман Мастера и рассказ Воланда – совершенно разные вещи, связанные только общей темой, но вовсе не трактовкой событий. Следует заметить, что Мастер нигде и никому не рассказывал содержание своего романа, но только сообщил, что роман этот о Понтии Пилате. Воланд рассказал своё евангелие Берлиозу и Ивану Бездомному, но ниоткуда не следует, что его трактовка евангельских событий совпадает с той, которая дана Мастером. Подлинный, а не выдуманный грех Мастера, как и Маргариты, заключается в том, что они вынуждены были обратиться за помощью к сатане. Грех смягчается тем, что сам сатана подстроил это, потому что только Маргарита могла быть хозяйкой предстоящего бала. К роману Мастера это не имеет почти никакого отношения. Встреча Мастера и Маргариты, возможно, была подстроена Воландом, но лишь потому, что только Мастер мог быть для Маргариты идеалом мужчины. Роман Мастера имеет отношение для характеристики его внутреннего мира, что важно для Маргариты, но не для Воланда, для которого всё это только любопытно.

Казалось бы, Маргарита и Мастер попали в лапы к сатане и потому только сатана мог распоряжаться их посмертной судьбой. На самом деле душа Маргариты, а через неё и Мастера постоянно находилась под защитой Бога. Кроме того, а может быть, и поэтому, власть Маргариты над Воландом была даже большей, чем власть Воланда над ней. Сатана поставил её перед необходимостью предъявить к выполнению одной, и только одной просьбы. На самом деле Воланд выполнил не одну, а несколько просьб Маргариты, или, как он выразился, «требований», ибо чувствовал власть Маргариты над собой: ограниченную личными просьбами, но всё-таки власть. Это и значит, что Мастер и Маргарита попали не в лапы сатаны, а в гости, оставшись такими, какими были и до этого, более всего похожими на «милосердных самарян». Воланд так и не приобрёл никакой власти над ними, ограничившись отношениями вынужденного взаимоуважительного и, к тому же, временного партнёрства. Поэтому Воланд распоряжаться их судьбой не мог. Не мог и вымышленный герой Иешуа, названный критиками неудачным прообразом Иисуса Христа. Но и Христос не мог взять их в Свет, поскольку они всё-таки вступили в сделку с сатаной. Поэтому именно Христос, а не Иешуа, посылает вымышленного героя Левия Матфея к Воланду с приказом, облечённом в просьбу, обязательную к исполнению. Иешуа, являясь вымышленным персонажем, и не имел возможности прочитать роман Мастера. «Ба! – воскликнул Воланд, с насмешкой глядя на вошедшего, – менее всего можно было ожидать тебя здесь! Ты с чем пожаловал, незваный, но предвиденный гость? – Я к тебе, дух зла и повелитель теней, – ответил вошедший… – Ну, говори кратко, не утомляя меня, зачем появился? – Он прислал меня. – Что же он велел передать тебе, раб?.. – Он прочитал сочинение мастера, – заговорил Левий Матфей, и просит тебя, чтобы ты взял с собою мастера и наградил его покоем. Неужели это трудно тебе сделать, дух зла? – Мне ничего не трудно сделать. – ответил Воланд – и тебе это хорошо известно… А что же вы не берёте его к себе, в свет? – Он не заслужил света, он заслужил покой, – печальным голосом проговорил Левий. – Передай, что будет сделано, – ответил Воланд и прибавил, причём глаз его вспыхнул: – И покинь меня немедленно». [12:363-364] Булгаков подчёркивает, что «просьба» Христа обязательна для исполнения.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   20



Похожие:

Опыт реставрации подлинного мировоззрения михаила булгакова предисловие iconКрестные муки Михаила Булгакова c пророческим романом Ф. М. Достоевского «Идиот» перекликается роман-предупреждение М. А. Булгакова «Мастер и Маргарита»
Булгаков, в традициях Пушкина, Гоголя и Достоевского, не критикует политический строй страны, а показывает, что формы правления в...
Опыт реставрации подлинного мировоззрения михаила булгакова предисловие iconЯвные и скрытые киевские реминисценции в «московском» творчестве михаила булгакова

Опыт реставрации подлинного мировоззрения михаила булгакова предисловие iconНиколай Богданов «пятое измерение» михаила булгакова
Нет, – ответила Маргарита, – более всего меня поражает, где все это помещается. Коровьев сладко ухмыльнулся…
Опыт реставрации подлинного мировоззрения михаила булгакова предисловие iconКрестные муки михаила булгакова
России. К сожалению, этому мало кто верит, поскольку Булгаков не заклеймил сатанизм и не призывал к свержению большевистского режима....
Опыт реставрации подлинного мировоззрения михаила булгакова предисловие iconУдивительный пациент
Это был удивительный больной. У него была своеобразная "мания величия" он воображал себя профессором Преображенским из известного...
Опыт реставрации подлинного мировоззрения михаила булгакова предисловие iconТеория и история культуры” Центр гуманитарных научно-информационных исследований
Наследие Михаила Булгакова в современных толкованиях: Сб науч тр. / Ран инион. Центр гуманит науч информ исслед. Отд культурологии;...
Опыт реставрации подлинного мировоззрения михаила булгакова предисловие icon"Основы искуственного интеллекта" статья Михаила Елфимова по мотивам монографии А. М. Казанцева "Опыт и концепции компьютерного использования нормализованного естественного языка соан", нгту, Новосибирск 2003г., 316 стр
Основы искуственного интеллекта" статья Михаила Елфимова по мотивам монографии А. М. Казанцева "Опыт и концепции компьютерного использования...
Опыт реставрации подлинного мировоззрения михаила булгакова предисловие iconСветлана Россинская Михаил Булгаков и Елена Шиловская: Шаг в вечность (начало)
Михаил Булгаков и Елена Шиловская: Шаг в вечность, так будет называться литературный вечер календарь, который состоится 10 мая 2011...
Опыт реставрации подлинного мировоззрения михаила булгакова предисловие iconПроектно-исследовательская работа Тема: Значение имен в романе М. А. Булгакова «Мастер и Маргарита»
Роман «Мастер и Маргарита» главный в творчестве Булгакова. Он писал его с 28-40 год, до самой смерти и сделал 8 редакций. Это «закатный»...
Опыт реставрации подлинного мировоззрения михаила булгакова предисловие iconВ. Л. Степанов предисловие
Современные пропагандисты монархических взглядов случайно, или намеренно, игнорируют опыт прошлого. Это приводит к возрождению старых...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов