«Болотная площадь» в умах специалистов и ученых icon

«Болотная площадь» в умах специалистов и ученых



Название«Болотная площадь» в умах специалистов и ученых
Дата конвертации29.09.2012
Размер366.3 Kb.
ТипДокументы


«Болотная площадь» в умах специалистов и ученых

Чувства и мысли по поводу старта нового кабинета министров

Вспомним майскую хронику: В.В. Путин поблагодарил министров за работу, отметил, что четыре года были весьма тяжелыми, не все удавалось, в целом же работа шла ритмично. А позже был объявлен состав нового кабинета.

С особым вниманием слушала это «несистемная оппозиция». Но – какая?

Будем говорить не о протестующих на площадях, а о специалистах в своем деле, тех, кто не представляет себя в толпе вокруг Навального и Собчак, не рвется под красные флаги, кого отталкивает упоение протестом и критика ради критики. Однако эти люди, встревоженные опасностями для страны и тем, что не используются ее преимущества, пытаются на уровне любительской аналитики взять в толк – почему же годами не видят тех же угроз и преимуществ руководящие органы? И разве благодарность за «ритмичность» чьей-то «тяжелой» работы является доказательством, что дело вообще не провалено?

Этот невысказанный протест специалистов и ученых попытаемся проанализировать.

^ Обычному грамотному гражданину видны угрозы стране

Этих угроз много, из общеизвестного бегло наметим лишь небольшой круг – просто для иллюстрации.

Великая машиностроительная держава СССР делила с США первенство в научно-технических достижениях, сегодня же доля машиностроения в экспорте РФ – 5%, доля в мировом экспорте наукоемкой продукции – 0,3%. Россия – великая морская держава, но только 4% своих грузов она перевозит на российских судах – таково положение с судостроением. А где автопром? Век назад, во время Первой мировой войны, братья Рябушинские уже производили грузовики для русской армии (впоследствии ЗИЛ). Сегодня же наш автопром, увы, не сопоставим, например, с корейским, хотя после Второй мировой войны в Южной Корее было лишь одно двухэтажное здание. Про авиацию и космос даже говорить больно. (Кстати, подойдите к павильону «Космос» на ВВЦ – вы содрогнетесь от страшной картины запустения, трещин, ржавчины, грибка; положение в отрасли и состояние павильона – вещи в чем-то взаимосвязанные).

Возьмем ПРО – щит, созданный в СССР и предотвративший за 20 лет по отношению к нам сценарий Югославии, Ирака, Ливии. Дискуссия вокруг создания американских ПРО в Восточной Европе разгорается, но не с запозданием ли? Известный судостроитель академик В.М. Пашин предупреждает – «поезд уходит»: «Создание в США ракет-перехватчиков SM-3 и вооружение ими более 20 крейсеров и эсминцев с управляемым ракетным оружием представляет собой уже развернутую систему ПРО, способную поражать баллистические ракеты средней дальности на удалении 3-5,5 тыс. км. Крейсер типа «Тикондерога» несет до 122 зенитных управляемых ракет SM-3, эсминцы типа «Орли Берк» до 90 – 96.
Флот, имеющий на вооружении эти высокоточные крылатые ракеты с дальностью стрельбы 1000 км, способен на расстоянии 500 км от побережья полностью контролировать 75% мирового промышленного потенциала и практически все столицы».

Крылатая ракета – маленькая и самонаводящаяся, летит низко, локаторы ее не фиксируют; если с территории РФ стартует баллистическая ракета с ядерной боеголовкой (а на старте она идет медленно), то крылатая ракета успевает ее догнать и вонзиться в хвост – ядерный взрыв произойдет, но, увы, на нашей с вами земле. Вот что значит – двадцать лет тормозить военно-научные исследования: мы дождались, что ситуация с ПРО изменилась кардинально. Отсюда и наглость заявлений США, что, якобы, ПРО не нацелена против России: отстающего бьют с носка.

Угрозой для страны стала и ситуация с оборонным заказом. Два слова истории, иначе не вникнуть. Дорогостоящие оборонные системы могли позволить себе только США и СССР. Но тогда же взлетела и цена риска: если вовремя не распознать, что проект тупиковый, значит, потратить на него часть бюджета страны, годы усилий сотен коллективов – научных, конструкторских, заводских, военных, и, в итоге, отстать в гонке. Эту угрозу, идущую не от противника, а от собственной ошибки, и должна была предотвратить процедура военного заказа. Проекты от лаборатории и НИИ шли к генеральному конструктору, к командующему родом войск, к военным заводам, к главному маршалу родов войск, к заказывающему управлению минобороны, военному совету, ВПК, к Генштабу, министру обороны, к отделам Госплана, Совмина, ЦК КПСС. И затем обратно по цепочке – но! отнюдь не окончательное решение, а лишь уточненные ориентиры, обрастающие по пути экспертизой, критикой, контрпроектами. Затем опять вверх – с корректировками, доводами против критики. И все – в предельно сжатом темпе. Таков был военный заказ – многослойная сбалансированная структура, с центрами влияния и противовесами – одно из высших советских достижений (хотя и пропускавшая, порой, ошибки и авантюрные проекты). Но так СССР, будучи экономически кратно слабее, держал паритет, и даже обгонял: сбитие в космосе произвели на 22 года раньше, чем в США, комплекс перехвата искусственных спутников Земли создали на 15 лет раньше – впрочем, таких примеров множество.

Вот эту национальную ценность в 90-е росчерком пера ликвидировали, и сейчас мы, теперь еще и отягощенные коррупцией, тыкаемся как слепые котята, делая ошибки в военном заказе (скажем, многотипье в военном флоте РФ больше, чем в странах НАТО в целом). Прокатились скандалы вокруг военного заказа, но даже грозный приказ Президента РФ – «Навести порядок!» – мало что даст, пока не начнем воссоздавать разрушенную систему.

Но стране угрожают и глобальные опасности, например, отставание от Китая. Допустим, наш завод произвел продукцию, и видит: на рынке уже есть такая же, китайская, в полтора раза дешевле, чем себестоимость нашей. Что делать с заводом – закрывать?

Или – мировая угроза финансового кризиса (вроде бы преодоленного). Да, нас многое пугает в его природе – и то, что акционерный капитал позволяет двадцатикратно нагромождать над реальной экономикой шаткую конструкцию ценных бумаг из перекупленных обязательств, и то, что двигателем производства на планете становятся кредитные деньги (то, что не заработано, т.е. то, чего нет). Но, положа руку на сердце, еще больше нас пугают отечественные штучки: антикризисные меры в РФ проведены так, что страна от них потеряла больше, чем вследствие гайдаровских реформ и больше, чем от дефолта 98-го (по свидетельству академика С.Ю. Глазьева).

Глобальной угрозой является и отставание в переводе страны на инновационные рельсы, хотя это стратегический курс РФ, как декларировали власти. Но – пшик: за годы лишь поняли, что все буксует и родили тезис «принуждение к инновациям». Пока это весь результат. Угроза здесь в том, что пяток лидеров в инновационной гонке без выстрела лишат остальные страны суверенитета. Частный пример: достаточно объявить, что сложные технические системы (космос, авиация, АЭС, системы электроснабжения и т.д.) имеют право эксплуатироваться лишь после моделирования на суперкомпьютерах, как все страны, кроме тех, у которых есть суперкомпьютеры, обязаны будут свои системы выключить – т.е. потерять суверенитет. И так по всему кругу направлений hi-tech. В ближайшие 20 лет еще и будет заменено 80% материалов, т.е. отставший быстро станет зависимой провинцией.

Но, пожалуй, главная угроза для РФ – то, что она увязла в колее сырьевой колонии. «Надо преодолеть!» – заклинают первые лица. Но веры нет. Ибо – как это сделать, если упущено время и теперь недоразвитость инфраструктуры нашего рынка усугубляется тем, что Китай уже все производит, и дешевле? Не может же двоечник по мановению волшебной палочки вдруг взять, да и сдать все запущенные предметы на «пять». А мы как раз живем такой иллюзией.

Болеющий за страну россиянин в искреннем недоумении: кто же будет решать эти и сотни других проблем? Специалисты обмениваются друг с другом – в специальной и научной периодике, в СМИ, т.е. в сущности – в общественной дискуссии (поэтому приведенные факты – из открытой печати). Кабинет же министров молчит.

А ведь недоговаривается – главное! Политика есть концентрированное выражение экономики (Ленин), и, следовательно, к чему ведет критическое накопление неблагополучия в экономике? – Будет взрыв в политике!

Чиновники поспешили представить Болотную как бузу пацанов, которую уняли доблестные полицейские. А на самом деле? Не эхо ли это глубинных тектонических сдвигов в российской политике? Если так, то «напряженная, ритмичная работа», за которую министров поблагодарили, вполне может быть фиговым листочком, прикрывающим путь в пропасть.

^ Почему огромные преимущества страны не нужны?

Это также тяжкий вопрос в адрес правительства. Проиллюстрируем на примерах.

О сельском хозяйстве. После 91-го сельское хозяйство России развивалось неравномерно. Южные регионы сделали Россию одним из крупнейших в мире экспортеров зерна. А вот многие поля Нечерноземья покрылись березнячком в два метра высотой, и перемежаются они с деревнями-призраками. И что непонятно. Академия сельскохозяйственных наук предложила руководству страны простой и выигрышный проект – на всей территории страны, где угасло сельскохозяйственное производство – в Нечерноземье, на Урале, в Сибири и на Дальнем Востоке – наладить покос трав с переработкой в зеленую массу, которая во всем мире является ценнейшим экспортным продуктом. Тем более, что травы богатые – и по пояс, и по грудь. Так можно было бы поддержать трудоспособное население, использовать даже остатки колхозной техники, дать возможность зарабатывать там, где больше никакой работы нет. Конечно, от государства потребовалось бы обеспечить этот производственный процесс инфраструктурой, но дело того стоит! Чем отличается зеленая масса, как предмет экспорта, от углеводородов? В смысле коммерции – ничем, особенно в условиях взлетающей цены на продовольствие во всем мире. Даже ответом проект не удостоили.

^ О демографии. Другой яркий пример. Лидер партии «Справедливая Россия» С.М. Миронов не раз рассказывал об опыте Чернореченского района Оренбургской области, где молодым семьям в селах сразу после свадьбы предоставляют частные дома, которые строят за счет бюджета района. Молодая семья обязана погасить долг за 20 лет, но после рождения каждого ребенка в семье четверть долга списывается. Сейчас, если ехать по населенным пунктам района – всюду полно ребятишек, рождаемость в районе за четыре года увеличилась в три раза. Государству указан путь, как для молодых семей обойтись без недоступной большинству россиян ипотеки: предоставлять молодым семьям квартиры по беспроцентному кредиту и после рождения в семье даже не четвертого, а третьего малыша, т.е. когда уже начинается прирост населения, вообще, по мнению С.М.Миронова, целиком освобождать семью от выплат.

Казалось бы, в условиях продолжающейся миграции населения из Сибири и Дальнего Востока за идею надо ухватиться и превратить ее в один из главных проектов России. Но – тишина. Не интересно?

^ Об искажениях ислама. Еще важнейший пример. Молодой философ из Дагестанского госуниверситета Роман Абакаров обращает внимание на явление, колоссальное по значимости для Российской Федерации: «одной из проблем современного Дагестана мы считаем ренессанс ислама без его философии. Именно невежественный ислам – во многом первопричина напряжения в духовной жизни региона» («Российская философская газета», № 1, 2012.).

Поясним. Смысл слов Р. Абакарова выявляется при сочетании трех понятий: «философия ислама», «невежественный ислам» и «философия в России сегодня». Кратко раскроем их, т.к. вопрос касается одной из самых острых и тревожных проблем России.


Сначала об исламской философии народов Востока. Р. Абакаров указывает этим на фундаментальное преимущество, пришедшее из глубин истории, и надо постараться очень-очень сильно о нем забыть, чтобы «невежественный ислам» мог претендовать на умы современников. Исламская философия – огромное многовековое явление Средневековья, и только несведущий может умалять ее значение.

Вот красноречивый штрих: известно, что один из Учителей римско-католической церкви Фома Аквинский причислен Ватиканом в 1323 году к лику святых за то, что переориентировал теологию (в ее рациональной аргументации) на философию Аристотеля, что было объявлено «единственно истинной» философией католицизма. Христианский аристотелизм Фомы провозгласил тезис о гармонии разума и веры – так была заложена одна из основ европейской культуры. Но откуда у Фомы Аквинского, европейца, труды Аристотеля? Казалось бы, ответ очевиден: из Греции, из Рима. Ничего подобного, все письменные источники были уничтожены варварами.

В Европу наследие Аристотеля пришло тысячелетие спустя как раз из высокоразвитого в философском отношении Востока, где труды Аристотеля (как и других мыслителей Эллады) были сохранены, их хорошо знали великие мусульманские ученые (Авиценна, Аверроэс и др.). Причем, пришло это наследие в Европу в обратном переводе с арабского на латынь. И, кстати, в этой связке, похоже, нет случайного. Некоторые исследователи утверждают, что и сам ислам – есть попытка соединения веры и разума, по крайней мере, многочисленные ссылки мусульманских ученых Средневековья на греческую философию указывают на это.


Теперь коснемся формулировки «невежественный ислам». Вот развернутая цитата из статьи академика М.Ч. Залиханова: «У всех мировых религий есть такое явление как искажение религии – сектантство, нередко представляющее опасность для общества. Среди сект в мусульманском мире особое место занимает ваххабизм – ересь «Мухаммада Второго». Основавший его в XIX веке на Аравийском полуострове Мухаммад Абд аль Ваххаб (отсюда «ваххабизм»), призывал «очистить ислам от суеверий», т.е. от трудов мусульманских ученых. Его, «Мухаммада Второго», собственный шариат (мусульманское право), якобы, призван «очистить» мусульманскую веру, а до него мусульмане тысячелетиями заблуждались, то есть ислам попросту не существовал. Не нужно изучать тонкости мусульманского права, оно заменяется простыми агрессивными лозунгами, при ваххабитских мечетях открыты школы рукопашного боя (а в некоторых странах – и владения оружием, методиками совершения терактов, применения пыток). Все адаты (благочестивые обычаи), в их числе – и паломничество в Мекку, объявлены суеверием. Приверженцы любых форм классического ислама объявлены «неверными». И к лозунгу «убей неверного» (которого нет в Коране и в других классических мусульманских источниках) сводятся все «религиозные убеждения» ваххабитских фанатиков-боевиков. У истинного же ислама оружием является не ненависть, а убеждение – вспомните знаменитый аят Корана «нет принуждения в религии» (2:256)».

А теперь скажем о преимуществах именно России в этом вопросе. Россия уже не один век является одной из ведущих философских держав мира, так было в истории, так это и сегодня. Нет ни одного государства на планете, у которого Философское общество было бы равно российскому по численности, по организованности, по напряженности научной деятельности. Раз в три года проходят Российские философские конгрессы, собирающие каждый раз тысячи участников, прошло уже шесть Конгрессов – это явление не имеет аналогов в современном мире. Философия в России развивается как академическая наука, как вузовская наука, как система больших и малых конференций и форумов, как ассоциация философских факультетов, как обширная периодика (десятки философских изданий). И все это вместе – исключительно благоприятная среда, в которой можно было бы развивать направление, о котором говорит Роман Абакаров. А уж, тем более, если учесть, что мусульман в России – 20 миллионов, т.е. седьмая часть российского населения. Соответственно, в российских территориях преимущественно мусульманского населения действует множество университетов, философских факультетов и кафедр.

Почему же в этом направлении, где сконцентрированы огромные преимущества России, государством не предпринимается абсолютно никаких мер, а действия сводятся лишь к ТВ-новостям по поводу «пожарных» мероприятий правоохранительных органов после очередного теракта?

Мы назвали три разноплановых примера неиспользуемых преимуществ России. Специалисты разных отраслей укажут еще множество подобных примеров. Так неужели до такой степени глаза руководящим чиновникам застилает монетаризм, что им все безразлично?

^ О судьбе фундаментальной науки. Укажем еще на важнейшее преимущество России, где натолкнемся на нежданный, вдруг проявившийся интерес правительства – парадоксальный, «точечный», но очень сильный.

Как раз экспансия китайской продукции указывает на наше российское преимущество. Эта экспансия очень многое глушит в отечественном производстве, многое – но отнюдь не все. Специфика России сразу позволяет сформулировать направления беспроигрышного развития российской промышленности. Это, во-первых, первоочередное производство всего, что необходимо с учетом региональных особенностей, скажем, морозов Якутии, гор Северного Кавказа, лесов Сибири и т.д. – всего, что китайские производители, рассчитывая на массовые тиражи для всей планеты, в принципе учитывать не могут. Данное направление, тем более – с поддержкой государства, многим российским производителям дало бы возможность подняться вне удушающей конкуренции со стороны сверхдешевых китайских аналогов.

И, во-вторых, вне этой конкуренции находится еще одно важнейшее направление – производство продукции особо наукоемкой, реализующей последние научные и технологические достижения, благо в России пока еще сохранились сильные научные школы, и их немало.

Оба направления очевидны, названные «ниши» следуют из самой логики конкуренции, обсуждать, казалось бы, нечего. Если бы не одно «но».

Вдруг проснулся интерес правительства: перестроить российскую науку так, чтобы ее организационные формы были аналогом американских!

Необходимо пояснение. Фундаментальная наука и прикладная, технологическая различаются не случайно. Ученому фундаментальной науки, даже если он наталкивается на эффект, который сулит хорошее технологическое применение – обычно не́когда отвлекаться, заниматься прикладными вопросами, он проходит мимо – и потому, что углублен в изучение законов природы, и потому что конкуренция у коллег-ученых во всем мире высокая: нужно скорее получить научный результат и опубликовать его.

Поэтому фундаментальная наука в ее изначальной модели (идущей, в первую очередь, из Германии трех последних столетий), выделялась в систему научных институтов фундаментальных исследований, т.е. в Академию, и оплачивалась государством без какого-либо расчета на практическую отдачу. В частности, и Российская академия наук, созданная Петром I по этому образцу, также подтвердила работоспособность данной модели, дав за последние три столетия великолепные научные достижения мирового уровня. В СССР эта система институтов была дополнена тремя тысячами прикладных институтов – не академического, а отраслевого подчинения (в 90-е их ликвидировали).

Иначе развитие науки происходило в США. Эта страна, не имеющая исторических корней, многие вопросы – от развития капитализма и демократии до организации науки – изначально стала решать по-своему. В частности, наука там развивается в рамках национальных университетов, при них же действуют мощные исследовательские лаборатории – как фундаментальной науки, так и прикладной науки, технологий.

Как видим, модели – разные, но обе имеют тот главный аргумент в свою пользу, что, как минимум, последний век обе подтвердили правоту своего организационного строения огромным числом блестящих научных результатов, формированием ведущих научных школ. Впрочем, известно, что некоторые быстроразвивающиеся страны Азии («молодые тигры»), у которых фундаментальной науки в национальной истории вообще не было, сейчас, как в свое время русский царь Петр, обратились к Германии помочь им организовать у себя научные центры по образцу Академии (то есть – не по американскому образцу). Хотя и этот факт также не доказывает заведомого преимущества той или иной модели.

Вдруг, года три-четыре назад на самом верху административного управления РФ произошло озарение: надо развивать науку именно по американскому образцу – т.е. через систему исследовательских университетов! Но наша страна – не «молодой азиатский тигр», у нас нет такой ситуации, что надо создавать науку на голом месте, т.е. впервые выбирать модель – за плечами, слава Богу, 300 лет научных достижений, навсегда прославивших страну. Неожиданность подобного озарения – ошеломляет! Но сказано – сделано: многие университеты срочно стали переименовываться в исследовательские, соответственно, сюда пошли финансовые потоки, примерно равные тому, что выделяется на всю Российскую академию наук. Выдающиеся ученые пытаются объяснить руководству страны, что это абсурд, который приведет просто к распылению гигантских средств в ущерб финансированию российской академической науки. Тщетно!

Средства в университеты поступают! Не удается объяснить, что после 91-го вузовская наука пришла в полное разорение, у ректоратов не было средств сохранять исследовательские лаборатории, речь шла об элементарном выживании, поэтому хорошие научные школы остались лишь в трех-четырех университетах страны. В остальных их можно возродить, но не менее, чем за полвека, быстрее научные школы просто не становятся. Но даже в СССР, т.е. еще до эпохи тотального разорения вузов, наука в университетах, хоть и была (и, кстати, нередко – очень высокого уровня), но, все же, несоизмеримо меньше в масштабах и достижениях, чем академическая, в самой грубой оценке соотношение было примерно 20:80.

Зачем же ради бездумного копирования американского опыта разрушать то, что веками полностью оправдало себя на российской земле? (Отвлечение огромных средств на новое направление и есть разрушение фундамента нашей науки).

Что ж, чудес не бывает: сегодня многие университеты, чтобы успеть реализовать к концу финансового года отпущенные им средства, заставили кладовки и коридоры ящиками с дорогим научным оборудованием, с которым никто не знает, что делать. А администрация вузов пытается втайне договориться с учеными институтов Академии наук, чтобы записывать их исследования как полученные в стенах университетов. Абсурд продолжается!


^ Итак, министры молчат. Надо чем-то на это молчание ответить

Когда нечто предельно тревожит, но отвечают тебе лишь молчанием, то словно получаешь оплеуху, в этом воспринимаешь вызов – уязвляющий, оскорбительный, пренебрежительный. Значит, нужно ответить. Ответим!

Закрытость с той стороны дает санкцию подвергнуть анализу уже не положение в стране только, а этот самый молчащий кабинет министров! Ведь мы кое-что про него знаем! Вот и проанализируем – в чем причина, что он не отвечает на жгучие вопросы, не идет на открытый диалог с общественностью? Скрупулезно восстановим ход правительственной мысли – нам нужна ее анатомия, подспудные пружины, основания!

Версия первая: извращен смысл административного управления. Организовать управление – это, как известно, наладить обратную связь во всех звеньях процесса. Это – азы, но они попраны, ибо победила монетарная концепция: служить финансовой схеме по контуру объекта управления. При таком подходе налаживать обратную связь незачем.

Отсюда рождаются перлы. Возьмем здравоохранение. Если вам нужна операция (высокотехнологичная помощь), медицинское учреждение подтверждает это заключением, в обмен на него субъект Федерации дает вам квоту – обязательство заплатить за вашу операцию. Таким образом, пациент, труд медучреждения, деньги государства – завязаны в сбалансированной схеме: аплодируем!

Но спустимся на землю. Вы живете в населенном пункте – до райцентра 30-50 км. В районной поликлинике нужно пройти обследование, сдать анализы. Автобус ходит пять раз в день, но вам из расписания поликлиники подходит один-два перегруженных утренних маршрута. Вы намаялись, но получили направление в областное лечебное учреждение – до него 100-150 км. Обследования, анализы заново. Наконец, получено направление в профильное учреждение, где будут делать операцию. Опять обследования заново. Получение квоты. Сколько прошло времени – месяц, два? Бывает – и три. Может ли больной человек, которому объективно нужна операция, протянуть столько в хлопотах и поездках? Министерство это не волнует, поскольку не волнует обратная связь. Выходит, для тех граждан, кто не осилил дистанцию, министр – это апостол Петр (встречающий души умерших – простите за черный юмор), и статистика по этим гражданам должна бы крепко заинтересовать правоохранительные органы.

Член-корреспондент РАН Х.П. Тахчиди пишет: «Вырождается связь между управлением в здравоохранении и реальной практической медициной. Управление живет своей жизнью, делает свои умозаключения и издает некие директивы, которые, к сожалению, практическое здравоохранение обязано выполнять, составлять никому не нужные и ничего не улучшающие отчеты, пытаясь вырвать из этого потока ненужной работы 10-20% реального времени, чтобы заниматься главным – лечить людей».

Если управленческий орган так управляет, что его не интересует обратная связь – он точно будет отгораживаться от общественности.

Версия вторая: в принятии управленческого решения игнорируются фундаментальные знания.

Покажем на примере ЕГЭ. Систему организации образования нельзя делать на глазок: хотя педагогика, вроде бы, далеко не физика, она, тем не менее, основана на фундаментальных знаниях. Почему? Тому есть глубокая причина. В мире зла люди веками мечтали о лучшем обществе. Но революционный путь преобразований неизбежно сопровождался массовым насилием, и это всегда отталкивало лучшие умы. Потому, наоборот, привлекало образование – не столько само по себе, сколько как путь кардинально улучшить общество без революции, через образовательный процесс во всем населении. Утопия, разумеется, но плодотворная – настойчивый поиск трех столетий создал базу фундаментальной теории. Напомним ее азы.

Образование, по этой теории, есть формирование ОБРАЗА – цель, на первый взгляд, слишком возвышенная и прекраснодушная, чтобы быть практической. Но великие педагоги нашли способ ее практической реализации, причем, не в башне из слоновой кости, а в обычной народной школе. А именно – через сочетание трех одновременных процессов: передача знаний, передача ценностей, передача опыта от поколения старших (учителей) к подрастающему поколению. (Конечно, Александр Македонский, Чингизхан и Суворов заложили бы в ОБРАЗ еще формирование воли и бесстрашия, но в европейской традиции этого элемента нет). Так за три столетия было создано то, чем сегодня по-настоящему ценна европейская цивилизация.

Однако, внимание! Те же великие педагоги сделали в фундаментальной теории важное примечание: есть вульгарная выхолощенная трактовка ОБРАЗования – подготовка! Она чему-то учит, но ОБРАЗ не формирует. Впору ахнуть: вот это да! Ведь именно подготовкой Минобрнауки заменило последние два года школьного ОБРАЗования – натаскиванием к сдаче ЕГЭ. Т.е. вынуло из ОБРАЗования старших школьников золотое время, обокрало, оболванило их в масштабах страны и поколения.

Во имя чего? Чтобы у всех был равный шанс поступить в вузы? Но в национальных республиках, там, где ученики, учителя, директор школы, впрочем, как и отдел образования районной администрации – все принадлежат одному тейпу (клану), придуманная министерством схема не работает. Вот и приезжают в столицу оттуда целыми школьными выпусками абитуриенты, имеющие отличные результаты по ЕГЭ, но не способные без ошибок написать заявление в вуз.

Одно из двух: либо в министерстве ОБРАЗОВАНИЯ безграмотные в педагогике люди, не знающие фундаментальных основ, либо они понимали, что попрали самую суть, но тогда им нет прощения! В обоих случаях они, разумеется, отгородятся от общественности.

Версия третья – предательство.

При вступлении в ВТО государство обязано в течение нескольких лет минимизировать свое участие в поддержке бизнеса, промышленных производств, сельского хозяйства. И только то российское останется в живых, где успеют создать конкурентоспособное производство – остальное будет раздавлено импортом. В ВТО руководство нашей страны просилось очень долго, однако это же время для подготовки упустило, провело ее на два с минусом. Вот очень частный пример. В Госдуму обращается «Гильдия книжников России»: в отрасли отсутствует единое законодательство. Нет порядка установления вины и привлечения к ответственности распространителей контрафактной издательской продукции. Внедрение международных стандартов в отечественную книжную практику требует механизма взаимодействия международного и российского законодательства, разработки комплексного понятийно-терминологического аппарата. На все это нужно время, которого уже нет. Необходимы регламенты по защите российской интеллектуальной собственности в глобальном информационном пространстве. И так далее. А иначе – падет книжная отрасль, а это важная часть культуры России.

В Госдуму с сигналом SOS уже обратились целый ряд основных отраслей: они сами разрабатывают и предлагают сверхсрочные программы в условиях, когда все упущено – неразвитость инфраструктуры рынка усугубляются неготовностью отечественных отраслей к международным правовым и организационным стандартам. Сейчас солиднейшие конференции с привлечением самых серьезных специалистов организует – кто? Общественность! Она своими силами ищет ответ на вопрос: что делать?

Что это за армия, где планы обороны разрабатывают солдаты и теребят маршалов, чтобы те проснулись?

Версия четвертая: курс безыдейный! Ибо невозможно назвать его мировоззренческую платформу.

Кстати, таких вероятных платформ, из чего было бы выбирать, вообще очень мало:

1) рыночная идеология как антипод командной советской экономике;

2) идеология наиболее быстроразвивающегося государства – Китая – как предмет интереса нашего руководства с целью если не частичного освоения, то, хотя бы, извлечения уроков;

3) идеология, наоборот, своя, исконная, разработанная еще досоветской русской философией.

(Коммунистическую и социал-демократическую идеологию опускаем, тут у нашего правительства классовое неприятие).

Все: не из чего больше выбирать – цивилизация ничего иного не предлагает. Пойдем по пунктам.

^ 1) Рыночная идеология. Она – есть?

Ничего подобного! Где гайдаровские 500 дней? Уже 20 лет позади, а налицо вопиющие факты. Жилищно-коммунальную реформу можно было начинать только в условиях развитой рыночной конкурентной среды, обслуживающей ЖКХ. Это было очевидно изначально, все здравомыслящие кричали криком, но с поразительным упорством нашим руководством сделано наоборот: реформой толкнули обслуживание жилья в объятья сверхмонополизированной среды бывших ЖЭКов и ДЭЗов, которая тут же сомкнулась в лучшем случае с мелким жульем, что повсеместно вызвало рост коммунальных платежей. Годы идут, рыночная конкурентная среда здесь так и не появляется, тарифы растут (и, в том числе, вследствие этого, растут протестные настроения в обществе).

Глухи «рыночники», в частности, и к тому чтобы развивать рынок интеллектуальной собственности. А вот как он должен был бы работать. В одном из ведущих научных учреждений мира – Массачусетском Технологическом Институте (США) наряду с 3 тыс. научных сотрудников действует подразделение из 300 юристов, экономистов и менеджеров, продающих результаты труда ученых, что дает MTI ежегодную прибыль в размере 2 млрд. долл. В системе Российской академии наук есть целый ряд научных учреждений, не уступающих MTI ни по масштабу, ни по уровню научных исследований, но им далеко до таких коммерческих успехов. Наоборот, они живут с низкими зарплатами научных сотрудников, без возможности покупать дорогостоящее оборудование, выезжать в зарубежные командировки, организовывать конференции с приглашением зарубежных коллег. Более того, все 430 институтов РАН живут на годовую сумму, в 1,2 раза меньшую, чем зарабатывает один MTI. Почему?

Директор Физико-технического институа имени А.Ф. Иоффе РАН (как раз – одного из российских аналогов MTI) член-корреспондент А.Г. Забродский пишет: «Сейчас в Госдуме ждут своих изменений 140 законов и актов, регулирующих трансферт технологий и интеллектуальной собственности – о каком переходе страны на инновационные рельсы можно говорить при таком положении! Это не «переход», а просто переползание какое-то!». Нет, совсем не похоже, что рынок – идейный курс нашего руководства.

^ 2) Идеология Китая как предмет нашего интереса – почему Китай такой быстроразвивающийся?

Наступает Китай столь мощно, что интерес – пусть не с целью заимствования его идеологии, но ради извлечения уроков – обязан быть у нашего руководства: это вопрос безопасности в конкурентной гонке государств. Этот интерес – есть? Ответ – чуть позже. А теперь сами проявим интерес – здесь и сейчас!

Да, мировоззренческая платформа у Китая есть – целый ряд поворотов Компартии привел к нынешней конвергенции, т.е. к соединению социализма и капитализма. Но есть еще и восемь принципов Дэн Сяопина: хладнокровно наблюдать, укреплять позиции, уверенно реагировать на изменения, скрывать свои преимущества, выигрывать время, не привлекать к себе внимания, не становиться лидером, делать конкретные дела. Уделим им особое внимание, тем более, что эти принципы, почему-то, о нас самих говорят даже больше, чем о Китае.

Лично Дэн Сяопину они помогли сделать карьеру. Его дважды снимали со всех постов, он становился рабочим и, в итоге, Дэн Сяопин очень поздно начал то беспрецедентное восхождение, на котором «попутно» отстранил двух генеральных секретарей ЦК КПК и стал «великим архитектором китайских экономических реформ и социалистической модернизации» – а именно: в возрасте 74 лет! А дожил до 92-х.

Значит, не такие простые эти простенькие на вид принципы! Присмотримся же внимательнее! Видно, что они делятся на две группы. Первая группа: хладнокровно наблюдать, укреплять позиции, уверенно реагировать на изменения, выигрывать время, делать конкретные дела – мобилизует и требует использовать абсолютно все возможности. И вторая группа: скрывать свои преимущества, не привлекать к себе внимания, не становиться лидером – некая китайская хитрость, обязывающая не вызвать своими внешними проявлениями чьих-то реакций или препятствий, с которыми придется бороться, на них отвлекаться, тратить время и силы. Мы словно видим тигра на охоте – двигающегося быстро, неотвратимо, бесшумно и незаметно.

Эти принципы Дэн Сяопин выработал, надо полагать, в ссылках, обеспечив лично себе механизм феноменального восхождения. Но далее – очень интересно! Возглавив Китай, он положил эти же принципы в основу уже не своего личного поведения, а в целом – внутренней политики КПК, что безопасно провело Китай, в отличие от нашей драматичной перестройки, к модели самой быстрорастущей в мире экономики. И далее: уже после смерти Дэн Сяопина Китай официально положил эти же принципы в основу внешней политики – теперь они и на опасном поле межгосударственных отношений обеспечивают успехи.

Аж завидки берут – есть чему поучиться! А что наши власти? Они до такой степени не проявляют интереса к платформе, поднимающей соседа, что даже сомнительно – слышали ли вообще про те принципы? Наверное, нет, потому что принципы эти мы сами сплошь и рядом попираем. Взять наши дикие автомобильные пробки: в Пекине, где всего-то года три идет массовое приобретение личных автомобилей, таких городских магистралей, как в Москве Третье кольцо – пять! Уверенно реагировать на изменения, выигрывать время!

Или вот: партия «Единая Россия» вдруг в восторге объявила Россию энергетической сверхдержавой. Но – не привлекай к себе внимания, скрывай свои преимущества, не становись лидером. К счастью, из МИДа «Единую Россию» поправили: термин «сверхдержава» преодолен мировой политикой, нас неправильно поймут – так тезис был тихо и бесславно снят.

^ 3) Где российская национальная идеология?

Однако еще раз заглянем в глубину принципов Дэн Сяопина – и вновь поразимся! Для нас привычно – а уж правительство наше вообще на том стоит – что подъем страны обеспечит та или иная экономическая концепция, и что, мол, это подтверждает весь опыт Европы и США. Но совсем иное видим в принципах Дэн Сяопина – это не экономика! Невероятно, но это – этика! Получается: гигантская страна идет на мощный подъем – на этической платформе! Европеизированное мышление мешает нам по-настоящему в это вникнуть и изумиться!

Конечно, это немножко другая этика. Есть даже специальная тема, раскрывающая отличия этики европейской философии от этики китайской философии. Не углубляясь в нее, скажем лишь, что в китайской философии этика – это некая теория человеческих действий как регулятор жизни в обществе, т.е. здесь этика в неожиданном смысле: она одновременно и антропология, и гносеология, и онтология. Но ясно главное: принципы Дэн Сяопина не «с неба свалились» ему в голову, а являются логичным и естественным развитием многотысячелетней китайской философской традиции.

Теперь сделаем из принципов Дэн Сяопина выводы про самих себя. Конечно, они задают высокую планку культуры действий, которую мы на каждом шагу (позорно) попираем. Сделаем, однако, главный вывод – за наше правительство, поскольку оно обязано такой вывод сделать, но молчит: принципы Дэн Сяопина потому так помогли Китаю, что отражают глубинные преимущества китайского национального характера. Так-то!

Вывод грандиозен, ибо сразу следует вопрос о мировоззренческой платформе, отражающей преимущества русского национального характера! Где она? Какая она? Вопрос важен именно сегодня, в самый разгар конкурентной схватки государств. А вдруг эта платформа, как и в Китае, также дала бы стране мощный подъем?

Да, интерес у нашего руководства – пусть не с целью заимствования идеологии Китая, но ради извлечения уроков – обязан быть. Но по провальной тишине очевидно: ничего-то в верхушке правительства в сфере мировоззрения не знают – ни про Китай, ни про нашу страну. Интересуются, видимо, только монетаризмом. И, уж, тем более, вряд ли знают, что и российская платформа также есть!

Скажем о ней вкратце. Круг идей русской философии как раз очертил особенности и преимущества русского национального характера: от всеединства, соборности, Общего дела, благодати, до дерзновенности космизма, пребывания в истине и переживания истины. И, если посмотреть на достижения страны в ХХ веке, мы увидим удивительное – русские философы, оказывается, в совокупности идей предвосхитили то, что потом отлилось в колоссальной организаторской работе, в подвигах, в защите страны, в идейном служении, в великих достижениях науки и техники.

Эта мировоззренческая платформа и дальше обязана работать на интересы страны, но ее надо вычленить, очертить, развивать. Если, конечно, руководству страны отнестись к данному вопросу ответственно. Но ничего не сделано! Впрочем, из-за невнимания властей не решена самая первоочередная проблема – сохранности нашей классики.

Поясним. Курс русской философии сейчас неплохо восстановлен и выстроен, но имеет тот недостаток, что основан он на книгах, написанных в конце XIX в. – первой половине XX века (русским зарубежьем). А русская философия, как утверждает известный специалист проф. Б.В. Емельянов, преимущественно развивалась не в книгах, а в журнальных статьях. Сколько их, ненайденных, непрочитанных осталось в архивах – никому не известно. Все это поднять – гигантский труд, энтузиасты уже многое сделали, но объем велик, и он требует госзаказа. Особенно, если брать эмигрантский период, зарубежные библиотечные и семейные архивы (очень многое погибло, и что особенно горько – как раз за последние двадцать лет властвования «демократов»: в зарубежье уходили из жизни последние живые участники и хранители). Нужна полная энциклопедия русской философской мысли, большой научный поиск и исследование. Кстати, кому нужно? Узкому кругу специалистов? Нет – нашей стране, учит нас пример Китая, ее мощному подъему с опорой на преимущества национального характера! Так, где же этот госзаказ? Его нет! Потому что в правительстве нет такого понимания.

Интересно, что в это же время действуют люди, наоборот, понимающие и схватывающие влет. Сейчас многие южнокорейские фирмы содержат в штате одного-двух специалистов из России – пусть русский иногда опаздывает на работу, слушает поручения рассеянно, делает не то, что поручили, увлекается боковыми темами – но у него есть догадка, и это то, что с огромной пользой для фирмы подхватывает и разрабатывает весь коллектив корейских специалистов. Вот так-то – к вопросу о преимуществах национального характера!

Или: около двух лет назад китайцы приехали в Сибирское Отделение Российской академии наук и предложили спонсировать абсолютно все научные разработки. Наши подумали и, опасаясь подспудной угрозы, вежливо отказались. Преимущества национального характера – не есть нечто абстрактное и неосязаемое, это вполне реальный двигатель развития страны – если его так понимать и использовать.

Интересно сопоставить. Профессор А.А. Грякалов пишет: «Недавно я вернулся из Китая с большой конференции, посвященной методологии славистики, в том числе идеям русского формализма. В Китае создан центр лотмановедения (Юрий Михайлович Лотман — один из основоположников структурно-семиотического метода изучения литературы и культуры), создано общество изучения Достоевского, дважды издан Бахтин – в шести и в семи томах. Как мне было приятно, что люди этим занимаются, об этом говорят! Разумеется, китайцев интересует, в первую очередь, Китай и китайцы, но они сейчас пытаются найти методологию, с помощью которой могли бы усилить собственную мировоззренческую позицию».


Все-таки, фундаментальное знание обязано участвовать при формировании государственного управления! Вопрос этот оказывается предельно серьезным. Вновь назначенные министры (на последнем Санкт-Петербургском экономическом форуме, в июне с.г.) выражали восторг по поводу найденной формулы «краудсорсинг». Вот, оказывается, как надо по-современному управлять! Слово crowdsourcing – английское: crowd — толпа, sourcing — использование ресурсов. Гражданами РФ, т.е. той самой толпой, в интернете и в СМИ высказывается множество идей, кое-какие искорки из них надо руководству страной подхватывать и в преобразованном виде использовать в управлении – обрадовались в правительстве. Бесспорно – полезный инструмент, но до какой же степени он есть дешевая самоделка по сравнению с фундаментальным знанием!

Для справки: фундаментальность знания по данной науке, как известно, связана, во-первых, с передовым научным уровнем знаний в данную эпоху, во-вторых, с академически выстроенным полным курсом знаний за историю данной науки, и, в третьих, со следующей из этих знаний картиной мира. Так вот, русская философия несет именно фундаментальность знания, в чем легко убедиться. После восстания декабристов (мировоззренчески тряхнувшего страну) и позже позиции Петра Чаадаева – в российской передовой общественности на несколько десятилетий разгорелся спор между западниками и славянофилами, из этого спора затем генетически выросла русская философия конца XIX-начала XX века, т.е. мысль развивалась более чем век огромным числом лучших мыслителей России.

Так изучалось глубинное своеобразие русского, российского! У какого народа на планете еще есть столь бесценный научный багаж? Это – колоссальное преимущество России! И те, кто, отмахиваясь от этих фундаментальных знаний, поднимают сейчас знамя crowdsourcing, сами не понимают, как смехотворно выглядят!


Версия пятая: служение олигархам

Так каков же он – идейный курс нашего правительства? Как видим, его даже под лупой не удалось обнаружить! Но ведь есть же нечто, на что министры опираются! Остается предположить: у правительства есть особое понимание, и если в соответствии с ним работать – то деятельность до такой степени будет заведомо успешной, что излишни какие-либо сравнения с Китаем, с принципами Дэн Сяопина, а уж, тем более – не нужна никакая русская философия.

Подсказку находим в истории. Когда в начале 90-х одномоментно было упразднено 80 министерств (40 союзных и 40 республиканских), то, чтобы не возникло вакуума управления, Кремль раздал аналогичные по масштабам куски экономики примерно такой же по численности группе частных лиц – олигархов. И в те годы стало вполне обоснованным, логичным, что экономический блок правительства ОБЯЗАН обслуживать коммерческие интересы этих олигархов – тогда это было почти тождественным заботе об экономике государства в целом.

Спустя десятилетие, В.В. Путин в нулевые годы, отдадим ему должное, сделал заметный поворот в ориентации правительства в сторону заботы государства о социальной сфере. Но впечатление, что инерция курса оказалась куда сильнее субъективных усилий главы страны: курс обслуживания интересов олигархов абсолютизирует, укрепляет, утверждает самое себя. Вот она – самодостаточная идеология, исключающая любой иной познавательный интерес, и от которой не дождешься доверительного общения с народом – ей это просто не нужно.

Так додумываешься до крамольного: может, правительственные чиновники в рамках своего секретного понимания – что есть правильный курс России – главной угрозой считают торжество нашего, народного понимания правильного курса России? А если говорить о преимуществах страны, то, по их секретному пониманию, они как раз полностью используются, поскольку преимущества эти – экспортно-сырьевой потенциал и та безгласность народа, которая позволила вогнать страну в формат сырьевой колонии.

Получается, что это единственное толкование, объясняющее, почему про очевидное не докричаться и не объяснить. Так что движение, которое изначально казалось безыдейным, оказывается, имеет в основе ясную и логичную идею.


^ Аналитика за закрытой дверью

Вот это расхождение между тем, что тревожит в судьбе страны простого думающего гражданина, и декларациями, а чаще молчанием кабинета министров – стало каким-то навязчивым роком, постоянной головной болью. И вдруг – ключ к пониманию! Мы «тут сидим и ничего не знаем», а, оказывается, это расхождение – институализировано, то есть имеет официальные организационные формы!

Поясним. Правительственный орган – министерство, ведомство – осуществляет директивную деятельность. Эту деятельность должно сопровождать очень много концептуально-аналитической работы. По любому вопросу, прежде чем издать директивный документ или нормативный акт, необходимо определиться – как понимать данный вопрос, т.е. нужна конференция либо круглый стол, где должны высказаться эксперты. Затем нужна рабочая аналитическая группа, которая из проговоренного смысла выстроит подстрочник будущего документа. Затем нужен проект будущего документа. Если он снова выносится на обсуждение, то цикл повторяется. На всех этапах работают приглашенные аналитики. И, наконец, правительственное учреждение документ принимает.

Так вот, когда мы сетуем или возмущаемся, что не понимаем смысла тех или иных действий правительственного органа, мы, на самом деле, указываем на расхождение нашего с вами понимания не столько с действиями правительственного органа, сколько с той аналитической частью, которая предваряет рождение директивного документа! Именно аналитики нередко закладывают такой смысл в документы, что нам трудно понять правительственный курс.

Так вот в чем дело: круг этих аналитиков строго определен – он институализирован! Это – привлеченные специалисты из трех учреждений: Высшей школы экономики, Академии народного хозяйства при Правительстве РФ и Института экономической политики им. Е.Т. Гайдара. Они и только они. И какой бы вопрос ни готовился, названный контингент перетасовывается, но персонально остается тем же. В стране есть еще много прекрасных специалистов, польза от которых в качестве экспертов была бы большая, но – нет, их не приглашают, а приглашают только из названных учреждений.

Тут есть чему удивиться, особенно, если взглянуть в российскую историю. Вопрос об экспертизе на уровне больших государственных решений – ранее всерьез продумывался. Когда триста лет назад рождалась Российская академия наук, в ее Уставе государевой властью записано – для чего стране нужна Академия: 1) получать новые знания о законах природы и 2) выступать экспертом наиболее важных решений руководства страны.

Почему именно Академия? Потому что экспертом может назвать себя всякий и что он под этим флагом насоветует – ценное или вредное – разобрать, подчас, нелегко. Самозванство в этом деле опасно и его надо было отсечь. Вот почему функция эксперта была предписана Академии: наука движется вперед самое малое через полувековое, а то и вековое формирование научных школ, а это значит, через преемственную передачу от одного поколения ученых к другому поколению – знаний, строгости научного вывода, требовательности к достоверности сведений и т.д. Потому-то государству изначально было очевидно: опора на мнение такого эксперта, как Академия наук – наиболее безошибочна и продуктивна.

Функция эксперта и сегодня в Уставе Академии стоит вторым пунктом, как и триста лет назад. Да вот казус: эту функцию не реализовать! Ученые Академии сегодня не информируются о предстоящих в правительственных учреждениях круглых столах и конференциях, о предстоящей аналитической работе. Они ничего об этом не знают и их не приглашают. Чья-то предусмотрительная рука незримо, властно и точно отсекла того, кто имеет наибольшее право быть экспертом – ученых Академии наук – от экспертной функции.

Говорят, чтобы выиграть в любом деле, надо выиграть в подготовке к подготовке. И в самом деле, смотрите: если экспертиза – этап, предваряющий дело, т.е. его подготовка, то созыв экспертов, определение их персонального состава – как раз подготовка к подготовке. Вот на какой стадии выигрыш кем-то столь прозорливо и блестяще организован!

Возьмем для иллюстрации Болонскую конвенцию – ученые обсуждали ее? Да, многократно и страстно, но… лишь после того, как ее стали внедрять. Болонская конвенция наломала много дров – в первую очередь, она поломала выстроенную за две трети века отечественную вузовскую учебную программу подготовки специалиста в рамках 5,5 лет. Ее поломали ради деления высшего образования на бакалавриат и магистратуру, т.е. чтобы к итогам четырех лет знания учащегося были «комплектными» и бакалавр мог поменять вуз на другой (причем, не обязательно в этой стране). Так в угоду западным стандартам (против которых, между прочим, выступили и многие лучшие университеты разных стран мира) мы произвели в национальной системе высшего образования огромные разрушения, причем, пострадала, в первую очередь, фундаментальность знания. Эксперт – не из названных выше трех учреждений – с горечью воскликнет: зачем же это надо было делать, если даже в США бакалавриат оказался почти не нужен, там только 4% бакалавров принимаются на работу, т.е. эта ступень работодателями фактом не считается за образование! Но мнение «эксперта со стороны» никого не интересует.

Также рождались и остальные, до боли знакомые нам реформы, общественность с ними боролась, компетентные специалисты доказывали очевидные истины – как в пустоту!

^ Составляем народную экспертизу – положения дел в стране

Кулуарность тайного круга избранных экспертов приносит огромный вред российскому народу. Но эту кулуарность, всю эту «прикормленную экспертизу», втихую сопровождающую директивную правительственную деятельность, можно поломать. Это, может быть, трудно сделать группе лиц, но обществу в целом это под силу.

Вспомним: с похожей проблемой столкнулось рабочее движение середины XIX века. Все, что было сильного – принадлежало государству: полиция, армия, тайный сыск, тюрьмы, свод законов. Рабочие, восстававшие против несправедливости, всегда оказывались слабее, всегда заведомо оказывались жертвой. Так родился лозунг «Пролетарии – соединяйтесь!» – как открытие! Оказывается, рабочие всегда слабее силы государства, но до тех пор, пока не соединены. А соединенный пролетариат – сильнее всех государственных инструментов насилия, как, впрочем, и государства в целом. Так был найден единственный выход для рабочего движения – тогда, во времена молодого Маркса.

Прошло полтора века, много страниц коммунистического и социал-демократического движения история перевернула, много старых форм борьбы за справедливость, старых понятий и установок требует пересмотра и уточнения – пусть этим занимаются коммунисты и социал-демократы, сейчас не об этом речь.

А вот сама логика, сделавшая полтора века назад лозунг «Пролетарии – соединяйтесь!» – открытием, похоже, не устарела. Если мы сегодня скажем: «Российские специалисты и ученые, все, кто способен по своему профессиональному профилю дать экспертизу положения дел в стране – соединяйтесь!», мы вызываем к жизни силу, способную вдребезги разбить тайное общество приправительственных экспертов. У нас есть Интернет, в Интернете есть мощные сайты и квалифицированные редакторы, способные собрать БОЛЬШУЮ КНИГУ ПОЛОЖЕНИЯ ДЕЛ В СТРАНЕ.

Это – тоже институализация! Ответная! Институализация возмущения, которое выходит из всех границ. Это – тоже «Болотная площадь», но такая, где движущей силой является серьезная квалификация и взрослая ответственность за страну, а не пацанская инаковость как абсолютизация самое себя.

Вспомним: самомнение царских министров в 1917 году, что они незаменимы вследствие их особой управленческой квалификации, особой допущенности к государственной информации – было легко посрамлено. Такое самомнение тех, кто в правительстве – огромная ошибка.

Специалисты и ученые! В наших силах собрать такой материал, на фоне которого уже невозможны будут унижающие нас игры в молчанку! Да здравствует квалифицированная и полная экспертиза положения дел в стране!

^ Выводы

Вывод первый. Что будет завтра с аналитикой и экспертизой? Нынешняя «команда аналитиков» сформировалась, когда все американское обожествлялось. А Россия понималась как «страна догоняющего развития», догоняющего, разумеется – США. Вот одна из причин той «ломоты в мозгах», когда простой россиянин силится понять смысл принимаемых наверху решений.

Но сегодня отношения России и США вдруг стали быстро меняться – вследствие поведения самих США, ситуации в Европе, появления Китая в качестве новой сверхдержавы. Участился обмен «вежливыми» колкостями между США и Россией, вроде бы близится исключение России из G-8. Битва доллара и юаня за передел мира будет быстро прогрессировать, она потребует от всех стран, в том числе и от России, пересмотра ориентиров, что скажется, разумеется, и на внутриполитическом курсе.

Не пропадет ли, наконец-то, в наших верхах мода на американское, когда в угоду стандартам США надо непременно корежить, ломать, пускать в распыл российские достижения и преимущества?

Или наоборот: именно в свете как раз такой перспективы, та же невидимая властная рука еще более ускорит процесс реформ, подготовленных «проверенной командой», чтобы успеть произвести в нашей стране как можно больше необратимых изменений?

^ Вывод второй. Многие российские ученые и специалисты настороженно и даже негативно отнеслись к событиям на Болотной площади. Более того, многие из них считают, что победоносные шаги таких явлений как Болотная площадь – беда и угроза для России. Дух протестной толпы, взвинчивание и абсолютизация инаковости, психической подвижности – противоположны тому, что нужно для любого серьезного дела: выдержке, квалификации, ответственности. То есть, противоположны как раз чертам личности хорошего специалиста. К тому же видно, что организация протестного движения шита белыми нитками – прекрасно кем-то управляется из-за кулисы. Если протестные толпы вдруг начнут побеждать, то кто же, на самом деле, побеждает?

История слишком хорошо научила: русский бунт, «слепой и беспощадный» – страшное бедствие, в первую очередь, для основных масс простого народа и, если возможно, его непременно надо предотвратить.

^ Вывод третий. Появилось понятие – «сланцы», они могут обрушить положение России на мировом нефтегазовом рынке, а какие перемены это вызовет во внутренней политике нашей страны – трудно даже предположить.

Мы это уже проходили: победа в холодной войне над СССР была осуществлена Рейганом не военным путем, а искусственно вызванным падением цен на нефть, что привело к резкому сокращению валютной выручки СССР, вызвало огромные экономические трудности, кремлевский кризис, приход Горбачева, перестройку, развал СССР.

А что сейчас? Ученые научились добывать газ и нефть из так называемых сланцев. Пока технология слишком дорогая, но очевидно, что удешевление сланцевой нефти и сланцевого газа – дело ближайшего будущего. Карта же запасов сланцев совершенно иная, нежели традиционных нефти и газа. В частности, например, запасы сланцевой нефти на территории США в пять раз больше, чем обычной нефти в Саудовской Аравии.

Рейтинг же России, как поставщика нефти и газа, в этом случае упадет, т.е. прощай прибыли от сырьевого экспорта! Четверть века назад похожие события довели до распада СССР, а что будет с сегодняшней Россией? Не надо быть посвященным в тайны зарубежных спецслужб, чтобы осознавать – все сценарии уже скрупулезно разработаны до готовности №1. Специалисты и ученые об этом пишут, но со стороны правительственных органов, как всегда – молчок.

Осеняет чудовищное подозрение: может, потому-то высокопоставленные чиновники и не говорят ничего о множественных угрозах стране, что – их эти угрозы не страшат! Поскольку, по их прикидкам, Россия просто не доживет до реализации тех угроз! Все раньше закончится! Отмахнемся от этой страшной мысли, будем думать, что наши министры, все-таки, патриоты.

О чем говорит сланцевая угроза? Что «буквально вчера» нам всем нужна инновационно-развитая держава Россия с передовой наукой и передовыми позициями hi-tech по всем направлениям. Но ясно и другое: найдутся силы, чтобы дурить нам голову, отвлекать на всякие мелочи и, тем самым, отнимать у нас драгоценное историческое время, разбазаривать его. Потому-то нужна оппозиционная народная аналитика и экспертиза – угроз, преимуществ и хороших планов подъема РФ.

Июль 2012 Сергей Шаракшанэ

E-mail: sash_50@mail.ru

Сайт: http://sergey-sharakshane.narod.ru





Похожие:

«Болотная площадь» в умах специалистов и ученых iconСанкт-петербургская академия управления и экономики
...
«Болотная площадь» в умах специалистов и ученых iconВходной срез. 6 класс
Два поля занимают площадь 79,9 га. Площадь первого поля в 2,4 раза больше второго. Какова площадь каждого поля
«Болотная площадь» в умах специалистов и ученых iconВ марте 2007 года в Москве состоятся I
В память о М. М. Элланском руководством зао "Пангея" и ргунг принято решение о проведении конкурса работ по петрофизике для молодых...
«Болотная площадь» в умах специалистов и ученых iconПоложение о диссертационном совете (Извлечение)
Положения о порядке присуждения ученых степеней приложений и поручает комиссии из числа членов диссертационного совета — специалистов...
«Болотная площадь» в умах специалистов и ученых icon5 класс Индивидуальная работа школа №1861 Васильева Е. Е. 2006 г
Площадь двух смежных участков равна 441 га, причем площадь первого участка в два раза больше площади второго. Найти площадь второго...
«Болотная площадь» в умах специалистов и ученых iconОткрытое обращение
Одесского и Измаильского Агафангела на VIII всемирном Русском Народном Соборе 4 февраля 2004 года, заслушав и обсудив доклады ученых-специалистов...
«Болотная площадь» в умах специалистов и ученых iconОбщая площадь: 65,47(двускатная), 68,82(лом.)кв м. Жилая площадь: 54,93; 58,28кв м

«Болотная площадь» в умах специалистов и ученых iconДокументы
1. /Трава болотная.doc
«Болотная площадь» в умах специалистов и ученых iconГеографы готовили военно-географические описания; метеорологи
Германией. И мы помним о тех, кто своим ратным подвигом и самоотверженным трудом в тылу добыл дорогую победу. О великой Отечественной...
«Болотная площадь» в умах специалистов и ученых iconПоложение о научном обществе учащихся государственного бюджетного общеобразовательного учреждения Башкирская республиканская гимназия-интернат№2 им. Ахметзаки Валиди
Расширить свой научный кругозор, приобретать умения и навыки творческой научно-исследовательской, рационализаторской, изобретательской...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов