Главная страница сайта icon

Главная страница сайта



НазваниеГлавная страница сайта
Дата конвертации28.11.2012
Размер196.96 Kb.
ТипДокументы

Главная страница сайта

Долидович О.М.,

г. Красноярск,

ЖЕНСКАЯ ПРОСТИТУЦИЯ В СИБИРИ

ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX – начале XX вв.

В пореформенный период повсеместно в Сибири отмечен рост проституции. Начавшийся процесс экономической модернизации вызывал приток в города неквалифицированной рабочей силы. При условии сохранения патриархальных норм в обществе (ограниченности для женщин доступа к образованию, закрытости доступа к государственной службе и квалифицированному, высокооплачиваемому труду), женщины пополняли ряды неквалифицированных рабочих на фабриках и заводах. Низкая заработная плата, тяжелые бытовые условия жизни вынуждали заниматься проституцией. «Главная причина, заставляющая молодых девушек торговать собой, это нужда, а не отсутствие нравственных чувств… К позорному ремеслу обращаются те, которые не находят честного заработка и которые не получают никакого образования» - писал в 1900 г. историк и публицист П.В. Безобразов [1].

В 1904 г. врач Калинкинской больницы в Петербурге Б. Бентовин опубликовал очерк о проституции. Много лет он проводил медицинские осмотры так называемых «официальных» проституток с целью выяснить, что толкало девушек на этот путь. Он изучил данные петербургской полиции за 1891 – 1893 гг., несколько лет вел записи своих личных бесед с пациентками. В результате врач пришел к выводу, что на путь проституции обычно вступали девушки деревенского происхождения, которые приезжали в столицу в поисках лучшей жизни, или горожанки с очень низким материальным достатком. Большинство женщин, приезжавших на заработки из деревень, из-за неопытности, одиночества, общения с проститутками в мастерских, больницах, часто выбирали легкий, как им казалось, путь добывания денег – проституцию [2].

На патриархальный уклад, как причину широкого распространения проституции, указывал писатель, историк, публицист либерально-народнического направления С.С. Шашков. В условиях отсутствии доступа к участию в общественной и политической жизни неразвитая, невежественная женщина, не интересующаяся ничем, «нередко продает себя только для того, чтобы получить возможность помодничать и пороскошничать» [3]. Выводы Шашкова перекликаются с точкой зрения современной исследовательницы Л. Энгельштейн: «Проституция представляет собой бегство женщины от патриархальной власти семьи и деторождения. Как форма половой активности, которую семья не контролировала, проституция олицетворяла собой сам принцип противозаконной сексуальности, осуществление надзора за которой являлось прямой функцией государства» [4]. Неполноправие в семейной и общественной жизни приводила к тому, что женщина оценивалась как объект, а не самостоятельный субъект, в данном случае сексуальных отношений. Ненормальность социальных отношений порождала предложение женского тела с одной стороны, и запрос на разврат – с другой.

Путешественник, общественный деятель Г.Н.
Потанин который специально не исследовал вопрос о проституции, высказал предположение о причинах ее распространения среди крестьянок. По его мнению, главная причина - демографическая диспропорция полов в различных регионах, которая сложилась во второй половине XIX – начале XX вв. вследствие отходничества, крестьянских промыслов, усиливавшейся подвижности населения: «Относительно проституции я нахожу в особенных условиях следующие области: приморские (Архангельские, южный берег Финляндии, Петербургская, Одесская); мануфактурный округ под Москвой, Дон, Сибирь. В приморских портах и больших фабричных городах разврат происходит от наплыва мужчин; в подмосковных деревнях (откуда мужчины уходят на заработки), на Дону (вследствие ухода на службу) и в Сибири (от ухода мужей на звероловные продолжительные экскурсии) от отсутствия мужчин. В последней разврат усложняется наплывом бродяжеского населения» [5].

В ежегодных обзорах сибирских губерний этот вывод находил свое подтверждение: «Венерические болезни и сифилис более всего развиты в городе Иркутске и в больших селах, прилегающих к линии железной дороги…» [6]. В.А. Зверев также отметил, что сильнее всего проституция была развита в больших трактовых и торговых селах, в пригородной зоне, вблизи приисков и в местах уголовной ссылки. Так, в селе Александровском Иркутской губернии, известном своей каторжной тюрьмой, «почти в каждом дому вы найдете…тайный притон разврата с богатым рассадником сифилиса и его последствий» [7]. В некоторых селах Алтая в начале XX в. образовались целые улицы, заселенные «отходками» да «брошенками» (женщинами, ушедшими от мужей или брошенными ими). Эти женщины ходили на заработки в другие местности, поступали к своим односельчанам в «стряпки» и занимались проституцией.

Действительно, во второй половине XIX – начале XX вв. строительство Транссибирской магистрали вызвало приток в Сибирь рабочих, мастеровых, служащих, русско-японская война стала причиной сосредоточения войск в городах Дальнего Востока, массовое переселенческое движение влияли на рост и явной и тайной проституции и венерических заболеваний в регионе.

В начале 90-х годов XIX в. в России официально числилось 17600 проституток. По подсчетам А.Г. Быковой, в городах Сибири в 1889 г. было зарегистрировано 90 домов терпимости (в них проживало 467 женщин) и, кроме того, работало 297 проституток-одиночек [8]. Число тех и других неуклонно росло.

По данным переписи населения 1897 г. в Сибири насчитывалось 1316 женщин, чьим промыслом была проституция, а также 164 мужчины.


^ Таблица № 1

Сведения о численности населения Сибири, занятого проституцией, в 1897 г.


Губерния,

область

м

% от общей численности

мужского населения

ж

% от общей численности

женского населения

Томская губерния

29

0,003

259

0,03

Тобольская губерния

35

0,005

198

0,03

Енисейская губерния

11

0,004

136

0,05

Иркутская губерния

5

0,002

104

0,04

Якутская область

8

0,005

-

-

Забайкальская область

2

0,0005

29

0,009

Приморская область

74

0,05

464

0,6

Амурская область

-

-

126

0,3

о. Сахалин

-

-

-

-

итого

164

0,005

1316

0,05

^ Таблица составлена по: Первая всеобщая перепись населения Российской империи, 1897. Распределение населения по видам главных занятий и возрастным группам по отдельным территориальным районам. Таблица XX. Т. IV. / Под.ред. Н.А. Тройницкого. - СПб.: Издание центрального статистического комитета Министерства внутренних дел, 1905. - 371 с.


Однако в переписи не оговаривается, кто именно входил в это число – содержатели домов терпимости и те, кто там работал. Нет сведений о занятии проституцией на о. Сахалин, где сложилась совершенно особая ситуация. Во второй половине XIX в. из-за опасения захвата Сахалина Японией правительство предпринимает ряд мер по усилению русской колонизации острова. В 1859 г. сюда была отправлена первая партия каторжных, в 1860-х гг. здесь основывают несколько поселений казаков, с 1869 г. начинается вольная колонизация острова. Однако на острове царила нищета: в городах сложно найти работу, поскольку промышленность была не развита, крестьяне-переселенцы ехали сюда через всю Россию, и, истратив все деньги, не могли обзавестись хозяйством, каторжники и их семьи жили на казенные пайки. Современник А.А. Панов в путевых заметках писал: «Эта безысходная нищета, изо дня в день кричащая о куске хлеба во что бы то ни стало, делает этот последний исключительным центром всех помышлений сахалинца… Постепенно приобретается привычка жить только для себя, для настоящего момента, без всякой заботы о будущем, которого нет, и, опускаясь все ниже и ниже, человек доходит до состояния полного одичания, когда утрачивается всякий стыд и теряется всякое различие между нравственным и безнравственным, когда ради куска хлеба или нескольких глотков водки продают тело собственных жен и дочерей» [9]. Найти работу на острове женщине было особенно трудно. Труд чернорабочих в шахте был для них непосилен. Каторжанкам было запрещено наниматься в прислуги, а казенного пайка не хватало. Добровольно последовавшим за мужьями было еще хуже: им не полагалось даже казенного пайка. В условиях диспропорции полов, при большом скоплении ссыльных, казаков, военных, в каждом поселении неизбежно возникала проституция. Моральные нормы и качества отходили на второй план перед желанием выжить: «Как может привить сахалинская женщина своему ребенку понятие о человеческом достоинстве, когда…она сама привыкла смотреть на себя только как на самку, а на принадлежность к своему полу как на единственную привилегию на право жить?» [10].

Очевидно, что перепись 1897 г. не отразила сведений о проституции в сельской местности, поскольку органы врачебно-полицейского надзора там не действовали. «Женщины вольного поведения» учитывались волостными правлениями по требованию губернских властей, но эта регистрация тоже была неполной в силу специфики «промысла». Волостные писари могли вносить в соответствующие списки всех женщин, живших с мужем в гражданском браке невенчанными. Сведения волостных правлений доставлялись врачам и губернским властям нерегулярно и крайне неполно. Поэтому авторы медицинского отчета по Томской губернии за 1897 г. констатировали, что «тайная проституция существует не только в городах…но и в округах», но насколько она развита в сельской местности «приблизительно даже заключения дать нельзя» [11]. Кроме того, перепись не могла зафиксировать тайную проституцию, а последняя преобладала. То, что проституцией занималась женская прислуга в гостиницах, трактирах, пивных, меблированных комнатах, банях и т.д. было общеизвестным фактом, однако в переписи это не зафиксировано.

Деятельность публичных домов и проституток-одиночек в дореволюционной России была подчинена медико-полицейскому контролю. С 1843 г. в городах империи создавались врачебно-полицейские комитеты для надзора за проституцией. В функции полицейского управления входила выдача разрешений на открытие дома терпимости, сбор необходимых сведений о его хозяйке и проститутках (фамилия, имя, отчество, сословное происхождение, возраст, адрес, образ жизни). Проститутку не допускали к ее промыслу, пока ее не освидетельствовал врач и ей не был выдан медицинский билет («желтая карточка»). В Сибири, в силу недостатка врачей, а также финансирования, медицинский контроль за проституцией первоначально существовал лишь формально. Однако во второй половине XIX в. в связи с широким распространением венерических заболеваний городские власти всерьез озаботились этой проблемой. Проститутки должны были регулярно проходить медицинское освидетельствование. Больные сифилисом могли получить лечение в городской больнице. Вопрос о его оплате в различных городах решался по-разному: как правило, если проститутка была из дома терпимости, то за лечение должна была заплатить его хозяйка, но иногда свое лечение проститутки всегда должны были оплатить самостоятельно. Часто проститутки избегали лечения, поскольку это означало еще и потерю заработка. Значительная часть больных женщин не могла получить должного лечения за неимением свободных мест в больницах. Известный красноярский врач В. Крутовский в 1896 г. писал о том, что в сибирских городах при больницах существовали «венерические отделения» на ограниченное число кроватей. Так, к примеру, в женском отделении больницы в Красноярске существовала такая палата всего на 8-10 мест. Когда сюда помещали заболевших проституток, это шокировало прочих больных.

Крутовский назвал причины широкого распространения сифилиса в Сибири в пореформенное время: «Если в России одним из факторов распространения сифилиса считается отхожий промысел, фабрики, большие города, то в Сибири имеется целый аналогичных факторов, неизвестных России, а именно: огромный ссыльный элемент, золотые промысла, извоз» [12]. Действительно, огромное количество ссыльных, переселенцев способствовало распространению не только сифилиса, но и прочих заразных заболеваний (дизентерии и т.п.). Подхватив заразу в публичном доме, в пивной, общественной бане, гостинице ямщики, солдаты, чернорабочие, приезжающие в город крестьяне разносили ее затем по своим деревням, вносили в семьи, способствовали ее широкому распространению.

К источникам распространения сифилиса Крутовский также относил городские дома терпимости, поскольку абсолютное большинство проституток в них не было официально зарегистрировано полицейскими органами («тайная» проституция), а медицинский надзор проходил поверхностно. Так, к примеру, на сентябрь 1879 г. в городе Иркутске было зарегистрировано 10 домов терпимости, в которых работало 67 женщин. Кроме того, в городе насчитывалась 81 проститука-одиночка, было задержано по подозрению в тайном разврате 48 женщин. При этом врачей, производивших медицинские осмотры было всего два. Не являлось на осмотры 67 проституток (45% от общего числа официально зарегистрированных проституток). Зараженных венерическими заболеваниями насчитывалось 48 (32,4 %).

^ Таблица № 2

Сведения о проституции в городе Иркутске за 1879 г.


1879 г.

Домов терпимости

В них женщин

Одиночек

Задержано по подозрению в тайном разврате

Врачей, производивших осмотры

Не являлось на осмотры из занесенных в списки

Зараженных венерическими заболеваниями

Январь

11

66

3

-

1

-

-

Май

12

52

25

3

1

20

18

Сентябрь

10

67

81

48

2

67

48

^ Таблица составлена по: ГАИО. Ф.43. Оп. 2. Д. 22. Л. 1-36.

Содержательницами публичных домов становились, как правило, бывшие проститутки, которые сами в силу возраста не пользовались спросом на рынке интимных услуг. Те, кому удавалось скопить определенную сумму на открытие публичного дома. Поэтому по социальному составу это были мещанки и крестьянки. Так, в Томске в декабре 1901 г. было зарегистрировано 12 домов терпимости с 87 проститутками. Среди их содержательниц преобладали мещанки (66,6 %). Для некоторых эта сфера становилась семейным делом – среди содержательниц публичных домов числились Захир Вера, Захир Бейла, Захир Надежда.

Таблица № 3

Сведения о количестве домов терпимости в Томске за 1901 г.

^ Хозяйка дома терпимости

Ее социальное происхождение

Количество проституток

1. Аронович Елизавета

Мещанка

8

2. Абрамович Малка

Крестьянка

7

3. Андреева Александра

Крестьянка

6

4. Бабенкова Елизавета

Крестьянка

19

5. Бобович Роха

Мещанка

8

6. Захир Вера

Мещанка

4

7. Захир Бейла

Мещанка

3

8. Захир Надежда

Мещанка

3

9. Зенкова Мария

Мещанка

7

10. Зарубина Елизавета

Мещанка

9

11. Ижболдина Вера

Мещанка

7

12.Савельева Анна

Крестьянка

6

итого




87

^ Таблица составлена по: ГАТО. Ф. 3. Оп. 40. Д. 221. Л. 10-12.

Согласно сведениям врачебно-полицейских комитетов, средний возраст работниц публичных домов составлял, как правило, от 17 до 29 лет. Подавляющее большинство из них составляли девушки крестьянского происхождения. Так, в 1908 г. в Красноярске насчитывалось 63 проститутки (в домах терпимости – 34 (54 %), одиночек – 29 (46 %), из них крестьянок – 47 (74,6 %) [13].

^ Таблица № 4

Сведения о социальном составе проституток в Красноярске


(январь 1908 – август 1908 гг.)

Хозяйка дома терпимости



Количество проституток

Соц. состав проституток

Крестьянки

Мещанки

1. Лебедева Анастасия Васильевна

6

5

1

2. Подрюзова Анна Григорьевна

4

2

2

3. Истомина Акулина

6

5

1

4. Шурыгина Анна Игнатьевны

4

4

-

5. Каторгина Мария Федоровны

1

1

-

6. Понятовская Васса Ивановна

3

2

1

7. Конокотина

5

3

2

8. Старикова Дарья

3

2

1

9. Роун

2

1

1

Одиночки

29

22

7

Итого

63 (100%)

47 (74,6 %)

16 (25,4 %)

^ Таблица составлена по: АААКК. Ф. 112. Оп. 1. Д. 15. Л. 6.

Очень немногие проститутки решались оставить свое ремесло. Не имея образования, профессии, поддержки семьи, сделать это было крайне сложно. В рапорте городского врача, освидетельствовавшего проституток Томска, отмечено, что всего в городе на январь 1901 г. было зарегистрировано 185 проституток. И только троих из них взяли на поруки с обязательством больше не заниматься этим ремеслом [14].

Интересно, что в Сибири на проституцию не всегда смотрели как на социальное зло. К примеру, в городах Дальнего Востока это занятие было единственной возможностью заработать для женщины, позволяло ей не умереть от голода. Женщина-врач Анна Николаевна Бек вспоминала, как после Февральской революции 1917 г. в Чите она получила приглашение посетить собрание проституток. Это приглашение заинтересовало ее, и она решила идти, однако, опасаясь неприятных инцидентов, пригласила для сопровождения брата Николая: «При прибытии мы вошли в огромную комнату, я была поражена большим количеством проституток, которые там собрались. Молодые девочки занимали стулья в несколько рядов… Было ясно, что они ожидали меня. Женщина средних лет, не похожая на проститутку, открывала встречу. Вероятно, это была жена содержателя публичного дома. Она говорила о декретах новых властей, по которым публичные дома подлежали закрытию. Хотела пробудить жалость к «бедным молодым девочкам, которые хорошо живут здесь, в то время как их хотят выставить на улицу, обречь на голод и нищету». Повернувшись ко мне, она попросила, чтобы я ходатайствовала, подала прошение о том, чтобы декрет был отменен. После нее, красивая молодая женщина рассказала, что она закончила шесть классов гимназии. После смерти матери у нее совсем не было денег, она не знала, как и где работать, смогла устроиться только в этом учреждении. Когда мне дали слово, я выразила свое отрицательное отношение к их позорной жизни. Я информировала их, что правительство не преследует цели выгнать их на улицу, а, скорее всего, будут открыты общества помощи, которые помогут им начать честную трудовую жизнь. После моей речи наступила тишина. Встреча закончилась. По их удрученным лицам я видела, что они не ожидали такого от меня» [14].

Публичные дома существовали в России до 1917 г. Общественность не раз поднимала вопрос о несостоятельности домов терпимости как меры общественного здравоохранения. Кроме того, легализованная проституция оказывала деморализующее влияние на население: «На нее перестают смотреть, как на позор, не только мужчины, но и женщины. Она начинает представляться всем не уродливым явлением, но нормальным» [15].

Врач и одна из участниц женского движения в России М.И. Покровская специально исследовала проституцию как социальное явление. Она изучала дневники проституток, провела опрос и обследование пациенток Калинкинской больницы, посвятила теме проституции несколько работ: «О жертвах общественного темперамента» (1902 г.), «Врачебно-полицейский надзор за проституцией способствует вырождению народа» (1902 г.), «Борьба с проституцией» (1900 г., 1902 г.). Мария Ивановна пришла к выводу, что единственным эффективным средством борьбы с проституцией должна стать «единая половая мораль» в отношении женщин и мужчин.

В 1909 г. Покровская от имени Санкт-Петербургского клуба Женской прогрессивной партии направила министру внутренних дел записку с требованием запретить врачебно-полицейский надзор за проституцией: «Наука выяснила, что осмотры проституток не могут предупреждать распространения венерических болезней. На международных конференциях доказано, что врачебно-полицейский надзор за проституцией способствует развитию международной торговли женщинами. Санкт-Петербургский клуб Женской прогрессивной партии признавая, что врачебно-полицейский надзор за проституцией оскорбляет и унижает человеческое достоинство женщины, часто толкает их на путь проституции, содействует развитию международной торговли женщинами, сводничества и развращению молодежи обоего пола, поручил Совету старейшин клуба ходатайствовать перед Вашим высокопревосходительством о содействии отмены означенного надзора» [16].

К числу обществ, боровшихся с системой полицейского надзора за проституцией, относилось Российское общество защиты прав женщин (1900 г.). Общество открыло несколько отделений: в Баку, Одессе, Ростове-на-Дону, Саратове, Иркутске и др. городах. Представители Общества дежурили на врачебно-полицейских смотровых пунктах. Их задача состояла в том, чтобы оказывать возможную помощь проституткам и тем, которые еще не были зарегистрированы. Первых старались вернуть на честный путь, вторых – удержать от окончательного падения. Многочисленные благотворительные общества и организации организовывали мастерские, где женщинам предоставлялась работа, общежития и приюты, дешевые столовые и воскресные собрания, на которых с помощью публичных чтений, литературных изданий и периодической печати разъясняли последствия и вред проституции.

В 1910 г. в Санкт-Петербурге состоялся Всероссийский съезд по борьбе с проституцией. В работе съезда приняло участие около трехсот человек – представителей медицинских, юридических, благотворительных, феминистских организаций и обществ, общественных организаций и официальных кругов, просветительских и учебных заведений. Съезд осудил регулирование проституции государственными органами, выступил в поддержку практики прохождения добровольного медицинского освидетельствования и лечения и защищал необходимость принятия законов, запрещающих проституцию. М.И. Покровская поставила вопрос о потребителе проституции – мужчине, призвала общественность выступить за введение обязательного осмотра посетителей публичных домов, именовать их «проститутами» и применять к ним санкции вплоть до уголовных [17].

Сибирская общественность не вела широкой борьбы ни с самой проституцией, ни с врачебно-полицейским надзором за ней, как в Европейской России. Женских обществ с такой направленностью в Сибири практически не существовало. Лишь в Томске в 1904 г. было создано Общество защиты женщин «Пчельник». Оно находилось под патронажем жены губернатора. Общество имело богадельню для призрения женщин, в 1912 г. в ней находилось 43 женщины [18]. При организационной неоформленности женского движения, энергия наиболее активных деятельниц женского движения была направлена на борьбу за доступ к образованию, к квалифицированному труду, решение острых социальных проблем: помощь бедным, переселенцам, благотворительность.


Примечания

  1. Безобразов П.В. О современном разврате / П.В. Безобразов. - М.: Печатня А.И. Снегиревой, 1900. – С.33

  2. Бентовин Б. Торгующие телом (очерки столичной проституции) /Б. Бентовин // Русское богатство – 1904 - № 11-12 - С. 46.

  3. Шашков С.С. Очерк истории русской женщины. / С.С. Шашков. - СПб., 1872. - С. 265.

  4. Энгельштейн Л. Ключи счастья: секс и поиски путей обновления России на рубеже XIX и XX вв. / Л. Энгельштейн // М.: Терра, 1996. - С. 49.

  5. Потанин Г.Н. Письма. Т. 2. / Г.Н. Потанин // Иркутск: Изд-во Иркутск. Университета, 1988. - С. 108.

  6. Обзор Иркутской губернии за 1914 г.- Иркутск: Губернская типография, 1916. - С. 42.

  7. Зверев В. А. Признаки дезорганизации общинной и семейной жизни в сибирской деревне конца XIX – начала XX века / В.А. Зверев. // Община и семья в сибирской деревне XYIII – начала XX вв.: Межвузовский сборник научных трудов. - Новосибирск: Изд-во НГПИ, 1989. - С. 73.

  8. Быкова А.Г. «Древнейшая профессия» в истории сибирских городов (конец XIX – начало XX вв.) / А.Г. Быкова. // Городская культура Сибири: история и современность: Сборник научных трудов. - Омск: ОмГПУ, 1997. - С. 115.

  9. Панов А.А. Сахалин как колония. Очерки колонизации и современного положения Сахалина / А.А. Панов.- М.: Типография товарищества И.Д. Сытина, 1905. - С.88.

  10. Там же. С. 210.

  11. Цит.по: Зверев В. А. Признаки дезорганизации … С. 74

  12. Крутовский В. Сифилис в России и Сибири и проекты борьбы с ним / В. Крутовский // Сибирский сборник – 1896 - Вып.1. - С. 14.

  13. АААКК. Ф. 112. Оп. 1. Д. 15. Л. 6.

  14. ГАТО. Ф. 3. Оп. 40. Д. 221. Л. 10-12.

  15. Rassweiler I. The Life of a Russian Woman Doctor/ Indiana University Press, 2004.

  16. Покровская М.И. Врачебно-полицейский надзор за проституцией способствует вырождению народа / М.И. Покровская. - СПб.: «С.-Петербургская электропечатня», 1902. - С. 95.

  17. Ариян П.Н. Первый женский календарь на 1909 г. / П.Н. Ариян. - СПб.: Типография т-ва «Общественная польза», 1909. – С. 152.

  18. Покровская М.И. Вопрос о дешевых квартирах для рабочего класса / М.И. Покровская. // Вестник Европы – 1901 - Кн. 7 - Т. 4 - С. 188.

  19. Быкова А. «Древнейшая профессия» …С. 117.



Похожие:

Главная страница сайта iconПример разработки сайта-визитки (главная страница+4 страницы)
Наполнение (верстка) контекстной страницы с набором текста и вставкой фотографий
Главная страница сайта iconПутеводитель по сайту Федерального Государственного Образовательного стандарта второго поколения: главная страница
Ности получения информации о ходе реализации фгос второго поколения, о законодательной базе, об имеющихся разработках, проблемах...
Главная страница сайта iconЖурнал «Вопросы интернет образования» №7
Содержание сайта, оформление сайта, основные требования к сайту, авторские права, оптимизация сайта, размещение сайта, продвижение...
Главная страница сайта iconЭвакуация при пожаре
Главная | english | новости | услуги | семинар ппбс | download | о нас | карта сайта
Главная страница сайта iconГолгофа Достоевского Ноябрь 2007 Содержание номера Главная страница номера
...
Главная страница сайта iconПрава и обязанности членов редакции сайта
Редакция сайта проводит установочные и итоговые заседания по вопросам работы сайта
Главная страница сайта iconПавел амнуэль все законы вселенной
И тогда откроется новая страница истории человечества – страница, которая будет для нас словно солнечный свет для новорожденного
Главная страница сайта iconИсточник – вебсайт «Mac versus pc», стартовая страница сайта
Много реже в нашей стране (это можно увидеть хотя бы по числу откликов в поисковых системах Интернета) в качестве проблемы рассматривается...
Главная страница сайта iconДокументы
1. /vsn_353_86/ВСН 353 - 86/! Что такое ВСН 353-86.txt
2. /vsn_353_86/ВСН...

Главная страница сайта iconСтраница программы «Белок»
При наведении мыши на ступень меню, она окрашивается в темно-зеленый цвет, благодаря чему мы точно видим на какую ступень навели....
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов