Развод россии с советской властью icon

Развод россии с советской властью



НазваниеРазвод россии с советской властью
Дата конвертации14.10.2012
Размер232.97 Kb.
ТипДокументы

РАЗВОД РОССИИ С СОВЕТСКОЙ ВЛАСТЬЮ

Алексей СУРКОВ, народный депутат России (1990-1995)

НАС ЗАСТАВЛЯЮТ ГОРДИТЬСЯ НЕ ДОСТИЖЕНИЯМИ РОССИИ НА ДЕМОКРАТИЧЕСКОМ ПУТИ. И НЕ СЛАВНЫМИ ТРАДИЦИЯМИ ТЫСЯЧЕЛЕТНЕЙ ИСТОРИИ ГОСУДАРСТВА РОССИЙСКОГО. ИДЕОЛОГИ СОВЕТСКОГО ПРОШЛОГО НАСТОЙЧИВО ДОБИВАЮТСЯ СВЕТЛОГО СОХРАНЕНИЯ В ПАМЯТИ ЛЮДСКОЙ ХОТЬ И МИЗЕРНОГО ДЛЯ ИСТОРИИ ГОСУДАРСТВА, НО САМОГО ПОЗОРНОГО ОТРЕЗКА В ЛЕТОПИСИ РОССИИ - 70-ЛЕТНЕГО БЕСПРЕДЕЛА ЛЕНИНСКОГО БОЛЬШЕВИЗМА.

О горячей осени 1993 г., связанной с подавлением в Москве вооруженного мятежа "белодомовских сидельцев", писалось немало. Но все больше представителями проигравшей стороны да неуемной левой оппозицией. Те, кто поддержал тогда Президента и с пониманием отнесся к его решительным действиям, а таких было абсолютное большинство, не считали необходимым спекулировать данной темой. Справедливо полагали при этом, что народ в тот момент хорошо во всем разобрался, почему и не занял сторону хасбулатовцев и макашовцев.

Что касается властей, как федеральных, так и региональных, они и по прошествии десяти лет стыдливо избегают публичной оценки тех драматических дней (как, впрочем, и августовского путча 1991!), имевших судьбоносное для будущего страны значение. При этом власти отлично понимают, насколько шельмуется фактическая сторона Октября-93. И давно пора обозначить официальную позицию по отношению к предпринятым тогда Президентом действиям, которые не позволили радетелям советского режима в очередной раз загнать россиян в тоталитарный тупик. Но власти молчат и об августе 1991, и об октябре 1993. То ли потому, что тогда не определились, чью сторону занять. Либо определились, но против Президента. А может, власть боится травмировать ранимые души тех, кто в августе-91 давил танками молодые побеги российской демократии, а в 1993 г. из-под крыши Белого дома провоцировал по Москве кровавые беспорядки, настойчиво раздувая пламя гражданской войны.

Во всяком случае, страусиная политика властей привела к тому, что гекачеписты, пытавшиеся в августе-91 танками и чрезвычайщиной удержать нас в советском ГУЛАГе, теперь возведены чуть ли не в ранг национальных героев. А "белодомовские сидельцы" открыто носятся с навязчивой идеей признать их за 1993 год жертвами ельцинской диктатуры, поскольку они отстаивали тогда ими же покареженную сотнями поправок советскую конституцию. Этих антигероев мы все чаще видим то на телевидении, то на страницах прессы. Как говорил поэт, если звезды на небе зажигают, значит, это кому-то надо!

Наше телевидение нам упорно навязывает приукрашенное прошлое: то мифические заслуги Косыгина и Андропова, которые с собратьями по ЦК КПСС десятилетиями уверенно вели СССР к экономическому и политическому краху; то героические эпизоды из жизнедеятельности КГБ; то величайшие деяния оборонки, раздевшей страну догола во имя гонки вооружений и устрашения своей мощью всего мира.
Нас обязывают праздновать все те же торжества большевистского государства - 23 февраля, 8 марта, 7 ноября. Другими словами, под сталинско-михалковский гимн нас заставляют жить и радоваться свершениям бесславно почившего коммунистического режима. Создается впечатление, что сегодняшняя власть намерена вести нас в счастливое демократическое завтра с круто повернутой назад головой. Причем заставляют гордиться не достижениями России на демократическом пути. И не славными традициями тысячелетней истории государства российского. Нет. Идеологи советского прошлого настойчиво добиваются сохранения в памяти людской хоть и мизерного для истории государства, но самого трагичного отрезка в летописи России - 70-летнего беспредела ленинского большевизма. И как далеко мы прошагаем в столь неестественной позе?!

На фоне сказанного буквально "белой вороной" смотрится выпорхнувшая в 2003 году небольшим тиражом брошюра "Октябрь-93. Военные под российским триколором", подготовленная Институтом политического и военного анализа (ИПВА), под редакцией директора института А. Шаравина.

***

Что примечательно, это не институтское исследование. Здесь нет научных изысканий. Не даются фундаментальные оценки. Брошюра не задает новые векторы для политической полемики. Зато она возвращает нас в жестокую правду тех дней, которые за минувшие годы покрыты толстым слоем лжи и наветов. По случаю десятилетия Октября-93 коллектив ИПВА взял на себя исключительно благородную миссию: проанализировать позицию военных, которые политическую бузу в Москве приняли как собственную боль и без долгих раздумий встали на сторону Президента, т.е. под российский триколор. Почему они пошли за Президентом и как оценивают свое решение десять лет спустя?!

Минувшее десятилетие тяжелейших реформ по выводу России на демократический путь развития оставило глубокий шрам на всем обществе, в том числе и на судьбе военных. Как и большинство своих коллег, авторы брошюры не были обласканы в период глобальной реформации. Золотоносные нефтяные вышки и высокодоходные газовые трубы проплыли рядом, да только в другие руки. Красный директорат и партийно-советская элита как в центре, так и на местах без военных легко управились с прихватизацией заводов, фабрик, колхозно-совхозной собственности. Зато обвальные "оргштатные мероприятия" по урезанию чрезмерно раздутой для мирного времени советской армии их не обошли стороной. Потому-то многих авторов брошюры Октябрь-93 застал в опасном свободном плаванье - без жилья и без работы. И тем не менее, в отличие от левых и прочих оппозиционеров курсу реформ, и по прошествии десяти лет военные не усомнились в правильности принятого ими в переломном 1993 году решения по пресечению преступных действий белодомовских авантюристов.

***

Своими бесхитростными зарисовками-воспоминаниями авторы брошюры, сами того не замечая, легко разбивают многие домыслы фальсификаторов октябрьских событий.

И прежде всего о том, кого собрали под свои знамена белодомовские сидельцы? Руцкой и прочие убеждали общественность, что в Белом доме (Дом Советов на Краснопресненской набережной, где ныне расположено Правительство России. - А.С.) находились одни мирные депутаты, не бравшие в руки оружия. Но вглядимся в беспристрастные факты истории.

Как известно, в знак протеста против президентского указа № 1400 от 21 сентября 1993 г. о поэтапной конституционной реформе Хасбулатов, его заместитель Воронин и оппозиционно настроенные к Первому Президенту России Б.Н. Ельцину депутаты отказались покидать здание Дома Советов. Для поддержки стали зазывать других коллег. Но большинство прибывших из регионов депутатов, разобравшись в ситуации, быстро покинуло Дом Советов и Москву. Из почти тысячи народных избранников рядом с Хасбулатовым до последнего оставалось лишь 180 человек, что установила созданная Администрацией Президента комиссия, которую мне было поручено возглавить.

Помимо депутатов и обслуживающего персонала, в Белом доме нашли пристанище казачки-удальцы, баркашовско-анпиловские ура-патриоты, а также прочие рыцари удачи, жаждавшие на любом пепелище пострелять да чужую кровь пролить. Из них руцкие, макашовы, ачаловы формировали полки, роты, взводы и вооружали для бандитских вылазок.

В брошюре наглядно это показано.

^ Игорь Астахов: "Я работал тогда в Службе безопасности Президента... за несколько дней до развязки я вывел из Белого дома "диких гусей" - казаков, воевавших еще в Приднестровье, которых я хорошо знал... - И тут же, как и многие другие авторы брошюры, невольно проводит параллель между Октябрем-93 и Августом-91, когда он участвовал в защите российской демократии от гекачепистов. - На этот раз у Белого дома стояли совершенно другие люди по сравнению с теми, кто был там в 91-м. Тогда там стояли интеллигенты, здравомыслящие военные, студенты, которые хотели перемен к лучшему, думали о светлом. Здесь же была публика злобная, ненавидящая, часто просто дегенеративного типа, много бомжей. В 91-м мы строили баррикады всерьез. А эти люди были временные, они не собирались всерьез сражаться. Такая толпа легко управляема. Макашову с его лозунгами ничего не стоило их завести..."

Интересно повествование ^ Виктора Гурова, который в то время работал главным специалистом Комиссии по законности Дзержинского райсовета и вначале не поддержавшего президентский Указ № 1400 о прекращении деятельности парламента: "...при всем моем глубоком уважении к Ельцину, сохраняемому и по настоящий день, - я считаю, что на тот момент действия его были незаконными. И когда все началось, я пошел к Белому дому, чтобы встать в ряды его защитников - как я сделал и в 91-м году. Но когда я туда пришел, то встретился с людьми, у которых на рукавах была свастика. Они, конечно, рассуждали о том, что это и не свастика вовсе, но для меня свастика есть свастика. Я поговорил с несколькими из этих людей и понял окончательно, что мне с ними не по пути, что они не затем сюда пришли - а я уж и тем более. Я развернулся, спустился в метро и уехал домой со спокойной совестью..."

^ Алексей Зайцев, представитель Минобороны, бывавший в те дни в Белом доме, отмечает искусственно раскручиваемый там психоз ненависти и противостояния: "Я встретился с человеком, которого знал еще по 91 году. Он мне сказал: "Ты что здесь делаешь? Встретишься еще раз - расстреляем!" ...Видел Кобзона, постоянно певшего песни для депутатов. Попал я туда и в тот момент, когда Руцкой принимал президентскую присягу... в полутемном зале. По дороге встретил своего знакомого полковника милиции. Я увидел человека возбужденного, с красными воспаленными глазами, одним словом, ненормального. Он тоже мне сказал: "Ну, все, вот придем к власти - всех повесим и расстреляем". Я ему говорю: "Саша, ты что, очумел? Меня, что ли, собираешься расстреливать?" Он сразу осел, стал что-то лепетать..."

К слову сказать, помимо Кобзона, белодомовцев вдохновляли "на бой кровавый, святой и правый" и другие представители интеллигенции, которых Хасбулатов щедро прикармливал финансами из госбюджета через лично ему подконтрольный Фонд Верховного Совета по социальной поддержке населения. После подавления мятежа среди изъятых в Белом доме материалов следователи найдут записку С. Говорухина, еще недавно гневно обличавшего пороки коммунистического режима в фильме "Так жить нельзя". Теперь он собственноручно подбадривал защитников советской власти, адресуясь к Руцкому А.В.: "А.В. Был, не застал. Я с вами! Держитесь! Мы тоже боремся. Станислав Говорухин... (приписка) Пишу в темноте. Обнимаю" ("Москва. Осень-93").

***

Брошюра убедительно дает ответ и на вопрос, кто развязал стрельбу на поражение, в том числе по мирным гражданам?

Левая оппозиция и белодомовские сидельцы столь уязвимый для них вопрос стараются не будоражить либо открещиваются, сваливая вину на военных.

Но преступные их деяния 3 и 4 октября зафиксированы материалами следствия, официальными сводками военных, справками коменданта Белого дома, материалами заседаний Верховного Совета, сообщениями СМИ, которые обстоятельно отражены в выпущенной под моей редакцией к первой годовщине тех событий книге - "Москва. Осень-93. Хроника противостояния" (М., изд. "Республика", 1994).

Всем памятно, как 3 октября, раззадоренные безнаказанным прорывом анпиловцев через редкие милицейские цепи к Белому дому, хасбулатовцы воспряли духом и под командованием генерала-депутата Макашова А. совершили вооруженное нападение на московскую мэрию, взяв в заложники милиционеров и представителей московского Правительства, пролив там первую кровь. Опьяненные удачей, вооружают толпу и нападают на телецентр "Останкино".

В. Гуров: "Мне рассказывал мой хороший знакомый, что автоматы там (у телецентра Останкино. - А. С.) раздавали кому попало, просто с грузовика, не записывали ничего, надо было только паспорт показать. Открывали ящики - и подходи, ребята, бери, будем защищать советскую власть..."

Генерал Руцкой по радиосвязи инструктировал макашовцев: "Внимание! Приказываю стягивать к Останкино войска. Стрелять на поражение... Подавить огневые точки" ("Коммерсант-Daily" от 4 октября 1993 г.).

Но крепко получив у "Останкино" от военных по зубам, макашовцы, побросав убитых и раненых, под покровом ночи помчались зализывать свои раны под крышу Белого дома, где Хасбулатов, еще не зная о полном поражении своего войска (или специально дезинформируя присутствующих!), в большом зале Дома Советов разглагольствовал перед жидкими рядами сторонников: "Давайте организованно будем работать очередной весь вечер и ночь, и утро. Я считаю, что сегодня надо взять Кремль. "Останкино" - взято! (Бурные аплодисменты)".

Пройдет немного времени, и эйфория хасбулатовцев сменится трусливым ожиданием расплаты: "Совсем ночь. Депутаты попритихли. Про штурм Кремля больше никто не говорит. С балкона не митингуют. Все ждут. Но, кажется, уже не того, чем дело кончится - чем, уже понятно, а - как, и как скоро" (В. Куцылло. Записки из Белого дома. М., 1993).

В не менее мрачных тонах живописал ту ночь один из боевиков: "...Заметен упадок дисциплины. В одном месте открыто распивали водку... Хуже всего был вид Дома Советов. Погруженное в полный мрак здание, замкнувшее все двери, производило впечатление саркофага, в котором все умерло или готово умереть... В бункере обстановка была еще более тягостная. Кто-то смертельно пьяный рвал на себе камуфляж, крича: "Где мои тираспольцы?" Группа казаков заперлась в отсеке и тоже пила, поминая погибших товарищей и самих себя. Командиры рот были бессильны навести порядок... В 5. 30 я встал и пошел из бункера. У выхода я обернулся и посмотрел на своего командира взвода М. Глаза его были открыты. Он спокойно смотрел мне вслед. Караул у входа отсутствовал. Меня никто не остановил, я прошел на набережную и покинул территорию Дома Советов. Москвичи шли на работу, а со стороны Кутузовского проспекта доносился грохот надвигающихся танков" (Н. Котенко. Черный октябрь. "Молодая гвардия". 1994, №1).

Белодомовские вожди ясно понимали, что за содеянные 3 октября преступления и пролитую по Москве кровь ответственности не избежать. Поэтому сдаваться властям не спешили, что и понудило Президента России Б. Ельцина в ночь на 4 октября поручить военным в качестве демонстрации силы блокировать подступы к Дому Советов, разоружить выходящих из него боевиков и передавать их правоохранительным органам. Теплилась надежда, что белодомовцы не решатся на вооруженное сопротивление боевым формированиям.

Реальность зафиксировали оперативные сводки военных, которые участвовали в блокировании Дома Советов. ^ Из сводок Минобороны России от 4 октября 1993 г. (по материалам книги "Москва. Осень-93"):

"В 3.40 поставлена задача на планирование применения войск по локализации действий оппозиции у Белого дома...

С 6.55 подразделения, получившие задачу на блокирование Белого дома, начали выдвижение в указанные районы. Развертывание войск было осуществлено с 7.20 до 8.00. При подходе войск к Белому дому они были обстреляны из стрелкового оружия военизированными формированиями оппозиции...

07.15. Из Б.Д. стали вести прицельный огонь изо всех имеющихся видов оружия по блокирующим подразделениям. Сигналом послужил поджог автобуса, стоящего с правой стороны напротив Б. Д...

07.00-07.55. Поступили доклады от командиров 2 мсд и 119 пдп о невозможности блокировать центральный вход из-за сильного огневого поражения со стороны боевиков и открытости местности. Боевики применили против БМП гранатометы...

07.20-08.10. С началом обстрела блокирующих частей, со стороны сквера гостиницы "Украина" постоянно ведут прицельный обстрел по пункту управления из стрелкового оружия, выслали группу для захвата стреляющих.

10.00. Применили танки, стрельба велась по верхним этажам, ниже 4 этажа не стреляли.

10.45. Старший приказал прекратить стрельбу (Много зевак...).

11.30. Доклад командира 4 мсд: "Со стороны тыла скопилась большая толпа, ведет огонь из стрелкового оружия и прорывается к Б. Д. Милиция и МВД бездействуют".

12.10. Боевики из толпы постоянно ведут обстрел по блокирующим частям. Командиры 2 мсд, 119 пдп доложили: есть убитые и раненые.

12.30. Доклад командира 2 мсд: обстрел ведется боевиками с крыш и окон прилегающих домов, есть раненые...

15.00. "Альфа" при поддержке пдп и роты спецназ пошла на штурм Б. Д.

17.00. Дана команда прекратить стрельбу. Командирам взять под контроль любой выстрел.

17.15. Сдача Б. Д..."

Из справки главного управления командующего внутренними войсками МВД РФ от 4 октября 1993 г.:

"До 5.45 отражались попытки нападения, подавлялись отдельные огневые точки и снайперы мятежников...

7.15. Войсковые наряды заняли исходное положение, где сразу же были обстреляны с крыш близлежащих домов. Открывался ответный огонь на поражение огневых точек.

7.25. Бронегруппа-1, выдвигаясь со стороны Краснопресненской набережной, после интенсивного обстрела со стороны Белого дома открыла ответный огонь на поражение огневых точек.

В 9.30 боевиками произведен мощный обстрел боевых порядков. Огневые точки были обнаружены на крышах и в отдельных окнах прилегающих к Белому дому зданий..."

Показательный эпизод в тот день описала газета "Московские новости": "16.45. После взрыва очередного куммулятивного снаряда в районе 12-го этажа Белого дома, казалось, сопротивление обороняющихся было окончательно сломлено. Однако совершенно неожиданно вспыхнула ожесточенная перестрелка на пересечении Нового Арбата и Садового кольца. Люди в черной форме, выскочившие на улицу из подъезда жилого дома, открыли интенсивный автоматный огонь. Над головами засвистели пули. Народ бросился врассыпную. Однако минуты за 2-3 правительственным войскам удалось загнать боевиков в здание ответным огнем. Еще через несколько минут загорелись верхние этажи дома. Бой стих. А вскоре военнослужащие внутренних войск вывели из подъезда в наручниках троих экстремистов, экипированных в черную форму".

Военкор "Известий" полковник ^ Николай Бурбыга, который 4 октября в 7 утра сам выдвигался на одном из бэтээров мотострелкового батальона Таманской дивизии, так описывает положение военных у Белого Дома: "Откуда стреляли, в первое время было трудно понять. Такое ощущение, что по военным ведется стрельба со всех сторон. Срезанные ветки сыпались на голову. Били о броню. Ситуация была такова, что я тоже перестал чувствовать себя журналистом. На какое-то время стал пулеметчиком..."

Командир мотострелковой Таманской дивизии генерал-майор ^ В. Евневич позже вспоминал: "Стрельба велась беспорядочно, невозможно было понять откуда. И как применять в ответ оружие в Москве, где жилые дома. Подумал, что же там за люди? Видят, что военные идут, не стреляют, укрыты и открывают огонь?! Мы сначала не стреляли, помня инструктаж замминистра обороны Кондратьева... В 13 часов непосредственно передо мной несколько человек проходили. Я говорю: "Уйдите отсюда, здесь стреляют!" И впрямь, буквально в двух шагах от нас убили одного из них. Снайпер попал в голову шедшему последним. На БТРе у меня находился командир батальона связи майор Жарков. Он тоже был ранен. Нас спасло, что войска были укрыты в броню..."

Как пояснил в беседе с автором данной статьи замминистра обороны Миронов В., 4 октября в 5 утра он звонил Руцкому в Белый дом, но поскольку трубку вначале взял его помощник - Краснов, он спросил у него: "Скажите честно и откровенно, контролируете ли вы ситуацию и можете ли дать команду прекратить эту бойню?" В ответ услышал: "Ситуацию контролируем частично, так как только события начали развиваться, к нам присоединилась шантрапа и уголовщина".

Неужели шантрапа определяла положение дел в Белом доме, а не самопровозглашенные правители России - генералы Руцкой, Макашов, Ачалов, Баранников и пр.?

Приведенные материалы и свидетельства собирались мною по горячим следам. И вот минули годы. Но авторы брошюры говорят и оценивают ситуацию вокруг Белого дома на 4 октября абсолютно в том же ключе.

^ И. Астахов: "Мы уже не видели другого решения, кроме силового. Надо было стрелять. Гидра эта разрасталась. Они первые перешли Рубикон - в мэрии, в Останкино. Но Министерство обороны крайне не хотело вмешиваться... Тогда работали снайперы. Кто они были такие - сказать не могу. Мы уничтожили двоих. Они убивали детей, гаврошей, которые там собрались... Перед самым зданием снайперы убили одного из наших, лейтенанта из "Альфы". Вот тогда у "Альфы" появилось уже совсем другое настроение. Они поняли, что надо это останавливать... В Белом доме ни одного выстрела не было. На третьем этаже нас обстреляли собственные танки. Связи никакой не было... На четвертом этаже мы нашли снайпера. Он лежал и выл. Лежит на автомате, кругом стреляные гильзы - и воет. Мы его избили, куда он потом делся - даже не знаю. На пятом этаже нас задержал "Союз офицеров". После переговоров... они все бросили автоматы и убежали... Когда я вошел в кабинет (Хасбулатова. - А.С. ), там все было разбросано, кучи снаряжения, обмундирования, оружия. Каски, ремни, рации, все новенькое и с фашистской символикой. С настоящими свастиками, не с нынешними стилизованными. Это РНЕ баркашовское. Все это они побросали и пошли в народ сдаваться. И трубка Хасбулатова лежит... С крыши одного из домов возле американского посольства, из слухового окна, бьет снайпер. Попадает в БМП, которая закрывает подъезд. В солдат не попал, только искры. Второй раз стреляет - под ноги солдату. Опять не попал. А я его вижу. Я весь боекомплект по этому окну и выпустил. Тут вся пехота разворачивается и начинает палить по этому дому..."

Зампредседателя движения "Военные за демократию" ^ А. Кузнецов так описывает в брошюре "миролюбивых" белодомовцев и их сторонников: "Вникаем в изменившуюся обстановку: красные пытаются воспрепятствовать подходу бронетехники к Белому дому, организуя беспорядки на Новом Арбате. С крыш их поддерживают снайперы... С нами идут антиснайперы... На наших глазах подстрелили студента, перебегавшего улицу. Антиснайперы выволакивают из жилого дома стрелявшего. Стрельба по людям прекращается... Войска потрепали разношерстную массовку, а с депутатов-сидельцев и волосок не упал. Кое-кто получил даже посты в правительстве. Остальных - сверхбыстро амнистировали..."

^ Г. Захаров (сотрудник Службы безопасности Президента): "Я считал, что Белый дом - рассадник угрозы, что причина болезни - Верховный Совет. А источник зла должен быть ликвидирован... Я поделился с А. Коржаковым своей идеей другого варианта (не лобового штурма Белого дома. - А.С.) - своего рода "операции устрашения". Стрелять танки должны были только по верхним этажам, где могли находиться одни снайперы. Этого должно быть достаточно, чтобы остальные разбежались. Забегая вперед, скажу - так оно и случилось в результате... Известно, что до момента капитуляции ни у кого из депутатов ни один волос с головы не упал. И когда мы сегодня видим по кромке стадиона у Белого дома импровизированное кладбище, я хочу напомнить, что ведь никто не взял на себя труд посчитать, сколько было жертв с какой стороны. Кто убил этих людей (если они действительно были там убиты)? Я думаю, что с той стороны вели огонь и по толпе зевак, и по военнослужащим, и по милиции. Стреляли с провокационной целью, чтобы увеличить количество жертв, возбудить народный гнев против "преступного режима".

Однозначен вывод авторов брошюры и относительно возможных последствий, если бы Президент замешкался в обуздании преступников: Россию ждала полномасштабная гражданская война.

^ А. Коробовский, военнослужащий Главного штаба сухопутных войск: "Я и мои сослуживцы, которые были рядом, оценивали обстановку так, что в Москве может начаться гражданская война... Про себя я, скажем, прекрасно понимал, что, если победят Руцкой и Макашов, меня доведут только до ближайшей стенки..."

^ А. Цыганок (начальник городского штаба Московских народных дружин): "...В той обстановке, по сути, в начавшейся гражданской войне, очень трудно было определять, кто свой, а кто чужой... Сотня Всевеликого Войска Донского прибыла для защиты Президента Ельцина. Именно эта сотня выселяла из гостиницы "Россия" множество чеченцев, собравшихся там по призыву Хасбулатова..."

^ А. Шаравин: "Ведь по сути это была настоящая гражданская война, просто ее удалось остановить в самом начале... Да, меры для этого были предприняты достаточно жесткие. Но рисовали их впоследствии более жесткими, чем было на самом деле. Стреляли-то преимущественно холостыми снарядами. При этом, конечно, стекла вылетают и вид все это имеет устрашающий. Но эффект тут был скорее психологический. Да и пожары в здании возникали больше изнутри - тамошние сидельцы так пытались заметать следы. Не надо забывать, что депутатов к тому времени в здании практически не осталось..."

А. Шаравин не ошибается, когда говорит о холостых снарядах, которыми танкисты для пущего страха обстреляли Белый дом точечно, сугубо в оконные проемы верхних этажей. О снарядах-болванках мне в свое время говорил и замминистра обороны РФ Г. Кондратьев: "На огневую позицию танки вышли в 9.30. Из окон Белого дома вели интенсивный огонь и снайперы, и гранатометчики... Потому и приняли решение произвести несколько выстрелов танками, но не на поражение, а для устрашения и прекращения вооруженного сопротивления...

Танк использовался Т-80, со 125-миллиметровой пушкой. За весь день танки произвели 12 выстрелов, в том числе 10 выстрелов практическими снарядами и 2 выстрела бронебойно-подкалиберными. Практический снаряд - это снаряд для обучения личного состава, применяемый на полигонах. Простая болванка, не начиненная тротилом. В этой болванке имеется трассер. Снаряд не разрывается, он просто пробивает или разрушает преграду, которая встречается на пути. Правда, от трассера может произойти возгорание, что, возможно, и случилось в Белом доме. Другими словами, этот снаряд не взрывается, от него нет ни осколков, ни других каких-либо побочных поражающих действий. Два бронебойно-подкалиберных случайно выпущенных снаряда, тоже не взрывные металлические болванки, только менее тяжелые и с наконечником, который может пробивать броню. Он также не взрывается, не имеет осколочного эффекта..." ("Москва. Осень-93").

Авторы брошюры единодушны в позитивной оценке действий Президента по подавлению вооруженного мятежа, но не согласны, что подлинные виновники кровопролития так и не понесли должного наказания, будучи амнистированы Госдумой, где большинство составляли все те же коммунисты и прочие антиреформаторские силы.

В. Гуров: "И сегодня считаю, что со стороны Президента это был произвол. Но если честно - будь я на его месте, наверное, пошел бы по такому же пути. И если бы власть захватили тогда Руцкой с Хасбулатовым - не думаю, что мы сейчас оказались бы в лучшей ситуации. Впрочем, такой исход едва ли был реален. Армия и МВД в массовом порядке на сторону Верховного Совета не стали бы переходить. И большая часть населения к тому времени уже поддерживала Ельцина..."

^ Г. Захаров: "Беда в том, что эти события так и не были разъяснены нашим гражданам. Так и не было внятно сказано в прессе, с экранов, к чему бы привело двоевластие в стране - к полномасштабной гражданской войне. А в гражданской войне выигрывает только один элемент - бандиты... Я задавал себе вопрос: "Что будет, если те выиграют?" Президентом станет Руцкой. Кто такой Руцкой, я знал хорошо. А высшим органом законодательной власти руководил бы Хасбулатов. Подумать страшно. Поэтому и сегодня, оглядываясь назад, я считаю, что в тот момент поступал правильно".

Фактически такую же позицию занимает и ^ А. Цыганок: "С чем я категорически не согласен - это с тем, что было прекращено уголовное дело по октябрьским событиям. Никто так и не понес ответственности. А ведь погибло 160 человек. Не тысячи, конечно, - все эти разговоры про баржи, вывозившие горы трупов, я отметаю. Это просто невозможно. Но 160 человек погибло. С какой стороны, каким образом, кто виноват? Ответа мы так и не имеем".

Хотелось бы поправить автора в части количества погибших. Левые и белодомовцы, несомненно, лгут, говоря о неких тысячах убитых. Но неверно названа и Цыганком цифра. Согласно материалам следствия, у Белого дома и телецентра "Останкино" 3 и 4 октября погибло 147 человек и 372 человека ранены. Поименный список погибших представлен в книге "Москва. Осень-93". А вот сколько из них погибло и было ранено непосредственно от рук макашовцев, анпиловцев, баркашовцев и их сподручных снайперов, следствие на этот вопрос так и не ответило.

***

Обращает на себя внимание и тот факт, что никто из авторов брошюры не усмотрел в октябрьских событиях борьбы за власть Ельцина и Хасбулатова, как это нередко преподносится в СМИ. В этом плане пора бы власти сказать подлинную правду об Октябре 93-го, как о сполохе новой гражданской войны, которую нам уготовила в предсмертной агонии советская власть. Огнем и мечом большевиками-ленинцами и их иностранными наемниками эта власть была навязана патриархальной России. И вот теперь она снова была готова кровью залить страну, лишь бы затормозить естественный ход истории, которая поставила жирный крест на чудовищном ленинском эксперименте и его приводном ремне - советской власти.

Что касается противоборства между Ельциным и Хасбулатовым, оно, несомненно, имело место. Но применительно к Ельцину это была очередная (после победы над гекачепистами!) борьба неизбежного нового с апологетами не выдержавшего испытания временем тоталитарного прошлого. К середине 1993 года в России имел место не конфликт двух персоналий. Апогея достиг конфликт двух общественно-экономических формаций. Все больше утверждавшихся в обществе новых институтов демократического общества и терявшей свои властные функции старой партийно-советской номенклатуры. Имея абсолютное большинство в составе Верховного Совета и на Съезде народных депутатов, она отчаянно сопротивлялась становлению нового, в том числе и прописанным ею под давлением депутатов-демократов в период с 1990 по 1993 г. конституционным положениям. Сама же конституция Советов к тому времени себя морально изжила и не могла сохранять за собою прежний статус Основного Закона страны. Наглядный пример: сотни внесенных в старую конституцию компромиссных поправок привели к тому, что в ней новые нормы о разделении властей, институте президентства, многопартийности, многообразии форм собственности и др. соседствовали рядом с явно несовместимыми нормами прежней государственности - о Советах народных депутатов, систему которых венчал всевластный Съезд, обладавший законодательными, исполнительными, контрольными и распорядительными функциями, с его странным придатком - Верховным Советом. Подобные рудименты тоталитарного государства должны были уступить место новым институтам и принципам постсоветского общества. Умиротворить столь фундаментальные конституционные противоречия было невозможно. Вставшей на демократический путь развития России необходим был новый Основной Закон, а не в заплатках советская конституция. Вот почему мы, депутаты-демократы во главе с Ельциным, начиная с первого Съезда (май 1990) считали конституционную реформу задачей первостепенной важности.

Партноменклатура отлично понимала наши намерения и была обеспокоена собственным будущим. Тем более после поражения ее соратников гекачепистов в августе 91-го, когда советская власть лишилась главного своего идеолога - КПСС. Этой надгосударственной секты большевизма, породившей Советы для обслуживания партийной воли. И вот теперь на глазах разваливался СССР. Вместе с ним в пропасть забвения стремительно летела и советская власть, а значит, и привилегированное положение партноменклатуры с ее должностями и кабинетами. Расставаться с этим она мирно не собиралась. Ловко подыграв тщеславным амбициям недавнего ельцинского выдвиженца - профессора Хасбулатова, партноменклатура с его помощью стала всячески тормозить запущенный Ельциным маховик конституционной реформы. Верховный Совет несколько лет саботировал принятие президентских проектов новой Конституции, выхолащивая из них дух демократии и свободы. Учитывая откровенный саботаж Верховным Советом конституционной реформы, Президент, опираясь на результаты апрельского всероссийского референдума, поддержавшего проводимый курс политических и экономических реформ, созвал в июне 1993 г. в Москве Конституционное Совещание, в которое вошли представители всех слоев населения, партий, общественных организаций, субъектов Федерации, народные депутаты России. Данный аналог Учредительного собрания, который Ленин и его сподручные цинично разогнали в 1918 г., был призван выработать окончательный проект новой Конституции России, чтобы вынести его на всенародный референдум. Ельцин действовал абсолютно легитимно и демократично.

Партноменклатура вкупе с Хасбулатовым стала готовить ответный удар: созыв в ноябре 1993 г. внеочередного Съезда, на котором антиреформаторское большинство легко могло протащить свой вариант просоветской конституции, отбросив опять Россию на обочину от цивилизованного пути развития. Такой партноменклатурный госпереворот, как и в случае с ГКЧП, ставил Россию на грань гражданской войны. Очевидная реальность подобного варианта дала Ельцину, как главе государства, основание для принятия неординарного решения. Он издает известный Указ № 1400, в котором определил: прекращение деятельности Верховного Совета и Съезда народных депутатов, прекращение депутатских полномочий и назначение выборов в новый подлинно двухпалатный парламент - Федеральное Собрание, с последующим проведением досрочных выборов Президента страны. То есть предложил вполне цивилизованно разрешить конституционный кризис мирным путем. Забегая вперед, скажем, что все предложенное Президентом в последующем состоялось. Ничего страшного ни для народа, ни для будущего страны в указе не было.

В других союзных республиках победил здравый смысл, в силу чего они распрощались с наследием большевизма - советской властью без кровавых разборок. У нас корыстные амбиции белодомовских сидельцев оказались выше вечных законов жизни. В ответ Россия получила партноменклатурный бунт, который грозил поджечь всю Россию. Коммунистам и авантюристам всех мастей никогда не была дорога Россия. Поджечь ее в очередной раз для них было делом не новым. В самооправдание они выдвинули тезис о неконституционности президентского указа. Им подыграл в этом Конституционный Суд под председательством В. Зорькина, признав Указ №1400 не соответствующим советской конституции, писанной под тоталитарную советскую власть, которая почти весь ХХ век единолично правила на одной четвертой территории Земного шара. Точнее, не она сама по себе, а стоявшая над нею партия большевиков, которая предусмотрительно, как бандит с большой дороги, предварительно физически убрала со своего пути иных политических конкурентов. И теперь кучка партийных функционеров в лице ЦК КПСС самодержавно, ни с кем не делясь властными полномочиями, распоряжалась судьбой страны, ее ресурсами и жизнью бесправного населения, манипулируя по своей прихоти и самой советской властью.

Но к середине 1993 года в России, согласно внесенным Съездом народных депутатов изменениям в советской конституции, появился подлинный, а не декларативный институт разделения властей. Его венчал учрежденный Съездом институт президентства и всенародно избранный в 1991 году первый Президент страны Б.Н. Ельцин. Тем самым в самую сердцевину всевластия большевистских Советов наносился смертельный удар. Они теряли исполнительские и распорядительные функции, которые переходили, согласно все той же правленой советской конституции, к Президенту. Именно утрата столь значимых функций и страшила партийно-советскую номенклатуру на местах, в силу чего она всячески препятствовала инициативам и деятельности Президента, активно используя трибуну Верховного Совета и Съезда. Чего еще не было в латаной советской конституции, так это механизма разрешения конфликта интересов властей в условиях конституционного кризиса... Ельцин своим Указом фактически восполнил данный пробел.

Опираясь на международный опыт, он указом определил порядок разрешения мирным путем данного конфликта властей. Кстати, в ныне действующей ельцинской Конституции России такой механизм разрешения конституционных кризисов предусмотрен: роспуск Госдумы, объявление импичмента Президенту, отставка Правительства. Советской конституции подобные демократические институты были неведомы. Поэтому обвинять Ельцина в принятии им мер к разрешению конституционного кризиса властей в 1993 году мирными средствами, т.е. посредством политического компромисса, могут лишь те, кто тогда упорно сопротивлялся и сейчас противится освобождению России от пут большевизма.

Именно конфликт старого с новым, а не битву за власть видят в Октябре-93 и авторы брошюры: "Нас пытались наградить, - пишет А. Кузнецов. - Мы ответили, что только с формулировкой - "За свержение советской власти в Москве"... Великим всенародным стоянием у Белого дома в 1991-м мы обрушили КПСС, в 1993-м мы решительно покончили с советской властью, настало время ликвидировать самое главное "завоевание социализма" - совковое самосознание. Но наши вожди решили иначе. Наступила несуразная эпоха "примирения и согласия" со всем советским. В ней и живем поныне..."

***

Весьма важный почин сделан коллективом ИПВА. Одни из немногих, они взялись за прокладку тропы к очищению новейшей истории России от наветов и лжи. А чтобы эта узенькая тропа инициативы превратилась в широкую дорогу освещения сути тяжелейшего десятилетия борьбы старого с прошлым в эпоху Ельцина, надо не молчать и не стыдиться правды тем, кто стоял у истоков рождения новейшей истории страны. А таких, слава Богу, еще достаточно. Главное, не кривить перед собственной совестью тем, кто в 90-х вытаскивал Россию из-под обломков рухнувшего большевистского эксперимента. Мы искренни были в желаниях и в делах тогда. Нам негоже сегодня под воздействием оставленных в наследство советской властью трудностей и проблем отказываться от себя вчерашних.



Похожие:

Развод россии с советской властью iconРазвод россии с советской властью к 11-ой годовщине Октября-93
Президента и с пониманием отнесся к его решительным действиям, а таких было абсолютное большинство, не считали необходимым спекулировать...
Развод россии с советской властью iconСписок публикаций а. А. Иванова : 1999 Иванов А. А. Причины сотрудничества генерала Брусилова с советской властью // Герценовские чтения. Актуальные проблемы социальных наук. 1999
Иванов А. А. Причины сотрудничества генерала Брусилова с советской властью // Герценовские чтения. Актуальные проблемы социальных...
Развод россии с советской властью iconПрощаяс ь спрошлы м раздумья на путях движения россии максимы и рефлексии историко-политико-философская проза ПавелГелев á
И. А. Бунин, О. В. Волков и сам автор зарождение, становление, зрелость, старческую дряхлость и, наконец, трупное разложение того...
Развод россии с советской властью iconН. П. Огарёва правовое положение учительства мордовии в 20-30-е годы XX века в советской России учительство являлось одной из самых многочисленных и важных ка-тегорий интеллигенции. С первых дней советской власти руководство
С первых дней советской власти руководство партии большеви-ков проявляло к учительству особое внимание, что было обусловлено, прежде...
Развод россии с советской властью iconВоронежский государственный университет
России и мира. Воззрения на консерватизм в русской дооктябрьской и советской литературе. Вопрос о консервативной волне на Западе...
Развод россии с советской властью iconКак умирают за веру Вместо венка на могилу автора «Не могу молчать»
России, как почти и во всех странах, но никогда преследования не достигали такой жестокости, как при Советской власти, особенно в...
Развод россии с советской властью icon9(22). 03. 1928. Протоиерей Павел Боротинский. Отношение христианина к советской власти с точки зрения православного нравоучения
В течение вот уже 10 лет ни один из православных русских архиереев не дерзнул разобрать больной для всех вопрос о взаимоотношениях...
Развод россии с советской властью iconБыл ли триумф советской экономики?
Отклик на статью Г. И. Ханина «50-е годы – десятилетие триумфа советской экономики» (эко. 2001. №11)
Развод россии с советской властью iconДокументы
1. /Никитин А.Л. - Мистики, розенкрейцеры и тамплиеры в советской России. Исследования и материалы....
Развод россии с советской властью iconСоциально-экономическое и общественно-политическое развитие Советской России в 1920-е гг.: восприятие и реакция русской эмиграции
Работа выполнена на кафедре новейшей отечественной истории Ярославского государственного университета им. П. Г. Демидова
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы