Женское и мужское начало в творчестве О. Митяева icon

Женское и мужское начало в творчестве О. Митяева



НазваниеЖенское и мужское начало в творчестве О. Митяева
Дата конвертации13.09.2012
Размер87.93 Kb.
ТипДокументы

Женское и мужское начало в творчестве О.Митяева


В творчестве О.Митяева ярко выражено женское начало, так как женщина стоит в центре поэтического мира данного автора. Здесь можно даже говорить о Вечной Женственности, но в значении чуть более сниженном, чем это понятие применяется к поэзии «серебряного века». Но в творчестве О.Митяева видим иное отношение к женскому началу по сравнению с современной эстрадной песней, где к женщине относятся с потребительскими претензиями, с расчетом на отдачу и пошлостью. Итак, женское начало не просто находится в центре творчества О.Митяева (что мы можем встретить и у многих других авторов), но оно в высшей степени поэтизируется и превозносится.

О.Митяев проявляет себя знатоком женской психологии. Часто какую-либо жизненную ситуацию, проблему он просматривает не с точки зрения мужчины, а с позиции женщины. В песнях О.Митяева мы встречаем множество женских образов (по названию произведений – «Соседка», «Сестра Милосердия», «Принцесса», «Француженка», «Царица Непала» и др.). Рассмотрим некоторые из них.

Надо отметить, что в раннем творчестве О.Митяева женское начало реализуется не непосредственно через образы женщин, а через природные явления. Так, в песне «Фрагмент» (1983) изображается переходный период в жизни природы и человека – от осени к зиме. И здесь женщина предстает как воплощенная осень или наоборот: «Канет осень в снег, как в соболя венчанная женщина». В песне «Что ж ты, осень?» (1985) также появляется образ осени-женщины, которая сначала говорила поэту «ласково да шепотом» «пьяные слова», а затем стала поступать ему назло – «под дождем раздетая, танцевала, ветер злила», а затем стала «лютой, как зима». Изменения состояния природы соотносятся с изменениями отношений героя и его возлюбленной. В природе для поэта хранится сильное женское начало, а особенно ярко оно проявляется в стихии осени, что является одной из черт национальной культурной специфики. Когда бард выступал с этой песней перед германской публикой и пел ее на немецком языке, то смысл произведения терялся, так как слово «осень» у них не женского, а мужского рода.

Уже в конце 1980-х у О.Митяева начинают появляться психологически четко нарисованные женские образы. Одна из самых любимых публикой песен – «Соседка» (1987). Поэт показывает нам дом одинокой женщины, к которой пришел гость. Жизнь ее проста и достаточно типична: она разведена (первый муж ее был «гордым, правильным был, твердым»), но она не желает ему зла («Ну да Бог ему судья, да был бы жив»). Утром гость уйдет, возможно, навсегда, но женщина не чувствует себя несчастной.
Об этом свидетельствует набор признаков благополучия: во-первых, спящий ребенок, что сразу воссоздает атмосферу тишины, покоя, уюта (что бы ни случилось, у женщины есть цель в жизни – воспитание дочки, поэтому «пустяк, что не наточены ножи»); во-вторых, свет («торшер горит»), отражающийся радостью на лице героини; в-третьих, накрытый стол, на котором чистая посуда (признак изобилия).

Поэт рассказывает историю рассказывает историю соседки так зримо, что иногда кажется, что его рассуждения и ее мысли сливаются в одной фразе. О.Митяев описывает встречу соседки с гостем. Естественно, что сам он при этом свидании не присутствует, но создается ощущение, что он сидит с ними в одной комнате. Он замечает действия героини, которые выдают ее внутренне волнение: «то поправит скатерть, то вздохнет некстати, то смутится, что неострые ножи». Общий же настрой песен О.Митяева хотя и драматический, но никогда не бывает трагическим, так как герои любят (и неважно кого или что – ребенка, родителей, природу, животных или саму жизнь). И эта стихия любви является их надежной опорой. Образ соседки привлекает наличием особой женской мудрости, которая помогает ей выжить, и материнским началом, ярко выраженным и у героини песни «Сестра Милосердия» (1990). Лирический герой ранен и чувствует приближение смерти. Он просит Катюшу молиться за него после кончины. Сестра Милосердия (оба слова с большой буквы) подобна кроткому ангелу, который несет успокоение, мир, благодать. Образ молельницы-заступницы встречается и в одной из новых песен О.Митяева – «Поручик» (2003). У него «неважные дела», герой вызван на дуэль и, может быть, живет последние часы, «но в одном ему сегодня повезло: кто-то молится за грешного и ждет. Дремлет Царское Село, но пока одно окно не погаснет, он из жизни не уйдет». Неизвестно, кто молится за героя, но можно подразумевать, что это его мать, сестра или возлюбленная. Таким образом, в двух последних песнях присутствует просветленное, близкое к божественному женское начало.

Глубоким психологическим анализом наполнена песня «Француженка» (1990).



Журналист М.Ковтунова отзывалась о песне так: «От этой потрясающей действительности, от этого попадания в точку, в истинность женского настроения, я почувствовала озноб. Песня зацепила фразой, сопоставившей кавардак в квартире с неполадками в душе». Эта песня рассказывает о жизни русской женщины в Париже, которая стала теперь француженкой. Она выглядит вполне благополучно – «серьезна и мила», «легки ее слова», но автор заглядывает в ее душу и видит скрытую от окружающих тоску по родине («а ей пригрезится Москва белым-бела»), какую-то ущербность и неблагополучие («у бывшей русской подданной в квартире кавардак, а значит, что-то и душе, наверняка, не так»). В отличие от спешащих парижан, автор умеет видеть женскую душу, понимать ее горести и радости. Француженка, как и соседка,- истинно русская женщина, которая одновременно стойка и укоренена в жизни, легка и очаровательна.

Героиня песни «Женщина с планеты Земля» (1995) является в то же время сильной и слабой: она не отпускает любимого на его планету, но ее легко расторгать, она плачет, когда герой поет свои песни «все про водку, да холодную, как снег, про пельмени, про пустяшный разговор…» В этих строках она узнает «жизнь чужую и свою».

Идеальный тип женщины-хозяйки с любовью и благоговением рассмотрен в «Письме из Африки» (1995). Герой уехал в Африку на концерт, оставив жену и ребенка в Москве. Он пишет ей письмо с утешениями, что скоро вернется. Мужчина четко представляет себе вечер любимой. Она уложила ребенка спать, сготовила еду, сделала другую работу по хозяйству. А сейчас она сидит у окна и тоскует по мужу. Можно предположить, что она также молится о нем, как героини др. песен. Сам скиталец прекрасно понимает ее чувства, поэтому утешает жену: «Не скучай! Не скучай!» В разлуке он умеет думать не только о себе, но в большей степени о других. В отличие от героя С.Трофимова, который в песне «Я скучаю по тебе» скучает по героине, «как пустынник по святым мукам», но ни разу не обмолвился о чувствах любимой, которая, может быть, тоскует не меньше его самого.

^ Мама в одноименной песне О.Митяева (1996) является лучшим воплощением качеств женского начала. Герой вспоминает свое детство, когда он сидел дома один и ждал маму. Она приносила в его жизнь радость, возвращала «ласку и покой». Мама являет собой образ женщины-труженицы: «у нее работа, а потом дружина, и под вечер с полной сумкою домой». Она нежна, всесильна («как две заботливые птицы, эти руки нас успевали защитить и пожалеть»). Женщина в творчестве О.Митяева обладает истиной жизни, которая не всегда доступна мужчинам: то, что говорила мама, он «только-только начинает понимать». Мама не тревожит своих детей, не просит писать и «врет немножечко соседям», что дети к ней приедут на праздники. Образ матери является лучшим и высшим проявлением женственности и лежит в основе всех остальных женских образов.

В песне «Принцесса» (2000) главной героиней также является женщина. Основной прием, который здесь используется, - контраст. Героиня – принцесса, но живет не в тереме, хоромах или каменных палатах, а в коммуналке.



Принцесса ассоциируется с чем-то светлым, но ее челядь – «черные галки», «черная кошка» с «глазищами без дна». Принцесса как царственная особа должна обладать большой властью, и в песне она может многое, но «не все». Ее любимый мужчина «просто женат на другой», а она перед Новым годом осталась одна. Принцесса живет высоко, все молятся в ее «окошко, в котором горит допоздна свеча». Поза молящегося человека предполагает, что объект его поклонения находится и физически и духовно выше, чем он сам. Героиня расположена высоко, но она несчастна. Женское начало здесь одновременно означает и силу и слабость. Женственность связана в этой песне со сверхъестественным, мистическим, колдовским: слуги принцессы – галки и черная кошка (по традиции связываются с нечистой силой), а сама она «и к жизни вернет и спасет. И может она еще много такого…» Но жизнь с ее законами сильнее колдовства: принцесса оказывается одинокой жительницей коммуналки.

Высоко расположена и героиня песни «С добрым утром, любимая!» (1993), для которой такую надпись на асфальте сделал «какой-то местный идиот». Подходя к окну, она видит на дороге перед домом «эту строчку счастливую» как доказательство любви.

В песне «Лето – это маленькая жизнь» (1995) герой подчеркивает дистанцию между собой и любимой женщиной: «Ты все там же в доме на последнем этаже, а я различных точках, именующихся дном». Он недооценивает себя, понимая, что ему не подняться до уровня героини. Видимо, раньше, до разрыва отношений, они находились на одной плоскости. Разбившееся счастье, запой героя привели его в такое состояние, что «ему нету разницы уже», в какой точке пространства он находится.

В песне «Царица Непала» (2000), как и в нескольких ранее рассмотренных песнях, герой обожествляет любимую, ставит себя ниже ее и преданно-отстраненно смотрит со стороны. Впервые появляется портрет женщины: «смуглая кожа, светлое золото… капли хрустальные встывшие в олово миндалевидных глаз. Тонкие руки, и яшмы тяжелые в каждом твоем кольце». Он достаточно типичен. Красный и золотой цвета преобладают в описании и в других песнях (напр., «Дорога»: «Я помню свет, когда ты в дом вошла. И я был с ног до головы облит тем золотом, да позолота та со временем сошла»; загорелой с моря возвращается героиня песни «Лето – это маленькая жизнь»; желто-красные осенние листья). Характерно описание тонких рук и тяжелой заботы, возложенной на них (напр., «розовые мягкие ладошки с тоненькими лучиками пальцев» в песне «Намастэ» (2003), мамины руки в песне «Мама»).



Героиня легка и стройна («безукоризненный стан»). Она не вполне счастлива, но хочет быть сильной, как соседка или француженка, не позволяя себе плакать. Героиня из зимней предновогодней Москвы улетает в Непал. Она поднимается над землей, и душа ее очищается («в небе простится все, что отплачется»), закутывается «в легкое платье сизого облака» и забывает, что в покинутом городе - зима. Герой остается в Москве «около урны, весь в серпантине», он растерян. Но остаться в столице, в зимней слякоти – это его выбор. Он сам отказался лететь в Непал: «было неловко, ну что бы я делал там!» Герой предпочитает не мешать любимой строить свою жизнь независимо от него, хотя она все так же ему дорога.

Герой в поэтическом мире Митяева подвижен, героиня статична. Он всегда в пути, в поисках истины и смысла жизни, она – дома, хранит семейный очаг. Героиня у Митяева – хозяйка, душа дома, в окне ее горит свет; она запечатлена в состоянии ожидания: «а в целом – ожидала, и не было другого занятья у нее» («Вечная история», 1995). Чтобы не замечать времени, она занимается хозяйством, ребенком.

Для героя Митяева в городе существует 2 центра – дом и вокзал. Вокзал – это место; одновременные жизнь и смерть, перерождение. Одна из песен называется «На перроне разлук» (1997). Здесь жизнь уподоблена ожиданию поезда, на котором должен приехать любимый и дорогой человек. Герой находится на перроне. Он остро воспринимает происходящее вокруг: «желтизна пахнет осенью и пирожками». Время имеет свои циклы (отход поездов, а потом возвращенье), но линейное течение его не существенно – «ни год, ни число не имеют значенья». То же самое происходит и с пространством: с одной стороны, это вокзал – конкретное место, с другой стороны, герой «и город уже позабыл, и страну, и названье вокзала». Размываются границы пространства и времени, человек оказывается перед лицом вечности, ожидая свершения своей судьбы. Правда, он говорит, что давно ушел бы «руки в брюки», но он ждет ту, что приехать должна к окончанию фильма». И когда кончится этот фильм и кончится ли вообще, от кого это зависит, он не знает.

В песне «Таганай» (1984) повествуется о пути выхода из кризисной ситуации, это дорога, странствия. Поезд – это эпизод из жизни человека; пространство, в котором происходит излечение души под ритмичный стук колес. Лирический герой Митяева ищет правду и, обретя ее, возвращается домой к новой жизни, теплу, гармонии.

Таким образом, женственность занимает главнейшее место в поэтическом мире О.Митяева. Женщина для его героя – в некотором роде божество, т.к. она обладает правдой жизни, излучает тепло и свет, являясь душой дома, ей послушны животные и природа. Она иногда слаба, пытается преодолеть свою слабость, но тонкие пальцы и печальные глаза придают ей особую прелесть. Герой преклоняется перед женщиной, возвышает ее. Женское начало он видит во всем – в осенней природе, старых улицах, в любимой песне, маме, дочери, жене, сестре милосердия. И в любом выражении они достойны уважения, это и выделяет, на мой взгляд, творчество О.Митяева из современной эстрады и авторской песни.


Мужское начало

Женское начало

Темнота

Свет

Низ

Верх

Движение

Статика

Путь

Дом

Истина достигаемая

Истина достигнутая

Все оттенки темно-синего (сиреневый, фиолетовый, лиловый)

Желтый, золотистый, цвет загара, красный

Воспоминания, рефлексия

Магия, колдовство

Поиски

Ожидание


Проявления женского начала





Похожие:

Женское и мужское начало в творчестве О. Митяева iconЛ. Е. Балашов Женщина и мужчина
В древнем Китае не случайно все вещи и явления делились на «инь» и «янь». Янь – мужское начало, а инь – женское. Многообразие жизни...
Женское и мужское начало в творчестве О. Митяева iconДиректор моу дод дюстш
Сыктывкар, ул. Пушкина, 51 (шахматный клуб), в период с 14 по 29 октября 2006 года. Игровые дни: 14 октября (начало в 16: 00), 15...
Женское и мужское начало в творчестве О. Митяева iconЛитература Поучения, жития святых…
В русской литературе классицизм зародился во второй четверти 18 в в творчестве А. Кантемира; В. Тредиаковского; М. Ломоносова и достиг...
Женское и мужское начало в творчестве О. Митяева iconМедиатехнологии в детском творчестве
Хвостова Т. С. Медиатехнологии в детском творчестве // Образовательные технологии XXI века / Под ред. С. И. Гудилиной, К. М. Тихомировой,...
Женское и мужское начало в творчестве О. Митяева iconДокументы
1. /Татьяна Митяева.doc
Женское и мужское начало в творчестве О. Митяева iconДокументы
1. /Меркурий Митяева.doc
Женское и мужское начало в творчестве О. Митяева iconА это фотографии с концерта Митяева: Перед концертом здание концертного зала и предзакатное н

Женское и мужское начало в творчестве О. Митяева iconНачало судьбы все имеет на земле начало

Женское и мужское начало в творчестве О. Митяева iconН. в демидова (1884-1953) Архив Николая Васильевича Демидова это не мемуары, не дневники и письма это рукописи, материалы, наброски и заметки к целой серии задуманных Н. В. Демидовым книг о творчестве актера: исследование
Н. В. Демидовым книг о творчестве актера: исследование естественных закономерностей процесса творчества актера и создание на этой...
Женское и мужское начало в творчестве О. Митяева iconНачало эмигрантской литературы: 1922 – 1928 годы. Литература в эмиграции или эмиграция литературы? Проблема эмигрантского менталитета. Исповедь Шмелёва
Конец эйфории и начало серьёзности. Борис Зайцев, “Афон”. Его же "Спас на крови", неоконченная повесть
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов