К вопросу о готовности к переселению и адаптивном потенциале российского крестьянства в пореформенный период icon

К вопросу о готовности к переселению и адаптивном потенциале российского крестьянства в пореформенный период



НазваниеК вопросу о готовности к переселению и адаптивном потенциале российского крестьянства в пореформенный период
Дата конвертации30.11.2012
Размер99.93 Kb.
ТипДокументы

Чуркин М.К.

г. Омск, ОмГПУ

К ВОПРОСУ О ГОТОВНОСТИ К ПЕРЕСЕЛЕНИЮ И АДАПТИВНОМ ПОТЕНЦИАЛЕ РОССИЙСКОГО КРЕСТЬЯНСТВА В ПОРЕФОРМЕННЫЙ ПЕРИОД

Одним из существенных моментов, связанных с изучением переселенческого движения из Европейской России в Западную Сибирь (наиболее востребованную в земледельческом отношении) является вопрос о результатах адаптационного процесса. Известно, что по истечению довольно продолжительного времени часть переселенцев становилась полноправным сегментом сибирского социума, втягиваясь в хозяйственную жизнь региона, обустраивая там свои хозяйства, добиваясь экономического успеха. По констатации исследователей «эта группа своим бодрым настроением и здоровым видом производила самое лучшее впечатление» [1].

Вместе с тем существовал и значительный пласт переселенцев, не приспособившихся по целому ряду причин к условиям своего нового проживания. Эти мигранты вследствие наступившей дезадаптации элиминировались из популяции и вынуждены были либо влачить жалкое существование в границах региона проживания, либо возвращаться на родину. Общероссийская статистика обратных переселений свидетельствует, что в 1880-е-начале 1890-х гг. ежегодно возвращалось на родину порядка 3,0 – 4,0 % всех прошедших в Сибирь; за 5 лет с 1894 по 1898 гг. число обратных мигрантов возросло до 13,0 %, а в начале ΧΧ в. оно составило уже 18,8 % всего переселенческого движения за Урал [2]. В типично земледельческих губерниях Европейской России – Курской, Воронежской, Орловской и Тамбовской процент обратных переселенцев на рубеже ΧΙΧ – ΧΧ вв. достигал 22,0 [3].

Оперируя данными об обратных переселениях можно высказать предположение, сообразно с которым значительная часть миграционного контингента испытывала реальные затруднения адаптационного характера. Согласно статистическим сведениям, касающимся переселенцев в различные местности Сибири из черноземной полосы Европейской России, например, следует, что из полумиллионной партии мигрантов, уроженцев Курской, Орловской, Тамбовской, Орловской губерний, порядка 100 000 душ обоего пола (23,0 – 24,0 %) не смогли приспособиться к условиям региона водворения. Отметим при этом, что приведенные данные носят ориентировочный характер, подчёркивают главным образом тенденцию, поскольку, во-первых, учёт миграционных потоков (прямого и обратного движения) начал производиться в Российской империи лишь с середины 1880-х гг.; во-вторых, изменения в сознании людей, в том числе происходившие под влиянием разнообразных внешних факторов в ходе адаптационного цикла, часто не поддаются каким-либо расчётам. Можно лишь предположить, что наряду с потерпевшими полных крах переселенцами и мигрантами, не имевшими в Сибири прочного юридического и фактического устройства, существовала достаточно широкая прослойка земледельцев, процесс адаптации которых проходил со значительными затруднениями.


Принимая во внимание обстоятельства, в соответствии с которыми водворение и обустройство мигрантов Европейской России в земледельческих местностях Западной Сибири было сопряжено с преодолением комплекса адаптивных барьеров, определяющее влияние на темпы и результаты адаптации оказывала степень потенциальной готовности крестьянского контингента к совершению акта переселения.

В настоящем исследовании автор сосредоточился главным образом на тех сюжетах, которые, за некоторым исключением использовались ранее лишь в качестве иллюстраций «бедственного» положения земледельческого населения Европейской России, аргументов в пользу «отсталости» крестьянства: физическом здоровье и его факторах. Своеобразным императивом к исследованию послужили результаты осмотра новобранцев, относившиеся к периоду с 1874 по 1906 гг., т.е. времени начала массового переселения на восточные окраины России.

По имеющимся статистическим данным с 1874 по 1883 гг. в Европейской России из 7,5 млн. призывников было забраковано 32,87 %, причем 16,34 % по невозмужалости, 15,04 % по болезненному состоянию и физическим недостаткам, 1,49 % по малорослости [4]. В отчете медицинского департамента за 1877 год сообщалось, что на 520 221 человек, принятых на воинскую службу, 25,4 % призывников обладали различными физическими отклонениями, 18,1 % не имели общих признаков возмужалости. Из 1 400 000 мальчиков, родившихся в 1855 г. через 20 лет, к 1876 г. в живых осталось только 610 000. Из них 110 000 страдали от хронических болезней, а 100 000 не достигли к 20 годам возмужалости [5]. Не изменилась кардинально общая картина и в следующий хронологический отрезок (1884-1889 гг.). Из осмотренных врачами в воинском присутствии молодых людей годными к воинской службе было признано 61,2 %. Отсрочку по слабосилию и невозмужалости получили 13,5 % призывников, освобождение от действительной службы по болезням и телесным недостаткам – 17,3 % [6]. В целом, по 50 губерниям Европейской России к набору в регулярные части действующей армии за хронологический отрезок с 1874 по 1903 гг. было призвано 20 064 000 человек, из которых в разряд забракованных медицинскими комиссиями воинских присутствий по недостатку роста, болезням, физическим недостаткам, а также получивших отсрочки по невозмужалости переведено 8,3 % всего прибранного контингента [7].

Правительственные отчеты о состоянии народного здравия и организации врачебной помощи в России в первое пятилетие ХХ века лаконично свидетельствуют о медленном, но динамичном снижении физического потенциала новобранцев. Так, в 1904 г. военными присутствиями были признанными негодными к строевой службе по состоянию здоровья 9,8% призывников, а в 1905 г. этот процент вырос до показателя в 10,4 [8].

Следует добавить, что из всей массы забракованных призывников, непригодных к отбыванию воинской обязанности в силу физических недостатков и различных болезней насчитывалось в первое десятилетие 6,4 %; во второе десятилетие — 7,7%; в третье десятилетие — 10,3% [9].

Благодаря систематической работе с новобранцами, исследователям удалось установить основные причины и группы болезней призывного контингента, связав их не столько с сиюминутными проблемами организации действующей армии, сколько с социально-экономическими условиями развития аграрного сектора экономики в Российской империи и отдельных ее регионов, а также уровнем медико-санитарного обслуживания и образования в стране. Так, например, регулярно публиковавшийся на страницах Военно-медицинского журнала младший врач 39 пехотного Томского полка Н.Ф. Войцеховский, рассуждая о причинах неспособности новобранцев к воинской службе и признавая отрицательное влияние на солдат неудовлетворительного питания и тягот казарменного содержания, все же отмечал, что крестьяне, составлявшие костяк армии оказывались в сравнительно лучших бытовых условиях, нежели дома, а непригодность их к службе определялась телесными недостатками в момент их прибытия в часть. По данным Н.Ф. Войцеховского, процент лиц уволенных из рядов вооруженных сил стабильно увеличивался по следующим основаниям: слабость телосложения, невозмужалость, болезни внутренних органов (ст. ІІ); телесные недостатки (ст. ІІІ). Таким образом, резюмирует автор, 39 Томский пехотный полк потерял за 11 лет по ІІ статье 4,75%, а по ІІІ статье 10% личного состава [10]. Аналогичные статистические выкладки обнаруживаются и по другим воинским подразделениям. Например, согласно расчетов младшего врача Н.А. Бессонова в 1892 г. в Селенгинском полку на 763 прибывших новобранца были уволены по болезням и телесным недостаткам 31 человек (4,06%) личного состава подразделения [11]. В Тамбовском воинском присутствии было подвергнуто медицинскому освидетельствованию 1338 человек, из которых 40 человек были полностью освобождены от воинской службы, 211 получили отсрочку по физическому недоразвитию, 96 человек отправлены на испытание, лечение или переосвидетельствование, 89 человек зачислено в ополчение и лишь 912 принято на службу. В общей сложности, негодных к исполнению воинской повинности оказалось порядка 30 человек на 1000 призванных. Еще более тревожной выглядела картина в Козловском уезде, где число непригодных к воинской службе составляло 102 человека на 1000 осмотренных медицинскими комиссиями [12].

В свете обнаружения глубинных причин физической неспособности широкого круга призываемой к несению воинской службы молодежи, необходимо сказать о группах болезней, наиболее часто фиксируемых воинскими присутствиями во время осмотра новобранцев. Данные о болезнях, ограничивавших призыв в действующую армию содержались, как правило, в отчетах младших врачей и после обработки включались в официальную статистику. Согласно правительственному отчету о состоянии народного здравия и организации врачебной помощи в России за 1904 г. общим порядком по 50 губерниям Европейской России подверглось медицинскому освидетельствованию 702 542 призывника из которых полностью неспособными было признано 68 981 человек, зачислено в ополчение и нестроевые части 69 582 человека, получили отсрочку по невозмужалости 85 953 новобранца [13]. Наибольшая доля заболеваний, исключавших вероятность принятия на службу приходилась на болезни органов зрения – 10 221 новобранец (13,6%), бугорчатку легких и болезни органов дыхания – 5 623 (7,5%), болезни сердца и сосудов – 5 191 (6,9%), болезни органов слуха – 5 179 (6,9%), суставов – 4 897 (6,5%), рубцы – 4 687 (6,2%), грыжи – 4 539 (6,0%). Остальная масса призывного контингента браковалась главным образом по физической неразвитости, малому росту и недостаточному объему груди [14]. Показательно, что приведенный ряд болезней, которыми страдал призывной элемент, отличался устойчивостью и был характерен для призывных кампаний прошлых лет. Так, по статистическим данным за 1901 г. болезни органов зрения и дыхания абсолютно превалировали среди других причин увольнений, составляя 32,7% всех выявленных заболеваний [15].

Таким образом, представленные статистические сведения медицинских освидетельствований призывного контингента в России красноречиво говорят о физической неспособности значительной части молодых людей (главным образом из крестьян) к несению воинской службы, что косвенно свидетельствует и о невозможности выполнения этой частью общества тяжелых физических работ, связанных с хозяйствованием на земле. Совершенно очевидно, что данная часть населения, объективно втягиваемая в переселенческий процесс пореформенного времени, вряд ли могла рассматриваться в качестве надежного миграционного элемента.

Исследовательские усилия представителей военной медицины нашли отклик, прежде всего, в кругах своих земских коллег, регулярно обращавших внимание на основные причины ухудшения физического здоровья населения. Земские врачи С.А. Дедюлин, В.М. Обухов, Д.Н. Жбанков, А.И. Шингарев, С.Н. Караманенко в работах, относившихся к 1880-м гг. XІX - началу XX вв. констатировали стабильное снижение уровня жизни сельского населения, который проявлялся, прежде всего, в ухудшении качественного состава питания крестьян, и, как следствие, развитие роста заболеваний костной системы и органов пищеварения на фоне традиционного эпидемиологического неблагополучия русской деревни, антисанитарного состояния жилищ и дворов, инспирировавших чудовищную смертность населения, в том числе детскую [16].

В результате накопления сведений о состоянии крестьянских хозяйств и сельского населения черноземной полосы России, в том числе с опорой на итоги медицинского обследования народных масс по губерниям, появляются сенсационные статьи, посвященные вопросу о наметившейся тенденции к физическому вырождению сельского населения типично земледельческих губерний Европейской России. Наиболее категоричные в этом отношении суждения, безусловно, принадлежат перу М.М. Белоглазова, отмечавшему, что «…если бы когда-нибудь состоялась выставка типичных по губернии России больных, то экспонат Тамбовской губернии имел бы такой облик: трясущийся в лихорадочном ознобе, изъеденный сифилитическими рубцами, глухонемой, слепой, слабоумный с искривленным позвоночником субъект» [17].

Косвенным подтверждением неблагополучной медико-демографической ситуации в России вообще и в Черноземном Центре в частности, стала реакция властей. К деятельности Русского общества охранения народного здравия помимо представителей медицины подключились Великие князья – Владимир Александрович, Алексей Александрович, Сергий Александрович, член Государственного Совета Н.С. Абаза, министр финансов С.Ю. Витте. На рубеже ΧΙΧ – ΧΧ вв. образовался ряд специальных учреждений, призванных устранить или амортизировать причины неблагоприятных явлений в области физического здоровья сельского населения России. К ним относились, учрежденная в 1897 г. Комиссия по распространению гигиенических сведений среди населения, Комиссия питания (1899 г.), и, наконец, Высочайше учрежденная 16 ноября 1901 г. Комиссия по исследованию вопроса о движении с 1861 по 1900 гг. благосостояния сельского населения средне-земледельческих губерний сравнительно с другими местностями Европейской России.

Таким образом, именно в области крестьянской экономики и быта сельского населения страны, на наш взгляд, и надлежит искать ответ на вопрос о причинах низких физических кондиций призывного контингента, тем более, что остов Российских вооруженных сил составляли преимущественно лица крестьянского сословия – 85,26 % всего личного состава [18].

Подводя общий итог, необходимо признать, что вторая половина ΧΙΧ – начало ΧΧ вв., объективно совпавшая с началом массовых крестьянских миграций за пределы Европейской России, в том числе и в земледельческие местности Сибири, вряд ли может быть признана благоприятной эпохой для народной колонизации восточных окраин империи. Темпы и эффективность приспособления мигрантов к условиям нового региона были подчинены адаптивной ситуации, характеризовавшейся сложными природно-географическими условиями, своеобразием социальной-этнической среды, что само по себе выдвигало повышенные требования к адаптационным механизмам. Статистика обратных переселений и внутрирегиональных ремиграций в соотнесении с физическими возможностями и состоянием здоровья среднего мигранта косвенно подтверждает тезис об изначально невысоком потенциале переселенческой массы, отдельных семей и индивидуумов, в плане их готовности выступить в регионе в качестве мощной колонизующей силы.


Примечания

  1. См. например: Материалы для изучения быта переселенцев, водворенных в Тобольской губернии за 15 лет (с конца 70-х по 1893 г.). Т.1. Историко-статистическое описание 100 поселков. М., 1895. С.392; Кравченко А.И. Исследование А.А. Исаевым крестьянских миграций // Социс. 1999. № 9. С.21.

  2. Головачев П.Н. Сибирь. Природа, люди, жизнь. М., 1905. С. 206-215.

  3. Турчанинов Н. Итоги переселенческого движения с 1896 по 1909 гг. СПб., 1910. С.2-9.

  4. Белоглазов М.М. Вырождение населения Тамбовской губернии // Вестник общественной гигиены, судебной и практической медицины. 1905. Октябрь. С.1520.

  5. Там же.

  6. Маресс Л.Н. Пища народных масс в России // Русская мысль. 1893. № 10. С. 67.

  7. Подсчитано автором по: Материалы Высочайше учрежденной 16 ноября 1901 г. Комиссии по исследованию вопроса о движении с 1861 по 1900 гг. благосостояния сельского населения средне-земледельческих губерний, сравнительно с другими местностями Европейской России. СПб, 1903. Ч.1.

  8. Отчет о состоянии народного здравия и организации врачебной помощи в России за 1904 г. СПб., 1906. С.279.

  9. Подсчитано автором по: Жбанков Д.Н. Физическое развитие призывников к отбыванию воинской повинности // Медицинская беседа. 1904 №7-8 С.195.

  10. Войцеховский Н.Ф. Неспособность новобранцев к военной службе, обнаруженная по прибытию их в часть // Военно-медицинский журнал (далее ВМЖ). 1897. №9. С.360-362.

  11. Бессонов Н.А. О мерах к уменьшению числа неспособных к службе новобранцев \\ ВМЖ. 1895. №3. С.154.

  12. Белоглазов М.М. Указ. соч. С.1512-1514.

  13. Отчет о состоянии народного здравия и организации врачебной помощи в России за 1904 г…С.279-280.

  14. Там же. С.281.

  15. Минц В.Ш. Почему не все число новобранцев оказалось годным к военной службе, несмотря на принимаемые меры к устранению этого явления // ВМЖ. 1906. № 5. С.58.

  16. Дедюлин С.А. Указ. соч; Обухов В.М. Экономические причины смертности и вырождения крестьянского населения Воронежской губернии // Журнал русского общества охранения народного здравия. 1895. № 1; Жбанков Д.Н. Указ. соч; Шингарев А.И. Заболеваемость населения Воронежской губернии (1888-1902). Воронеж, 1906; Караманенко С.Н. О санитарном значении отхожих промыслов в России // Журнал русского общества…1895. № 2.

  17. Белоглазов М.М. Указ. соч. С.1518.

  18. Статистический временник Российской империи. Серия ІІІ. Выпуск 12. Всеобщая воинская повинность в империи за первое десятилетие 1874-1883. СПб., 1886.С.130.




Похожие:

К вопросу о готовности к переселению и адаптивном потенциале российского крестьянства в пореформенный период iconВ пореформенный период
Основных Законах закрепленные, побудило верховную власть к приведению юридических формулировок в соответствие как с уже успевшим...
К вопросу о готовности к переселению и адаптивном потенциале российского крестьянства в пореформенный период iconУрок по теме «ссср и Германия накануне войны: мифы и правда»
Помочь учащимся выявить степень готовности Германии и СССР к войне. Сформировать личностную оценку по вопросу было ли внезапным нападение...
К вопросу о готовности к переселению и адаптивном потенциале российского крестьянства в пореформенный период iconУважаемые коллеги! Сектор истории культуры Российского Зарубежья Российского института культурологии проводит заочный международный научный коллоквиум «Перспективы изучения истории культуры Российского Зарубежья»
Целью коллоквиума является поиск и определение актуальных задач современного гуманитарного и социального знания, анализ и разработка...
К вопросу о готовности к переселению и адаптивном потенциале российского крестьянства в пореформенный период iconРуководителям органов, осуществляющих управление в сфере образования муниципальных районов и городских округов Нижегородской области Руководителям государственных общеобразовательных учреждений
В связи с многочисленными обращениями администраций общеобразовательных учреждений по вопросу организации учебного процесса первоклассников...
К вопросу о готовности к переселению и адаптивном потенциале российского крестьянства в пореформенный период iconПреемственность в системе музыкального
В концепции модернизации российского образования на период до 2010 года, говорится о необходимости воспитания культурного человека,...
К вопросу о готовности к переселению и адаптивном потенциале российского крестьянства в пореформенный период iconЗнание – сила! Учредитель моу оош№9 г. Баксана. Выходит ежемесячно. №2 Февраль 2012 г
В целях воспитания детей в духе патриотизма, формирования у них активной жизненной позиции и готовности к защите своего Отечества...
К вопросу о готовности к переселению и адаптивном потенциале российского крестьянства в пореформенный период iconТеоретические аспекты «готовности к школьному обучению» Классики отечественной психологии
Готовность к обучению в школе складывается из определенного уровня развития мыслительной деятельности, познавательных интересов,...
К вопросу о готовности к переселению и адаптивном потенциале российского крестьянства в пореформенный период iconДоговор о сотрудничестве
Законами РФ и кбр «Об образовании», «Концепцией модернизации российского образования на период до 2010 года», Национальной доктриной...
К вопросу о готовности к переселению и адаптивном потенциале российского крестьянства в пореформенный период iconГосударственное образовательное учреждение Тверской областной институт усовершенствования учителей учебно – методический центр курсовая работа программа предпрофильного элективного курса по химии
В связи с этим в «Концепции модернизации российского образования на период до 2010 г.» планируется перевести старшую школу на профильное...
К вопросу о готовности к переселению и адаптивном потенциале российского крестьянства в пореформенный период iconПротокол №4 Заседания Управляющего Совета моу сош №2 29 декабря 2009 г
По 1 и 2 вопросу слушали директора школы Зябликову И. В., которая познакомила членов Управляющего Совета с результатами профессионального...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов