Документы и материалы к теме «европа X xi вв.» icon

Документы и материалы к теме «европа X xi вв.»



НазваниеДокументы и материалы к теме «европа X xi вв.»
страница1/4
Дата конвертации20.10.2012
Размер0.61 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3   4
1. /Euro X-XI.rtfДокументы и материалы к теме «европа X xi вв.»

ДОКУМЕНТЫ И МАТЕРИАЛЫ К ТЕМЕ

«ЕВРОПА X-XI ВВ.»

Из книги

Ж. Ле Гоффа «Цивилизация средневекового Запада»:

Когда рассеялись мечты тысячного года о римском мире, готово было дать знать о себе обновление всего Запада. Его неожиданный расцвет в XI веке означал, что западный христианский мир тронулся в путь.

Его силы смогли развиться лишь на экономической основе, она, несомненно, возникла раньше, чем часто думают. Можно сказать, что если каролингское возрождение имело место, то это было прежде всего возрождение экономическое. Возрождение, как и в сфере культуры, ограниченное, поверхностное, хрупкое и в большей степени, чем в области культуры, пострадавшее, почти загубленное вторжениями и грабежами норманнов, венгров и сарацинов в IX и начале Х в., которые, бесспорно, на один или два века задержали обновление Запада, подобно тому как варвар­ские вторжения IV—V вв. ускорили упадок римского мира.

Легче всего уловить признаки возобновления торговли в VIII—IX вв. Это—активность фризской торговли и порта Дуурстеде, монетная реформа Карла Великого, о которой будет сказано ниже, экспорт сукон, вероятно фламандских, но называв­шихся тогда фризскими, тех, которые Карл Великий послал в дар халифу Гарун-аль-Рашиду.

Но в этой по преимуществу сельской экономике есть призна-

55

ки, позволяющие делать вывод и о развитии аграрного производ­ства: дробления манса, происходящие, несомненно, благодаря рас­пашке новых земель; появление новой системы упряжи, первое известное изображение которой сделано в одной рукописи из Трира около 800 г.; реформа календаря, произведенная Карлом Ве­ликим, который дал месяцам имена, говорящие о прогрессе зем­леделия. Миниатюры с изображением сельских работ по меся­цам радикально изменились, исчезли античные символы, уступив место сценам конкретных работ, в которых проявляется сила че­ловека: «Отныне человек выделяется из природы и становится ее господином».

Были ли нашествия IX в. повинны в очередном отступлении или просто задержке развития экономики, но в Х веке появились более надежные и ясные черты прогресса.
На конгрессе американс­ких медиевистов, посвященном этой эпохе, Х век был выделен как период решительных перемен, в частности в области сельско­хозяйственных культур и питания, где, по мнению Линна Уайта, широкое внедрение таких культур, богатых протеинами и, следо­вательно, высококалорийных, как бобы, чечевица, горох, обеспе­чило, вероятно, западноевропейцев той силой, что нужна была для постройки соборов и подъема обширных пространств цели­ны. «X век—век бобов»,—шутливо заключил американский ме­диевист. Роберт Лопец в свою очередь задается вопросом, не сто­ит ли признать еще одно Возрождение, Возрождение Х века, когда развивалась скандинавская торговля (торжища,
wiks, как Хаитха-бу на Ютландском перешейке, вытеснили военные стоянки вроде Треллеборга на датском острове Зеландия), когда хозяйство сла­вян стимулировалось и норманнской торговлей, и арабо-еврейской коммерческой деятельностью вдоль пути, соединяющего Кордо-ву с Киевом через центральную Европу, когда начался подъем областей по Рейну и Маасу, когда уже стала процветать Северная Италия, где рынок Павии получил международное значение, а в Милане начался подъем хозяйства, который глубоко проанали­зировал Чинцо Вьоланте, и происходил рост цен — «симптом во­зобновления экономической и социальной жизни».

Это пробуждение средневекового Запада—кому или чему по­ставить в заслугу? Может быть, как полагает Морис Ломбар, влиянию развивающегося мусульманского мира, мира городских метрополий, возрастающие потребности которых стимулировали на еще варварском Западе производство сырья и другой продук­ции на экспорт в Кордову, Кайруан, Каир, Дамаск, Багдад, как, например, древесины, железа (франкские мечи), олова, меда и че­ловеческого товара—рабов, крупным рынком по продаже кото­рых в каролингскую эпоху был Верден? Эта гипотеза, опираю­щаяся на внешние факторы, еще более опровергает знаменитую теорию Анри Пиренна, приписывавшего арабским завоеваниям замыкание Средиземноморья и упадок западной торговли, тем завоеваниям, которые, напротив, предстают теперь двигателем

56

экономического пробуждения западного христианского мира. Или же вместе с Линном Уайтом поставить это в заслугу прогрессу технологий, совершившемуся на почве самого Запада: прогрессу в сельском хозяйстве, где колесный плуг с отвалом и трехполь­ный севооборот позволили выращивать те самые овощи, богатые протеинами, а распространение новой упряжи—увеличить пло­щадь обрабатываемых земель и урожайность; прогрессу в воен­ном деле, где стремя позволило подчинить лошадь и появиться новому воинскому классу рыцарей, которые постепенно идентифицировались с крупными землевладельцами, способными вво­дить в своих владениях новую аграрную технику и технологию? Это объяснение, опирающееся на факторы внутреннего развития, обнажает, кроме того, причины перемещения центра тяжести за­падного мира к северу, туда, где равнины и неохватные простран­ства допускали возможность глубокой вспашки и вдохновляли на удалые конные скачки.

Истина, однако, состоит в том, что социальное возвышение магнатов, землевладельцев и рыцарей в одном лице создавало класс, способный воспользоваться экономическим шансом, кото­рый предоставился благодаря росту земледелия, а также торговли, еще, правда, ограниченной, часть доходов от которой этот класс оставлял профессионалам—первым западным купцам. Соблаз­нительно предположить, что завоевания Карла Великого и его военные экспедиции в Саксонию, Баварию, вдоль Дуная, в Север­ную Италию, в Венецианскую область и даже за Пиренеи имели в виду зоны обмена и преследовали в качестве цели захват зарож­дающихся торговых путей. А Верденский договор, вероятно, мог быть также и разделом основных путей, как и зон сельскохозяй­ственных культур. Но после тысячного года все это стало более убедительным. Средневековый христианский мир действительно вышел на историческую арену.


Глава III

СТАНОВЛЕНИЕ ХРИСТИАНСКОГО МИРА (XI—XIII вв.)

Знаменитым стал отрывок из сочинения бургундского хрони­ста Рауля Глабера: «С наступлением третьего года, последовав­шего за тысячным, почти все земли, но особенно Италия и Гал­лия, оказались свидетелями перестройки церковных зданий; хотя большая часть из них была хорошей постройки и в этом не нужда­лась, настоящее соперничество толкало всякую христианскую об­щину к тому, чтобы обзавестись церковью более роскошной, чем у соседей. Мир как будто стряхивал с себя ветошь и повсюду облачался в новое белое платье церквей. В то время почти все епи­скопальные, монастырские церкви, посвященные разным святым, даже маленькие деревенские часовни были перестроены верующи­ми и стали еще краше».

Это внешний, но наиболее блестящий признак взлета хри­стианского мира около тысячного года. Широкое строительство, безусловно, сыграло важнейшую роль в прогрессе средневекового Запада в период между Х и XIV вв., прежде всего за счет стиму­лирования экономики. Рост производства строительных материа­лов (камень, древесина, железо), появление технологий и изготов­ление орудий труда для этого производства, транспортировка и подъем камня и значительных тяжестей, наем рабочей силы, фи­нансирование работ — все это сделало строительство ( и не толь­ко соборов, но и бесчисленных церквей разных размеров, хозяй­ственных сооружений: мостов, риг, складов, а также жилых домов богачей, все чаще строившихся из камня) центром первой и почти единственной средневековой индустрии.

Но этот строительный бум не был первичным явлением. Он произошел в ответ на определенные нужды, среди которых глав­ной была необходимость разместить более многочисленное насе­ление. Конечно, не всегда есть прямая связь между размером церкви и числом прихожан. Соображения престижа и набожность в такой же мере побуждали к большим размерам. Но все же жела­ние дать численно выросшему христианскому народу возмож­ность всему собраться в церквах было, несомненно, очень важным.

Бесплодно было бы в этом развитии христианского мира пы­таться различать причины и следствия, поскольку большая часть составляющих этого процесса была одновременно и тем и дру-

58



гим. Еще более трудным делом было бы искать первую и решаю­щую причину этого прогресса. Можно, однако, отказать в этой роли тем факторам, которые часто указывались при объяснении начавшихся на Западе сдвигов. Это касается демографического роста, который был лишь первым и наиболее зримым результа­том этого прогресса. Как и относительного умиротворения, на­ступившего в Х в., когда прекратились нашествия, стали развивать­ся установления «мира», регламентирующие войну за счет огра­ничения периодов ведения войны и обеспечения некоторым кате­гориям невоенного населения (клирикам, женщинам, детям, кре­стьянам, купцам и иногда рабочему скоту) защиты, которая га­рантировалась клятвой воинов (первое постановление, призванное заставить уважать Божий мир, было вынесено синодом в Шарру в 989 г.). Это повышение безопасности также было лишь след­ствием стремления широких слоев населения христианского об­щества оградить начавшийся расцвет. «Все были под впечатлением жестокости бедствий предшествующей эпохи и терзались страхом перед возможностью утратить в будущем блага изобилия»,— говорит Рауль Глабер, объясняя устремление к миру во Франции, свидетелем чего он был в начале XI в. Защита, особо обеспечивае­мая крестьянам, купцам, рабочему скоту, вьючным и тягловым животным, весьма характерна: давление экономического прогрес-

59


са вынуждало оружие отступать, вызывало необходимость огра­ниченного, контролируемого разоружения.

Истоки этого подъема следует искать, обративши взоры к зе­мле, которая в средние века была всему основой. Ведь именно с того времени, когда господствующий класс осел на землю, пре­вратившись в класс крупных землевладельцев, когда вассалитет, преобразуя вассала из подчиненного в привилегированного, стал все более сопровождаться бенефициями, почти всегда представ­ляющими собой землю, земельная аристократия начала поощ­рять развитие сельскохозяйственного производства. Не то чтобы она, за исключением некоторых церковных сеньоров и высших ка-ролингских чинов, была заинтересована в ведении собственного хозяйства в своих владениях. Но поскольку она требовала от кре­стьянства несения повинностей и служб, крестьяне вынуждены были ради удовлетворения этих требований идти на усовершен­ствование способов ведения хозяйства. Я полагаю, что решающие сдвиги, положившие начало так называемой аграрной революции Х—XIII вв., скромно проявились в каролингскую эпоху, затем постепенно нарастали к тысячному году, после которого произо­шло значительное ускорение развития.

Не следует, впрочем, исключать и значение той эпохи, когда варвары перешли к оседлости и когда они, став новыми хозяева­ми, занялись извлечением доходов. История первых нормандских герцогов или каноника Дудона из Сен-Кантена в XI в. показы­вает нам, как норманны в течение первого века освоения ими Нор­мандии превращались в сельских хозяев под руководством своих герцогов, которые брали под свою охрану железные орудия тру­да, в частности плуги.

Медленное распространение трехпольного севооборота позво­ляло увеличивать засеваемые площади (вместо половины треть площади оставалась под паром), менять культуры, бороться с не­урожаями, прибегая к яровым культурам, если не удавались ози­мые, или наоборот. Расширявшееся использование асимметрич­ного колесного плуга с отвалом, железных орудий труда обеспе­чивало более глубокую вспашку. Так росла площадь обрабаты­ваемых земель, повышалась урожайность, становилась более раз­нообразной продукция и, как следствие, улучшалось питание.

Одним из первых последствий этого было увеличение наро­донаселения, которое, вероятно, удвоилось между Х и XIV вв. Согласно Дж. К. Расселу, население Западной Европы с 14,7 млн. человек около 600 г. дошло до 22,6 млн. к 950 г. и стало на­считывать 54,4 млн. перед «Черной смертью» 1348 г. По мнению М. К. Беннета, рост населения всей Европы происходил с 27 млн. человек в 700 г. до 42 млн. в 1000 г. и до 73 млн. в 1300 г.

Этот демографический подъем имел в свою очередь решаю­щее значение для экспансии христианского мира. Особенности феодального способа производства, благоприятствовавшие неко­торому технологическому прогрессу, но не позволявшие поднять­ся над весьма скромным уровнем, не обеспечивали достаточно­го качественного развития аграрного производства, чтобы оно

60

отвечало нуждам начавшегося демографического роста. Повыше­ние урожайности и питательности продукции было слабым. Фео­дальное хозяйство—и к этому мы еще вернемся—исключало ин­тенсивный путь развития, оставалось только расширять площадь обрабатываемых земель. Первым проявлением экспансии хри­стианского мира между Х и XIV вв. стало напряженное освоение целины. Хронологию этого процесса установить трудно, посколь­ку письменные источники до XII в. редки, а археологические рас­копки в сельских местностях продвигаются слабо, их методика несовершенна, интерпретация разультатов щекотлива, ибо сред­невековый пейзаж часто изменялся или разрушался в последую­щие эпохи. По мнению Жоржа Дюби, «действия первопроходцев в течение первых двух веков были робкими, непоследовательны­ми и разбросанными, но к 1150 г. они стали более уверенными и более согласованными». В столь важном секторе, как производ­ство зерна, решающие завоевания пришлись на период с 1100 по 1150 г., и об этом свидетельствует палинология: доля пыльцы хлебных злаков в остатках цветов особенно возросла именно в первой половине XII в.

Чаще всего новые поля были лишь продолжением старых и представляли собой постепенно расширявшиеся в окружающих целинных землях и пастбищах прогалины. Новь заставляла отсту­пать сжигавшиеся кустарники, но она редко наступала на леса, как по причине несовершенства орудий труда (главным средством средневековых расчисток было тесло, а не топор), так и потому, что сеньоры желали сохранить места охоты, а сельские общины не хотели чрезмерно сокращать лесные ресурсы, столь суще­ственные для средневекового хозяйства.

Завоевание земли происходило также за счет осушения болот и устройства польдеров. Во Фландрии, где рано и сильно дал о се­бе знать демографический рост, строительство маленьких плотин во многих местах началось еще до 1100 г.

Иногда расчистки влекли за собой и освоение новых террито­рий, где строились новые деревни. Мы еще вернемся к этому явле­нию, имевшему особенно важные социальные последствия.

Параллельно с этой внутренней экспансией христианский мир прибег и к внешней. Даже кажется, что поначалу предпочте­ние отдавалось второй, поскольку военные средства получения доходов казались более легкими, чем мирные.

Так зародилось двойное завоевательное движение, результа­том которого стало расширение границ христианского мира в Европе и далекие крестовые походы в мусульманские страны. Распространение христианства по Европе, с силой возобновив­шееся в VIII в. и продолжавшееся в IX и Х вв., перешло почти полностью в руки немцев, населявших окраинные христианские земли, которые граничили с языческими на севере и востоке. В ре­зультате смешались религиозные, демографические, экономиче­ские и национальные мотивы, что придало этому движению очень

61




9, 10. 11. 12. ОСВОЕНИЕ НОВЫХ ЗЕМЕЛЬ В ИЛЬ-ДЕ-ФРАНСЕ И НА ГРАНИЦАХ ГЕРМАНО-СЛАВЯНСКОГО МИРА

Распашки, особенно интенсивные в 1050—1250 гг., покрывали лесные массивы Запада сетью просек. План ле­са Рамбуйе (9) дает представление о ха­рактере средневековых расчисток леса, выразительно оттеняемом топоними­кой. Топонимы были, так сказать, тех­нические, как Лез-Эссар (Новь), или связанные с новыми поселениями лю­дей: Ла-Вильнев (Новый город), Рю-Нев (Новая улица); причастность коро­левской власти выдает название Лез-Эссар-ле-Руа (Королевская новь). Лес Сен-Дсни (10) в современном департа­менте Эн лает другой тип расчисток, осуществлявшихся силами жителей де­ревни, вытянувшейся вдоль дороги. когда земля осваивалась под пашню уз­кими полосами, перпендикулярными или параллельными дороге. Лес при этом сохранялся лишь на окраинах в виде небольших рощиц.


(продолжение текста)

своеобразный характер. Его доминирующим аспектом стало в конце концов противоборство немцев и славян, при котором ре­лигиозные мотивы отступили на второй план, поскольку немцы без колебаний вступали в борьбу даже с теми соседями, которые приняли христианство. Еще в IX в. моравский государь Рости­слав призвал Кирилла и Мефодия в свое государство, чтобы сба­лансировать влияние немецких миссионеров.

Христианизация осуществлялась медленно, с отступлениями. Св. Адальберт, архиепископ Праги в конце Х в., считал, напри­мер, чехов вернувшимися к язычеству и погрязшими в многожен­стве. После смерти Мешко II (1034) вспыхнуло мощное восстание польского народа, которое сопровождалось возвратом к языче­ству. В 1060 г. шведский король Стейн, будучи христианином, от­казался разрушить древнее языческое капище в Упсале, а в конце

62



Две другие деревни, Альтхейм близ Лейпцига и Яблонов в западной части Польши (11, 12), имеют характерные черты расчисток во время немецкой ко­лонизации восточных земель. Альт­хейм, расположенный на безлесных зем­лях, был «пастбищной» деревней, где главная улица расширялась в центре настолько, что образовывала про­странство для выпаса скота. Яблонов

же, по-немецки Шенбрунн, был дерев­ней, возникшей благодаря предоставле­нию немецким колонистам на выгод­ных условиях лесных мансов, которые предстояло расчищать. После расчи­сток лес здесь частично сохранился на окраинах. В обеих этих деревнях при домах были сады и выгоны, и зем­леделие дополнялось животновод­ством.


(продолжение текста)

XI в. король Свейн ненадолго вернулся к кровавым жертвопри­ношениям, за что получил прозвище Блотсвейн. Литва после смерти князя Миндовга (1263), крестившегося в 1251 г., вернулась к культу идолов.

Но все же к тысячному году ряд новых христианских госу­дарств расширил христианский мир на севере и востоке: Польша при Мешко в 966 г.; Венгрия при Иштване I (Иштване Святом), ставшем королем в 1001 г.; Дания при Харальде Синезубом (950—986); Норвегия при Олафе Триггвесоне (969—1000) и Шве­ция при Олафе Скотконунге.

Правда, в то же самое время киевский князь Владимир при­нял крещение от Византии (988), как это сделали веком раньше сербы и болгарский царь Борис. И схизма 1054 г. отделила вос­точную Европу и Балканы от римского христианского мира.

Пруссы приняли христианство лишь в XIII в., и их обраще­ние послужило причиной образования немецкого государства тев­тонских рыцарей, которых неразумно пригласил сюда в 1226 г.

63

польский князь Конрад Мазовецкий.

64


Вклад церкви в этот подъем христианского мира был одним из главных. Нельзя, правда, сказать, что она непосредственно играла существенную роль в экономическом развитии, каковую ей, сильно преувеличивая, ранее вменяли в достоинство.

Жорж Дюби подчеркивал, что монахи сыграли очень непри­метную роль в распашке новых земель, поскольку «клюнийцы и бенедиктинцы старого устава вели жизнь сеньориального укла­да, значит, праздную», а новые ордена в XII в, «устраивались на уже освоенных, по крайней мере частично, землях», интересова­лись прежде всего скотоводством и, следовательно, относительно мало занимались расширением пашни; и наконец, «заботясь о со-

80

хранении своей «пустыни», держа крестьян на расстоянии от себя, ^ новые аббатства скорее способствовали защите отдельных лес­ных массивов от распашек, которые бы им без этого угрожали».

Тем не менее церковь была весьма деятельной в экономиче­ской сфере. На начальной стадии подъема она вкладывала сред­ства, которыми она одна лишь и обладала. Начиная с тысячного года, когда экономический подъем, особенно развитие строитель-? ства, потребовал финансирования, которое не могло быть обеспе­чено обычным течением хозяйственной жизни, церковь извлекла накопленные ею сокровища и пустила их в оборот. Конечно, это делалось под видом чуда, но чудотворные покровы не должны , скрывать от нас экономических реалий. Когда епископ или аббат „желал расширить, перестроить собор или монастырь, он сразу же '; находил чудесный клад, который позволял ему если не полностью совершить задуманное, то по меньшей мере приступить к по­стройке. Вот, например, епископ Орлеана Арнуль, который неза-, долго до тысячного года задумал перестроить «великолепным | образом» церковь Сент Круа. «Его подвигнуло на это,—пишет , Рауль Глабер,—знамение Господне. Однажды, когда каменщики, выбирая место для базилики, проверяли твердость почвы, они об-, наружили много золота. Они сочли, что его будет, несомненно, < достаточно для покрытия расходов по постройке святилища, да-J же и очень большого. Они взяли это случайно найденное золото 5 и все отнесли епископу. Тот возблагодарил всемогущего Бога за ^этот дар, взял его и передал руководителям работ, приказав это ^золото полностью потратить на строительство церкви. Говорят, "что им были обязаны прозорливости св. Эварция, занимавшего некогда этот епископский престол, который, предвидя эту пере-' стройку, и зарыл золото».

В течение
  1   2   3   4



Похожие:

Документы и материалы к теме «европа X xi вв.» iconКласс: 5кл. Количество часов
Материалы и оборудование урока: Таблица Пифагора, методические пособия по теме «Умножение»
Документы и материалы к теме «европа X xi вв.» iconМатериалы для чтения по теме “Религия”
И сказал Господь Моисею и Аарону: вот устав Пасхи: никакой иноплеменник не должен есть ее
Документы и материалы к теме «европа X xi вв.» iconА. О. Материалы к диссертационному доклад
Недосекина Алексея Олеговича по теме диссертации «Методологические основы моделирования финансовой деятельности с использованием...
Документы и материалы к теме «европа X xi вв.» iconУрок по теме: «Механические колебания», 9-й класс Цели и задачи урока
Материалы: учебник «Физика-9», тестовое задание, слайды, нитяной и пружинный маятники
Документы и материалы к теме «европа X xi вв.» iconУрок математики и информатики в 9-м классе по теме: "Построение графиков квадратичной функции"
Оборудование и материалы: 8 ЭВМ (установлена операционная система Windows’98 (2000), Microsoft Excel)
Документы и материалы к теме «европа X xi вв.» iconАдрес этой страницы
Информационно-аналитические материалы «обзор рынка безопасности» выходят раз в месяц и распространяются по подписке. Каждый выпуск...
Документы и материалы к теме «европа X xi вв.» iconУрок математики и информатики в 9-м классе по теме: "Построение графиков квадратичной функции"
Оборудование и материалы: 8 ЭВМ (установлена операционная система Windows’98 (2000), Microsoft Excel)
Документы и материалы к теме «европа X xi вв.» iconУрок математики и информатики в 9-м классе по теме: "Построение и преобразование графиков квадратичной функции"
Оборудование и материалы: 12 ЭВМ (установлена операционная система Windows xp, Microsoft Excel)
Документы и материалы к теме «европа X xi вв.» iconДокументы
1. /методические материалы/1. Тренинг Командообразование.doc
2. /методические...

Документы и материалы к теме «европа X xi вв.» iconУчебное занятие по теме «алгоритмы вокруг нас» «Образование – это то, что останется после того, как все выученное забудется»
Материалы и оборудование к занятию: компьютер, проектор, экран, пакет приложений для каждого участника
Документы и материалы к теме «европа X xi вв.» iconИз нашей новостной ленты
Предлагаем материалы Минобрнауки, подготовленные к этому заседанию. Материалы можно обсудить
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы