N 9 (48) сентябрь 2000 года \"Альфа\" в черном доме icon

N 9 (48) сентябрь 2000 года "Альфа" в черном доме



НазваниеN 9 (48) сентябрь 2000 года "Альфа" в черном доме
Дата конвертации14.10.2012
Размер132.1 Kb.
ТипДокументы

ГАЗЕТА АССОЦИАЦИИ ВЕТЕРАНОВ ПОДРАЗДЕЛЕНИЯ АНТИТЕРРОРА "АЛЬФА"

N 9 (48) СЕНТЯБРЬ 2000 ГОДА

"Альфа" в черном доме


Семь лет назад, в октябре 93-го, в Москве набухала кровью <локальная гражданская война>. Противостояние достигло своего апогея. В стране действовали два законно-незаконных президента. Театр абсурда принимал все более зловещие, все более угрожающие черты. Однако мало кто мог предположить: подумать мог, что выход из кризиса будет найден посредством танковых орудий, которые на глазах у всего мирового сообщества расстреляли прямой наводкой Белый дом. Еще недавно это холодно-отчужденное здание именовали <символом молодой российской демократии>. Отсюда, в хмельном августе 1991 года Б.Н. Ельцин добивал ГКЧП. Но прошло два года - и вновь у его стен вздыбились баррикады, и хрипатые вожаки с красными от бессонницы и азарта глазами призывали народ к решительным действиям. Народ по своему обыкновению безмолвствовал.

Представители старшего поколения очень хорошо помнили, как в 1973 году танки генерала Пиночета расстреляли дворец <Ла Монеда> - резиденцию чилийского президента Сальвадора Альенде. Как известно, за спиной путчистов стояли Соединенные Штаты, решившие радикальным способом покончить с двоевластием в Чили и привести ситуацию в этой латиноамериканской стране в соответствие со своими <национальными интересами>. Через двадцать лет схожий сценарий был осуществлен в России. Белый дом, ставший от гари и копоти черным, - таков мрачный символ установившейся в России криминальной демократии.

После побоища, устроенного в Останкино, штурм Белого дома становился неизбежен. Главная роль в проведении этой карательной операции отводилась Группе <А>, входившей в состав Главного управления охраны (ГУО). Генерал-лейтенант М.И. Барсуков приказал построить подразделение. Строй принял форму каре.

Накануне Б.Н. Ельцин встречался с офицерами <Альфы> и <Вымпела>. Осведомился насчет штурма: <Вы будете выполнять приказ президента?> Удивленный тишиной, он спросил иначе, с нажимом: <Вы не будете выполнять приказ президента?>. Ответом было гробовое молчание.

В книгах <Записки президента> и <Борис Ельцин: от рассвета до заката> позиция <Альфы> представлена в заведомо тенденциозном виде. Некоторые факты извращены или вывернуты наизнанку.

Вот что, например, пишут в книге бывшего руководителя Службы безопасности президента А.В. Коржакова.

<Чуть свет позвонил встревоженный Барсуков:

- Слушай, Саня, ко мне пришли командиры из <Альфы>. Они говорят, что группа не хочет идти на штурм. Офицеры растеряны, некоторые считают, что все происходящее антиконституционно.
Им для выполнения приказа нужно заключение Конституционного суда (:)

Мы с Барсуковым решили собрать командиров подразделений <Альфа> в зале Совета безопасности - пусть президент с ними лично переговорит.

Пришлось: будить Бориса Николаевича. Я попросил, чтобы он побрился и выглядел посвежее - все-таки ночь была тяжелой. Поручив адъютанту проводить президента до зала, сам пришел туда заранее.

Собралось около сорока офицеров. Многих из них я встречал прежде. Всегда такие улыбчивые, радушные, теперь эти мускулистые парни поглядывали на меня исподлобья, угрюмо и настороженно. Я знал, что <альфистов> одолевают сомнения, но каждый боится их высказать вслух.

Вскоре в зал пришел президент. Командир <Альфы> скомандовал:

- Товарищи офицеры!

(Коржаков ошибается. Президента встретил командир <Вымпела> Д.М. Герасимов, которому Барсуков бросил коротко: <Вы доложите президенту>. Когда тот появился в зале, Дмитрий Михайлович четко отрапортовал: <Офицеры <Вымпела> и <Альфы> по Вашему приказу собраны>. - П.Е.).

Ельцин обвел окружающих пытливым взглядом:

- Товарищи офицеры, прошу садиться.

Барсуков заранее предупредил Ельцина о настроении группы. Борис Николаевич произнес краткую речь. Но перед этим суровым голосом спросил командиров:

- Вы будете выполнять приказ президента?

В ответ - пугающее молчание.

Суть трехминутного выступления Ельцина сводилась к следующему:

- Вы обязаны выполнить приказ. И не надо мучить себя сомнениями. Никого репрессиям не подвергнут.

Произнеся короткий монолог, президент удалился. Настроение у него испортилось (:)

Потом, награждая участников событий 93-го года, Ельцин никак не отметил генерала Барсукова - считал, что именно <Альфа> неуверенно себя повела из-за плохого руководства. Хотя никакой вины Михаила Ивановича в этом не было. Спецподразделение подчинялось ему несколько месяцев, и Барсуков не успел до конца изменить психологический климат среди офицеров (:)

Жесткий тон выступления президента не прибавил энтузиазма офицерам. Они не воспылали доверием к Борису Николаевичу и сидели с каменными лицами (:)

Зайцев меня в этой ситуации сильно огорчил:>

То, что являлось для г-на Коржакова <плохим психологическим климатом>, было суть подразделения, его нравственным ориентиром, который не позволил офицерам Группы <А> превратиться в палачей своего народа.

Кстати, если быть точным до конца, то в итоге <Альфа> не была распущена благодаря генералу Барсукову. Об этом никто и нигде не писал, но именно он воспротивился расформированию подразделения и, когда в какой-то момент его доводы были не восприняты, написал рапорт об отставке:

У каждого человека бывает в жизни свой <момент истины>. Для командира Группы <А>, Героя Советского Союза генерал-майора Геннадия Николаевича Зайцева он выпал на 4 октября 1993 года. Все последующие события, о которых пойдет речь, легли на его плечи бременем страшной, испепеляющей душу ответственности. И с этой ответственностью он и его товарищи по Группе <А> справились с честью.

- Я прошу каждого осмыслить мои слова, - сказал генерал Барсуков. - Либо группа вступит в Белый дом, либо я вынужден буду подписать приказ о расформировании и разоружении подразделения.

Дилемма, таким образом, была сформулирована. Побратимы из <Вымпела>, те заняли более жесткую позицию, и это закончилось для подразделения плачевно. Вскоре оно было передано в состав МВД. Большинство офицеров написало рапорты об увольнении. Уникальное разведывательно-диверсионное подразделение, гордость КГБ, перестало существовать. Такая же участь ожидала и <Альфу>: не прими ее руководство поистине соломоново решение, единственно правильное в той перенасыщенной эмоциями и насилием обстановке.

Во избежание многочисленных жертв и ради сохранения подразделения было решено бескровно покончить с противостоянием. Возникла идея: вступить в переговоры с руководителями обороны российского парламента, гарантировать защитникам Белого дома беспрепятственный выход из здания под контролем сотрудников Группы <А>.

:На площади перед Белым домом снайпер застрелил сотрудника <Альфы> 29-летнего Геннадия Сергеева. В тот момент, когда младший лейтенант спасал раненого, пуля попала ему в незащищенную бронежилетом часть тела. Он осел, успев только сказать своему сослуживцу Ю.Н. Торшину: <Юрий Николаевич, кажется, зацепило:> Торшин оттащил Геннадия в один из отсеков бронемашины, вколол обезболивающее средство. Рядом была карета <скорой помощи>, врачи. Какое-то время могучий организм боролся со смертью. Уже потом патологоанатом, проводивший вскрытие, удивлялся, как можно было прожить с таким тяжким ранением целых семь минут.

За день или два до гибели Геннадий со смехом рассказывал жене Лене, что во сне: моет полы в собственной квартире. Сонники утверждают: мыть полы - к смерти.

Существует версия, что это не был просто рикошет. Подразделение хотели спровоцировать на штурм и убийство людей, которые перед властями были виноваты только в том, что имели другие политические взгляды и осмелились защищать <букву> основного закона страны. Но <Альфа> не сорвалась, не пошла на поводу у эмоций. Акция <Кровь за кровь!> сорвалась.

14.54. У центрального входа в здание Верховного Совета остановились три бронемашины, из которых вышли несколько военных в незнакомой для большинства граждан темно-оливковой форме, бронежилетах и зеленых шлемах, внешним видом напоминающие сферы космонавтов. Поведение этих людей не было похоже на действия добровольцев из Народно-патриотической партии (была создана в 1992 году госсекретарем Г.Э. Бурбулисом на базе Союза ветеранов Афганистана) или ОМОНа.

Воспользовавшись куском колючей проволоки с белой тряпицей, бойцы Группы <А> (а это были именно они) стали лицом к Белому дому и положили на ступени оружие. По их просьбе находящийся рядом сержант милиции Геннадий Сорокин через мегафон обратился к защитникам парламента: <К вам на переговоры идет подполковник группы <Альфа>. Кто-нибудь, выйдите для переговоров>.

15.00. Из вестибюля показались двое встречающих. В этот же момент из здания мэрии, находившейся в руках сторонников президента, открыли заградительный огонь. <Прекратите огонь! Мы тоже стрелять умеем!>, - последовала резкая команда командира <Альфы> генерала Г.Н. Зайцева по открытому радиоканалу. Стрельба прекратилась.

К двум парламентерам вышел генерал Альберт Макашов. Позднее к нему присоединились генералы Виктор Баранников и Вячеслав Ачалов. Темноволосый офицер в зеленой бронекольчуге с наплечниками отчетливо произнес: <Нам приказано овладеть Белым домом. Приказ - вести огонь на поражение. Значит, почти все вы будете убиты. Поэтому: лучше сдавайтесь>.

- Кто у вас командир? - осведомился генерал Баранников, желая, видимо, проверить парламентеров, действительно ли они из <Альфы> или только выдают себя за офицеров этого элитного подразделения.

- Генерал-майор Зайцев Геннадий Николаевич, - последовал четкий ответ.

- Хорошо его знаю, - удовлетворенно сказал Баранников. - Ему можно доверять. Передайте ему, что хотел бы с ним встретиться и обсудить ситуацию.

- Поздно. До начала операции: осталось двадцать минут.

В этот момент в разговор вмешался известный журналист и депутат Иона Андронов:

- Прошу военных прервать полемику и предоставить наконец парламенту право решать свою судьбу. Готовы ли командиры <Альфы> пройти со мной в зал Совета Национальностей и обратиться там к депутатам? В любом случае перед штурмом надлежит вывести отсюда женщин и всех безоружных.

- Поддерживаю это, - кивнул Баранников.

- Мы согласны обратиться к депутатам, - сказал старший из парламентеров.

- Как вас зовут? - спросил Иона Андронов.

- Можете звать меня условно: Володей.

Его имя известно редакции газеты, но мы не считаем нужным предавать его огласке. Всему свое время.

В Совете Национальностей - единственном месте, где можно было укрыться от пуль и осколков, - находились депутаты, работники аппарата, журналисты и разный народ. Первым взял слово Баранников, порекомендовав выслушать парламентеров и одобрить их предложение о капитуляции. Зал оцепенел. Затем заговорил <Володя>. Фактически он провел последнюю сессию Верховного Совета. Телевизионной или диктофонной записи не велось, поэтому, используя свидетельства очевидцев, мы можем только реконструировать эту историческую (без иронических кавычек) речь.

- Мое воинское звание - подполковник. Перед народными депутатами выступаю впервые. Перед нашим подразделением поставлена задача - овладеть Белым домом (слово <штурм> принципиально не употреблялось. - П.Е.). Мы - офицеры и обязаны выполнять приказ. Наша спецгруппа <Альфа> предназначена для борьбы с терроризмом и организованной преступностью. Но вы не террористы, и за ваше избрание голосовали граждане России. Мы считаем, что сейчас не время решать политические споры, надо думать о том, чтобы вы остались живы. <Альфа> штурмовала в Кабуле дворец Амина, где почти все погибли. Но мы не хотим убивать соотечественников. Не хотим убивать безоружных людей, собравшихся в этом зале. Не хотим убивать депутатов. Глядя сейчас на вас, я вижу, что сидящие здесь подобны моему отцу и матери. Мы не хотим вас убивать!Но все равно вас теперь атакуют. Поэтому прошу - скорее сдавайтесь. Мы не сделали ни одного выстрела. Для переговоров к вам нас никто не посылал, мы сами решили сделать этот шаг.

Далее парламентер изложил суть предложения. Сотрудники <Альфы> решили бескровно покончить с противостоянием. Если защитники Белого дома добровольно сдадут оружие, то <Альфа> гарантирует их неприкосновенность, предоставляет живой коридор из своих бойцов и выводит людей к автобусам или в город.

Раздались аплодисменты. В сопровождении генерала Баранникова парламентеры направились к Александру Руцкому. Переговоры длились не более двадцати минут, после чего решение о сдаче Белого дома <Альфе> было окончательно принято.

15.52. Когда парламентеры собирались покинуть пылающий Белый дом, неожиданно возобновился обстрел: от гостиницы <Украина> по парламенту ударили танки Таманской дивизии, грозя сорвать мирные переговоры. Раздались пулеметные очереди и со стороны площади Свободной России. Зашевелилась и собравшаяся у парадной лестницы частично вооруженная толпа сторонников президента Ельцина, среди которой было много мародеров. Пользуясь неразберихой, они разломали двери цокольного подъезда 1 <А> и в темноте, с самодельными факелами в руках, принялись грабить продуктовый магазин и маленькую картинную галерею, находившуюся перед лифтовым холлом. Защитники Белого дома открыли стрельбу. Обезумевшая толпа бросилась назад, сметая все на своем пути. И тогда по открытому радиоканалу генерал Зайцев приказал стрельбу прекратить.

15.58. Танки временно прекратили стрельбу. В какой-то момент один из защитников Белого дома выскочил с оружием в руках в коридор. Это стоило ему жизни. Возникла реальная угроза для сотрудников подразделения, и тогда один из них вынужден был стрелять на поражение. Это был единственный выстрел <Альфы> в ходе операции.

16.00. Бойцы Группы <А> стоят по всей длине лестницы у Белого дома. Милиционеры со щитами и дубинками цепью приближаются к лестнице. Кто-то из бойцов <Альфы> кричит им: <Милиция - стоять! Не рыпаться!>

Выйдя из здания, старший парламентер обратился к толпе через мегафон: <Через некоторое время сюда подойдут автобусы, из сотрудников <Альфы> будет создан коридор, по которому пойдут разоруженные защитники Белого дома и депутаты Верховного Совета РФ. Если кто-то из посторонних лиц подойдет ближе, чем на пять метров к сотруднику подразделения или создастся опасность для жизни выходящих из Белого дома людей, я приказал подчиненным применить физическую силу, а если необходимо - оружие>. В течение десяти минут толпа растворилась.

16.34. Бойцы Группы <А> присели на ступеньках. Никого из официальных лиц не видно. Есть только сержант Сорокин, <Альфа> и Белый дом.

16.53. Из 14-го подъезда Белого дома стали выходить люди. Они проходят через живой коридор, созданный сотрудниками <Альфы>. Никого не били, не унижали. Зверствовали сотрудники ОМОНа, рассредоточившиеся по окрестным улицам и подворотням. Пьяные, с отборным матом, они без разбора избивали попавших в их руки людей. Тому есть многочисленные свидетельства.

17.45. Большая часть людей покинула здание. Группы <Альфа> и <Вымпел> прошли в Белый дом.

18.01. Из центрального подъезда выходят Александр Руцкой и Руслан Хасбулатов, они садятся в автобус с номером 82-62 МКВ. Их сопровождают бойцы <Альфы> и <Вымпела>. Они направляются в специзолятор Министерства безопасности <Лефортово>.

Весь мир наблюдал, как на фоне вечереющего неба в Москве догорает обещанная президентом Ельциным <горячая осень> 93-го. Да, она оказалась действительно горячей, но благодаря <Альфе> остались жить сотни людей, в том числе лидеры оппозиции.

Офицер <Альфы> Сергей Федоров вывел из Белого дома со стороны Горбатого мостика четыреста человек. Люди боялись, что по ним откроют огонь. И тогда Федоров вышел из подъезда и снял бронированную сферу с головы: <Если в кого-то и будут стрелять, так это в меня, а не в вас, безоружных>.

Как мне представляется, Федоров дает ответ, почему именно <Альфе> и ее командиру удалось пройти по лезвию бритвы. <Он (т.е. генерал Зайцев. - П.Е.) был и остается требовательным в первую очередь к себе. Тогда в группе подобрались мужики - оглоблю об характер сломаешь. Чувство собственного достоинства, профессионализм, мужество - с пониманием того, кто они и какие они. Нам было многое позволено, мы обладали обширной информацией. Когда мы выполняли боевую задачу, у нас в оцеплении милиция и армия стояли. Мы часто работали с первыми лицами государства - разве к нам можно было предъявить средние требования, хоть в чем-то давать слабину? Управлять такой командой мог только человек выдающихся личных и профессиональных качеств - Зайцев: Вообще я считаю, что операция в Белом доме - самая выдающаяся после штурма дворца Амина. Она всему миру показала, что спецназ - не головорезы, готовые выполнить любой приказ любого правительства. И смерть Гены Сергеева - высокая цена за то, что не погибли тогда многие и многие. Ведь штурмом взять Белый дом мы могли. Вот только кровь людская - не водица:>

Если писать историю <горячей осени> 93-го года по книжке Александра Коржакова, то выходит, что Белый дом капитулировал после появления в нем мужественного телохранителя президента, шедшего впереди бойцов <Альфы>.

<На пятом этаже <Альфа> активизировалась, - свидетельствует Коржаков. - Меня начали оберегать. Впереди шел офицер и постоянно предупреждал:

- Александр Васильевич, подождите, тут опасно.

^ Ребята поняли, что неудобно повсюду пропускать генерала вперед.

Наконец, были обнаружены люди. Они сидели в темноте, в небольшом зале заседаний, обреченные, готовые ко всему. Бойцы <Альфы> предложили:

- Может, туда гранату бросить?

Я возразил:

- Да вы что! Давайте сначала выясним, кто там находится. Могут сидеть простые сотрудники (:)

Оказались депутаты и технический персонал - человек пятьдесят. Среди них, например, был Иван Рыбкин. У меня до сих пор храниться список всех тех, кого мы застали на пятом этаже.

^ Образовали своеобразный КПП. Первым обыскивал задержанных боец <Альфы>. А я проверял удостоверения и бросал в спортивную сумку:>

Какие к черту переговоры, предпринятые по инициативе руководителей <Альфы>? Об этом читатель не найдет в книжке Коржакова ни слова, ни тени намека. Будто и не было. Правда, описываемые события происходят на пятом этаже, вдали от зала заседаний Совета национальностей или кабинета Руцкого. Ну и что с того.

Процедура досмотра, по собственному признанию Коржакова, продолжалась больше часа. До чего же увлекся товарищ! И только когда к нему подошел сотрудник <Альфы> и доложил, что внизу, в холле парадного подъезда находятся Руцкой и Хасбулатов (они ожидали своей участи после сдачи Белого дома <Альфе>), бравый генерал поспешил туда пожинать лавры победы.

Есть в книжке Коржакова и такие строчки: <Зайцеву стало стыдно за своих подчиненных>. И еще: <Уже находясь около Белого дома, он чуть не пустил себе пулю в лоб, - Барсукова вовремя предупредили и несчастье удалось предотвратить>.

Выпущенная большим тиражом, эта ложь отправилась гулять по свету. Тут же, естественно, нашлись <свидетели>, которые чуть ли не руку с пистолетом отвели от виска генерала. В первых числах октября 1997 года до Геннадия Николаевича дозвонился обозреватель <Комсомольской правды> Александр Гаммов. Между ними состоялся примечательный диалог:

Корр.: Извините, Коржаков утверждает, что Вы тогда хотели застрелиться.

Зайцев (возмущенно): Если бы я встретил его, я бы с ним поговорил, как генерал с генералом. Но лучше, е: мать, не встречаться. Извини:

После выхода книги в прессе было опубликовано открытое письмо бывших сотрудников Группы <А>, подписанное президентом Ассоциации ветеранов подразделения антитеррора <Альфа>, депутатом Московской городской Думы С.А. Гончаровым. Коржакову, если он, конечно, дорожит своей честью офицера, было предложено извиниться, но г-н писатель предпочел отмолчаться.

В сложнейшей ситуации, когда, казалось, не было выбора, <Альфа> смогла спасти людей (это ее основное предназначение) и сохранить свое лицо. Некоторым политикам очень не понравилось, что это лицо человеческое. На мундире Группы <А> нет и части крови, что была пролита в Белом доме.

В последней телесъемке летом 1994 года историк Михаил Гефтер в разговоре с Львом Анненским сказал: <Равняйтесь на группу <Альфа>. На людей, которые октябрь видели двойным знаком отличия: они. Как никто, носили знание смерти, они же отказались выполнять приказ убивать. <Равняйтесь на группу <Альфа>! - это суммирует и делает историческим опыт тех, кто выбором действия, своим офицерским отказом убивать, открыл вход в центральную проблему русского сознания, закрытый суесловию и политиканству: мыслящий иначе - не враг, подлежащий уничтожению, он согражданин и брат>.

Этими словами я хочу завершить очерк о Группе <А> и ее легендарном командире.

Павел Евдокимов




Похожие:

N 9 (48) сентябрь 2000 года \"Альфа\" в черном доме iconСентябрь 2008 года
Вот уже и прошло теплое лето, начался сентябрь, а вместе с ним и новый учебный год. Об этом и многом другом мы побеседовали с директором...
N 9 (48) сентябрь 2000 года \"Альфа\" в черном доме iconЛитургические реформы в истории Русской Церкви и их характерные особенности
Москве в феврале 2000 года. См.: Пентковский А. М. Об особенностях некоторых подходов к реформированию богослужения // Православное...
N 9 (48) сентябрь 2000 года \"Альфа\" в черном доме iconДокументы
1. /2000 - Восставший из Ада/01 - Демобилизация.txt
2. /2000...

N 9 (48) сентябрь 2000 года \"Альфа\" в черном доме iconА. Н. Островский воспитанница (1858)
Уланбекова, старуха лет под 60, высокого роста, худая, с большим носом, черными густыми бровями; тип лица восточный, небольшие усы....
N 9 (48) сентябрь 2000 года \"Альфа\" в черном доме iconУправление образования администрации Петровского
Петровска и Петровского района Саратовской области №453 от 20 сентября 1995 года (свидетельство о государственной регистрации №42),...
N 9 (48) сентябрь 2000 года \"Альфа\" в черном доме iconЛинн, убери все с кофейного столика. Быстрее, он тяжелый
Где-то вверху раздается грохот. Вилли и Кейт заглядывают в сарай и убеждаются в том, что в него врезался корабль Альфа. Чуть позже...
N 9 (48) сентябрь 2000 года \"Альфа\" в черном доме iconЭнциклопедия "Альфа"
Тренне необходимый и закономерный характер / теологическое понимание истории /. По мнению А. Блаженного, будущее принадлежит Граду...
N 9 (48) сентябрь 2000 года \"Альфа\" в черном доме iconПостановление От 3 апреля 2003 года n 27 о введении в действие санитарно-эпидемиологических правил и нормативов СанПиН 4 1251-03
Положения о государственном санитарно-эпидемиологическом нормировании#S, утвержденного #M12291 901765645постановлением Правительства...
N 9 (48) сентябрь 2000 года \"Альфа\" в черном доме iconПосещаемость сайта в период: сентябрь 2010 – сентябрь 2011

N 9 (48) сентябрь 2000 года \"Альфа\" в черном доме icon«Максим Мирный»
Максим Мирный – член белорусской команды кубка Дэвиса с 1994 года и достиг многих спортивных результатов. С 2000 года входит в число...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов