А. Барбараш icon

А. Барбараш



НазваниеА. Барбараш
страница9/12
Дата конвертации23.10.2012
Размер1.12 Mb.
ТипЗакон
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   12
^

9.9. Появление вида и уход со сцены


Ни одна из сторон естественного отбора и процесса эволюции не вызывала столько споров, сколько припало на механизм внезапного появления ароморфозов. Ароморфозом (от греч. airo – поднимать и morphosis – формирование) называют такое проявление биологического прогресса живых существ, которое характеризуется, пусть небольшим, но качественным, дискретным усовершенствованием их свойств. Именно на основе ароморфозов возникают эволюционные изменения, ложащиеся в основу появления новых, более продвинутых биологических таксонов.

Особое внимание к ароморфозам вызвано тем, что только они могут прояснить крупнейшую загадку эволюции – объяснить, почему палеонтологическая летопись содержит только вполне сформированные биологические виды и, практически, не обнаруживает переходов между ними. Такая ситуация противоречит дарвиновской теории формирования видов путём естественного отбора, и укрепляет позиции тех, кто объясняет разнообразие видов прямым божественным творением.


Дарвин писал: „Почему же ... каждая геологическая формация и каждый слой не переполнены такими промежуточными звеньями? Действительно, геология не открывает нам такой вполне непрерывной цепи организмов, и это, быть может, наиболее очевидное и серьёзное возражение, которое может быть сделано против моей теории ... Есть ещё другое подобное затруднение и притом ещё более серьёзное. Это то обстоятельство, что виды, принадлежащие к различным главным отделам животного царства, внезапно появляются в самых нижних из тех слоёв, в которых известны ... ”

Отсутствие следов переходов между видами, классами и семействами организмов, сменявшими друг друга, Ч. Дарвин объяснял неполнотой палеонтологической летописи, хотя объём имевшихся данных даже в его время позволял получить убедительное статистическое подтверждение этого факта. Последующее развитие науки и накопление в палеонтологических музеях миллионов ископаемых остатков не опровергли, а подтвердили ту же картину – переходные формы между таксонами, практически, отсутствуют.


Связаны ли вообще ароморфозы с естественным отбором? Если такая связь существует, то как же плавный естественный отбор превращается во внезапный скачок ароморфоза?

Отсутствие плавных переходов между таксонами не означает, что они появляются независимо друг от друга, на голом месте, словно их создавала какая-то случайная сила. Напротив, новые таксоны в полной мере используют наработки предшествующих эпох, используют достижения эволюционных предшественников. Если палеонтологическая летопись и демонстрирует непонятную дискретность шагов эволюции, то она же показывает строгую обусловленность каждого нового шага.

Нет беспорядка в расположении организмов на эволюционной лестнице.
Птицы и млекопитающие появились отнюдь не раньше рыб, человек появился не раньше обезьяны или динозавра. Предшествующие виды каким-то образом играют роль трамплинов для эволюционных прыжков, создающих новые виды и крупные таксоны. Без таких „трамплинов” новые таксоны не возникают.

Последовательность и преемственность рядов организмов настолько доказывают эволюцию, что её не способна поставить под сомнение даже непонятная дискретность, противоречащая теории естественного отбора. Но от этого загадка дискретности переходов, дискретности ароморфозов становится ещё более интригующей.

* * *

С генетической точки зрения, появление ароморфоза всегда является проявлением более или менее сложного и связного комплекса изменений. Причину ароморфоза ещё ни разу не удалось свести к точечной мутации, к единичной перестройке хромосом или к другому единичному событию. Поэтому объяснить дискретность ароморфоза дискретностью единичного исходного события – не удаётся. С молекулярно-генетической точки зрения, каждый ароморфоз оказывается результатом ряда хорошо согласованных между собой элементарных генетических изменений.

Формирование комплекса ароморфозных генетических изменений происходит, конечно же, под действием естественного отбора. В противном случае новым видам не нужен был бы „трамплин” предшественника, и новые виды не оказывались бы приспособленными к условиям существования лучше предков. Ароморфоз, вероятно, является тем главным процессом, через который естественный отбор осуществляет эволюцию.

Объяснение данной загадки автор видит в том, что формирование ароморфоза содержит две принципиально отличающиеся фазы или стадии, в которых действие естественного отбора проявляется по-разному, причём для нас заметна только одна из этих фаз.

^ Первая фаза это невидимая и очень длительная фаза количественных изменений, фаза выявления и сортировки естественным отбором мутаций, не ведущих к гибели организмов в начальный период развития (когда достоинства потенциального ароморфоза ещё нельзя оценить). Каждая из сохранённых мутаций в отдельности не даёт организмам ощутимых преимуществ (и может даже ухудшать их свойства). Но в совокупности они создают многообразие генов, формирующее разные варианты потенциальных ароморфозов, один из которых может случайно оказаться очень эффективным. Первая фаза – это период роста в популяции частот встречаемости комплекса изменённых генов, определяющих будущий ароморфоз. Поскольку мутантные гены, как правило, рецессивны, они очень редко проявляются в популяции, почему эта фаза незаметна для палеонтологов.

Эффективность первой фазы отбора (и механизма ароморфозов в целом) зависит от численности популяции. Чем крупнее популяция – тем больше вариантов ароморфозов предъявляются естественному отбору, и тем сложнее может быть каждый ароморфозный комплекс мутаций. Важно, что из всего разнообразия мутаций естественный отбор сохраняет только те, которые не перечёркивают прошлых достижений эволюции и сформировавшейся целостности организма.

После достижения в популяции некоторой пороговой концентрации наиболее подготовленного ароморфозного генома формирование ароморфоза может перейти в следующую фазу. Для этого недостаточно объединения генов ароморфозного комплекса в одном организме или даже в некотором подмножестве особей. Поскольку при одновременном присутствии в организме доминантного и рецессивного генов одного аллеля проявляется только доминантный ген, а мутантные гены ароморфозного комплекса, как правило, рецессивны, то они могут проявиться в потомстве только если получены от обоих родителей (т.е. если организм гомозиготен по рецессивному мутантному гену). Гены ароморфозного комплекса не обязательно сцеплены между собой (т.е. близко расположены на общей хромосоме), и потому у потомков их рецессивные пары редко сочетаются в одном организме. Чем больше изменённых генов входит в ароморфозный комплекс, тем реже встречается у потомков их полный (гомозиготный) набор. Но только полный набор нужен для победы нового фенотипа и только он поддерживается естественным отбором!

Только особи, случайно получившие от обоих родителей полные (гомозиготные) наборы рецессивных ароморфозных генов, вполне проявляют эти гены в свойствах организма, и впервые реализуют преимущества ароморфоза. Но и их появления недостаточно для перелома в ходе процесса. Для наступления второй фазы – расширяющегося перехода ароморфоза в фенотип – из таких особей должна сформироваться хотя бы одна процветающая родительская пара. Только она способна передавать потомкам полный (гомозиготный) комплекс ароморфозных генов и создать основу нового биологического вида, обладающего новым качеством. Только отсюда начинается всё ускоряющееся победное шествие ароморфоза. В этот период играет положительную роль даже скрещивание между близкими родственниками – братьями и сёстрами, детьми и родителями. Палеонтологами регистрируется фаза быстрого качественного изменения, возникновения нового биологического вида. Эту фазу, собственно, и считают появлением ароморфоза.

Нужно, однако, заметить, что на этой стадии новый биологический вид существует только с палеонтологической точки зрения. Чтобы он стал самостоятельным биологическим видом в современном понимании, должно пройти ещё какое-то время, чтобы сформировались биологические механизмы, препятствующие скрещиванию со старым, родительским видом.

Можно сделать следующий вывод.


Ароморфоз является главной формой естественного отбора. Он протекает в две стадии и создаёт новый комплекс свойств организмов. На первой, длительной и незаметной стадии сортировка рецессивных мутаций формирует в популяции новые разновероятные комплексы изменённых генов. На второй, короткой и демонстративной стадии особи, случайно получившие от родителей полный (гомозиготный) комплекс генов наиболее подготовленного ароморфоза, в случае объединения в успешную родительскую пару, создают основу нового биологического вида.


Важно отметить, что путь рождения ароморфоза, в вероятностном смысле, очень труден. Вероятность совпадения у обоих родителей полных ароморфозных комплексов рецессивных генов очень низка. Реализуется лишь малая часть содержащихся в популяции рецессивных генов и потенциальных ароморфозов. Остальные комбинации скрытых генов, оставаясь в геномах и не проявляясь в филогенезе, переходят к дочерним видам и более крупным таксонам. Сюда присоединяется перенос скрытой генетической информации вирусами, и вообще „горизонтальный перенос” скрытых генов. А поскольку ароморфозы являются основой видообразования, скрытая часть геномов родственных таксонов, вероятно, имеет больше общего, чем внешний облик организмов. Похожие друг на друга ароморфозы в родственных таксонах объясняются, прежде всего, общностью скрытой части генома, не проявившейся в предках. Они трактуются исследователями как проявления „Закона гомологических рядов” Н.И. Вавилова и как часто обнаруживаемый параллелизм в эволюции разных таксонов.

* * *

Главное достоинство механизма ароморфозов в том, что он позволяет сформировать комплекс полезных свойств организма на основе элементов, каждый из которых в отдельности не только не является полезным, но в некоторых условиях может быть даже вредным. Так происходит потому, что естественный отбор в форме ароморфоза оценивает не столько каждое отдельное генетическое отклонение, сколько обобщённую жизнеспособность конкретных особей, общее качество каждого нового варианта генома, каждой реальной комбинации случайных генетических отклонений.

Механизм ароморфозов принципиально объясняет дискретность эволюции и отсутствие переходных форм. Стабильность ископаемых видов удивляет палеонтологов, прежде всего, из-за контраста с „плавной” изменчивостью организмов при искусственной селекции. А различие оказывается в том, что естественный отбор в ходе биологической эволюции оценивает каждый новый геном как единое целое, тогда как человек проводит искусственную селекцию по отдельным проявлениям желательных признаков, т.е. принципиально чаще, более мелкими шажками, а значит, более плавно, чем при естественном отборе.

При искусственной селекции каждый раз оценивается и корректируется не окончательный результат, а некий промежуточный этап процесса. Именно пошаговая коррекция, основанная на оценке едва наметившихся тенденций, и придаёт процессу селекции плавность, меньшую дискретность по сравнению с ходом естественной биологической эволюции.

* * *

Компьютеры дали науке не только „умную” лабораторную технику, но и существенный прогресс в методике исследований. Одной из методологических новинок стало широкое использование многофакторного эксперимента, который ранее лишь вынужденно применялся в сложных исследовательских ситуациях (например, в метеорологии), как весьма громоздкий, неудобный приём.

Благодаря использованию компьютеров, легко решающих системы уравнений со многими неизвестными, многофакторный эксперимент утратил свою громоздкость и оказался очень эффективным приёмом при исследованиях сложных систем, на которые действует значительное количество внешних факторов. Он позволил объединять многочисленные серии опытов в одну серию, сохраняя при этом независимость оценки каждого фактора.

^ Сущность многофакторного эксперимента заключается в организации серии опытов, в каждом из которых случайно изменяются (в пределах реальных вариаций) все исследуемые факторы, а результаты обрабатываются как система уравнений со многими неизвестными. Такой подход позволяет выяснить раздельное влияние каждого фактора при малом числе опытов. Если исследуемая система линейна, то для выяснения весовых коэффициентов всех действующих на систему факторов, достаточно довести число опытов (в минимальном случае) до числа факторов. При этом останется неизвестной точность результата. Увеличение числа опытов сверх этой нормы позволяет компьютерной программе оптимизировать весовые коэффициенты, сводя к минимуму среднеквадратические погрешности. Но и в этом случае, количество опытов, требуемых для достижения нужной точности и достоверности результатов, гораздо меньше, чем при других методиках.


При исследованиях нелинейных систем, когда должны учитываться величины второго и более высоких порядков, форма уравнений усложняется, количество неизвестных возрастает, а это требует соответствующего увеличения числа опытов. Но выигрыш от использования методики многофакторного эксперимента в таких ситуациях оказывается ещё более ощутимым.


Возникает интересная параллель. В ходе эволюции ни живая материя, ни вся Природа, не имеют априорной информации о том, каким будет следующий успешный ароморфоз. Но, в соответствии с индивидуальными свойствами каждой конкретной экологической ниши и каждого изменённого генома, естественный отбор устанавливает в популяции определённую частоту встречаемости разных вариантов генома. Таким способом, в крупной популяции естественный отбор одновременно даёт оценку множеству возможных ароморфозов (т.е. множеству сочетаний мутировавших генов). Иначе говоря, естественный отбор постоянно проводит многофакторный – наиболее эффективный – эксперимент.

Нас не должен вводить в заблуждение тот факт, что Природа не решает систем уравнений со многими неизвестными. Не решает только формально. В действительности же, другими методами, без компьютеров и вообще без вычислений, Природа находит решение именно этой задачи.

^ Происходит то, что в идеале вообще хотелось бы видеть исследователю при многофакторном эксперименте – вырабатывается интегральная, обобщённая оценка каждого отдельного фактора, в нашем случае – каждого потенциального ароморфоза, применительно к конкретным условиям существования объекта (т.е. популяции) в данной среде.

При лабораторных многофакторных экспериментах исследователи выясняют коэффициенты системы уравнений, как веса действующих факторов. За таблицами таких коэффициентов трудно увидеть общую оценку ситуации. По сравнению с этим, многофакторный эксперимент, проводимый естественным отбором – напрямую, в конкретных условиях среды оценивающий действие комплекса факторов по их конечному результату – следует считать теоретической вершиной постановки многофакторных экспериментов. Ничего более эффективного (в смысле оценки каждого отдельного фактора) придумать невозможно. Соответственно, можно ожидать и наибольшей экономии числа опытов. Это обстоятельство кардинально ускоряет темп эволюции.

Когда биологический вид существует в стабильных условиях определённой экологической ниши, ароморфозы, как правило, не возникают – в это время действует стабилизирующий отбор, понижающий концентрацию аномальных генов в популяции. Появление ароморфозов характерно для периодов серьёзного изменения условий существования вида, когда изменяется направление действий естественного отбора. Вот тогда-то, как только концентрация ароморфозного генома превысит в популяции определённый порог, начинается переход рецессивов в гомозиготное состояние, происходит взрывообразное распространение нового генома, и появляется новый фенотип. Реально происходит то, что шутливо обозначают фразой „ ... и из яйца динозавра вылетела первая птица”.

Можно усомниться в возможности подобных прыжков живой материи от таксона к таксону, и, в конце концов, от одноклеточной водоросли к человеку. Слишком уж сложными, согласованными и неожиданными оказываются изменения, сгруппированные в отдельных ароморфозах. Но давайте подумаем, среди какого количества подвергающихся мутациям организмов появляется ароморфоз? Их число баснословно велико, потому что при подсчёте должны учитываться не только жившие особи, но и устранённые естественным отбором, т.е. особи, которые не родились, однако при гипотетическом отсутствии естественного отбора могли бы родиться.

* * *

Процесс биологической эволюции, т.е. появления неизвестных ранее биологических видов и последующего вытеснения их более молодыми видами, содержит немало и других загадок. По поводу одной из них можно высказать достаточно правдоподобную гипотезу. Но сначала приведём, с небольшими купюрами, публикацию в Интернете  http://www.alphabet.ru, давшую повод для такого разговора.


^ Верхом на динозавре 30.04.2003 13:40

Слепящая  в  лучах  горного  солнца  поверхность  плато  была  покрыта  многочисленными  цепочками глубоких следов. Казалось, здесь только что прошли  утки,  оставив за собой  характерные треугольные отпечатки. Но  учёные  из  группы профессора Курбана  Аманниязова, поднявшиеся сюда в 1983  году,  знали:  утки здесь ни при  чём.  150  - 200 миллионов лет назад,   в  юрском  периоде,  вместо  высокого  хребта  Кугитантау  на  территории нынешней Туркмении был топкий берег морской лагуны. По нему бродили  так  называемые птицетазовые  динозавры,  похожие на огромных кенгуру, - это их следы сохранились до наших дней ...

На плато около туркменского села Ходжа-пиль-ата (Святой отец слонов),  геологам  посчастливилось  найти  около  3000 следов древних рептилий.  Такого  ещё  не было  в  мире  - целое „законсервированное” пастбище динозавров, оставивших более тридцати тропинок.

Самая   поразительная   находка   таилась   внутри   пастбища.   Среди  многочисленных  трёхпалых следов виднелась  цепочка странных небольших  вмятин.  Большинство  было  размыто, но  одна...  Приглядевшись к ней,  чернеющей  на самом краю плато, учёные  впали в ступор. Перед ними был отлично  сохранившийся  след... босой  человеческой  ноги! На извёстке отчётливо   отпечатались  пятка  и  пять   пальцев.  И  размер  вполне человеческий:  около 26 сантиметров в длину, т.е. нога, оставившая их,  была примерно 43-го размера.

Позднее  профессор  Аманниязов  обнаружил  ещё  несколько человеческих  следов  рядом  со  следами  динозавра. Следы  шли  один  за  другим на  расстоянии  около полуметра. Похоже, их  владелец бежал от кого-то или  за  кем-то, обладая при относительно небольшом размере ступней немалым  весом  -  более  120 килограммов ... Профессор  Кудойкулиев  обнаружил  другую поразительную вещь: так же, как и следы человеческих пяток, со следами динозавров переплетались... следы козьих копыт.

Уже  в  2000 году для  исследования плато правительством Туркмении был  официально  приглашён  доктор  Деннис  Свифт  из  Института динозавров  (США).  Он  подтвердил странное  соседство. „Большая наука” предпочла  отмолчаться.

Оно   и   понятно,  ведь  находка   ставит  в  тупик  всю  современную  палеонтологию. По данным радиоуглеродного анализа ископаемых останков,  кроманьонец,  то есть современный человек,  появился на земле около 40 тысяч  лет  назад.  Более древние  представители  человеческого рода - примерно  1  миллион  лет  назад.  Но  возраст-то  пород  Кугитантау  исчисляется  150-200  миллионами. В чём  же люди ошибаются: в возрасте человечества, динозавров, гор?

А  неудобных  фактов накапливается тем  временем всё больше. Скажем, в  70-е годы ХХ века в Танзании был обнаружен след человека. Причём какой  след!  Гигантский,  размером  в  51  сантиметр!  Возраст  горных пород  геологи  определили  в  218-248  миллионов  лет.  Известный антрополог  Америки  отреагировал  на найденные следы  очень  просто: „Размер этих  отпечатков  и  особенно  большое расстояние  между  цепочками правых и  левых  следов доказывают, что они были  оставлены не людьми”. С  точки  зрения американского учёного, всё стало на своё место. Следы есть, а людей нет.

Но  не  всегда простым словесным  вывертом можно разрешить окаменевшие  загадки.  В июне 1968 года недалеко от  города Дельта в штате Юта была  обнаружена  ещё более поразительная  находка. Трилобит - членистоногое  существо,  жившее  505-590 миллионов лет  назад, было раздавлено ногой  человека. Причём не босой ногой, а обутой в сандалию!

… Число  найденных  следов людей - современников древних ископаемых всё  растёт (если, конечно, верить современным методам датировки).

В легендах, сохранившихся у многих народов, говорится, что до нынешних  людей  на земле существовали ещё  несколько рас, погибших в результате  глобальных катаклизмов. Но, мол, отдельные представители расы гигантов  дожили до появления кроманьонцев и породили сказки и мифы о великанах.  Только  им  и  было  сподручно  справляться  с  оставшимися  потомками  динозавров,  фигурирующих под именем „драконы”. Эта версия, правда, не  разъясняет  подробнейших  и почти  будничных  описаний схваток рыцарей  (отнюдь   не   великанов)  с   драконами-динозаврами  в  средневековых  западноевропейских  хрониках.  В  них  рассказывается  о таких деталях  физиологии,  повадках  и способах борьбы  с драконами, что кажется, мы  читаем  не  миф,  а заметки зоолога.  „Алфавит”  уже  писал о массовых  находках  в середине 50-х годов прошлого  века плоских камней с точным  изображением динозавров возле перуанского города Ики („Алфавит”, № 44,  2002).  На  нескольких  камнях учёные  с  удивлением обнаружили людей,  охотящихся    на   динозавров,   и   летающих   ящеров, напоминающих  птеродактилей. Не пора ли сделать соответствующие выводы?

Михаил Бурлешин, „Алфавит”


Чтобы понять, почему приведенная информация вызывает полное неприятие со стороны официальной науки, рассмотрим основные вехи эволюции динозавров и приматов. Для этого удобно использовать популярное, но достаточно строгое, с научной точки зрения, изложение фактов, данное в работе [Капра, 2002].


„Первые позвоночные со спинным хребтом и черепным костным скелетом, защищающим нервную систему, вероятно, появились около 500 млн. лет назад … Мы вышли из океана более 400 млн. лет назад … В течение 150 млн. лет после выхода из моря амфибии эволюционировали в рептилий …

Через 30 млн. лет после появления первых рептилий одна из родовых ветвей эволюционировала в динозавров (греч. – „ужасные ящерицы”) … Динозавры отличались огромным разнообразием размеров и форм … Многие из них строили гнёзда, а некоторые даже развили крылья и в итоге, около 150 млн. лет назад эволюционировали в птиц.

… Примерно 70 млн. лет назад динозавры и множество других видов внезапно исчезли, вероятнее всего, в результате падения на Землю огромного метеорита около 7 миль в поперечнике. Катастрофический взрыв вызвал огромное облако пыли, которое на длительный период затмило солнечный свет и привело к критическому изменению погодных паттернов на всей Земле; этих перемен … динозавры не смогли пережить.

Около 200 млн. лет назад из рептилий эволюционировали теплокровные позвоночные; они образовали новый класс животных, из которых, в конце концов, выделились наши предки, приматы. Женские особи этих теплокровных животных уже не заключали зародышей в яйца, а вынашивали их внутри своего тела … Поскольку этот класс животных отличался особым поведением, включающим вскармливание молоком из молочных желез, он получил название млекопитающие.

Ранние приматы, известные как прозимианы („предмартышки”), эволюционировали в тропиках около 65 млн. лет назад из насекомоядных млекопитающих, которые обитали на деревьях и напоминали белок. Сегодняшние прозимианы – это маленькие лесные животные, большей частью ночные; они по-прежнему живут на деревьях.

Эволюционная линия мартышек ответвилась от линии прозимианов около 35 млн. лет назад … Около 20 млн лет назад от линии мартышек отделилась линия обезьян, а ещё через 10 млн. лет в свои права вступили наши непосредственные предки, человекообразные обезьяны – орангутанги, гориллы и шимпанзе.

Около 4 млн. лет назад некий вид шимпанзе в африканских тропиках эволюционировал в вертикально передвигающуюся обезьяну. Этот вид приматов, вымерший миллион лет спустя, был очень похож на других человекообразных, но, благодаря прямой походке, его классифицировали как „гоминида”, что, согласно Линн Маргулис, совершенно необоснованно с биологической точки зрения:

„Объективные учёные, если бы они были китами или дельфинами, поместили бы людей, шимпанзе и орангутангов в одну таксономическую группу … Человеческие существа и шимпанзе имеют гораздо больше общего, чем два произвольно выбранных рода жуков.”

„Прямоходящие обезьяны, которые вымерли около 1,4 млн. лет назад, принадлежали к роду австралопитеков. Это название, состоящее из латинского australis („южный”) и греческого pithekos („обезьяна ”) означает просто „южная обезьяна”. Вид был так назван в честь первого обнаружения в Южной Африке ископаемых останков особи этого вида … Первые человекообразные потомки южных обезьян появились в Восточной Африке около 2 млн. лет назад … Эти первые человеческие виды называют Homo habilis („человек умелый”).

Примерно 1,6 млн. лет назад Homo habilis эволюционировал в более сильный и крупный вид … известный как Homo erectus („человек выпрямившийся”). Этот вид просуществовал более миллиона лет и проявил гораздо большую гибкость по сравнению со своими предками … Homo habilis стал первым видом, который покинул уютные африканские тропики и мигрировал в Азию, Индонезию и Европу, укоренившись в Азии около миллиона, а в Европе – около 400 000 лет назад.

Вдали от африканской родины первобытным людям пришлось приспосабливаться к исключительно суровым климатическим условиям … Вся эволюционная история человеческого рода, от возникновения Homo habilis до революции в земледелии почти два миллиона лет спустя, совпадает со знаменитыми ледниковыми периодами.

Около 400 000 лет назад Homo erectus начал эволюционировать в Homo sapiens („человек разумный ”) – вид, к которому принадлежат современные люди … Примерно 250 000 лет назад Homo erectus вымер; переход к Homo sapiens завершился около 100 000 лет назад в Африке и Азии и примерно 35 000 лет назад – в Европе. Начиная с того времени и до наших дней Homo sapiens остаётся единственным выжившим видом человека.”


Таким образом, период между уходом с эволюционной арены динозавров и появлением даже не человека, а всего лишь человекообразных обезьян, по данным палеонтологии, составляет около 60 млн. лет. Как же люди могли встретиться с динозаврами?

По мнению автора, эта проблема возникла в результате закрепления в нашем сознании психологического штампа. Известен факт ароморфозов – дискретного, внезапного появления новых биологических видов, получивший в этой главе теоретическое объяснение. По аналогии, такую же дискретность люди хотели бы видеть и в процессах ухода ископаемых видов в небытиё. Но рождение и гибель биологического вида обусловлены совершенно разными процессами, и нет оснований ожидать, что динамика исчезновения видов окажется похожей на динамику их появления в Природе.

Исчезновение определённого биологического вида определяется нарушением привычных параметров занимаемой им экологической ниши, и механизмы такого изменения параметров могут быть чрезвычайно разнообразны. К этому нужно добавить и разнообразие географических условий, неодновременность климатических изменений в разных регионах.

Иначе говоря, возникают биологические виды всегда резко, дискретно, как при срабатывании реле, а вот сходить со сцены они могут по-разному – в одних случаях так же дискретно, по типу обширных катастроф, в других – медленно, на протяжении тысяч и миллионов лет. Иногда процесс постепенного исчезновения вида может растянуться и на сотни миллионов лет, что демонстрирует обнаружение в 1938 г. у берегов Южной Африки „живого ископаемого” – латимерии (Latimeria chalumniae) – чудом сохранившейся живородящей кистепёрой рыбы отряда целакантообразных. В 1958 г. латимерий обнаружили также в Индийском океане у Коморских островов.

Палеонтологи находили целакантов только в геологических отложениях возрастом 400–65 млн. лет, и считали их полностью исчезнувшими. Однако, в 1997 г. в море Сулавеси, между Филиппинами и Борнео, был открыт ещё один вид латимерий – Latimeria menadoensis.


По мнению одного из оппонентов, „кистепёрая рыба латимерия … не сохранилась с мезозоя (там это семейство неизвестно), а повторила облик мезозойских рыб. Для таких примеров есть термин: лазаревы таксоны, по имени библейского царя Лазаря. Они – сильный аргумент в пользу номогенеза.” [Чайковский, 2004].

Если Ю.В. Чайковский имеет ввиду запоздалое возникновение латимерий от общей ветви кистепёрых рыб (живших в пресноводных водоёмах с девона, а с начала мезозоя приспособившихся к жизни в морях), то это нисколько не опровергает слов автора. Если же оппонент полагает, что латимерии каким-то чудом возникли не на основе целакантообразных, а от других костных рыб, например, карпов или кефали, то можно лишь позавидовать буйству его фантазии, потому что каждый новый вид, как отмечалось выше, всегда возникает лишь на основе близкородственного ему вида-„трамплина”.


На десятки миллионов лет растянулся процесс ухода с поверхности Земли одного из видов динозавров, сохранившихся на острове Комодо под названием комодский варан (или „комодский дракон”).

Стоит вспомнить, что виды динозавров были очень разнообразны (в том числе, по размерам и массе). Среди них были и хищники, и травоядные. Вряд ли они исчезли все сразу. Пример „комодских драконов” показывает, что различие географических условий может стать причиной очень продолжительного существования отдельной популяции при полном исчезновении данного вида на всей остальной поверхности Земли. Не исключено, что чудовище шотландского озера Лох-Несс тоже является не выдумкой местных жителей, а вполне реальным реликтом прошлых геологических эпох.

С этой точки зрения, информация, приведенная Михаилом Бурлешиным в интернетовском издании „Алфавита”, может получить простое и чёткое объяснение. Конечно, момент возникновения человека не может быть перенесен на 70 млн. лет назад, в эпоху владычества динозавров. Соответственно, встреча человека с динозаврами не могла произойти 70 и более млн. лет назад. Но такая встреча вполне могла произойти в исторически близкое время.

Легко представить себе, что в обычно засушливые долины туркменского хребта Кугитантау природный катаклизм в каком-то году принёс огромное количество осадков, и поверхность почвы, обычно твёрдая как камень, к осени превратилась в густое месиво. По размокшей долине брели чудом уцелевшие в этих краях динозавры, а следом, с любопытством разглядывая редких животных, шёл босоногий пастух, искавший отбившегося от стада упрямого барана. Так появилась удивительная „каменная летопись”, привлёкшая внимание учёных. Последующие годы вновь были засушливыми, и следы прочно вцементировались на многие века. Когда, скажем, через 200 лет, сюда пришли учёные, и взяли анализ горных пород, они смогли определить лишь время формирования породы, но никак не время появления отпечатков следов.

Аналогичным образом, до периода раннего средневековья в Европе могли сохраниться немногочисленные летающие ящеры, сражаться с которыми отваживались лишь самые храбрые, закованные в броню рыцари. Это могло дать почву очень реалистичным легендам о борьбе рыцарей с летающими драконами.

С учётом таких соображений, нужно очень внимательно относиться к возможным находкам последних представителей ископаемых видов животных и растений. Ни один из древних видов, знакомых палеонтологам, пожалуй, не имеет качеств, которые априори исключали бы возможность жизни немногочисленных особей вплоть до настоящего времени.


1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   12



Похожие:

А. Барбараш iconОглавление
Примечание. Настоящая публикация представляет собой доработанный вариант первой части электронной книги: Барбараш А. Н. „Код. Жизнь....
А. Барбараш iconА. Барбараш
Вселенной. При недостаточно точном соударении фотона с нейтрино, квантовый порог не достигается, и соударения как бы вообще не происходят,...
А. Барбараш iconА. Барбараш
Но есть группа эукариот с особой организацией транскрипции, заслуживающая отдельного рассмотрения. Речь идёт о транскрибировании...
А. Барбараш iconА. Барбараш
Именно решение проблемы наследственного осуществления информации в процессе индивидуального развития, проблем генетики развития,...
А. Барбараш iconА. Барбараш
Продвижение науки вперёд часто происходит тогда, когда перед нами раскрывается неведомая доселе сторона вещей, что обусловлено не...
А. Барбараш iconА. Барбараш
Как отмечалось выше (см гл. ), каждый коннексон имеет вид трубочки, пронизывающей стенки соседних клеток и связывающей между собой...
А. Барбараш iconА. Барбараш
Рудольф Юлиус Эмануэль Клаузиус, который в 1870 г сформулировал и доказал упоминавшуюся выше теорему вириала, а кроме того, обосновал...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов